×
Полная версия сайта
Материк

Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

https://materik.ru/analitika/pochemu-yestoniya-tak-okhotno-pomogaet-uk/
Новости
18 июня
17 июня
12 июня
11 июня
10 июня
9 июня
8 июня
7 июня
4 июня
3 июня
https://dokole.eu
Почему Эстония так охотно помогает Украине

Кая Каллас делит страдающих жителей Донбасса на своих и «вражьих». Русских людей в Эстонии тоже?”

Почему Эстония обихаживает Украину, а их – США?

В ходе визита на Украину премьер-министр Кая Каллас ошарашила заявлениями в духе «зайца-хвастунишки» и «Моськи, которая лает на слона», наконец, поддержала вступление (про)нацистской Украины в Евросоюз.  

Она посетила пункты въезда-выезда на линии разграничения территорий Украины и непризнанной Луганской Народной Республики, встретилась с крымскими татарами и Президентом Украины Владимиром Зеленским.

Эстония и Украина: разные, но и близкие  

Вот выдержки из заявлений, с которыми выступила Кая Каллас: «Никто в сегодняшней Европе не должен жить в зоне военных действий или в оккупации… Эстония не наблюдает пассивно за страданиями украинцев. Мы работаем… над тем, чтобы предпринять конкретные шаги в ответ на агрессивные действия России. Кремль должен знать цену дальнейшей эскалации».

«Безопасность Украины – это безопасность Европы».

«Я хочу вернуться сюда, когда оккупация завершится. В этот день мы сможем сказать: это Европа – единая и свободная».

1.Какая ещё оккупация? 2.А почему только в Европе никто не должен жить в зоне военных действий? 3.А не проще ли Киеву прекратить военные действия? 4.Почему Эстония не пассивна к страданиям украинцев, но не замечает мучимых русских Украины? 5. Почему Каллас не волнуют убийства (про)нацистским Киевом мирных людей – детей, женщин, стариков? 6. А слабо было Каллас посетить и Аллею ангелов в Донецке – мемориальный комплекс в память о детях, погибших в ходе гражданской войны на востоке Украины? 7. Почему Кая Каллас, встречавшаяся с крымскими татарами, не удосужилась переговорить  с жителями ЛНР и ДНР? 8. Что за лепет об ответных шагах на мифические агрессивные действия России и некую дальнейшую их эскалацию?  9. И какую цену Каллас готова выставить Крмлю? 10. Если безопасность Украины это – безопасность Европы, то выходит, что (про)нацистская Украина устраивает Эстонию и Европу? 11. Или Эстония мнит себя частью Über alles in der Welt, что мир проходил уже в XX веке?   

На первый взгляд кажется, что крепнущие связи между руководствами Украины и Эстонии и искренние заверения Таллина о взаимоуважении и поддержке Киева в его приверженности к ценностям Евросоюза и НАТО, это – результат выполнения разнарядок Запада, распределяемых между государствами-сателлитами Вашингтона для коллективного давления на Россию, расшатывания её устоев.

Что ж, у вассалов нет выбора, поскольку сюзерены оправданно требуют отработки за финансовую помощь и обеспечение декларируемой Западом их безопасности, защиты от мифических российских угроз. Вот и Эстонии – одной из бывших «балтийских тигров», приходится дружить с государством – банкротом и нищебродом с расшатанными государственными устоями.

А потому, кажется, что Таллину приходится создавать видимость побратимства с Киевом, поскольку любому здравомыслящему человеку очевиден тупик, в который сама себя загнала становящаяся источником легального неонацизма в Европе бандеровская Украина – страна, формирующаяся на дрожжах трайбалистской самостийности и пещерной русофобии, к тому же обманутая посылами Запада.

Но, увы, Таллин признавать всё это и, тем более, осуждать, не намерен. И этим даёт основание подозревать, что сотрудничество Таллина и Киева вовсе не формально, а пронизано ментальной и политико-идеологической близостью политических элит обеих стран.

Поразительно схожие исторические судьбы

Оба государства – молодые.  Самостоятельности Украины – 30 лет, Эстонии – 50. Уже отсюда берутся комплексы неполноценности, что характеризовало и итальянский фашизм Муссолини и немецкий нацизм Гитлера, жаждавших реванша по итогам Первой мировой войны, мечтавших наверстать отставание от ведущих колониальных стран Европы. Сегодня задержка в естественном становлении государственности Эстонии, тем более Украины, порождает желание уравнять «пробелы» в развитии государственности за счёт стремления стать большим католиком, чем Папа Римский. Отсюда и непомерное, вызывающее улыбку самомнение Эстонии, но особенно Украины. 

Обе страны были несколько веков в составе Российской империи и Советского Союза, а до этого в них тотально господствовали иноземцы. Отсюда и зашкаливающаяся ксенофобия на Украине и лидерство Эстонии по этому показателю по данным Евростата в Евросоюзе. Отсюда стремление к моноэтнизму, несмотря на то, что национальный состав населения в обеих странах более чем пёстрый.

И тут, и там, практически не было вовсе или не вполне полноценного национального дворянства и офицерства, что тормозило формирование собственных наций и государственности, а также  национальной культуры, заметную роль в становлении которой предопределяли чужеземцы (в Украине – поляки-шляхтичи, имперцы австро-венгры, в Эстонии – немцы-бароны и русские имперцы).

На этом фоне показательно, что в советское «оккупационное» время Украина и Эстония могли похвастаться мощным становлением экономики, в частности, и деятелями культуры международного и мирового уровня. В последние три десятилетия (впрочем, как и в  России, но по другим причинам) независимой Украине в этом плане и вовсе нечем хвастаться, а Эстония может гордиться, пожалуй, только композитором Арво Пяртом, которому в момент восстановления независимости Эстонии было за 55. 

Стремительному росту экономики и культуры, численности населения в этих странах способствовал Советский Союз, но который не мог и не хотел содействовать становлению их государственности в силу того, что СССР был де-факто унитарным государством.

Историческое развитие Эстонии и Украины в силу многовекового чужеземного господства (их крепостными крестьянами владели чужеземцы) обусловило проявление патриотизма, но в форме агрессивного (за счёт антисемитизма и русофобии) национализма, который  склонен легко  перевоплотиться в неонацизм. В основе последнего – этническая исключительность, расизм, стремление подчинить себе другие народы физически или ментально, переформатирование их мироощущения. 

Показательно, что названные признаки присущи и Западу, и той же Европе со времён колониального прошлого. Но особенно – США, где при демократии (прежде всего, для себя и для «своих») два с половиной века официально признавали рабство. Юридически рабство в США отменили в 1865 году. Но окончательно это произошло  только в 2013 году, когда соответствующую поправку в Конституции Штатов последней ратифицировал штат Миссисипи. Расизм, его «атавизмы» до сих пор сказываются на внутренней нестабильности США, претендующими быть для всего мира примером образцового «плавильного котла». Вот почему не должна удивлять спайка Украины и Эстонии  вокруг США, претендующих на сохранение своего мирового  (неоколониалистского) господства.

«Русский вопрос» решают русофобы

Проблемы «Русского вопроса» в Эстонии и на Украине – тоже одного поля ягода. Тут ключевое слово – русофобия. И тут, и там, она обнаруживает себя в уже нескрываемой дискриминации местных русских и русскоязычных жителей. Это и очевидные преимущества титульных наций, реализация принудительного, начиная с детcкого сада обучения всех нацменьшинств на эстонском языке. Это должно обеспечить «гуманное» переформатирование национального самосознания и ментальности местных русских и других нацменьшинств.

И Эстония, и Украина, отстраняют «чужаков» на обочину общественно-политической и социально-экономической жизни. Киев благодаря опыту Таллина добился раскола православных верующих между Московским и Константинопольским Патриархатами.    

Вся забота властей Эстонии и Украины сводится не к тому, чтобы добиться межэтнического равноправия (тем более равенства), а внутриполитической стабильности в обществе за счёт подавления  активности русского населения, других нацменьшинств, а также нейтрализации их активистов.

И в Эстонии, и на Украине доходило и до репрессий. Причём Киев демонстрировал особенно разнузданную и непристойную их форму. Это – киевский майдан, одесская Катынь, война против русского населения Донбасса, где ВСУ по указке Киева убивает мирное население, включая детей и стариков. Таллин отметился зачисткой русского партийно-политического поля в 90-е годы ХХ века и в начале нулевых годов, а также это –  «Бронзовая ночь».

А взять антисоветизм, который,  по примеру Запада и Гитлера стал поначалу ширмой русофобии, и в Эстонии и на Украине? «Войну памятников» (снос и осквернение мемориальных досок, скульптур и памятников  советской эпохи) Украина переняла  от Таллина и провела эту кампанию с размахом и присущей ей дикостью под улюлюканье последователей бандеровцев. Их эмоциональный тупизм при этом проявляется в варварских по форме расправах с памятниками Ленину. Тому самому, который признал независимость Эстонии, подарил ей Нарву, Занаровье и Печорский край, а Украину одарил громадными и богатыми природными ресурсами вместе с обширными российскими землями (тот же Донбасс, взять шире – Новороссия).

Поражает Киев грубым и откровенно незаконным ограничением свободы русскоязычных СМИ. При этом всячески поддерживаются мейнстримные масс-медиа с разнузданной русофобией. Масс-медиа на русском языке превращены в удлинение руки этнократии. 

Схожая картина давно наблюдается и в Эстонии, с той разницей, что те же непристойности совершают, так сказать, без «шума и пыли», то есть в духе «JOKK!» (Juriidiliselt on kõik korrektne!), что в переводе звучит, как «Юридически всё корректно!». В мейнстримных СМИ Эстонии независимой русскоязычной прессы нет уже много лет. По надуманным причинам, но целенаправленно закрывались  СМИ на русском языке (особенно вульгарно полтора года назад прикрыли инфоагентство Sputnik Эстония), а также это – увольнения «русских» журналистов за то, что они боролись с русофобией местного розлива или не выказывали должной лояльности этнократии.

Героизация нацистов и отрицание их жертв 

Но уж, казалось бы, совсем странно, что Евросоюз, и та же Германия, разные правозащитные организации и учреждения, специализированные на щипании России и российских соотечественников на Украине и в Эстонии, не видят пышного украинского неонацизма, а в Эстонии – признаков «мягкого», с некоторых пор уже будничного за счёт русофобии национализма.

О государственном терроризме Киева, свойственном нацистской Германии, говорят репрессии и убийства украинских политиков, журналистов, правозащитников,  выступающих против пронацистского и русофобского курса Киева. Или вспомнить инспирированный эстонскими властями суд над «бронзовой четвёркой», на которую хотели возложить вину правительства за спровоцированные массовые беспорядки, вызванные варварским сносом памятника Солдату-Освободителю Таллина от немецко-фашистской оккупации. Эта история отдалённо напомнила организованный нацистами поджог Рейхстага, устроенный для радикализации борьбы с коммунистами в довоенной Германии. Таллин убыстрил дерусификацию.   

Ещё сходство Украины и Эстонии, это – официальное восхваление украинцев и эстонцев, воевавших на стороне Гитлера в охранных (по сути – карательных) батальонах и дивизиях СС: «Галичина» и 20-я (1-я эстонская). Как и в Эстонии, ветераны, воевавшие на стороне Гитлера и присягавшие ему на верность, и на Украине  приравнены к героям-освободителям, борцам за независимость.

Как в Эстонии, так и на Украине во время немецкой оккупации (1941-1944) и даже незадолго до её начала,  местное население проявило прыть в расправе с евреями, что отмечалось немецким командованием в рапортах в Берлин. Вспомним звериный антисемитизм бандеровцев (Львовский погром, Бабий Яр, Волынская резня) и эстонских националистов (лагерь в Клоога, участие 36-го эстонского полицейского батальона в массовом убийстве евреев в белорусском городе Новогрудок в 1942 году, немецкая карта Эстонии с пометкой – Judenfrei, то есть полностью зачищенная от евреев). Но ответственность возлагается только на гитлеровцев. 

И ещё сходство – гиперболизация Институтами памяти Эстонии и Украины проблемы «жертв коммунизма», явное завышение их числа, создание соответствующих памятников, музеев, мемориалов. При этом   демонстративно замалчивается огромное число жертв среди мирного населения, в коих повинны сами эстонцы и украинцы, сотрудничавшие с нацистами и немецкой оккупационной властью.

Тревожит, что отношение Эстонии и Украины к нацменьшинствам, отдалённо напоминают замыслы гитлеровского плана колонизации восточных земель «Ост», согласно которому их коренное население в большинстве должно было быть уничтожено, а остальные, пригодные для обслуживания немецких господ, стать «унтерменшами» (Untermensch, в переводе – «недочеловек»).  

Определённые аналогии возникают и с сегодняшними планами и практикой решения «русского вопроса» Таллином и Киевом. При этом масштабы русофобии с неонацистским окрасом несравнимы, но конечная цель одна: уничтожение русскости.  

И какова реакция «цивилизованного» Запада? Никакая! Впрочем, присмотревшись к тому же Евросоюзу, не стоит этому удивляться. Тем более, если речь идёт о США и англосаксах, заявляющих не только о своей исключительности, но и претендующих на то же  мировое господство, что и гитлеровская Германия, то есть процветание за счёт подчинённых себе народов. 

Послесловие. Эстония считает своей миссией передать Украине опыт добровольно-принудительной ассимиляции – переформатирования мировоззрения и ментальности русского населения на протестантский и англосаксонский лад. Гитлеровским концлагерям трудового воспитания с газовыми печами найдена гуманитарная альтернатива – ментальное перевоспитание «чужаков» в, как бы, виртуальном «духовном концлагере».

Вот почему самым циничным образом  Кая Каллас объяснила увеличение за четыре последних года почти в два раза число представителей нацменьшинств, считающих себя людьми второго сорта (с 21% до 38%). По сути, она признала проблему: «…у всех граждан Эстонии должны быть равные права». То есть, этого пока нет даже среди граждан ЭР, представляющих нацменьшинства. Но при этом она свалила всю ответственность за это на национал-патриотическую Народно-консервативную партию (EKRE), хотя резкое увеличение её поддержки обеспечили как раз нацменьшинства.

Правильный ответ прост: во всём уже 30 лет виновна эстонская русофобствующая этнократия, стержнем которой является сама Партия реформ, во главе которой стоит Кая Каллас, и её политика.



Чтобы участвовать в дискуссии авторизуйтесь

Читайте по теме

9 марта 2021

Если дерусификация Эстонии Вам безразлична, не читайте эту статью. Премьер-министр Эстонии Кая Каллас рассказала о разработке реформистско-центристским правительством плана «унификации школы в Эстонии». В переводе на русский язык это означает ликвидацию обучения на русском языке и последующую дерусификацию… Дежавю… Конечно,  …

1 марта 2021

Идея покончить с русской школой маниакальная и провокационная, как и навязчивая позиция национал-консерваторов из партии EKRE – они объявили о признании только той границы с РФ, которая была установлена Тартуским /Юрьевским мирным договором в 1920 году.     Этнократы и русофобы …


Ваш браузер устарел! Обновите его.