×
Полная версия сайта
Новости
26 ноября
25 ноября
24 ноября
23 ноября
20 ноября
19 ноября
Елена Синеок / ЮГА.ру
Государственная политика в отношении российского казачества снова под угрозой срыва

Прежняя Стратегия, действовавшая с 2012 по 2020 год, потерпела полный провал. Полный, поскольку не решила свою главную задачу консолидации российского казачества

Наверное, по теме, посвященной разработке и реализации государственной политики в отношении российского казачества, казачьим Информационно-Аналитическим Центром было подготовлено, опубликовано и разослано, в том числе, в госструктуры, столько материалов, что можно было бы на их основе защитить научную диссертацию. И не одну.

Особенно эта работа активизировалась в ходе подготовки новой Стратегии и плана по её реализации, когда стало очевидным, что прежняя Стратегия, действовавшая с 2012 по 2020 год, потерпела полный провал. Полный, поскольку не решила свою главную задачу консолидации российского казачества. Кроме этого:

  • Остались не реализованными законы о реабилитации российского казачества.
  • Не выполнена, считавшаяся приоритетной, задача по созданию Всероссийского казачьего общества, которое бы объединило всех казаков — реестровых и не реестровых.
  • Не обеспечено несение обещанной государственной службы.
  • Не создана экономическая основа деятельности казачьих обществ.
  • Продолжается процесс разрушения традиционного образа жизни, хозяйствования, идет подмена самобытной казачьей культуры.
  • Наблюдается рост сепаратистских и экстремистских проявлений в казачьей среде.
  • Расширяется деятельность казачьих организаций, управляемых из-за рубежа, в том числе, кураторами зарубежных спецслужб. (В ноябре 2018 года органами ФСБ за шпионаж в пользу Украины арестован советник верховного атамана «Красного казачества» Владимир Моргунов, позже осужденный на 12 лет колонии строго режима.)
  • В казачьей среде наблюдается отход от православной веры, распространяется неоязычество, а при общинах неоязычников создаются военизированные дружины и сотни.

Вследствие такой политики, в России и за рубежом значительно подорван авторитет и уважение к казакам. Разочарование госполитикой в отношении казачества привело к выходу из реестровых организаций значительной части этнических казаков и тех, кто рассчитывал на несение государственной службы. По этой причине численность членов войсковых казачьих обществ за период действия предыдущей Стратегии значительно сократилась, а число тех, кто мог поддерживать и развивать казачий образ жизни, традиции и культуру, передавая их молодому поколению, сильно уменьшилось.

Полного провала реализации предыдущей Стратегии можно было бы избежать, прислушиваясь к мнению и предложениям казаков, высказываемых на страницах КИАЦ. Например, в публикации «О чем Путину поют казаки», «Еще раз о казачестве XXI века или почему чиновники от казачества наступают на одни и те же грабли?»

Не были выполнены щедро раздававшиеся обещания, в частности, вице-премьера Рогозина о том, что к 2015 году каждое казачье общество превратится в экономически независимую ячейку. Что казачьим обществам будет передано ненужное имущество, находящееся в мобилизационном резерве и пригодное для эксплуатации: тракторы, подъемники, грузовики. Что будут созданы «свои» казачьи бригады в Волгограде, Новороссийске, Буденновске, укомплектованные донскими, кубанскими и терскими войсками. Что до 2015 года в этих подразделениях будут только казаки, начиная от командира бригады и заканчивая рядовым солдатом.

А кто должен был прислушаться к ним и к содержащимся в Стратегии, но так и оставшимся нереализованными предложениям главы Федерального агентства по делам национальностей Игоря Баринова? Агентство, на которое была возложена основная ответственность за реализацию Стратегии. В 2015 году на заседании Совета при Президенте Российской Федерации по делам казачества 26 ноября 2015 года им было сказано:

«Мы предлагаем проработать вопрос создания Всероссийского казачьего общества с привлечением крупных общественных объединений казаков для преодоления раскола казачества на реестровое и общественное», — заявил Игорь Баринов. Отсутствие общей организации, по оценке главы ФАДН, «приводит к расколу в рядах казаков, осложняет взаимодействие с органами государственной власти на местах, провоцирует рост популярности идеологии так называемого «вольного казачества».

Осталось невыполненным и предложение ФАДН о создании казачьего этнокультурного информационно-аналитического интернет-портала, который позволил бы осуществлять мониторинг оценки казаками деятельности властных структур различного уровня и повысил бы, таким образом, их вовлеченность в политическую жизнь страны.

Очевидно, что Совет при Президенте РФ по делам казачества эти предложения Баринова проигнорировал и в созданное Всероссийское казачье общество ни одна из общественных казачьих организаций включена не была.

Коллегиальным органом, координирующим взаимодействие федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и организаций в целях реализации Стратегии была и остается Межведомственная комиссия по реализации Стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года. На неё возлагалась координация работы по реализации Стратегии и контроль за ее реализацией, а также анализ хода реализации Стратегии и подготовка предложений по ее совершенствованию. Первоначально межведомственную комиссию возглавлял Министр регионального   развития   Российской Федерации И.С. Слюняев, а с 2015 года — глава ФАДН Игорь Баринов, которого в 2018 году сменил Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации В.Л. Мутко (Распоряжение Правительства РФ от 20 ноября 2015 г. N 2360-р.). При И.С. Слюняеве комиссия собралась всего один раз. При И.В. Баринове, в июле 2016 и в июне 2018 г. В последующее время о заседании комиссии никаких упоминаний найти не удалось и, судя по некоторым дополнительным сведениям, она больше не собиралась.

Озвученные в справке государственно-правового управления президента Российской Федерации данные о численности членов казачьих обществ в количестве 740 тыс. казаков (по состоянию на 2008 год) значительно сократились и, как сообщается на сайте всероссийского казачьего общества, на сегодня составляют 180 тыс.

Государственная служба российского казачества, доступная только «реестровикам», ради которой в ряды реестровых казачьих обществ в массовом порядке вступали граждане различных национальностей и верований, оказалась доступной лишь единицам. За 15 лет со дня выхода закона о государственной службе российского казачества только 3 тысячи из 180 тысяч членов Всероссийского казачьего общества, предположительно, несут эту службу. То есть, чуть больше 1,5% от тех, кто взял на себя обязательства по несению государственной и иной службы. И то, цифра эта может быть завышена, т.к. маловероятно, что вся эта служба связана с правоохранительной деятельностью и сферами деятельности определенных Постановлением Правительства от 26 февраля 2010 года № 93 «О видах государственной или иной службы, к которой привлекаются члены хуторских, станичных, городских, районных (юртовых), окружных (отдельских) и войсковых казачьих обществ». Из этих 1,5% число несущих именно государственную, а не иную службу, вряд ли будет выше 0,1%. Не считая, конечно, госслужащих, кто был «принят в казаки», а, тем более, в составе целых подразделений следственного управления. В мае прошлого года 137 следователей следственного управления СК России по Волгоградской области создали казачью станицу «Денисовская», которая вошла в состав Войскового казачьего общества «Всевеликое войско Донское».

Атаман Всероссийского казачьего общества Н.А. Долуда, говоря о том, что очень много нормативно-правовых документов принято в отношении российского казачества, отметил «… многие из них не работают в регионах и муниципалитетах по той причине, что многие главы регионов от атаманов попросту отворачиваются. Значит, курс, заданный Президентом для них пустой звук?!»

Судя по информации ниже, курс, направленный на реализацию государственной политики в отношении казачества, является пустым звуком не только в регионах и муниципалитетах, но и во всех федеральных органах, отвечающих за работу с казачеством. Может, это и есть реальная стратегия государственной политики в отношении казачества?

Оживление в казачьей среде появилось, когда после долгого бездействия заработал, тоже после продолжительной раскачки, новый состав Совета при Президенте по делам казачества.

Из выступления председателя Совета, помощника Президента РФ Анатолия Серышева, на первом заседании Совета в новом составе, где главной темой заседания было обсуждение Стратегии развития государственной политики в отношении российского казачества и основные направления деятельности Всероссийского казачьего общества:

«Сегодня само время диктует необходимость перемен. Изменения должны происходить и в нашем с вами сознании. Казачество – это народ с традиционным жизненным укладом, с вековой культурой и желанием служить Отечеству. Перед нами стоит консолидирующая задача – пробудить родовую память. Необходимо создать все условия для улучшения качества жизни казаков. Каждый человек способен на многое, но когда светлые намерения тысячи людей объединяются воедино – появляется идеологический вектор державности. Только личным примером мы можем вдохновить народ на перемены.»

Личный пример и изменения, как первоначально показалось, действительно последовали. В проекте новой Стратегии на 2021 — 2030 годы был скорректирован курс и в сферу деятельности государственной политики включены общественные и иные объединения казаков. В состав ряда профильных комиссий Совета вошли представители общественных объединений. Была даже образована отдельная комиссия по работе с общественными объединениями казаков. Через эту комиссию казаки, относящие себя к этническим казакам или причисляющие себя к казачьему народу, получили возможность вносить предложения в новую Стратегию и план по её реализации. Привыкшие к систематическому игнорированию своих обращений и предложений со стороны органов власти, они не очень-то торопились это делать. Тем не менее, в том числе и благодаря порталу КИАЦ, удалось убедить некоторую часть этих казаков включиться в работу по выработке новой политики и дать свои предложения по её реализации.

На портале КИАЦ сообщалось:

Есть шанс и канал, чтобы быть услышанными Президентом России.

Сейчас у казаков появилась возможность доведения своих предложений непосредственно до Президента РФ через профильную Комиссию по работе с общественными объединениями казаков Совета при Президенте РФ по делам казачества. Надо этот канал и шанс быть услышанными без купюр использовать в полной мере. И делать это грамотно, хорошо продуманно и настойчиво.

Комиссию можно сделать и назвать каналом для связи казаков с Президентом. Соединив её возможности с возможностями ОРКСМИ «КИАЦ», мы получим уже, условно говоря, СПЕЦКАНАЛ, особенностью которого станет его открытость и бОльшая «громкость», по сравнению со всеми другими доступными казакам каналами связи с главой нашего государства. Станет он таковым или нет, зависит только от самих казаков. Это не довольно часто наблюдаемые казачьи группы в соцсетях и популярных мессенджерах. В них, льющимся потоком (нередко довольно мутным), пустая болтовня, реклама, прочий мусор и провокационные вбросы быстро забивают уходящие вниз, как в канализацию, дельные предложения и действительно полезную для сердца и ума информацию.

Далее были изложены наиболее важные концептуальные предложения для включения в новую Стратегию, которые также были поданы в Совет по делам казачества через комиссию по работе с общественными объединениями казаков. Прежде всего, они касались активного содействия со стороны государства в обретении казаками собственной самоидентификации и прекращения спекуляций на данном в прежней Стратегии определении «казак». За основу более правильного определения было предложено взять определение, содержащееся в проекте федерального закона «О российском казачестве». Кроме того, предлагалось внести изменения в Указ Президента РФ от 15 июня 1992 года N 632 «О мерах по реализации закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества», который фактически распространил положения мер реабилитации только на казаков, состоящих в казачьих обществах, внесенных в государственный реестр. Предлагалось эти меры осуществлять в отношении потомков казаков, пострадавших от репрессий, а не обычных граждан без казачьих корней, вступивших в реестровые казачьи общества.

Был также поставлен вопрос о том, чтобы принятие обязательств по несению государственной службы было исключено из обязательных требований при приеме в члены казачьих обществ. Поскольку оно противоречит законодательству, относящемуся к системе государственной службы в Российской Федерации, по которому все граждане России имею равные права по несению государственной службы, вне зависимости от принадлежности к членам каких-либо некоммерческих организаций, к числу которых относятся и войсковые казачьи общества. Как уже показано выше, реального несения государственной службы члены казачьих обществ не осуществляют.

Несение государственной службы предлагалось заменить служением Отечеству. Служение Отечеству у казаков, как и других патриотов России, было и является синонимом любви к Родине, землям своих предков, своему языку и вере, к которой ты принадлежишь. Такой подход, в наилучшей степени, отвечает достижению заявленной Анатолием Серышевым консолидирующей задачи по пробуждению родовой памяти.

Многие казаки ждали, что к их мнению действительно прислушаются и канал для связи с Президентом заработает…

Первый настораживающий звонок прозвучал, когда 9 августа 2020 года указом Президента РФ была утверждена Стратегия государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества на 2021 — 2030 годы. В её тексте не было и следа тех предложений, которые призваны были повернуть Стратегию государственной политики в отношении казачества лицом к казакам. Как и в прежней, провалившейся Стратегии, упор был сделан на несение государственной службы, а право именоваться казаками было распространено только на тех, кто взял обязательства по её несению, вне зависимости от готовности служения Отечеству или принадлежности к казачьему роду.

В этой связи, со стороны казаков, в частности, включенных в ряд постоянных комиссий Совета при Президенте РФ по делам казачества и, прежде всего, вошедших в комиссию по работе с общественными объединениями казаков, была предпринята попытка внести в разрабатываемый ФАДН план по реализации «Стратегии 2030» предложения, которые позволили бы исправить положение и осуществить мероприятия, направленные на устранение ошибок, допущенных при реализации предыдущей Стратегии. Кроме того, предлагались мероприятия по совершенствованию системы взаимодействия с российским казачеством. Обнадеживало, что поддержка такого рода инициатив звучала и со стороны представителей администрации Президента РФ.  Заместитель начальника Управления Президента РФ по общественным проектам А.В. Журавский, выступая на заседании комиссии по совершенствованию системы взаимодействия с российским казачеством, подчеркнул важность участия казачьих обществ и общественных объединений казаков в органах общественного контроля, включения казаков в состав общественных палат, в наблюдательные комиссии, общественные советы. Там же рассматривался вопрос об участии казачьих обществ и объединений в конкурсах грантов для государственной поддержки некоммерческих организаций. Было высказано предложение об участии казаков в семинарах по обучению подготовки документации, необходимой для участия в конкурсах. Также было предложено представить свои предложения в план реализации недавно утверждённой Президентом РФ Стратегии государственной политики в отношении российского казачества на 2021-2030 годы.

Информация о подготовке плана мероприятий по реализации Стратегии, с уже поступившими предложениями казаков и контактными данными для приема новых предложений, публиковалась на портале КИАЦ и в казачьих группах соцсетей.

С КИАЦ поступающие предложения обобщались и направлялись в комиссии Совета при Президенте РФ по делам казачества: по работе с общественными объединениями казаков и по взаимодействию со СМИ.

Второй звонок

То, чем завершилась эта работа, можно выразить, перефразировав известную поговорку: «Не ели, не пили, не веселились, почитали – прослезились». В проекте плана мероприятий по реализации Стратегии государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества на 2021 – 2030 годы от предложений казаков остались только крошки.

Из более чем 40-ка предложений, направленных от представителей общественных и иных объединений казаков, в проекте плана нашли отражение только 5. Это, в частности, участие в казачьих выставках, фестивалях и спортивных мероприятиях, конференциях, мероприятиях, посвященных памятным датам истории России, дням славы русского оружия – дням воинской славы, иным датам, связанным с военной историей российского казачества. Ничего нового, в этом смысле, в плане мероприятий, по сравнению со старым планом реализации Стратегии, нет.

Целевые показатели, не имеющие конкретной цели

Не изменились и, так называемые, «целевые показатели». Результаты выполнения мероприятий плана оцениваются исключительно количественными критериями, никак не связанными с эффективностью и результатом их исполнения. К примеру, в п. 2 плана с длинным названием – Заключение договоров с территориальными органами федеральных органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации о привлечении членов казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации (далее – казачьи общества) к несению государственной или иной службы российского казачества на возмездной и безвозмездной основе, в качестве целевого показателя значится: количество заключенных договоров.

Во-первых, несение государственной службы на возмездной и безвозмездной основе – это две большие разницы. Почему бы не разбить этот пункт на два: возмездная основа и безвозмездная. Во-вторых, количество заключенных договоров ничего не говорит о результатах их исполнения. Как не говорит об этом количество законодательных актов, принятых в отношении российского казачества (об их количестве речь идет в п.1 плана) и в целом количество мероприятий в плане реализации Стратегии государственной политики в отношении казачества. О том, с каким плачевным результатом эта Стратегия была реализована в предыдущий период, показано выше.

Не правильнее было бы по пункту 2, в качестве целевого показателя, указать процент членов казачьих обществ, принятых на государственную службу на возмездной основе (другой и не бывает) по сравнению с 2020 годом. И далее расписать по годам от 2021 по 2023 год. За отправную точку взять сегодняшний показатель 2020 года – 1,5%. На 2021 наметить его увеличение до 5% и так далее. Сделать это не сложно. Хотя, будет звучать как шутка, но, исходя из примера со следственным управлением Волгоградской области, достаточно включить в план мероприятий создание казачьего округа на базе Южного военного округа. Поверстать всех военнослужащих в казаки, а кто не согласится – отправить служить за Полярный круг.

Не будем утомлять читателей изложением по пунктам мероприятий плана реализации стратегии 2030 с анализом того, какое место в них отводится казакам, поверившим в то, что их мнение кого-либо из «главных по казачеству» интересует.

Ответ на вопрос, прозвучавший год назад в публикации «Станет ли новой «новая» стратегия развития государственной политики в отношении российского казачества» уже просматривается.

Осталось дождаться Указа Президента Российской Федерации об утверждении плана по реализации Стратегии. Его подписание ожидается в октябре – ноябре текущего года.

Чтобы убедить казаков, что Стратегия государственной политики изменилась и не стоит к ним задом, нужно просто поверить словам помощника Президента РФ председателя Совета по делам казачества Анатолия Серышева: «…Только личным примером мы можем вдохновить народ на перемены.»

________________________________________________________________

Материал уже был подготовлен к отправке для публикации, как от источника в администрации Президента РФ была получена информация, что подготовленный ФАДН проект плана реализации Стратегии государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества на 2021 — 2030 годы был отклонен Советом при Президенте РФ по делам казачества, как не в полной мере отвечающий целям и задачам Стратегии.

В настоящее время план подвергается существенной переделке и надеемся, что данная публикация поможет сделать его отвечающим целям Стратегии, а также интересам и целям казаков, заинтересованных в служении Отечеству. А представители ФАДН будут более внимательно относиться к поручениям Президента Российской Федерации. 

Член постоянной Комиссии по работе с общественными объединениями казаков Совета при Президенте РФ по делам казачества

Алексей Зборовский



Чтобы участвовать в дискуссии авторизуйтесь

Читайте по теме