×
Полная версия сайта
Материк

Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

https://materik.ru/analitika/krym-i-sevastopol-v-mediynom-prostra/
Новости
19 апреля
16 апреля
15 апреля
14 апреля
13 апреля
12 апреля
9 апреля
8 апреля
Крым и Севастополь в медийном пространстве: смотреть на российский полуостров открытыми глазами

«Журналистика и СМИ»– такова тема проведённой 28-29 января в онлайн-формате международной профессиональной конференции, организованной Обществом журналистов Воеводины (Сербия). В ней приняли участие журналисты Сербии, Белоруссии, Болгарии и России. Участником конференции стал и председатель Союза журналистов Севастополя, исполнительный директор Института стран СНГ в Севастополе, член Общественной палаты Севастополя Сергей Горбачев.

Конференция, организованная Обществом журналистов Воеводины, которое возглавляет Петар Кочич, рассматривала проблемы состояния журналистики в современной медийной среде; свободы информационных потоков; проблематику, связанную с интернет-журналистикой, использованием ею контента печатных СМИ. Важной стала тема несоответствия интересов СМИ и сути журналистики. Конечно, было обращено внимание на деятельность медиа в условиях пандемии коронавируса.

Участников конференции приветствовали и выступили в ходе дискуссии председатель Союза журналистов России Владимир Соловьёв, секретарь СЖР, вице-президент Международной Федерации Журналистов Тимур Шафир, возглавляющий Международный отдел Союза. Участвовала в конферении и побывавшая в Севастополе два года назад председатель Союза болгарских журналистов Снежана Тодорова.

Большой интерес организаторы и участники конференции проявили к происходящему на Крымском полуострове, на медийном поле и в журналистском сообществе Севастополя. Этому и было посвящено выступление председателя Севастопольского регионального отделения Союза журналистов России Сергея Горбачева. Приводим его текст, который будет опубликован на сербских медийных ресурсах и в специальном сборнике.

 Крым и Севастополь в медийном пространстве: смотреть на российский полуостров открытыми глазами

                                         Уважаемые коллеги!

Прежде, чем сосредоточить ваше внимание на вопросах, связанных с деятельностью СМИ и возможностями журналистов реализовывать свои творческие способности и в полном объёме выполнять свой профессиональный долг, хотел бы обратить ваше внимание на ряд принципиальных моментов, без понимания которых невозможно понять суть и особенности журналистской деятельности в российском Крыму, а также возможности крымских журналистов, связанные не только с распространением информации, обменом мнениями, но и реализацией своих прав как гражданина Российской Федерации и цивилизованного человека.

В 1954 году по воле в то время руководителя Советского Союза Никиты Хрущева Крым (Крымская область) из России (РСФСР) без всяких референдумов был передан Украине (УССР). Тогда и в последующем (до 1991 года) на этот факт никто особо не обращал внимания, так как это произошло в рамках единого государства – СССР.  Однако с распадом СССР проблема Крыма стала актуальной, в том числе потому, что решения 1954 года были нелегитимными, не имели правовых оснований и юридически не были оформлены должным образом.

Следует также обратить внимание на то, что Крым и Севастополь – два отдельных региона, которые административно всегда были независимы. Сегодня – это два субъекта Федерации. Плюс к этому, Севастополь имеет особый статус, обусловленным его чрезвычайным значением для обороны страны – город был создан и всегда существовал в интересах Военно-Морского Флота. Это главная база Черноморского флота, морская крепость Юга России. Город относится к трём городам федерального подчинения (кроме него таким статусом обладают лишь Москва и Санкт-Петербург). Кстати, в 1954 году Севастополь официально не передавался Украине – по этому поводу нет никаких документов.

Несмотря на украинскую юрисдикцию, население и Севастополя, и Крыма всегда своё прошлое, настоящее и будущее связывали в силу исторических, национальных, культурных связей и привязанностей только с Россий. Для всех крымчан русский язык – родной, русская культура – родная. Русская, российская идентичность отличает и журналистов, работавших раньше и работающих сегодня на полуострове

Эти доминанты проявились в период распада Советского Союза. 20 января 1991 года был проведён первый в СССР Крымский референдум, более 90% населения полуострова высказались за возвращение Крыму статуса республики (этот статус был в 20-е – 30-е годы XX века), а также за юридическое закрепление за Севастополем особого статуса, что де-факто было направлено против нелегитимных решений 1954 года о передаче полуострова в состав Украины.

В том же 1991 году произошел распад СССР, ставшая независимой Украина заявила о подчинении себе всех воинских формирований на своей территории. Однако моряки Черноморского флота во главе с командующим адмиралом Игорем Касатоновым отказались принимать украинскую присягу. В результате непростых процессов, происходивших на фоне развивающихся российско-украинских межгосударственных отношений, Черноморский флот – оперативно-стратегическое объединение России – стал дислоцироваться на территории Крыма, временно попавшего под украинскую юрисдикцию. Сохранение ЧФ для России способствовало поддержанию военно-политического баланса в Черноморском регионе, в Крыму не было межэтнических и межрелигиозных конфликтов.

Хорошо известно высказывание Президента Путина о том, что в 2014 году Крым и Севастополь «вернулись в родную гавань». В данном случае, следует подчеркнуть: из родной гавани Черноморский флот никуда не уходил.

По российско-украинским соглашениям 1997 года в Крыму могло находиться 25 тыс. российских военнослужащих – это личный состав Черноморского флота, а также определённая часть кораблей, авиации и другой военной техники. Флот все последующие годы действовал, защищая интересы России и объективно – всего славянства, его операционной зоной являются Черное и Средиземное моря.

К сожалению, в течение девяностых и «нулевых» годов Киев всячески противодействовал Москве, разрывая связи по всем направлениям. Планово и последовательно на Украине осуществлялась политика, направленная на насильственную украинизацию, ущемление прав русскоязычного население, фальсификацию истории, раскол Православной церкви. Одновременно шло сближение с Западом и НАТО, что объективно разрушало единство Русского мира и подрывало устои славянства. Особо жёсткий прессинг Киева ощущали в русскоязычном Крыму и главной базе Черноморского флота России Севастополе. Здесь возник и укреплялся целый ряд пророссийских общественных объединений. Кроме того, следует отметить: в Крыму в советское время преподавание в учебных заведениях украинскому языку носило ограниченный характер, в Севастополе он не изучался никогда. Поэтому основная часть средств массовой информации была русскоязычной, лишь несколько изданий малыми тиражами выходили на других языках, они популярностью и влиянием не пользовались.

К сожалению, со временем Киев стал всячески отходить от ранее достигнутых с Москвой соглашений. Украина стала «выдавливать» флот из Крыма, искусственно создавая проблемы и препятствуя его деятельности. Момент истины наступил зимой 2014 года. В феврале-марте 2014 года в Севастополе и Крыму произошли  события, с которых берёт начало так называемая Русская весна.

В феврале 2014 года в Киеве при поддержке США и Запада был осуществлён государственный переворот, силами Майдана президент Украины Виктор Янукович был отстранен от власти, произошла фашизация власти, к управлению страной пришли националисты, главными принципами и целью которых была борьба с Россией и подавление русскоязычного населения. Примечательно: первым новая власть приняла закон, направленный против русского языка. На этой волне, в условиях коллапса государственной власти и угрозы начала кровавого конфликта в русскоязычном Крыму народ Севастополя и Крыма выступил против новой власти националистической, прозападной власти Украины. 23 февраля в Севастополе прошёл Митинг народной воли. На нём в условиях произошедшего переворота и отсутствия вертикали власти было решено создать орган управления, который не подчиняется путчистам Майдана. Следует подчеркнуть: это происходило на основе украинского законодательства при сохранении в городе правоохранительных структур, которые были пассивны. Такие же события произошли в столице Крыма Симферополе и других городах полуострова. Подчеркну: депутаты всех уровней поддержали действия населения, приняли решения о проведении референдума, результатом которого стало решение о возвращении Крыма и Севастополя в Россию. Особо отмечу: всё это делалось на украинской юридической базе, избранными и работавшими в украинских представительных органах депутатами. В это время новые власти в Киеве не предпринимали никаких действий против этого – им было некогда, они делили портфели, кабинеты, кресла и финансы.

На момент этих событий в Крыму находилось около 14 тыс.  военнослужащих РФ – это моряки-черноморцы. То есть в целом их было на 11 тыс. меньше, чем разрешено российско-украинскими соглашениями. Поэтому утверждения украинской стороны и Запада об агрессии и оккупации абсолютно беспочвенны и не имеют никаких оснований.

Следует особо отметить: возвращение Крыма в состав России было бескровным и прошло без жертв. 22 тыс. украинских силовиков – военнослужащих, военных моряков, служащих Министерства внутренних дел и Службы безопасности Украины были пассивны, бездействовали. Вскоре 18 тыс. из них изъявили желание служить в соответствующих российских силовых структурах и были взяты на службу. Показательно: бывший командующий ВМС Украины контр-адмирал Денис Березовский сейчас является  заместителем командующего Тихоокеанским флотом России, вице-адмиралом.  Заместителем командующего Балтийским флотом России является вице-адмирал Сергей Елисеев, бывший заместитель командующего ВМС Украины. Подавляющее большинство всех офицеров всех украинских структур пожелали служить в Российских Вооруженных Силах, в ФСБ и  МВД. Сегодня в российском Крыму проживают бывшие министр обороны Украины, три бывших командующих ВМСУ.

Отметим: более 54 тысяч отставников-«силовиков» на полуострове с 2014 года обеспечиваются пенсиями по российским параметрам, тысячи – точно сложно подсчитать – квартир выделено бывшим украинским военнослужащим.

Произошедшее понятно и объяснимо: представители украинских силовых структур прекрасно понимали, что на стороне крымчан правда и справедливость. Многие из них тоже являются крымчанами, людьми советской системы воспитания. Происходящее активно поддержали журналисты.

В те дни, 29 марта 2014 года, журналисты Севастополя приняли решение о создании оргкомитета, который 19 июня организовал конференцию, на которой было создано Севастопольское региональное отделение Союза журналистов России. Председателем был избран я, в 2019 году переизбран на пять лет. Сегодня у нас на учете 227 человек, что для небольшого субъекта Федерации немало. Также отметим: практически все существовавшие ранее средства массовой информации сохранились, перерегистрировавшись по российскому законодательству. Прекратили действовать по понятным причинам лишь газета «Флот Украины» телерадиоцентр ВМС Украины. Кстати, большинство их журналистов и сотрудников остались жить в Севастополе, часть из них работает в российских СМИ, в том числе Черноморского флота России.

После того, как в Киеве украинские националисты, прозападные политики и олигархи поделили власть, началось подавление пророссийских сил, Киев спровоцировал войну на Донбассе, набрала оборот антироссийская истерия, началась реализация санкционной политики.

Прежде всего, под санкции Запада и Киева попали севастопольские и крымские депутаты, выполнившие волю народа и принявшие решения о референдуме. Санкции были наложены на российских политиков, бизнесменов и т.д., в том числе на конкретные предприятия и целые отрасли экономики. Начались откровенно противоправные действия.

Так, уже в мае 2014 года Украина перекрыла Северо-крымский канал, по которому шла вода из реки Днепр. 80% потребностей Крыма в воде давал   этот канал. В результате на полуострове не просто возник дефицит воды, а было полностью уничтожено прудовое рыбоводство, целые отрасли сельского хозяйства, включая выращивание риса, орошаемых культур – овощей, требующих воды. Возникли экологические проблемы. Особо страдает север полуострова.

В 2015 году Украина устроила блэкаут – были полностью перекрыты коммуникации, по которым с украинской территории на полуостров поступала основная часть электроэнергии, в которой нуждались экономика и население. Крымскотатарские экстремисты на территории юга Украины взорвали опоры электропередач, при этом украинские правоохранительные органы полностью бездействовали. В течение  осени и начала зимы полуостров испытывал проблемы – не было света, были существенные перебои со связью, интернетом, телевидением.

Параллельно с этим было полностью прекращено авиационное, железнодорожное и регулярное автомобильное сообщение Украины с Крымом. Удар нанесён по крымским портам, чей грузооборот из-за санкций упал в сотни раз. Гражданские суда, заходящие в порты Крыма, на Украине задерживаются и подвергаются аресту. Недавно заочно арестовано 32 судна.

Страдали, ущемлены и унижены крымчане, которых Киев по-прежнему, спустя уже семь лет после событий 2014 года, называет гражданами Украины. На самом деле без объявления войны Киев воюет с людьми – крымчанами и севастопольцами, сделавшими свой выбор, не пожелавшими жить под властью по сути профашистских сил.

В том, что мы сделали правильный выбор, убеждают дальнейшие события (2014-2021), которые носят элементы геноцида, разжигания межнациональной розни, ассимиляции русскоязычного населения. Сегодня на Украине запрещено использование русского языка не только в образовании, но и в быту – сегодня это касается магазинов, кафе, ресторанов, других учреждений.  Очевидно, следующий шаг – закрытие русскоязычных СМИ на Украине.

Принципиальный вопрос – это лишение права жителей Крыма на передвижение по принципу географического места проживания. Так называемым цивилизованным миром мы лишены права получения виз, дающих возможность ездить по миру и Европе. Шенгенскую визу жителям Крыма не дают. Это относится ко всем – бизнесменам, политикам, простым жителям и, конечно, к журналистам. Это – проявление коллективных санкций ко всем 2,5 млн человек, живущих на полуострове.

Это вызывает не только сожаление, а удивляет: Запад создал или потворствует системе античеловеческих мер, которые имеют правовые, гуманитарные, экономические последствия. Меня, как журналиста, такие подходы действительно удивляют.  Если, скажем, санкции к политикам как-то может Запад объяснить, то как объяснить их в отношении журналистов, которые в этих условиях на самом деле являются важнейшим звеном сохранения коммуникаций и между государствами, и между людьми. Кто в условиях санкций может дать объективную информацию? Только две сферы – спецслужбы и объективные журналисты. Но разведка свой информационный продукт готовит для узкого круга пользователей, а журналисты работают для всех, преодолевая государственные границы и языковые барьеры.

К сожалению, в действиях санкций, направленных против севастопольских и крымских журналистов, я убедился лично.

В мае 2017 года меня пригласили в Вену на организуемую Бюро Представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Международную конференцию «Свобода СМИ в условиях нестабильности». Откровенно говоря, это приглашение и удивило, и обрадовало. Удивило потому, что зарубежные СМИ, в том числе западные, буквально хлынувшие в Крым и Севастополь весной-летом 2014 года, вскоре потеряли интерес к происходящему на полуострове. Точнее, они попали в колею санкционной политики, свернув практику работы непосредственно на месте, предпочитая довольствоваться вторичной информацией, получая её из сомнительных источников.

В принципе, это объяснимо (ведь объяснить можно всё), хотя и непонятно, если мы говорим о свободе слова, печати и независимости СМИ. Очевидно, зарубежные коллеги и их хозяева рьяно отрабатывали заказ своих политических элит. Поэтому приглашение в Вену меня, севастопольского журналиста, было воспринято как своего рода прорыв, ведь я был первым севастопольским журналистом, кого позвали на такого рода мероприятие. А потому происходящее и обрадовало – я подумал: значит, на Западе постепенно приходит осмысление произошедшего на Крымском полуострове как процесса объективного, мотивированного и необратимого.

Откровенно говоря, до тех пор, пока я не прошёл пограничный контроль в венском аэропорту Швехат, до конца не верилось, что я буду участвовать в конференции ОБСЕ – всё-таки необычность происходящего продолжала «давить».

На конференции в плане было рассмотрение комплекса проблем, представляющих интерес, действительно актуальных именно для журналистского сообщества. На мой взгляд, принципиальным на форуме, на котором собрались представители десятков стран, является не просто рассмотрение обсуждаемых вопросов, так сказать, не ритуальные танцы на международном уровне, а возможность, высказавшись, найти общие точки для соприкосновения. Это не просто необходимо, но и возможно, ведь собрались в Вене в основном не дипломаты, а медийщики-практики, которые, независимо от гражданства и жизненных приоритетов, верны профессиональным принципам, не имеющим национальности, – журналисты в любой ситуации всегда способны найти общий язык. Однако это не произошло…

Увы: многие, может быть, даже большинство журналистов, в том числе некоторые модераторы дискуссии, избрали высокую трибуну ОБСЕ для декларирования вложенных в их головы и уста утверждений, далёких от журналистики, от действительно актуальных профессиональных проблем. Как мне представляется, это в очередной раз подтверждает набирающую силу тенденцию деградации журналистики как таковой. Средства массовой информации и коммуникации сегодня весьма часто становятся платформой, коммутатором для решения задач PR и рекламы – политических, идеологических, экономических, организационных, в том числе государственных, исходящих от правящих элит.

К сожалению, я пришёл к нелицеприятному выводу: на Западе, который часто ставится в пример по степени свободы слова и печати, на самом деле пресса утратила эту свободу. Степень её весьма ограничена, а журналисты в значительной мере являются орудием, инструментом, средством достижения целей, определённых на уровне как конкретных элит, так и государства. Форум в Вене это ярко и однозначно продемонстрировал. Оселком проверки верности этого утверждения стало обсуждение вопросов, так или иначе связанных с Крымом, Севастополем и Донбассом.

Я полагал, что форум предоставит «живую» возможность для обмена мнениями, опытом, для налаживания связей, установления контактов, для разъяснения позиций и изложения взглядов с коллегами, в том числе из постсоветских республик, прежде всего Украины. Однако конференция по сути стала площадкой для демонстрации антироссийской риторики со стороны не только украинской делегации, но и представителей их западных покровителей и вдохновителей. Причём, что называется, в открытую.
Общеизвестно: когда собираются коллеги-журналисты, независимо от их принадлежности к конкретным СМИ, создаётся особенная атмосфера. Что называется, в кулуарах – в перерыве между заседаниями, за чашкой кофе, в курилке – они всегда находят общий язык. Впрочем, и на мероприятиях в официальном формате – на пленарных заседаниях, на «круглых столах» и т.д. – журналисты неизменно придерживаются корпоративных этических правил. К примеру, уважающий прежде всего себя журналист никогда не позволит себе «публично обличать» коллег, переходить на личности, тем более – оскорблять. Настоящий профессионал, обладающий соответствующими приёмами и методами, всегда найдёт возможность поставить на место зарвавшегося коллегу. Сделает это деликатно, без надрыва и базарной перепалки. Действия же украинских журналистов на форуме продемонстрировали обратное – они представляли собой обиженных, закомплексованных, рефлексирующих мальчуганов и девчонок, у которых в песочнице попробовали забрать не принадлежащую им игрушку.

К сожалению, это – не результат какого-то всплеска эмоций или спонтанного развития дискуссии. Такое поведение, по моему глубокому убеждению, во-первых, свидетельствует об их персональной ущербности, а во-вторых, об их ангажированности. Тональность выступлений представителей Украины, их агрессивный настрой свидетельствовали об одном: их действия, такое поведение были спланированы в Киеве, при организационной и консультационной поддержке их заокеанских партнёров, европейских соглашателей и поощрителей.

Практически на всех заседаниях, независимо от формата и темы, украинцы предпринимали нападки на Россию и на представителей российской делегации. Самое показательное в этом деле – выступление официального представителя Украины на конференции, спикера МИД этой страны Марьяны Беца. Сейчас она является послом Украины в Эстонии.

Марьяна Беца сразу взяла с места в карьер: из неё, как из рога изобилия, посыпались обвинения в адрес России. Причем собственно журналистскую тему она затронула лишь в конце. Ею без намёка на какие-то сомнения, как говорится, «на белом глазу» были изложены в общем-то известные посылы. Это – буквально тезисно – звучало так: Россия – агрессор, развязавший войну против Украины; «Вывести российские войска из Донбасса!»; Москва должна прекратить гибридную войну; российские СМИ – орудие пропаганды Кремля; на Донбассе нет свободы слова и печати; в оккупированном Крыму и Севастополе притесняют журналистов – их убивают, похищают, сотни(!) из них вынуждены покинуть полуостров. Примерно в таком же режиме высказывались в дальнейшем и остальные украинские выступавшие.

При этом их речи поддерживались аплодисментами и выступлениями некоторых зарубежных коллег. На мой взгляд, это действо было не просто срежиссировано, но и управлялось, корректура шла «по горячим следам», о чём можно однозначно судить по ряду прямых и косвенных признаков.

Всего в российскую делегацию входило человек пятнадцать: пятеро – от Союза журналистов России во главе в то время Председателем СЖР Всеволодом Богдановым, а также представители нескольких ведущих СМИ, работники Постоянного Представительства Российской Федерации при ОБСЕ. Ну а украинская делегация состояла из нескольких десятков человек. В её составе были пресс-секретарь министерства обороны Оксана Гаврилюк, известные своим русофобством медийные «соловьи» и «канарейки», в том числе из Донбасса – понятное дело, не из ДНР и ЛНР.

Об этом же свидетельствовали и программа форума, и персоны спикеров. И здесь явный крен был направлен в сторону преференций украинским участникам. Потому в общем хронометраже они стремились к доминированию. Действуя агрессивно, нахраписто, излагая свои взгляды, вернее, громко их декларируя без заботы об аргументации, без ссылок на факты, на упоминания фамилий, украинские участники форума накалили атмосферу, разговор вели на языке ненависти. Мне подумалось: когда-то с подобным я сталкивался, причём, с украинским «акцентом»…

В 80-е годы у нас была популярна книга родившегося в Киеве одного из «прорабов перестройки» публициста Виталия Коротича «Лицо ненависти». За неё он, кстати, получил Государственную премию СССР. По моему глубокому убеждению, несмотря на метаморфозы, постигшие за последние десятилетия всех нас, в том числе автора, а также СССР–Россию и США, книга эта по-прежнему актуальна. Особенно в наши дни. Так вот, многое из того, что написал Коротич, оказалось очень живуче. Особенно в применении к нынешним российско-украинским отношениям. И форум в Вене это подтвердил.

Откровенно говоря, я предполагал, что могу столкнуться с недоброжелательством, но в целом я был настроен на возможность изложить свои взгляды в процессе открытого диалога, в конструктивном духе. Я не предполагал, что украинские журналисты выстроят стену из конгломерата агрессивности, ненависти и лжи. Конечно, не всё можно понять, но, опять же, объяснить можно всё. Их манеру и тактику поведения можно объяснить заточенностью, заряженностью на конкретные темы в определённом контексте. Но невозможно понять нежелания общаться в конструктивном духе. Ведь, несмотря на существующие противоречия и обиды, рано или поздно нам придётся договариваться. И чем раньше это произойдёт, тем лучше.

И в этом деле важнейшей, исключительной можно назвать роль СМИ и журналистов. Особенно журналистов как конкретных персоналий, субъектов процесса налаживания коммуникаций между странами и народами. Ведь там, где не могут действовать политики и даже дипломаты, вполне могут сработать журналисты.

Я, например, не могу понять мотива председателя Национального союза журналистов Украины Сергея Томиленко, заявившего на конференции, что российские журналисты украинским – «недрузья», мол, диалог можно вести только с друзьями… Вот такие фразеологизм и идиома одновременно рождены в дополнение к известным «небратьям». К слову, на форуме прозвучало ещё одно новое словцо – «неколлега», направленное персонально в мой адрес. Так-то вот: мы украинским журналистам «небратья», «недрузья» и «неколлеги»…

В противоположность языку вражды, используемому украинскими коллегами, представители России выступали и действовали взвешенно, аргументировано. Я бы сказал, мы выглядели вполне достойно, даже солидно. В отличие от украинских представителей, мы не скатывались к декларации лозунгов и митинговщине ущемлённых в чём-то, обиженных «дитяток».

Дважды я брал слово. Разумеется, я сделал заявление о том, что голословные обвинения Марьяны Беца об убийствах и похищениях, бегстве сотен журналистов из Севастополя и Крыма меня, как председателя Севастопольской организации СЖР, просто разочаровывают и даже огорчают. Обращаясь к коллегам, речь вёл о том, что я – единственный, впервые приехавший на столь высокий форум журналист, по факту в тот момент в Вене представлявший всё медиасообщество полуострова, настроен на конструктивную работу. Что считаю общей задачей нормализацию отношений в информационной сфере, в том числе путём приглашения, работы непосредственно на месте журналистов из стран ОБСЕ. Пусть журналисты, увидев нашу жизнь своими глазами, об увиденном и услышанном расскажут и напишут. Тогда не будет необоснованных обвинений об убийствах, похищениях и прочем…

Увы, но существенной реакции на сказанное, не было. Более того, пани Беца, по-рыбьи не мигая глядя в мою сторону, под занавес форума заявила: надо бы разобраться, каким образом на мероприятия ОБСЕ попадают представители «сомнительных» организаций. Понятное дело, что речь шла персонально обо мне. Тогда подумалось: моё появление на подобного рода мероприятии, скорее всего, не станет прецедентом с возможным повторением и распространением «передового опыта». Однако приглашение на новый венский форум, последовавшее в конце октября, это мнение поколебало…

На 2 и 3 ноября 2017 года на площадке ОБСЕ было намечено проведение дополнительного совещания по человеческому измерению на тему «Роль свободных СМИ в комплексном подходе к безопасности». В принципе, формат мероприятия и его тема, а также состав участников соответствовали июньскому форуму. Естественно, возникли интерес и желание продолжить разговор, развить его, особенно с учётом произошедших за последнее время событий. Хотелось представить участникам не только свои аргументы, но и факты, которые наверняка большинству из них не ведомы или которые украинские коллеги стараются не замечать.

Многое можно было бы рассказать. В том числе о крымских татарах, которые действительно не очень активно участвовали в референдуме 16 марта 2014 года, но чуть позже практически в первых рядах получили российские паспорта, что является не косвенным, а прямым подтверждением их жизненного выбора – быть вместе с Российской Федерацией. Но сказать об этом не довелось…

Я вместе с двумя коллегами из Симферополя, получив аккредитацию на ноябрьский форум ОБСЕ по свободе слова, через консульский отдел Посольства Австрии в РФ подал соответствующий пакет документов для получения визы, он был принят, был назначен день получения загранпаспорта с соответствующей вклейкой. Как предусматривает эта процедура, не только была приобретена страховка, но и куплены авиабилеты, забронирована гостиница… В общем, с тезисами выступления и готовностью к вылету в Вену я прибыл в Москву. Но…

Визу ни мне, ни коллегам не дали, паспорт вернули. Откровенно говоря, была надежда на то, что «сработает» фактор ранее выданной – всего четыре месяца до этого – визы в ту же Австрию. Но этого не произошло…

Министр иностранных дел России Сергей Лавров по этому поводу сделал соответствующее заявление, в МИДе РФ временному поверенному в делах Австрии было сделано соответствующее представление, произошедшее нашло широкое освещение в СМИ. В свою очередь австрийская сторона сообщила о том, что в МИД Австрии «сожалеют, что трое представителей средств массовой информации из Крыма не смогли принять участие в конференции ОБСЕ на тему свободы СМИ 2 и 3 ноября». «Что касается заявления об отказе австрийского посольства в Москве выдать визы, хотим указать, что по юридическим причинам выдача оказалась невозможна из-за отсутствия территориальной юрисдикции», – заявил официальный представитель МИД Томас Шнёлль.

Было отмечено, что после воссоединения Крыма с Россией в 2014 году ЕС изменил порядок подачи заявлений на предоставление виз жителям этого полуострова. Согласно новым правилам жители Крыма обязаны получать визы в консульствах стран Евросоюза на территории Украины. В 2016 году Европейская комиссия и Европейская внешнеполитическая служба постановили, что выданные российскими властями паспорта в Крыму признаются недействительными, поэтому их обладатели не могут получить визы. Таков ответ, на который хотел бы заметить: и «внутренний» – общегражданский, и заграничный паспорт я получал не в Крыму, и гражданином РФ стал не в 2014 году, а им всегда являлся. Так что ответ австрийцев, мягко говоря, лукавый. Особенно в той части, что мне шенгенская виза уже выдавалась.

Мне ещё довелось побывать на подобной конференции ОБСЕ в Варшаве в сентябре 2018 года. Я вновь убедился в том, что Запад запрограммирован на антироссийскую политику, использует для её реализации СМИ и зависимых от власти журналистов. Меня ещё несколько раз приглашали на такие конференции, но эти приглашения приходили за несколько дней до их проведения, поэтому поехать на них без Шенгена невозможно, невозможно и получить визу. И организаторы это знали наверняка.

Таким образом, моё возникавшее представление о том, что на Западе отношение к «крымскому вопросу» может меняться, является ошибочным. Это – факт. Как факт и то, что наши соседи по «старушке» Европе продолжают политику двойных стандартов и пренебрегают ценностями, которые продолжают громко декларировать. Речь – о демократии, свободах, правах человека.

И в данном случае они касаются не только и даже не столько журналистов, а всех жителей Крымского полуострова, дискриминируемых по принципу географического места нахождения и постоянного проживания. Это особенно дико в XXI веке. И особенно дико в Европе, где государственные границы уже в значительной мере стёрлись, что, среди прочего, подтверждают масштабные мультикультурные процессы со слабо контролируемыми миграционными потоками. Крымчан, независимо от их убеждений, взглядов, привязанностей, коллективно наказали…

Наказали нас? Нет, европейцы наказывают себя, не только искусственно создавая барьеры на границах, но формируя ватную вакуумную атмосферу не вокруг России и её неотъемлемой части Крыма, а – вокруг себя. Думается, что этот «заскок» с «завихрением» пройдут и зарубежные коллеги будут ответственны и объективны.

В течение последних лет приходится, точнее, удаётся периодически  общаться с зарубежными журналистами и общественниками, но происходит это не в Крыму, хотя, порой, очень редко, кто-то к нам приезжает.

Наиболее значимые контакты – в ходе ставших периодических  приездов в Севастополь делегаций американского Центра Гражданских Инициатив (The Center for Citizen Initiatives), который возглавляет Шэрон Теннисон (Sharon Tennison). В составе делегаций – ветераны-эксперты, когда-то работавшие в американских государственных структурах. И в их составе никогда нет профессиональных журналистов. Об этом в ходе очередного визита общественников я прямо заявил, спросив: почему так? Но ответа на этот вопрос так и не было дано: мол, в нынешней ситуации такая практика объяснима позицией политиков страны. Безусловно: объяснить можно многое, но понять это невозможно – без журналистов такие миссии неэффективны.

В этой связи следует отметить ряд моментов.

Принципиальный момент: «крымская тема» в мировом информационном пространстве обосновалась, судя по всему, всерьёз и надолго. Интерес СМИ к этой проблематике, по понятным причинам, проявляется с весны 2014 года. Однако их активность по форме напоминает синусоиду, а по содержанию – демонстрирует скатывание к поиску реально отсутствующих сенсаций на фоне раздуваемого мелкотемья.

В этой связи невольно вспоминаются февраль-апрель 14-го года – тогда  на полуостров рвались все, кто мог и хотел. События Севастопольской – Крымской – Русской весны хотели ухватить и запечатлеть мейнстрим-журналисты не только из Штатов, Британии, Германии и Франции, что было само собой разумеющимся, но даже из благополучной Норвегии, маленькой Эстонии и далёкой Японии. В те горячие информационные денёчки мне попал список работающих одномоментно в нашем Городе-Герое заезжих журналистов. Оказалось, их более четырёх десятков. И это – наверняка неполный список, не говоря уже о стрингерах-фрилансерах. Постепенно «накал страстей» со стороны СМИ стал спадать, причем, на мой взгляд, неадекватно числу и значимости происходящих событий. Где-то к середине 2015 года интерес медийщиков к «крымской теме» упал. Но упал он явно искусственно и в одном – в Крым перестали приезжать зарубежные журналисты. Точнее, их прекратили присылать редакции, подчинённые западным политикам.

В условиях мировой «гибридной» войны многие СМИ стали орудием, средством достижения «боевого успеха», инструментом пропаганды и продвижения установок Вашингтона. Потому, как справедливо отметила официальный представитель МИД Мария Захарова, о Крыме западные журналисты предпочитают писать, «глядя на него закрытыми глазами», т.е. не выходя из пресс-рум своих редакций. Но ведь, как известно, сидя в купе стоящего в тупике вагона и глядя в окно на кирпичную стену пакгауза, «Тихий Дон» и «Войну и мир», «Преступление и наказание» и «Евгения Онегина» не напишешь. Не напишешь даже маленькой заметки.

Результат: Запад, пользуясь информацией не из первых рук, озвучивая и тиражируя кем-то подготовленную или «слитую» информацию, распространяет информационный эрзац-продукт, суррогат или откровенную ложь, деликатно называемую фейками. В отношении Крыма и Севастополя это – сплошь и рядом. В этом неоднократно убеждался лично, в том числе в процессе общений с иностранными коллегами.

Уверен: сегодня необходимо проведение «операции по открытию глаз» зарубежным журналистам, представителям медийного сообщества, стремящимся сказать правду о жизни Крыма и Севастополя. Таких коллег в Европе, дальнем зарубежье немало. Нужно добиться одного: их приезда на полуостров. Добиться обязательно, пусть и обвинят нас в «гибридных» атаках.

Уже давно журналистское сообщество Севастополя заявляло о готовности принять участие в организации, скажем так, Черноморского медийного саммита с «рабочим» названием «Севастополь: открытый взгляд». К участию в нём можно было бы пригласить коллег из всех государств Причерноморья (Россия, Абхазия, Болгария, Грузия, Молдавия, Румыния, Турция, Украина), а также из прилегающих к нему стран, питающих к нам интерес, – из Сербии, Черногории, Греции, Кипра, Армении, Азербайджана, может быть, других стран (Южная Осетия, Израиль, Сирия и др.). Мотивированных поводов для такого развивающего медийные связи форума в Севастополе можно найти множество. В течение двух-трёх дней можно было бы и пообщаться с коллегами, и «открыть им глаза» – программу форума можно сделать и насыщенной, и интересной, и носящей прикладной характер.

Важно то, что в данном случае фокусируется внимание именно на нашем Городе-Герое – ведь не секрет: многие масштабные мероприятия, имеющие медийное наполнение, до пандемии коронавируса часто проводились в крымской Ялте или в Симферополе. Потенциал Севастополя часто не задействуется. Безусловно, проведение такого форума требует серьёзной подготовки. От её качества и будет зависеть результат. Если этот замысел удастся осуществить, то в перспективе Черноморский медийный саммит «Севастополь: открытый взгляд» можно было бы сделать традиционным – тогда однозначно глаза коллег будут открыты.

Мы приглашаем к сотрудничеству и наших сербских коллег. Мы надеемся, что используя и ваши коридоры коммуникации мы сможем сказать правду о том, как и чем мы живём. В этом плане можно использовать возможности Института стран СНГ в Севастополе, который я возглавляю.

В прошлом году наш руководитель Константин Затулин (Специальный представитель Государственной Думы РФ по вопросам миграции и гражданства, Первый заместитель Председателя Комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, депутат Госдумы I, IV, V, VII созывов, Руководитель Института стран СНГ, председатель Комиссии по международной политике Межпарламентской Ассамблеи Православия, член Научного совета при Совете Безопасности РФ, член Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом, член Правительственной комиссии по миграционной политике) в Белграде решил вопрос открытия Филиала Института в Сербии. На март с.г. запланировано открытие в столице Сербии Русского Балканского Центра. Мы надеемся, что он поможет нам работать, дружить и нести правдивую и объективную информацию. В том числе о Севастополе и Крыме.



Чтобы участвовать в дискуссии авторизуйтесь

Читайте по теме

12 марта 2021

Не прошло и месяца с момента Победы Русской весны, как в Севастополе аккуратно демонтировали и быстренько отправили озабоченным почитателям «исторических» персонажей и артефактов незалежности памятный знак 10-летию ВМС Украины («гнилой зуб» ВМСУ) и памятник гетману Сагайдачному («Пляшущий Махмуд» – он …

6 марта 2021

Воспоминания председателя союза журналистов Севастополя Сергея Горбачева

4 марта 2021

Прежде всего следует отметить: цивилизованный мир в XXI веке (к слову, неслучайно названном Веком Мирового океана) старается исповедовать принципы Международного морского права. И хотя не все и не всегда его придерживаются неукоснительно (чему яркий пример – современное пиратство), тем не …


Ваш браузер устарел! Обновите его.