×
Полная версия сайта
Материк

Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

https://materik.ru/analitika/pusti-ksendza-v-ogorod/
Новости
25 января
22 января
21 января
20 января
19 января
18 января
15 января
14 января
13 января
«Пусти ксендза в огород…»
13:29 , 29 Декабрь 2020
658
0

Ксендзам удалось обольстить Александра Лукашенко по причине отсутствия у него и правящего класса Белой Руси целостного православного западнорусского мировоззрения

Уважаемые друзья, приближается праздник Рождества Христова и предрождественских дней и хотелось бы перед этим подобрать в кучу все накопившиеся материалы о болезнях в церковной сфере, без освобождения от которых едва ли возможно надеяться на духовное возрождение русского народа (включая белорусов), о спасении наших государств от очередных витков темной Смуты, не говоря уже о выходе на восходящую траекторию.
В прошлый раз мы подробно рассмотрели последние выпады против Церкви и православно-патриотических сил либерально-националистической «внутрицерковной» группировки и ее западных покровителей. Буквально тут же С.Лепин продолжил, не постесняюсь сказать, свою омерзительную антицерковную пропаганду, нацеленную против святых, против православных ревнителей-охранителей и против церковно-государственной симфонии в новой агитке «Два бича». Вначале он солидаризировался с «удивительными словами св.Марии (Скобцовой)» [монахини-эмигрантки, сделавший ряд добрых общественных дел, но своей верой и ее «проповедью» являвшейся не православной, а скорее протестантской модернистской, за что и , взятыми из текста еще одного воинственного обновленца-революционера из Минской епархии клирика Г.Глинского:
«Если в Церковь в постсоветской России придут новые кадры людей, этой властью воспитанные, в какую-то минуту, почувствовав себя церковными людьми, по полной своей неподготовленности к антиномическому мышлению [!] они вскоре станут говорить от имени Церкви, воплощая в себе знак непогрешимости. Отсюда следует своеобразный фундаментализм, мелочный и карательный. Если под воздействием марксистского миропонимания адепты марксизма пылают страстью ересемании и уничтожают противников, то в области православного вероучения они будут еще бо́льшими истребителями инакомыслящих и охранителями ортодоксии [!]… Покровительство со стороны государства медленно внедряет в церковную жизнь нецерковные понятия, подменяет лик Христов, производит смещение планов. Церковная жизнь постепенно перерождается по типу любого человеческого установления, церковь становится ведомством, компрометируется государственными, подчас языческими идеалами. Эта отравленность церковного организма подчас заходит так далеко, что даже церковные иерархи утверждают, например, оправдываемость смертной казни с точки зрения христианства или неразрывность церкви с монархическим образом правления… Христова истина подменяется бесчисленными правилами, канонами, традициями, внешними обрядами. За счет внешнего роста и внешней пышности умаляется внутренняя жизнь и подвиг… Можно сказать одно, – и гонение, и покровительство церкви – два бича, которые в течение двух тысячелетий искажали подлинный путь церковной жизни и будут его, наверное, искажать до самого Страшного Суда».
В данной тираде Скобцовой-Лепина-Глинского ересь сидит на ереси и ересью погоняет. Во-первых, утверждается что «охранительство ортодоксии» – усердная деятельность по выведению из Церкви различных ересей-лжеучений и попраний святых канонов, а из общественной жизни, по возможности, различной безнравственности, бесчестия и разных духовных пороков – не только не является добродетелью, богослужением и богоугождением, но является злом. Во-вторых, – что государство якобы является человеческим установлением, хотя по учению Святых Отцов оно является таким же божественным учреждением и даром человечеству, как и Церковь (равно и сами церковные и государственные власти), отличаясь на земле способом своего осуществления, но со служением общей цели и, наконец, с объединением на небе в едином Царстве Небесном. Злоупотребления? Нарушения своих полномочий? Не устанем повторять – таковые неизбежны и в государстве, и в Церкви. И еще неизвестно, где жестче. Даже если в государстве их больше, то в Церкви они предосудительнее.
В-третьих, покровительство Церкви со стороны государства не является злом, напротив, по учению Святы Отцов, является добром. Мешала ли «внутренней жизни и подвигу» монахов Киево-Печерской Лавры или Константинопольских патриархов «внешняя пышность»?! А вот протестантская «скромность» никак им не помогла! Обмирщение Церкви вполне может происходить и не в условиях покровительства государства, яркий пример – католицизм и протестантство: само их появление на земле явилось результатом обмирщения, которое далее лишь усугублялось, а гонения отнюдь не приводили к вразумлению и духовному воспрятию. Зависит всё здесь от воли священства, ревности и твердости народа и от наличия Божьей благодати, которой в неправославных конфессиях нет, какими бы они ни были «независимыми от государства».
Ну и, наконец, отвержение смертной казни и отрицание богоустановленности монархического правления – это ереси м.Скобцовой и С.Лепина, противоречащие учению Библии и разъяснению Святых Отцов разных веков и народов. А уж противопоставление Христовой истины и «бесчисленных правил», церковных канонов обрядов – это уже вообще за гранью. Впрочем, – в пределах протестантской веры самого Лепина, которую он тут же сам и называет «подлинным либерализмом», одновременно утверждая, что в большинстве его окружает «либерализм наш совковый и неподлинный». Сразу отметим, что под этим и нижеследующим содержанием традиционно подписывается старая знакомая группировка белорусских клириков-обновленцев.
На данных общих положениях С.Лепин не останавливается и развивает свою пропагандируемую либеральную ересь отрицания церковно-государственной симфонии и политического Православия (ненависть к Третьему Риму, православной Империи), переходя к открытой и традиционной для себя хуле на святых, на саму святость церковной канонизации святых. Процитируем: «В эру отсутствия Гугла канонизировать можно было кого угодно – если очень надо. Впрочем, в будущем мы будем иметь некое повторение ситуации: электронные документы править легче». В данном случае под горячую руку и скверный язык протестанта Лепина попали святитель Амвросия Медиоланский, святой благоверный царь Феодосий, именуемый Церковью Великим, и святитель Иларий Пиктавийский. Вот, каков «креативный взгляд» «богослова» Лепина на святых: «Этот император порвал с установленным ранее его предшественником Константином Великим принципом нейтралитета государства по отношению к разнообразным культам и исповеданиям граждан империи. При Феодосии догматы христианства начали фиксироваться не в результате свободного обсуждения в церковных кругах, а утверждались правительственными указами, в результате чего становились законом государства. Теперь все обязаны были веровать правильно, а как оно правильно – объявлялось высочайшими указами. Иноверцы, еретики и раскольники подлежали государственному преследованию или дискриминации по закону империи. По сути, Феодосий наделил  христианство тем статусом, которым обладало язычество (с его культом императора) в доконстантиновскую эпоху. Христианство в результате оказалось на месте язычества.
Формально соборы решали, что такое истина, но соборов же было много всяких-разных, а их решений еще больше, поэтому какой из соборов и какие решения истинные решал уже император, который только и делал, что непрестанно заботился о благе Церкви [отметим постоянную ядовитость Лепина], преследуя всех незаконно верующих. Иногда случались и “упсы”: бывало, что императоры становились на сторону еретиков, и тогда весь гнет имперской машины обрушивался на головы православных. Но с точки зрения православноцентричного изложения истории всё в итоге закончилось в пользу православных: в границах империи наши победили, а что там со всякими коптами, армянами, сирийцами и прочими халдеями – нас не касается [!]. Нюансами можно пренебречь. В принципе, именно такое осмысление взаимоотношения Церкви и государства и лежало в основе так называемой симфонии [!], а все остальные формулировки – розовые сопли [!], смысл которых в том, чтобы сделать идею не такой анахроничной и более приемлемой для современников. Важна и еще одна деталь: император Феодосий – объявлен святым!.. Я не знаю, был ли он святым до того, как истребил полтора десятка тысяч ни в чем не повинных жителей Салоник, или стал таковым уже в результате епитимии, наложенной св. Амвросием [!]. С православными понятно: Византия, наследовав дух римского имперства, продолжала тяготеть к обожествлению императоров, и сакрализация их власти и личностей представляла собой небесспорный результат “втискивания” старых языческих привычек в новое евангельское учение». На Божью Заповедь «Бога бойтесь, царя чтите» (1 Петр. 2:17) «евангелисту» Лепину, конечно, наплевать. Напомним только, что около половины «обожествленных» ромейских императоров были свергнуты заговорщиками, ряд еще при жизни Церковью были признаны еретиками.
Теперь по порядку. Достаточно взглянуть даже в либеральную Википедию, чтобы узнать, что «ни в чем не повинные жители Салоник» были казнены святым царем за убийство царского наместника и ряда чиновников за то, что те «посмели» посадить на некоторое время «на Окрестина» популярного спортсмена перед самым чемпионатом. Очевидно, именно так Лепин сотоварищи смотрят и на нынешние революционные события в Белоруссии. Внимательно посмотрим на действия ядовито упоминаемого Лепиным святителя Амвросия Медиоланского. Он не предал императора анафеме, даже от Причастия отлучил (а царь послушался!) на сравнительно небольшое время, далее он и не подумал требовать запрета смертной казни, но «лишь» – в духе церковно-государственной симфонии – предпринял усилия, чтобы упорядочить смертную казнь и подчинить ее справедливому правопорядку! И уж точно у него и в мыслях не было призывать и способствовать свержению императора и упразднению монархической власти в целом в пользу демократии. Одним словом, святитель выступил полным антагонистом Лепина с либеральной клир-командой, или тем образом епископа, который им особенно неприязнен.
Но что с религиозной политикой царя? Лепин извратил и взятое из Википедии нововведение о догматах Христианства: они как раз обсуждались свободно в церковных кругах, но потом ставились под защиту государства. Что плохого в том, что определенная истина принимается на всенародном уровне и защищается государством? А вдруг ошибочно? Если мы верим в Бога, то верим и в том, что Он укажет на эту ошибку, – что и доказал опыт истории! А если бывали и гонения на истину, то от этого истина только крепла и получала свидетельство исповедничества. А вот там, где государство переставало опекать и покровительствовать Церкви, истинное учение и основанное на нем благонравие, происходили беды и умирание государства и народа (сама Церковь, разумеется, неодолима и для ада). Поэтому никогда святые, начиная с апостолов, не рассматривали гонения как основание, чтобы проклинать или хотя бы ставить под сомнение самодержавную власть. Аминь.
Но как гнал ереси святой царь Феодосий? Так ли как язычники и еретики Православие (в чем уверяет Лепин)? Как признано, были лишь запрещены публичная их проповедь и осуществление «богослужений» (напомним, что Христианству в свое время это не помешало победить в Римской Империи), при этом когда, «воспользовавшись уходом Феодосия на войну с Магном Максимом, ариане устроили волнения в Константинополе, Феодосий ограничился лишь предупреждением в их адрес» (какая жестокость!). Что же касается аналогичного и более жесткого «ограничения прав язычников», то, вспомним, что в их культ входили жертвоприношения животных (а кое-где и не только), вакханалии и ритуальные поклонения идолам, что уж никак не годилось в государстве, ставшем на путь Христианства. Очевидно, что Лепина сотоварищи возмущает так же и «попрание идолов» святым равноапостольным князем Владимиром. К наследию же языческой цивилизации отношение было бережно-избирательное – с отделением зерен от плевел (в философии, науке, культуре). Но ревность об утверждении истины и благочестия святого царя была несомненной! Чтобы испытывать к этому неприязнь, нужно не любить эту истину и быть равнодушным к борьбе добра со злом (что и характерно для всего либерального священства лепинского типа).
Но, наконец, что это за «формальные соборы, на которых утверждались решения императора», о которых ехидно отзывается собороборец Лепин? Здесь мы, на минутку, имеем дело с созванным святым царем Феодосием и собранным Святым Духом Вторым Вселенским собором, на котором был учрежден Символ Веры (попранный позднее католиками, лелеемыми Лепиным с гродненскими и иными товарищами) и разоблачен целый спектр ересей. А возглавляли тот «формальный» собор «в угоду императору» святители Григорий Богослов, Кирилл Иерусалимский и Мелетий Антиохийский. Как мы помним, протестант Лепин уже прославился ранее гнусной и обширной клеветой-хулой на столпов I и III Вселенских соборов святителей Иоанна Златоустого и Кирилла Александрийского, делая заключение об «относительности» святости любого святого. Теперь он добрался и сюда. Как видим, в том же самом духе он «уличает в двоедушии» и святителя Илария, который, «будучи реабилитированным, вернулся на кафедру и тут же потребовал… Чего бы вы думали? Изгнания арианского епископа Авксентия Медиоланского! Ну а че, его ж очередь». Да, для либерал-обновленца тяжело понять ужасное зло ереси и цену и значимость истинной веры, отстаиваемой и властью закона!
Заключающие слова Лепина, под которыми подписывается когорта БЧБ-священства, восхитительны: «Это я о чем все распрягаю? Дело не в “новых кадрах людей”. Эти кадры вечны и вездеприсутсвенны – они не новы! Дух “большевизма” [политических гонений на Церковь] перманентно оппонирует другую крайность: духа “единоличия” и со времен Адама проявляет себя во всем, в том числе и Церкви. Где-то это противостояние в большей степени связано с отсутствием политической культуры, где-то в меньшей, но сущностно оно всегда самотождественно. Это тоже два бича – те самые, только переодевшиеся. И у них симфония. Я бы даже сказал брак. Однополый». Вот оно как! Не хотят «служители» Нового Адама признавать «единоличия» истины в Церкви! Свободу мнений подавай! Однополую.
На самом деле, Лепина и либеральное священство возмущает отнюдь не возможность злоупотребления Церковью своим союзом с государством для использования его власти и силы в целях насаждения истинной веры и благочестия, с искоренением ересей, пороков. И даже не само такое соработничество! Хотя пусть он возмутится также и против пророка Ильи, святых царей иудейских, ревность которых о силовой борьбе против ересей и идолопоклонства находит исключительно похвалу в Священном Писании! Конечно, ересь, злочестие и грехи нужно отличать от их носителей и максимально по возможности проявлять к последним милосердие. Ну так Церковь к этому всегда и стремилась, и призывала государство. С успехом – как в случае со святым царем Феодосием. А вот когда до власти дорывались еретики или язычники (то есть, стоящие за ними бесы), никакой пощады и мягкости Церкви ожидать не приходилось.
Но нет, возмущение и протест Лепина глубже – именно против самой симфонии Церкви и государства, при которой Церковь действует духом и словом, призывая и, если надо, политически способствуя тому, чтобы государство служило Божьим целям и заповедям. Ибо «свобода слова и дела» (в том числе лжи и греха) для лепиных стоит выше истины и добра. Потому он всячески и препятствовал (с высмеиванием) попыткам православных ревнителей-охранителей противостоять злу – от ювенальной юстиции и запрета ЛГБТ-пропаганды до «Матильды» и «Саломеи».
Точно в таком же духе действует и его соратник запрещенный клирик Шрамко, в частности язвя по поводу назначения нового Уполномоченного по делам религий и национальностей Александра Румака: «Сама должность уполномоченного и его аппарат это репрессивный орган, предназначенный для того, чтобы контролировать и пасти религии, загоняя их в те рамки, которые им поставила квазисоветская власть. В частности, законом, глумливо названным “о свободе совести” и подлежащем упразднению одним из первых… Новый закон и подобная должность могут быть [в случае победы БЧБ-революции]. Но с противоположным знаком. Не для того, чтобы пасти религии и загонять в рамки, а для гарантий и защиты  прав верующих и религиозных организаций. Уполномоченный должен быть не “государевым оком” в области религий, а их представителем и ходатаем перед государственным аппаратом».
Как видим, все тот же дух бунтарства и противостояния (это, заметим, со стороны тех, кто против «насаждения истины силой»!), априорного восприятия отношений Церкви и государства сквозь призму борьбы и «защиты прав». Именно дух противостояния, а не согласия. Впрочем, Шрамко (как и все либеральные клирики) таков же и по отношению к церковной власти, в том числе власти церковных канонов и святоотеческого слова. Как же ему ненавистно «государево око» – кому бы оно ни принадлежало! Но ведь, заметим, власть вмешивалась в дела Церкви в разные времена и в разных странах – вне зависимости от наличия уполномоченных или оберпрокуроров. Не в них дело! А в тех принципах, по которым строится такое вмешательство. Государственная власть не должна вмешиваться во внутрицерковную жизнь, под которой подразумевается вероучение, богослужение, хранение церковных канонов. Вот эту область Церковь должна охранять до смерти (но вот ее-то Шрамко-Лепины не собираются охранять!) и добиваться правовой защиты для этой охраны. При этом понимая, что никакие законы не защитят, аще не Сам Господь, – или если Он умышленно не попустит гонений.
А область внешней жизни Церкви как раз, находясь в одной плоскости со светской, вполне справедливо наблюдается со стороны государственной власти. И, если это будет благочестивая власть, то это послужит Церкви только во благо! «Я – епископ внешних дел Церкви», – заявил святой равноапостольный император Константин Великий к ужасу либералов и бизнесменов в рясах. Поэтому Уполномоченный по делам Церкви и религий (так бы звучало в идеале) должен быть и «государевым оком», и ходатаем за Церковь в случае несправедливых притеснений. Но прежде всего он с его аппаратом должен быть именно организатором той самой церковно-государственной симфонии, усердным устроителем многоуровневых связей церковных и государственных органов в деле духовного просвещения и нравственного воспитания народа, воцерковления самого государства. То есть, того, что так ненавидят и чего так опасаются Шрамко и Лепин сотоварищи.
Впрочем, здесь скрывается не только желание использовать Уполномоченного для «защиты прав верующих» от государства (а то еще и от епископов – в частности, самого Шрамко). Как известно, все без исключения «церковные» либералы являются убежденными экуменистами, противниками ортодоксальности самого Христианства, а значит, самого Православия. То есть, идейными протестантами и радетелями «равенства конфессий». Это Шрамко открыто признает, в частности, в скабрезном отклике (с одобрением евроклириков) на встречу митрополита Вениамина с президентом Лукашенко, в котором рисуется картина «окарманивания Церкви», в которой митрополиту предлагается, «давайте-давайте, бегите помогать, задрав штаны…то есть рясы». Позже он возмущается тому, что по телеканалу «Беларусь-1» 25 декабря запланирована трансляция «Слова митрополита Вениамина на день памяти Святителя Спиридона, епископа Тримифунтского», а не «рождественские» выступления католиков и протестантов, едка называя это «самой что ни на есть “политикой”, в которую с готовностью ввязался “нейтральный” митрополит Вениамин». К слову, почему в государстве с 84% населения, относящего себя к Православию, при 5-8% католиков должно быть равенство в телевещании (учитывая еще и равенство самих праздничных дней!), – либеральные «правдоборцы» вопросом не задаются! Но выбор Шрамко и поддерживающих его клириков между святителем Спиридоном (о котором они с таким уничижением пишут) и тем же Арием или его преемниками Лютером, Цвингли и Кальвиным, думается, для всех очевиден.
Снова и с особой силой свою антицерковную сущность Лепин гнусно раскрывает в своем ожидаемом поздравлении католиков и греческих григорианцев (которых отступление, в том числе, от юлинаского календаря в итоге привела к уходу в ересь и раскол) с «рождеством христовым»: «Ни в мою юность, ни даже в семинарские годы как-то особенно ничем не выделялось празднование свт. Спиридона Тримифунтского (около 270-348) –  шестиричная рядовая служба. Но я иногда слышал в этот день, как некоторые очень православные люди в ответ на случающиеся приветствия с “католическим Рождеством” недовольно бурчали про то, что у нас-де святой Спиридон, а до настоявшего Рождества еще почти две недели. Но это было не так часто. А еще в одной западно-белорусской епархии один епископ любил назначать епархиальное собрание в этот день – чтобы всем вместе отпраздновать именно “наш праздник” [явно это был не Артемий]. Видать, чтоб ни у кого не было соблазнов ехать к тещам-католичкам… Поэтому мне однажды грешным делом стало казаться, что у нас культ этого святого возник как некая надуманная альтернатива торжествам РКЦ [!]: как предложение в ответ на вопрос о том, что же такое сегодня можно отпраздновать по-православному, раз уж у всех и так выходной. Ну и чтоб православный люд по костелам не расходился…
Потом, видя все эти истории со святыми тапочками и шапочками, я начал уже было думать на хитрых греков и примкнувших к ним ловких представителей церковного бизнеса, которые сами, прочувствовав ситуацию, начали активно «продвигать» этого святого у нас… Что я думаю сейчас? А сейчас я думаю, что главная причина проста: большинство прекрасно понимает, что этот день никак невозможно считать будничным! Люди хотят праздновать в этот день и ищут не будни,  не возможность кого-то обличить и не альтернативную радость, а именно повод, чтобы примкнуть к радости. Это хорошо! При нормальном раскладе, радость соседей в какой-то степени и твоя радость. Я уж не говорю про то, что на самом Корфу, месте где покоятся мощи святителя Спиридона, именно сегодня Рождество Христово, а не 7 января! Как и у большинства других православных церквей [тех самых, сотрясаемых обновленчеством и расколом]… Дорогие мои! Поздравляю с Рождеством Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа! Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!»
Откровенная мерзость и очередное предательство Православия! Как Вы догадываетесь, под этой мерзостью подписывается либеральное священство едва ли не в полном составе, включая даже викарного гомельского епископа Амвросия. А знаменитый криптокатолик А.Шимбалев снова, как ни в чем ни бывало, двинул в костел на католическую службу в попрание всех основополагающих церковных канонов. При этом «герой-мученик» Кондрусевич еще и заявил, что А.Шимбалев был прямо прислан митрополитом Вениамином в качестве своего представителя якобы для участия в мессе (что есть не правда). Тем не менее старый иезуит умышленно пытается «повязать» своего «брата», в том числе смакуя на сайте Костел участие А.Шимбалева в мессе. И это далеко не единственный пример данного экуменического попрания священных канонов в Белоруссии: лидирует здесь, конечно, Гродненская епархия, но далеко не только. Бес-предел. Горько, конечно, от того, что происходит в Церкви…
 
Увы, но здесь и белорусская государственная власть, судя по всему, не сделала для себя необходимых фундаментальных выводов из произошедших событий! После визита в Беларуси слащавого иезуитского нунция сатанинского папы Франциска, бискупа Кл.Гуджеротти – напомним, 5 лет назад от лица Ватикана объявившего крестовый поход на Восток (Донбасс) униатских нацистских карателей, – снова наметился поворот в идеологической пропаганде на «старую блевотину» самоубийственных «межконфессионального мира и дружбы». Уже назначая нового Уполномоченного по делам религий и национальностей, президент Лукашенко заявил: «Одна из наших гордостей – это межрелигиозный, межконфессиональный мир. Мы его должны сохранить. Его будут пытаться нарушить, разорвать. Но мы должны не допустить этого… Мы должны жесточайшим образом пресекать всех тех, кто разрушает мирную созидательную жизнь нашего народа и работает во вред нашему государству. Их не много, но мы их должны видеть. В том числе и в религиозной среде». По-прежнему глава государства (и большинство чиновников) именно в «утихомиривании общества и самоутихомиривании» видит высшее призвание Церкви и самой государственной религиозной политики. Надежда в плане просвещения, духовно-идейного образования и нравственного воспитания народа, выработки национальной идеи, очевидно, привычно, упорно и самоубийственно возлагается на идеологическую вертикаль и БРСМ (будем надеяться, по инерции).
Тут же в центральных новостях на главном телеканале выходит сюжет о «благодатном» служении католического Костела на Беларуси, «делу мира и добра» с обильной благотворительностью. При этом сюжет начинается с воспроизводства мифа (распространяемого самим Костелом) о том, что католиков в Беларуси около 1,5 миллионов или 16% населения – в то время как по данным и Института социологии НАН Беларуси, и самого аппарата Уполномоченного, их в 2-3 раза меньше – от 5% до 8% (от 470 т. до 740 т.), из которых около 2/3 проживает в Гродненской области, а 1/3 принадлежит к польской диаспоре. При этом зрителям рассказывается о завершающемся строительстве католического монастыря капуцинов в новом крупнейшем микрорайоне Минска (где есть еще один костел и ни одного православного храма!), в котором, что с радостью подчеркивается, в «социальное попечение» включены почти одни только православные! При этом бородатый католический монах под православной иконой исполняет на церковнославянском молитву «Царю Небесный», которой вообще и в помине нет в Костеле. Вот оно – «социальное служение»! И вот она какая – «межконфессиональная дружба»!
Буквально на следующий день запускается большой сюжет со старой знакомой идеологией «многоконфессионального национального единства» и пропагандистскими мантрами о «белорусском многовековом мосте между Востоком и Западом», о «территории Беларуси как масштабном толерантном эпицентре», где «фактически в каждом райцентре люди возводили церкви и костелы, мечети и синагоги вокруг главных площадей, чтобы объединяться в молитве», при этом «откидывая негатив, с любовью и добрыми мыслями для каждого человека», «ведь это ценно – быть одним из немногих в мире государств, где сразу 26 конфессий так ювелирно сплетают свои традиции». Чего стоит только заглавие «Беларусь – амбассадор толерантного мира»!
На следующий день в тех же главных новостях на центральном телеканале новый виток мантры о «верующих со всего мира, которые сегодня рассылают приглашения – в том числе и православным»: «Межконфессиональное согласие единит и жителей города Щучина, где церковь и костел стоят по соседству, а священник и ксендз лучшие друзья… Неважно какие взгляды, неважна вера, главное – какие взаимоотношения в семье… Настоятель православной церкви Александр Пастерняк – частый гость на католическом подворье… Вот и сегодня, накануне светлого праздника, зашел к своему давнему другу ксендзу Яну, чтобы поздравить с наступающим Рождеством и обсудить торжественную службу в костеле, на которой оба будут присутствовать… Только так, во взаимном уважении можно достичь мира и согласия в семьях, в городе, в стране». Наплевав на Божьи Заповеди и святые каноны. Лишая католиков возможности прийти к истинной вере. Разумеется, никакого мира и согласия в стране и в семьях Бог не даст, как бы ни фантазировали светские идеологи с журналистами и ксендзы с клириками (той самой Артемьевской епархии).
И на следующий день та же экуменическо-межконфессиональная антиправославная песня вокруг новой выбранной жертвы, села Вселюб на Новогрудщине, с очередным педалированием лжи о «каждом седьмом белорусе-католике». А на переписи населения власти упорно отказались от выяснения конфессиональности. Одновременно запущены «поликонфессиональные» волны в рупорах Администрации Президента – на БЕЛТА и «СБ. Беларусь Сегодня». И никогда еще не было такого масштабного освещения «католического рождества», как 25 декабря этого года – со всеми причитающими агит-гвоздями про «1,5 миллиона белорусов» и «общий праздник христиан вне зависимости от веры».
В репортажах отсылается и к спущенному из президентской Администрации для подписания «межконфессионального совместного обращения о мире» как якобы некоему миротворческому документу – именно так представляет себе средний постсоветский чиновник «духовное воздействие религии на общество» ради «мира и процветания». Данный гуманистический манифест отличается двумя вещами: неправдой и бесплодностью. Что до неправды: «Ужасы войн и хаос противостояний, которые начинались со споров об истине, убедили наших предков, что мир на земле, где Бог определил жить вместе людям разных национальностей, религий и взглядов, есть самая главная задача и урок человеческой жизни». Но это неправда для любой из конфессий (просто в католицизме, исламе и особенно иудаизме догматически разрешается «выгодный обман»): не столько со споров об истине начинались непременно ужасы войн и хаоса, сколько, от безразличия или теплохладности к истине. И не безразличный к истине мир со всеми и во всем суть главная задача человеческой жизни. Как раз наоборот, в таком мире бесам легче всего было бы возбуждать войны под любым предлогом (как в нынешнем человечестве). И уж точно не было никакого (калька с телесюжета) «совместного строительства храмов на одних улицах и совместной защите Родины». Какую Родину белорусы защищали с предками подписавшего резолюцию хорвата Анте Йозича в Великую Отечественную войну? Сербское королевство или Хорватскую державу усташей? А уж как веками «совместно строили храмы» и «защищали Родину» с польским Костелом – и говорить не приходится…
Но кроме этого – это и бессмысленность подобных манифестов, в частности, для самого государства и желания комфортного мира. Ох уж эта старосоветская вера в казенные, протокольные, дежурные мантры! Увы, но тот же президент Лукашенко твердо верит в то, что за недавним революционным выступлением Тадеуша Кондрусевича и ряда ксендзов скрывается лишь национальная агрессия Польши, позарившейся на Всходни Кресы (к слову, революционные выпады священства Гродненской епархии как раз послужили этому). А сам Костел здесь, дескать, ни при чем! Правда, однако, в том, что Ватикан лишь использует амбиции Польши для осуществления своего многовекового плана по захвату и подчинения православных земель и народов с покорением себе православной Церкви в них. Веками он занимался интригами, а в православных странах и подстрекал революции (поддержав, к слову, даже большевиков)! Сейчас Костел лишь превратился в одно из орудий масонской транснациональной элиты под ее полным контролем и задачей создания единой общепланетарной религии с постепенным изжитием из нее всей христианской начинки. И уж совсем точно смеется он над такими заявлениями, и нужными только для иезуитской дезориентации врага. [Единственное благоприятное здесь, как ни странно, – как раз возвращение в Беларусь Кондрусевича: снимается ореол «гонимости за веру», при этом в его лице Костел точно для А.Лукашенко доверия не добьется].
Но и, уж тем более, никакого значения это заявление не несет для сторонников революции в Белоруссии. Идейных по определению. Сам же документ вызовет у таких только презрение и насмешки – как мы и видим на странице у нашего межконфессионального буревестника Василевич. Но и взбаламученных – также: для них главным нарушителем всего набора благих слов является Лукашенко с подчиненными ему чиновниками и силовиками, а потому никто из них не против «простить», «примириться», «забыть обиды» и «строить общий дом». Просто без Лукашенко. И под руководством «свободно выбранной» Тихановской, Латушко или любого, кого выдвинет «свободная прогрессивная общественность и СМИ». Не там и не так нужно искать источник мира и спокойствия! Действительно, как говорится в обращении, «путь к миру и согласию был долгим, через скорби и испытания». Только это путь, так или иначе, – к установлению православной власти (или власти православных) или хотя бы сочувствующей Православию, в том числе православным христианским нравам, начиная со смирения (чем Костел, протестантские секты и уж, конечно, синагога никак не занимаются). Никаких иных путей нет!
Для Православной Церкви, конечно, вся сложность заключается в том, что десятилетиями в Белоруссии вырабатывалось ложное, так сказать, позиционирование в отношении к иноверным конфессиям и государству в плане его религиозной политики (подробно описанное в известной аналитике:. Это позиционирование есть и тяжелое наследие от владыки Филарета и, говоря точнее, его собственного никодимовско-экуменического наследия. Которое потом уже взял в свои руки безыдейный экуменист Н.Коржич с приближенными к нему клириками (в числе коих и сам С.Лепин) и продолжил не меньший экуменист-соглашатель митрополит Павел. Вот, видный представитель этого либерального круга прот. Павел Сердюк (член кружка любителей «Магутнага бога» и защитник ЛГБТ-свобод) вместе со своим «хором православного прихода святителя Николая Японского выступил в парафии Матери Божей Будславской… Выступление хора под руководством прот. Павла Сердюка стало доброй колядной традицией… Они пришли не только послушать песни, но и вместе помолиться… Солисты хора выразили радость от посещения костела, пожелав всем счастливых Коляд». А что устоялось – весьма тяжело изменить.
Правильный подход здесь в целом ясен и является соборной целью для всей полноты Церкви на Белой Руси. Необходимо прямо настаивать (и чтобы это стало повсеместно привычным) на том, что истинная и спасительная вера одна, и это – Православие. Что хранение и проповедь этого Православия во всей его полноте – это (а не что иное) является главной целью Церкви. Что Церковь хорошо помнит историю того, как Костел веками пытался распространить свою власть на православные земли – и методы, которыми он это делал. В том числе и в самом ближайшем прошлом. И даже настоящем – на Украине. Очень важно указание на то, что Костел в Беларуси – это не просто римско-католический (что также часто умалчивается), но польский Костел и таким всегда себя считал вплоть до самых последних десятилетий. Что, наконец, и в наши дни Костел продвигает по Беларуси культ карателя православных белорусов Иосафата Кунцевича (к слову, униата), идеолога уничтожения Советского Союза и союза социалистических стран Яна Павла II (творца той самой русофобской Польши, агрессивной против Беларуси), и в целом польскую версию истории белорусских земель (в том числе на официальном сайте). Но при этом, – что православная Церковь с пониманием относится к такому историческому наследию и уважает право католических граждан белорусов на исповедание своей веры, и католического Костела – в пределах самой католической общины. И, разумеется, всегда дружелюбно относилась и относится к, самим по себе, представителям иных конфессий – а когда было иначе! Но, наконец, при этом никакие совместные религиозные действий у двух данных религий (а не просто конфессий) невозможны. А главное – должно начаться масштабное просвещение о католической религии православных белорусов, а особенно священства (прежде всего, силами Минской духовной академии).
Такая единственно верная и спасительная позиция Православной Церкви должна быть всеми осознана не просто как данность (коей пока нет), а как соборная цель православных христиан! Причем, как мы видим, рассчитывать на то, что с этим справится само православное священство, не приходится.


Чтобы участвовать в дискуссии авторизуйтесь

Читайте по теме

22 января 2021

Экс-кандидат в президенты Беларуси Светлана Тихановская предложила расширить санкционные меры против белорусских структур власти; она также заявила, что не будет участвовать в следующих выборах в стране. «Раньше насилие против несогласных было физическим. Сейчас в тюрьмах находятся не только политзаключенные, но …

19 января 2021

«Приветствую решение Международной Федерации Хоккея не проводить чемпионат мира 2021 года в Минске. Это очень мудрый шаг — поддерживать права человека и справедливый спорт, а не сотрудничать с режимом в Беларуси. Мы благодарны за то, что голоса белорусов были услышаны», …

15 января 2021

Введение санкций в отношении власти и бизнеса в Белоруссии является политическим давлением, считает Александр Лукашенко. «Нет причин, мы не заслужили того, чтобы против нас вводили санкции. Нас душили и будут душить. Любое санкционное давление является чисто политической вещью «- заявил …


Ваш браузер устарел! Обновите его.