×
Полная версия сайта
Материк

Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

https://materik.ru/analitika/voenyekspertu-o-noveyshey-cerkovnoy-i/
Новости
19 апреля
16 апреля
15 апреля
14 апреля
13 апреля
12 апреля
9 апреля
8 апреля
Военэксперту — о новейшей церковной истории
17:12 , 30 Март 2021
451
0

В эти дни Великого Поста  мне прислали ссылку на текст военного эксперта Владислава Шурыгина, где он яростно нападает … на Русскую Православную Церковь. Вынужден отреагировать, тем более, что с автором мы как-то пересекались на одном из круглых столов в Орле, 5 лет назад.

Мне всегда было интересно мнение Шурыгина, когда он писал свои замечательные статьи, давал многочисленные комментарии по военной тематике. У меня не было причин оспаривать написанное им, поскольку военная тематика — не мой профиль. Думаю, что если бы стал говорить ему о том, какие виды бронетехники, истребители или боевые корабли нужны нашей армии и флоту, он заявил бы, что я — дилетант, и моё мнение никому не интересно. И был бы прав.

Но теперь сам Шурыгин вдруг стал «религиоведом» и «экспертом по новейшей церковной истории» и истории вообще, и в соцсетях даже нападает на митрополита Тихона (Шевкунова), обвиняя Владыку в «распространении фейков». Между тем, митрополит Псковский и Порховский  блестяще разбил тезисы о «лапотной дореволюционной России», что и вызвало несдержанную реакцию товарища Шурыгина в социальных сетях.

Тов. Шурыгина возмущает «шквал выступлений и публикаций различных церковных иерархов и просто рядовых священнослужителей» против мозайки с изображением гонителя Русской Церкви Иосифа Сталина в главном храме Вооружённых Сил России и памятника потомственному шляхтичу Феликсу Дзержинскому на Лубянской площади и он приводит в пример «дисциплинированных военных», которые «не проявляют своих политических убеждений», т.к. связаны воинской дисциплиной. Пример неудачный, от слова вообще.

 

Дзержинский и Русская Православная Церковь

В своей записке в Политбюро «железный Феликс» писал:

«Патриарх и его банда… открыто противодействуют изъятию церковного имущества… Сейчас уже более чем достаточно оснований для ареста Тихона и наиболее реакционных членов Синода. ГПУ полагает, что:

1) арест Синода и патриарха вполне своевременен;

2) избрание нового синода не должно быть допущено;

3) всякий священник, сопротивляющийся изъятию церковных ценностей, должен быть отнесен к врагам народа…» (Российский Центр хранения и изучения документов новейшей истории, 5/2/48/36)

 

Вот другая записка «рыцаря революции»:

«Мое мнение: ЦЕРКОВЬ РАЗВАЛИВАЕТСЯ, ЭТОМУ НАМ НАДО ПОМОЧЬ, НО НИКОИМ ОБРАЗОМ НЕ ВОЗРОЖДАТЬ ЕЕ В ОБЫКНОВЕННОЙ ФОРМЕ.

Поэтому ЦЕРКОВНУЮ ПОЛИТИКУ РАЗВАЛА ДОЛЖНА ВЕСТИ ВЧК, а не кто-либо другой. ОФИЦИАЛЬНЫЕ ИЛИ ПОЛУОФИЦИАЛЬНЫЕ СНОШЕНИЯ ПАРТИИ С ПОПАМИ НЕДОПУСТИМЫ. НАША СТАВКА НА КОММУНИЗМ, А НЕ РЕЛИГИЮ. ЛАВИРОВАТЬ МОЖЕТ ТОЛЬКО ВЧК ДЛЯ ЕДИНСТВЕННОЙ ЦЕЛИ – РАЗЛОЖЕНИЯ ПОПОВ». (ЦПА ИМЛ, ф. 76, оп. 1, д. 3546).

Каждый день во время проскомидии перед началом Божественной Литургии в определённый момент службы, вынимая частицы из девятичинной просфоры, священнослужители открывают церковный календарь и поминают святых, память которых совершается в этот день. И календарь, помимо христианских мучеников первых веков, святителей, преподобных, князей — пестрит именами митрополитов, архиепископов, епископов, священников, диаконов, монашествующих и мирян, причисленных к лику святых как Новомученики и Исповедники Российские. Наиболее частые даты смерти: 1918-1922, 1937-1938. И мы понимаем, что жертв большевистских гонений на Церковь гораздо больше, чем те имена, что уже есть в церковном календаре. Кто отдавал приказы их умучить? Ленин, Троцкий, Дзержинский…

Сталин не виноват?

А что же Сталин? Ведь именно он в 1943 году принял политическое решение о возрождении церковной жизни, созыве Поместного Собора и избрании Патриарха. Да и покойного Феликса Дзержинского он называл «троцкистом», что было правдой. Может быть, нам события 1943 года нужно трактовать таким образом, что мудрый Иосиф Джугашвили исправил ошибки троцкиста Дзержинского и самого Троцкого? Однако факты говорят об обратном, а именно — о полной поддержке товарищем Сталиным истребления Русской Церкви.

В конце 1927 г., в политическом докладе на ХV съезде ВКП(б) Коба бросает многозначительное замечание:

«У нас имеется еще такой минус, как ослабление антирелигиозной борьбы».

Планируя своё собственное наступление на Церковь, он пишет о кампании по изъятию церковных ценностей с особым цинизмом:

«Получилась в известной степени такая же комбинация (конечно, с соответствующими оговорками), какая имела место в 1921 г., когда партия во главе с Лениным, ввиду голода в стране, поставила вопрос об изъятии ценностей из церквей на предмет приобретения хлеба для голодающих районов, построив на этом широчайшую антирелигиозную кампанию, и когда попы, уцепившись за ценности, выступили на деле против голодающих масс и тем самым вызвали озлобление масс против Церкви вообще, против религиозных предрассудков, в частности, против попов и их руководителей, в особенности. Были тогда такие чудаки в нашей партии, которые думали, что Ленин понял необходимость борьбы с Церковью лишь в 1921 году (смех), а до того времени он будто бы не понимал этого. Это, конечно, глупость, товарищи. Ленин, конечно, понимал необходимость борьбы с Церковью и до 1921 года. Но дело вовсе не в этом. Дело в том, чтобы связать широкую массовую антирелигиозную кампанию с кровными интересами масс и повести ее таким образом, чтобы она, эта кампания, была понятна для масс, чтобы она, эта кампания, была поддержана массами».

(Сталин И.В. О работах апрельского объединенного пленума ЦК и ЦКК. Госиздат, 1928. С. 28–30).

 

 

 

О чём идёт здесь речь? О голоде в Поволжье в 1921 году. Сталин выставляет здесь духовенство стяжателями, не желавшими помочь народу во время этого бедствия. Обратимся к материалам церковной истории.

Историческая справка.

«Сострадая великому народному горю, святитель Тихон обратился к своей пастве, к Восточным Патриархам, к папе Римскому, к архиепископу Кентерберийскому и епископу Йоркскому с посланием, в котором во имя христианской любви призывал провести сбор продовольствия и денег для вымирающего Поволжья:

«Помогите! Помогите стране, помогавшей всегда другим! Помогите стране, кормившей многих и ныне умирающей от голода. Не до слуха вашего только, но до глубины сердца вашего пусть донесет голос мой болезненный стон обреченных на голодную смерть миллионов людей и возложит его и на вашу совесть, на совесть всего человечества. На помощь немедля! На щедрую, широкую, нераздельную помощь!» В ответ на обращение Патриарха в храмах начались сборы денег для голодающих.

В результате переговоров с А. М. Горьким под председательством Патриарха Тихона был организован «Всероссийский комитет помощи голодающим» (Помгол), в обязанности которого входило распределение помощи голодающим, в том числе и той, что поступала из-за рубежа.»

(Протоиерей Владислав Цыпин, История Русской Церкви, 1917-1997)

Другой церковный историк, прот.А.Щелкачев, говорит (стенограмма лекции):

«сделано было немало и, в сущности говоря, благодаря помощи из-за границы (и только благодаря ей; руководил этими работами известный полярный путешественник Нансен) в конце концов помощь была оказана….Большевистские деятели …, .. почувствовав, что многочисленные общественные деятели …, и самое главное Церковь, благодаря тому, что начинается в комитете помощи голодающим такая организованная помощь, … больше у населения приобретают авторитет, вообще решили повернуть все это дело по-новому и в принципе удалить все небольшевнстские элементы, которые там раньше составляли большинство, из т. н. Помголода (т. е. Комитета помощи голодающим), взять все в свои руки. Но, в сущности, в свои руки они взяли только распределение иностранной помощи. Благодаря именно этой помощи, в общем-то, и было спасено население [Поволжья].» (Новая и новейшая история Русской Православной Церкви, лекции, А. В. Щелкачев, ПСТБИ)

 

Можно снять оклады с икон, можно продать сами иконы. Единственные предметы, не подлежащие отчуждению — это евхаристические сосуды, которые могут использоваться только для служения Божественной Литургии. Они не подлежат выдаче ни при каких обстоятельствах и священнослужители их обязаны защищать ценой собственной жизни. Если священник выдал евхаристические сосуды, он по канонам подвергается прещениям, вплоть до извержения из сана.

Читаем дальше:

«Но вскоре активная деятельность Помгола вызвала решительное недовольство властей, и 27 августа 1921 г. этот комитет распустили декретом ВЦИК, а собранные им денежные средства конфисковали. Вместо него стала действовать государственная «Центральная комиссия помощи голодающим» при ВЦИКе. В декабре эта комиссия обратилась к Патриарху с призывом к пожертвованию ценностей, принадлежащих Церкви, на нужды голодающих. 19 февраля 1922 г. Патриарх Тихон издает новое воззвание к православной пастве, в котором призывает церковно-приходские советы и общины жертвовать для голодающих любые драгоценные церковные украшения, если они не имеют богослужебного употребления.

В газетах, однако, появлялись статьи, обвинявшие церковных иерархов в безразличии к бедствиям народа, хотя российское духовенство, православные миряне ни на один день не прекращали сбор денег, ценностей и продуктов питания. Как оказалось, обвинения и нападки готовили почву появлению 23 февраля декрета ВЦИК о порядке изъятия церковных ценностей, находящихся в пользовании групп верующих. На этот декрет Патриарх Тихон ответил посланием, в котором говорится, что «с точки зрения Церкви подобный акт является актом святотатства… Мы не можем одобрить изъятия из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, священных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами Вселенской Церкви и карается ею как святотатство: миряне — отлучением от нее, священнослужители — извержением из сана (73-е апостольское правило, 10-е правило Двукратного Вселенского Собора).

Послание Патриарха было разослано епархиальным архиереям с предложением довести его до сведения каждого прихода, власти же сочли это нелегальной акцией и ужесточили давление на Церковь.

6 марта митрополит Петроградский Вениамин (Казанский) вместе с юрисконсультом Александро-Невской лавры И. М. Ковшаровым явился в Помгол в Смольный и оставил там заявление, в котором было сказано, что Церковь готова пожертвовать все, но что верующие должны жертвовать добровольно. Митрополит требовал, чтобы во избежание кровавых столкновений в комиссию по изъятию введены были верующие люди, представители духовенства и мирян. Если же власти все-таки решат провести насильственное изъятие, то он, митрополит, благословить насилия не может. Сперва в Помголе благожелательно отнеслись к инициативе митрополита. В газетах появились сообщения о соглашении с Церковью, но через несколько дней все переменилось. Холодный, враждебный прием ожидал представителей владыки в Смольном. Тогда митрополит Вениамин сделал новое заявление в Помгол, настаивая на соблюдении достигнутых прежде договоренностей, однако ответа не последовало. На Пасху митрополит Вениамин обратился к пастве с воззванием сохранять спокойствие, не волноваться. Владыка разрешал жертвовать на голодающих больше, чем Патриарх: ризы со святых икон и сами иконы, за исключением особо чтимых и кроме того, что лежит на святом престоле.

 

 

Комиссии приступили к описи имущества храмов, предстояло изъятие святынь из главных храмов Петрограда. Опасаясь кровопролития, митрополит Вениамин предпринял еще одну попытку уладить отношения с властями и назначил для переговоров с Помголом священников обновленцев Введенского и Боярского. Им удалось добиться некоторых уступок, в частности, возможности заменять равноценным имуществом подлежащие изъятию святыни. Это соглашение напечатали в газете, но комиссия Помгола не соблюдала его, а, наоборот, усилила грабеж особо чтимых святынь Петрограда. Как и везде, возле храмов собирались толпы прихожан, роптали, негодовали, пытались не впускать святотатцев, но власти вызывали милицию и войска, разгоняли беззащитных людей. Эти столкновения послужили поводом для судов над священнослужителями и мирянами, для жестоких приговоров к тюремным срокам и расстрелам.» (Прот.В.Цыпин, История Русской Церкви, 1917-1997)

 

 

Изъятие церковных ценностей. Картина не для слабонервных: красноармейцы выломали Царские врата и восседают  в алтаре на престоле, к которому могут прикасаться только священнослужители.

Что мы видим из этих текстов? Видим, что власти действовали провокационно, все попытки того же митрополита Вениамина в Петрограде уладить конфликт, сделать всё для избежания или сглаживания ситуации были властями проигнорированы. Большевикам нужен был конфликт и кровавые расправы над верующими и духовенством.

Особенно ярко это проявилось в судилищи, устроенном Дзержинским в отношении митрополита Петроградского Вениамина при помощи самых подлых методов.

 

Сталин-прагматик

«Сталин, по существу, внушал народу, что весь мир – это «преисподняя», где все основано на беспощадной борьбе всех со всеми, на циничном эгоизме, не имеющем внутренних ограничений: эгоизме индивидов, партий, классов, наций, корпораций, блоков, лагерей. Можно, таким образом, сказать, что сущность сталинизма – это война. Прав всегда оказывается тот, кто сильнее. Но «сила» включает в себя и полную свободу от убеждений, от принципов, от обязательств, от моральных ограничений. В этом – огромная «сила» Сталина, корень его «побед и достижений». Ни один из его противников или соперников такой полнотой внутренней «свободы», свободы для зла – не обладал.» (Лев Регельсон, «Трагедия Русской Церкви», гл.12)

Изменение религиозной политики Иосифа Сталина в годы Великой Отечественной войны преследовало сугубо прагматические цели. Прекращения гонений на религию требовали союзники по антигитлеровской коалиции. Сталин также прекрасно помнил о результатах переписи 1937 года, согласно данным которой почти 57% жителей Советского Союза назвали себя верующими, 42% населения назвали себя православными, еще 13% – мусульманами, иудеями, представителями разных, в том числе христианских конфессий (см.В.Б. Жиромская, доктор исторических наук, РЕЛИГИОЗНОСТЬ НАРОДА В 1937 ГОДУ, «Исторический вестник», №5, 1, 2000 г.)

И это — несмотря на то, что велась чудовищная антирелигиозная пропаганда, до революции в России было 66 тыс. храмов и часовен, в 1928 г. – 25 тыс., в 1939-м – 1277 храмов всех религий и конфессий на весь Советский Союз. Но большинство граждан страны по прежнему считали себя верующими. Поэтому Сталин весьма скептически относился к возможности уничтожить религию в СССР в течении краткосрочного периода и был вынужден считаться с преобладанием верующего населения среди жителей Советского Союза. И во время войны он нуждался в поддержке религиозных лидеров, имеющих влияние на бОльшую часть граждан страны.

Ещё одной причиной поворота Сталина к религии в годы войны стало массовое открытие немцами храмов на оккупированной территории (нацисты  ненавидели христианство, но были не прочь в тактических целях сыграть на религиозных чувствах населения на оккупированных территориях).

Уверен, что в этом повороте было явлено действие Промысла Божия о Церкви.

Иосиф Сталин так и не стал новым Константином Великим

Священноначалие всеми возможными способами поддержало усилия Сталина по превращению Церкви в мощный геополитический инструмент в православном мире, видя в этом благо. Наивысшей точкой этих усилий стало Всеправославное Совещание 1948 года.

 

Однако ответом со стороны Сталина был новый идеологический поворот. В 1947 г. секретарем ЦК ВКП(б), ответственным за идеологическую работу, стал М. А. Суслов, которому Сталин при назначении посоветовал «не забывать об атеистической пропаганде среди народа», добавив, впрочем, что в настоящее время этот вопрос не самый главный (Алексеев, Штурм небес, с.200)

«В октябре на закрытом заседании секретариата ЦК ВКП(б) специально рассматривался вопрос о взаимоотношениях правительства СССР и Русской Православной Церкви. Секретариат решил держаться «золотой середины»: положение Церкви в государстве должно оставаться стабильным, но у коммунистов не может возникать недоумений относительно мировоззрения членов партии – оно остается атеистическим. Церковь следует использовать в интересах государства, главным образом через ее международные контакты. Молодое поколение необходимо оградить от влияния церковников. Под руководством М. А. Суслова было подготовлено и в сентябре 1948 г. принято постановление «О мерах по усилению антирелигиозной пропаганды»….Вопрос об усилении атеистической пропаганды ставился на съезде комсомола в 1949 г., на пленумах ЦК в 1950 и 1952 гг.» (Прот. Владислав Цыпин. История Русской Церкви. Новейший период)

Многомиллионными тиражами издаётся атеистическая пропагандистская литература. И…вновь начинаются аресты духовенства.

«4 сентября арестовали в четвертый раз архиепископа Оренбургского Мануила (Лемешевского). 16 апреля 1949 г. он был приговорен к 10 годам лишения свободы и этапирован в Мордовию. Местом его заключения стал лагерь в поселке Явас близ города Потьма. В том же лагере отбывал свой десятилетний срок и другой архипастырь – митрополит Нестор (Анисимов),..В 1948 г. арестовали инспектора Московской Духовной Академии Вениамина (Милова), и для него это был далеко не первый арест….В Московской Академии арестован был еще один преподаватель по фамилии Сретенский. Аресты коснулись и студентов. Жертвой репрессий оказался студент второго курса Дмитрий Дудко…В Московской семинарии одной из жертв репрессий стал Петр Бахтин, позже протоиерей, во время Великой Отечественной войны боевой офицер, награжденный орденом Красного Знамени. Вовлеченный в партию, он оставил ее после войны, для того чтобы поступить в семинарию. В парткоме ему сказали: «Мы вас еще найдем. Даже в семинарии». …. Его приговорили к смертной казни, заменив расстрел 25 годами тюремного заключения. Арестован и осужден был известный московский протоиерей Николай Никольский….В 1951 г. арестовали священника московского храма Рождества Христова Иоанна Крестьянкина. Пастырь безукоризненно чистой, святой жизни, необыкновенно добрый и мудрый, он уже тогда был одним из самых почитаемых священников в городе. Это и послужило причиной ареста, хотя официально обвиняли его в том, что на отпусте святого Александра Невского он назвал благоверным князем, что квалифицировалось как «монархическая пропаганда». Отец Иоанн был осужден на пять лет лишения свободы.» (там же)

 

«Во внутренней тюрьме на Лубянке он провел почти год в одиночной камере. Во время допросов его жестоко пытали…. Как-то раз батюшка рассказал нам о своем следователе. Они были ровесниками. В 1950 году им исполнилось по сорок лет. И звали следователя так же, как батюшку, — Иваном. Даже отчество было одинаковое — Михайловичи. Отец Иоанн говорил, что каждый день поминает его в своих молитвах. Да и забыть не может.

— Он все пальцы мне переломал! — с каким-то даже удивлением говорил батюшка, поднося к подслеповатым глазам свои искалеченные руки.»

https://pravoslavie.ru/49909.html

Великое геополитическое поражение Сталина. Битва проиграна, даже не начавшись…

Какова же была причина нового разворота маховика репрессий в отношении Церкви? Здесь, конечно же, следует обратить внимание на самое громкое событие с участием Церкви —  Московское совещание глав и представителей православных церквей, состоявшееся 8—18 июля 1948 г. Это грандиозное мероприятие изначально было запланировано, как новый Всеправославный Собор. Изначально его проведение планировалось с 1 по 10 октября 1947 г. (см.Кострюков А. А. Подготовка московского совещания глав и представителей поместных православных церквей). Среди грандиозных ожиданий советских властей, связанных с собором — признание римо-католичества ересью с осуждением «профашистской линии» папы, переход на новый календарь, осуждение «раскольнической деятельности» глав РПЦЗ и Североамериканской митрополии — Анастасия (Грибановского) и Феофила (Пашковского), именно эти задачи были указаны в докладной записке главы ОВЦС митрополитка Николая (Ярушевича) от 15 марта 1946 года.

 

«При этом митрополит Николай понимал, что церковная ситуация складывается не в пользу подобного грандиозного проекта, и многие решения будут заблокированы. Например, некоторые делегации воспротивятся осуждению митрополитов Анастасия и Феофила, ссылаясь на то, что Вселенские соборы осуждали ереси, а не расколы. Глава ОВЦС опасался также, что на соборе будет поднят вопрос о борьбе с атеизмом, и это поставит Русскую Церковь в неудобное положение. Наконец, архипастырь прекрасно осознавал, что и Константинопольская и Александрийская Церкви не станут искренними союзниками Москвы и выступят против её возвышения, как и против резкой критики Ватикана. Поэтому митрополит Николай предлагал не спешить с созывом собора, но основательнее к нему подготовиться. » (ук.соч)

Любой собор подобного масштаба — это арена геополитического сражения. Особенно в ситуации, когда значительная часть Поместных Правлославных Церквей контролируется геополитическими противниками твоей страны — США  и Великобританией. И, как всякое сражение, оно требует значительных ресурсов, материальных, хозяйственных, кадровых. Так с камими же силами Русской Церкви предлагалось идти на эту битву?

Уже к концу 1946 года стало понятно, что после вала прокатившихся репрессий интеллектуально обескровленная Русская Церковь не может доминировать на таком соборе, не в силах противостоять натиску греческих, сербских и болгарских богословов.  Для решения этой задачи «следовало открыть духовные академии в Ленинграде и Киеве, привлечь к работе «оставшихся в живых» профессоров (Д.И. Введенского, И.В. Попова, И.Г. Айвазова, протоиерея Василия Верюжского), а также некоторых профессоров-изгнанников — В.Н. Лосского из Франции, С.В. Троицкого из Югославии и др.» (там же) Однако, митрополиту Николаю не могло быть известно, что тот же И.В.Попов расстрелян ещё в 1938 году (ныне причислен Русской Церковью к лику святых).  Так же митрополит Николай рекомендовал амнистировать иерархов, репрессированных до 1941 года. Однако, не был услышан. Например, выдающийся русский литургит и канонист, святитель Афанасий (Сахаров) продолжал скитаться по лагерям до 1956 года. Из духовных академий была возрождена только академия в Ленинграде, осенью того же 1946 года.

 

 

Святитель Афанасий (Сахаров) мог бы серьёзно усилить позиции Русской Церкви на Всеправославном соборе, но так и не был освобожден.

Посему, митрополит Николай предложил провести для начала Предсоборное Совещание, на которое Русская Церковь должна была явиться кадрово окрепшей.

 

Всеправославное совещание 1948 года

Само проведение Вселенского Собора в атеистическом государстве выглядело, мягко говоря, необычной идеей, нужно было разрушить представление о Советском Союзе, как государстве, осуществляющем гонения на религию, открыть значимые храмы (хотя бы по пути следования делегации собора!).

Тем не менее, патриарх Алексий I и митрополит Николай (Ярушевич) делали всё для того, чтобы Иосиф Сталин не просто воцерковился, а вошёл в историю Церкви и историю России новым Константином Великим, возглавив Московский Вселенский Собор и произведя тем самым геополитическую революцию, на многие столетия утвердив Москву в качестве Третьего Рима.

Однако, по мере того, как митрополит Николай (Ярушевич) разъяснял положение дел руководителям государства, разъяснял, что необходимо Церкви для выполнения поставленной сверхзадачи, охладевал сам интерес «богоданного вождя» к Русской Православной Церкви. И уже в 1947 году, когда предстоятели Восточных Православных Церквей (каноническая территория которых контролировалась США и Великобританией) отказались ехать на собор, после переноса Всеправославного Совещания на лето следующего года, Сталин понял, что большие политические ожидания, связанные с проведением Вселенского Собора, вряд ли будут выполнены, да и сам собор вряд ли состоится. И — начинает «сливать» церковный проект, давая совет новому идеологу ЦК М.А.Суслову «не забывать об атеистической пропаганде». Мы видим начало противостояния и подковёрных игр по линии «Карпов — Суслов». Есть все основания считать, что если бы возобладала линия курировавшего Церковь русского офицера Карпова, то «Савл стал бы Павлом», Вселенский Собор в Москве состоялся бы, что сформировало бы иную геополитическую реальность и иное государство, простоявшее бы столько же, сколько Империя Ромеев. Но Сталин, увы, предпочёл «остаться над схваткой» между Карповым и жрецом «научного атеизма» Сусловым…

Ситуация уже становилась патовой. А после того, как летом 1948 года восточные Патриархи во главе с патриархом Константинопольским Максимом V, отказались приехать на Всеправославное Совещание, «церковный проект» стал активно сворачиваться. Интересна аргументация считавшегося «промосковским» Константинопольского патриарха Максима:

«Москва послала нам приглашение на “всеправославный собор”,  но  такой  собор  должен  иметь  место  там,  где  его члены свободны от всяких влияний и давлений посторонних элементов, а таковым  в  настоящее  время  Москва  быть  не  может».

 

Патриарх Максим V

Несмотря на это возражение, патриарх Максим направил на Всеправославное Совещание делегацию Константинопольского патриархата. Это стоило ему Патриаршества. В результате спецоперации ЦРУ в октябре того же 1948 года под давлением США  «промосковский» Патриарх Максим V был объявлен «сумасшедшим» и вынужден уйти на покой, и «Вселенским» патриархом был избран агент ЦРУ,  архиепископ Северной и Южной Америки патриарх Афинагор (Аристоклис Спиру) (см.https://ruskline.ru/news_rl/2020/02/10/patriarh_afinagor_byl_zaverbovan_cru), несмотря на отсутствие у последнего турецкого гражданства, обязательного по местным законам. Афинагор был доставлен в Стамбул на личном самолёте президента США Гарри Трумана. Афинагор окончательно превратил Константинопольский патриархат в противовес Русской Церкви в православном мире.

 

Гарри Труман и патриарх Афинагор

Избрание Афинагора перечеркнуло возможность созыва Вселенского Собора в красной Москве. Само это избрание, как и последующая реакция на него Сталина, явилось также следствием недостаточного понимания того факта, что подготовка к такому масштабному мероприятию в условиях острого геополитического противостояния, как тогда, так и в наше время — требует не только выделения мощных ресурсов, это также и схватка спецслужб. Увы, события в Вашингтоне и Стамбуле продемонтсрировали самое активное участие ЦРУ в срыве Всеправославного Собора и разгроме «промосковского лобби» на Фанаре. Уверен, наши спецслужбы также могли оказаться на высоте. Но был ли приказ Верховного?

Факты говорят о том, что в этой геополитической битве президент Труман оказался способным поставить на карту больше, нежели генералиссимус Иосиф Сталин…

Русская Церковь — «отработанный материал»?

И — начинаются аресты священнослужителей, вновь закрываются храмы. Если на начало 1949 года Русская Православная Церковь насчитывала 14 477 приходов, то на протяжении этого года было закрыто 133 прихода, в 1950 году Русская Церковь насчитывала уже 14 344 прихода, и в течении года было закрыто 432 прихода, однако в 1951 году насчитывается уже 13 912 прихода и закрывается 126 приходов, в 1952 году остаётся 13 786 приходов и 231 закрывается, и наконец, в 1953 году остаётся 13 555 приходов, и 133 прихода закрывается. Таким образом, за четыре года, с 1 января 1949 по 1 января 1953 г., Церковь потеряла 1055 храмов.

«На заседании Совета по делам Русской Православной Церкви, состоявшемся 4 марта 1950 г., решено было передать 26 православных храмов под мастерские, клубы, кинотеатры. 30 марта Совет постановил передать еще 8 храмов под клуб, планетарий, водопроводную башню и МТС, 8 мая – еще 25 храмов. В большинстве случаев это были храмы, уже ранее отбиравшиеся у Церкви, но во время войны вновь открытые на оккупированной территории; в соответствующих документах о них говорится как о «незаконно захваченных верующими»» (Прот.В.Цыпин, История Русской Церкви, новейший период)

Большие изменения происходили и среди духовенства. Из приводимых ниже цифр, что начиная с 1950 г. сокращалась его численность, правда, в отличие от довоенных лет в основном это была естественная убыль из-за пожилого возраста, но необходимое количество священнослужителей не восполнялось в должной мере новыми рукоположениями. Если в 1950 году на 14 344 прихода насчитывалось 13 483 священнослужителя, то в 1951 году на 13 912 приходов осталось 12 443 клирика, в 1952 году на 13 786 приходов — 12 318 священнослужителей, в 1953 году на 13 555 приходов осталось 12 089 священнослужителей и далее, после смерти Сталина, эта политика продолжилась, в 1954 году на 13 422 приходов осталось 11 912 клирика (см. прот.В.Цыпин, История Русской Православной Церкви, новейший период)…

Неужели поворот Сталина к Церкви был обусловлен именно прагматическими мотивами? Лев Регельсон допускает и его личные религиозные мотивы, например, пробуждение  страха Божия под влиянием катастрофических неудач, чувства собственного бессилия и непомерной ответственности:

«Такому движению души могло способствовать воспитание, полученное в детстве от верующей матери, и семинарское образование Сталина….Можно ли допустить подобное религиозное движение души у такого человека, как Сталин? Мы думаем, что такую возможность исключить нельзя….Глубина, подлинность и мощь всенародного религиозно-нравственного подъема в годы Великой Отечественной войны свидетельствует о том, что действительно Дух Божий пришел на помощь народам России в тот критический момент, когда решалась судьба человечества. Но если силою обстоятельств Сталин был вынужден этому Духу хотя бы отчасти подчиниться, то тем более страшным становится его духовное преступление в послевоенные годы.» (Лев Регельсон, «Трагедия Русской Церкви», гл.10)

 

Предполагая наличие у вождя личных религиозных мотивов, невольно приходишь к констатации того печального факта, что Сталин был дважды отступником от Православия. Если первое отступничество случилось в годы учёбы в семинарии, когда Сталин отверг Творца Вселенной и стал революционером-безбожником, а второе в конце сороковых, когда не просто стал сворачивать поддержку Церкви, а вновь стал закрывать храмы и репрессировать лучших священнослужителей, таких, как отец Иоанн Крестьянкин.

Именно поэтому Святейший Патриарх Кирилл и благословил удалить такое изображение с мозайки храма в Кубинке. Изображения Сталина есть в музее при храме, и они отображают роль генералиссимуса и его заслуги в победе над фашизмом. Это вызывает яростную реакцию в среде либералов, например, у одного связанного с сектой «альтернитивных православных» клирика, за свои нападки на этот храм, на священные изображения в нём,  заслуженно отправленного в запрет митрополитом Новосибирским Никодимом и подавшим на Владыку, а также на министра обороны России Сергея Шойгу и нашего друга, известного православного общественного деятеля Кирилла Фролова в светский суд.  За спиной этого «альтернативщика», как оказалось, стоит рупор этой секты А.Солдатов. Желаю моему другу Кириллу Фролову победы в этой тяжбе.

Однако, тема историософского осмысления периода правления Сталина именно в храмовом искусстве, и именно в духе Священного Предания Церкви никуда не ушла. Как однозначное прославление Сталина (чего так страстно желает Александр Андреевич Проханов), так и попытки его однозначного осуждения, мазания чёрной краской не дадут нам всей картины. Если идти по пути однозначного прославления, то мы не сможем извлечь никаких уроков из сокрушительных провалов Иосифа Джугашвили. Например, не поймём, как же так получилось, что построенная им геополитическая реальность, Ялтинский мир, оказалась «колоссом на глиняных ногах». Для примера: Рим простоял многие столетия, Восточно-Римская (Византийская) Империя — более 1000 лет, Священная Римская империя германской нации — свыше 1000 лет, Империя Сасанидов — 875 лет, Арабский халифат — свыше 600 лет, Османская империя — 500 лет, Британская империя — 362 года, Российская Империя Петра I — 200 лет. Ялтинский же мир пережил своего архитектора, Иосифа Сталина, всего лишь на 46 лет, после чего начал стремительно разрушаться, и сегодня возглавляемая Джугашвили страна распалась, с его малой родиной — Грузией, принявшей сторону геополитических противников нашей страны, Россия уже успела повоевать, войска НАТО находятся в 136 километрах от Санкт-Петербурга и в 680 километрах от Москвы, а страны, вошедшие в зону протектората Советской России по итогам Великой Отечественной войны, стали самыми злейшими врагами России из всех европейских государств. Почему же Ялтинский мир, созданный Сталиным, оказался столь недолговечным? Это требует самого тщательного осмысления и однозначное прославление Сталина, представление его правления в качестве некоего эталона для будущих поколений стало бы однобоким взглядом на историю, что вновь приведёт нашу страну к катастрофе, гораздо более тяжёлой по последствиям, чем катастрофа 1991 года. Таким же однобоким взглядом на историю стало бы однозначное осуждение эпохи Сталина. Мы не сможем понять всю трагичность этой эпохи, если будем мазать правление Иосифа Джугашвили только чёрной краской. Рассказ о катастрофических ошибках Сталина, о его преступных методах управления страной, о причинах, по которым Россия с середины сороковых и по сей день не может выбраться из демографической ямы будет таким же односторонним без расказа о героических достижениях этой эпохи, в том числе и несомненных заслугах самого Сталина. Нам нужна не только правда об этом периоде истории нашей страны, нам нужна ВСЯ правда, без знания которой будущим поколениям будет невозможно извлекать уроки прошлого. И эта правдивость перед судом Божиим и должна лечь в основу историософского осмысления этого периода в православной иконографии. Тема эта обширная, и надеюсь, что у меня будет возможность написать отдельную статью.

Вывод напрашивается один: статья военэксперта Владислава Шурыгина с нападками на Русскую Православную Церковь является проявлением отсутствия соответствующих компетенций у автора ( и сочувствующих ему лиц) в области новейшей истории Русской Православной Церкви.

Диакон Орловской митрополии Игорь Голиков

consigliere_rpc



Чтобы участвовать в дискуссии авторизуйтесь

Ваш браузер устарел! Обновите его.