Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Ситуация на Украине

Ситуация на Украине  далее »
28.01.2020
12:24:44
ООН: Более 3,4 млн жителей Донбасса нуждаются в гуманитарной помощи далее »
12:24:02
Зеленский обвинил СССР в развязывании Второй мировой войны далее »
27.01.2020
15:45:28
Делегация Украины вернулась к работе в ПАСЕ далее »
15:34:39
Ереван обнародовал дату новой встречи глав МИД Армении и Азербайджана далее »
14:35:46
ФСБ приостановила следствие по делу украинских моряков далее »
24.01.2020
18:34:21
Почти 300 тыс. украинцев получили российское гражданство в 2019 году далее »
15:25:15
Кабмин Украины: За 20 лет население страны сократилось на 11,2 млн человек далее »
15:18:38
Задержан украинский диверсант, готовивший взрывы в Крыму далее »
13:17:19
Лукашенко отказался быть последним президентом Белоруссии далее »
23.01.2020
14:38:11
Зеленский: с Россией начаты новые переговоры по обмену далее »

План Украины. Время покажет. Выпуск от 27.01.2020 далее »

Депутат Госдумы Константин Затулин – о присвоении Сочи звания «Город трудовой доблести» далее »

Депутат Госдумы Константин Затулин провел первый в этом году прием граждан. С какими проблемами обращаются сочинцы? далее »

Завибрировали... Точка зрения от 27.01.2020 далее »

Лукашенко в новой системе Путина далее »

Ответ депутата Затулина на обращение жителей Новых полян далее »

На Украине пытаются заставить говорить и мыслить на украинском языке - Владимир Жарихин далее »

Рубрика / Видео

Владимир Евсеев: Нас ждут непростые отношения с Белоруссией


09.12.2019 Источник: Общественное телевидение России

Владимир Валерьевич Евсеев

Заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС
перейти на страницу автора

Оксана Галькевич: Ну, не часто у нас такое бывает. В общем, завершение прошлой недели и начало новой выдались богатыми на международные события, поэтому мы хотим, уважаемые телезрители, с вами эти темы обсудить. Вот о чем речь.

Константин Чуриков: В субботу в Сочи Владимир Путин встретился с Александром Лукашенко. Президенты России и Белоруссии обсуждали газовый вопрос. Разговор проходил за закрытыми дверями. Некоторые СМИ до встречи сообщили, что Лукашенко собирался настаивать на решении проблемы налогового маневра и цен на энергоносители в будущем году, а также на устранении барьеров для допуска белорусских товаров на российский рынок. Владимир Путин заявил: «Россия и Белоруссия сделают все, чтобы народы двух стран получили заметные преимущества от возможной интеграции, прежде всего в экономике и в социальной сфере». Александр Лукашенко с ним согласился.

Владимир Путин, президент Российской Федерации: «Хочу выразить надежду на то, что мы и дальше будем делать все для того, чтобы наши народы и страны чувствовали свою близость, продолжали движение, прежде всего, конечно, в сфере экономики, но не только – и в социальной сфере, что я считаю чрезвычайно важным, и получали бы заметные преимущества от этой интеграции».

Александр Лукашенко, президент Белоруссии: «Мы не просим, как некоторые говорят, дешевый газ, дешевую нефть. Мы готовы и по 200 долларов газ покупать, и нефть покупать не по 63 доллара за баррель. Главное, чтобы равные были условия. Если наши предприятия покупают за 200 долларов – значит, и конкурирующие предприятия должны иметь такую же цену. В противном случае мы просто не создадим основу наших отношений. Вы как ученый, экономист, кандидат экономических наук понимаете это не хуже меня. Вот единственная проблема, над которой в принципе работают наши правительства».

Оксана Галькевич: Ранее Минск не раз заявлял, что увязывает возможность углубления интеграции с Россией в рамках Союзного государства только при решении наиболее чувствительных для Белоруссии экономических вопросов. Кстати, в это воскресенье Россия и Белоруссия как раз отметили 20 лет со дня подписания этого договора, то есть встретились как раз в канун.

Константин Чуриков: Ну, это мы говорили о Белоруссии. И сегодня в центре внимания также и Украина, потому что в Париже должна состояться встреча в «нормандском формате». Сообщается, что Владимир Путин уже провел двустороннюю встречу с Ангелой Меркель, уже проходит встреча с президентом Франции Эмманюэлем Макроном. После этого в «нормандском формате» должны поговорить. Ну а затем впервые состоится очная встреча Владимира Путина и Владимира Зеленского, президента Украины. Обо всем об этом…

Оксана Галькевич: Впервые.

Константин Чуриков: Впервые, да.

Оксана Галькевич: Впервые как раз с того момента, когда Зеленский в мае был избран президентом.

Константин Чуриков: Обо всем об этом поговорим с вами и с нашим гостем. В студии – Владимир Евсеев, заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ, военный эксперт. Владимир Валерьевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Владимир Евсеев: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Владимир Валерьевич, очень мало по первой встрече, если хронологически брать, по встрече президентов России и Белоруссии, мало каких-то, так скажем, содержательных сообщений. Сказано о том, что практически весь день провели за закрытыми дверями. Никто не знает подробностей переговоров, естественно. Понятно, что они были непростыми. Но тем не менее, знаете, по такой скудной информации очень дипломатичным языком какие выводы мы можем делать?

Владимир Евсеев: Россия заинтересована в том, чтобы российско-белорусские отношения стали ядром евразийской интеграции, потому что у нас есть Союзное государство. Поэтому если бы нам удалось стать ближе экономически и, я бы даже сказал, финансово-экономически, чем в рамках Евразийского экономического союза, то мы могли бы за счет Союзного государства усилить интеграцию в рамках Евразийского экономического союза. Это как бы идея.

На практике же мы видим, что есть вопросы не только у Белоруссии к России, но и у России к Белоруссии. Ну, например, вещь очень острая – это реэкспорт. Причем реэкспорт не только и, может быть, не столько даже европейских товаров, а сколько украинских товаров, которые идут через территорию Белоруссии. И это нас очень беспокоит, потому что санкции в отношении Украины пока никто не отменял.

Оксана Галькевич: То есть то, что в прямом смысле (прости, Костя) было бы контрабандой, каким-то бы таким словом нелицеприятным называлось, сейчас это «реэкспорт»?

Владимир Евсеев: Теперь это называется «реэкспорт». Помимо этого, не урегулированы вопросы не столько того, покупать ли России у Белоруссии, например, молочные товары, а сколько, например, то, что Белоруссия будет делать с той нефтью, которая поставляется белорусским НПЗ. Ну, например, будет она ее поставлять на Украину или нет? Она может поставлять же не только обычным людям. Я, например, полностью за то, чтобы обычные люди получали, может быть, эту нефть. Но ведь она поставляется и на бронетанковую технику, которая воюет на Донбассе. Таким образом Россия оказывает помощь Вооруженным силам Украины, с которыми воюют ополченцы в районе Донбасса. Я думаю, это, может быть, не совсем правильно.

Константин Чуриков: Подождите. Сначала мы начали так хорошо, заговорили о евразийской интеграции, о Союзном государстве. Тут такой глобальный вообще вопрос! И здесь какие-то, в общем, скажем так, достаточно точечные детали всего этого процесса. У меня вопрос: какой стране что важнее? Нам что важнее? И белорусам что важнее?

Владимир Евсеев: Белоруссия чрезвычайно серьезно интегрирована в Российскую Федерацию. Это видно и по трудовой миграции, по взаимному товарообороту. Интеграция наша действительно очень высока, в основном Белоруссии в российскую экономику, поэтому Белоруссия должна быть заинтересованной в развитии отношений с Россией для того, чтобы можно было поддерживать жизненный уровень на определенном уровне внутри страны.

Но в то же время Белоруссия смотрит на ситуацию вокруг нее и пытается ее использовать, чтобы зарабатывать деньги. Например, на дешевой российской нефти, продавая энергоресурсы, в том числе не совсем дружественным России государствам. На том, чтобы поставлять в Россию какие-то продукты – то есть реэкспорт, о котором мы говорили, в чем Россия, конечно, не заинтересована. Я думаю, это не соответствует и тем обязательств, которые у Белоруссии в рамках Евразийского экономического союза.

Константин Чуриков: Из чего делаем вывод, что Белоруссии все-таки интересны в основном экономические вопросы. А нам?

Владимир Евсеев: Ну, нам интересны не только экономические вопросы, я бы сказал. Россия напрямую не говорит, но, наверное, заинтересована в том, чтобы мы теснее сближались в военно-политической сфере. Но здесь опять же возникает следующий вопрос.

Ведь Россия сотрудничает с некоторыми государствами, у которых есть ограничения на поставки вооружений, но эти вооружения попадают в эти государства через Белоруссию. И поэтому получается, что если мы идем на более тесное военно-техническое сотрудничество, то, во-первых, не будут ли наши секреты достоянием определенных государств? И второе – не попадут ли они в те государства, у которых есть ограничения на поставки этих вооружений? И, к сожалению, Белоруссия далеко не всегда учитывает при поставках вооружений российские интересы.

Характерный пример: Россия воздерживается от того, чтобы поставлять Армении вооружения, которые провоцировали бы ее к боестолкновениям с Азербайджаном. Могу сказать, что, например, в Азербайджан были поставлены системы залпового огня, новейшие, поставлены были именно из Белоруссии. И я не скажу, что они способствовали урегулированию проблемы Нагорного Карабаха. Может быть, с Россией нужно было посоветоваться перед тем, как поставлять системы «Полонез» Азербайджану? Но Белоруссия этого не стала делать. И такие примеры я мог бы еще привести.

Оксана Галькевич: Владимир Валерьевич, судя по тому, что день в Сочи прошел, так скажем, не безрезультатно, но тем не менее мы не знаем, с каким результатом закончился, собственно, как вы считаете, какие вопросы были самыми сложными в обсуждении?

Владимир Евсеев: Я думаю, самыми сложными были именно финансово-экономические вопросы. И речь касалась, по-видимому, не только того, по какой цене поставлять нефть или как относиться к налогам.

Оксана Галькевич: То есть это белорусы с нами не смогли о чем-то договориться, нужном для себя? Или мы с ними не смогли?

Владимир Евсеев: В рамках движения к Союзному государству было заявлено о приблизительно 25 дорожных картах сближения по разным направлениям. В настоящее время, по некоторым данным, согласовано порядка 15 дорожных карт.

Оксана Галькевич: Бо́льшая часть.

Владимир Евсеев: И обсуждалось, как эти дорожные карты развивать, как нам реально идти на сближение в определенных областях. Но я так полагаю, что Белоруссия, наверное, соглашаясь на реализацию определенных дорожных карт, выдвинула нам некоторые условия. Вот эти условия, по-видимому, требовали достаточно долгого обсуждения.

Константин Чуриков: Нам звонит регион, соседствующий с Республикой Беларусь, – Смоленская область. Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Приграничная территория.

Константин Чуриков: Конечно. Сергей?

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Константин Чуриков: Сергей, смелее! Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотел свое личное отношение высказать по этой теме. Я лично ничего против белорусов, естественно, не имею, это соседи. Я живу в Смоленске, граница рядом, я неоднократно был в Белоруссии. Но единственное, что меня, да и не только меня, но и близких моих, и знакомых раздражает в отношении этой ситуации – это поведение, начиная от президента и кончая, я не знаю… Митинги были буквально на днях, митинги проходили.

Константин Чуриков: Президента какого, Сергей?

Зритель: Белоруссии, естественно. Александра Григорьевича.

Константин Чуриков: То есть то, что не находят идеи интеграции такой внутренней поддержки в Белоруссии? Вы это хотите сказать, да?

Зритель: Да-да. Против воссоединения, интеграции с Россией. Ну, если не хотят, то и нафиг они нам нужны!

Константин Чуриков: Ну подождите! Еще пока ничего не договорились. Еще 20 декабря будет встреча.

Зритель: Но первые признаки есть?

Константин Чуриков: Ну да.

Зритель: Пускай посмотрят на Украину, чем там дело закончилось. И вообще пора уже, мне кажется, отойти от этого. «Все братья, все сестры». Какие вы нам братья? Не хотят – не надо!

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Спасибо, Сергей.

А вот давайте спросим нашего эксперта. Владимир Валерьевич, а интеграция и объединение – между ними нужно ставить знак равенства? Это одно и то же? Правильно ли та и другая сторона понимают суть этого процесса?

Владимир Евсеев: Недавно были проведены качественные социологически исследования как раз по Белоруссии. И если мне память не изменяет, было опрошено порядка 7 тысяч граждан Белоруссии, причем разные регионы были, разные социальные группы населения. И что они выявили? Что подавляющее большинство населения – порядка 60% – выступают за то, чтобы наши отношения были дружественными. Но белорусы хотят, чтобы при развитии отношений с Россией также развивались отношения и с Европейским союзом.

Вы знаете, это очень характерно для всего постсоветского пространства. Любое государство, которое вы посмотрите, оно везде выступает и за укрепление отношений с Россией, и за сохранение отношений с Европейским союзом особенно. То есть оно хочет быть мостом. Вот эти так называемые мосты – это касается не только Молдавии, но это касается напрямую и Белоруссии.

То есть, если говорить: «Кого вы выбираете?» – здесь часть населения не хочет голосовать… не хочет отвечать, потому что она просто не понимает, кого выбрать. А может быть, так и не надо вопрос ставить: «Кого выбираете?» Они хотят быть и с Россией, и с Западом.

Константин Чуриков: Владимир Валерьевич, так мы должны, получается, учитывать эти настроения, эти желания. Мы не должны же (или должны?) ставить перед ними такую дилемму: «Либо ты с ними, либо ты с нами».

Владимир Евсеев: Вы знаете, конечно, мы не должны ставить такую дилемму. Но у Белоруссии ведь есть разные процессы, которые проходят, и не всегда они являются пророссийскими. Вот это нас тоже беспокоит, потому что, может быть, несколько искусственно подогреваются некоторые проблемы, которые были в Белоруссии, что нужно ускорять движение, например, на Запад как раз в противовес России. Поэтому Россия внимательно смотрит, что там развивается. Надежда есть на то, что если нам действительно удастся переломить и усилить наше сближение, которого не было реально, то в этом случае, может быть, удастся несколько снять вот эту напряженность.

Но я вижу, что нас ждут достаточно непростые отношения с Белоруссией, хотя она является и членом Союзного государства, и наш союзник в рамках ОДКБ, и она является членом Евразийского экономического союза. Но отношения непростые, потому что… Мы не ставим выбор, но, к сожалению, Запад тянет. И для этого используются большие деньги через различного рода НКО. Всячески пытаются белорусов…

Оксана Галькевич: Запад тянет или притягивает, Владимир Валерьевич?

Владимир Евсеев: Они тянут ее к себе, при этом фактически пытаются как-то оторвать от нас или отодвинуть от нас. Вот такое желание есть.

Что было заявлено по поводу митингов? Вы знаете, далеко не все позитивно в Белоруссии восприняли итоги парламентских выборов. Ведь посмотрите – ни одна оппозиционная партия в парламент не прошла. И к этому тоже есть разное отношение людей, которые проживают. Может быть, какое-то количество оппозиционных партий нужно было. Посмотрите на наш парламент – у нас же есть оппозиционные партии. Почему в Белоруссии нет? Эти вопросы тоже возникают не только у россиян, но и у жителей Белоруссии.

Константин Чуриков: Понятно, что приграничные территории, как выразилась Оксана, хотят включиться в дискуссию. Прежде всего – Галина из Брянской области. Галина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Галина.

Зритель: Добрый вечер. Я хочу сказать про Белоруссию. Мы живем рядышком и с Украиной, и с Белоруссией. Мы хотим дружить. Мы всегда дружили. Мы всегда не только дружны были, но и считаемся братьями. Я хочу сказать, что белорусы не только хотят что-то у нас взять, но и помогают: в наших радиационных приграничных зонах создают совместные предприятия, помогают насчет сельского хозяйства, помогают техникой.

В общем, я считаю, что дружба у нас существует, поэтому обострять ситуацию, что «вот это наше», каждому одеяло тянуть, я думаю, не стоит. Тем более нация небольшая, тем более приграничная. Поэтому я думаю, что с Белоруссией надо выстраивать очень хорошие и теплые отношения.

Константин Чуриков: Спасибо вам, Галина, за ваш добрый настрой.

Давайте еще сразу Елену из Москвы послушаем. Как это все в столице видится?

Оксана Галькевич: Давайте.

Константин Чуриков: Елена, здравствуйте.

Оксана Галькевич: А это, мне кажется, приграничная территория для всех регионов.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Вы знаете, мне бы хотелось очень кратко сказать. Мне немножко не по себе. Я считаю, что Российской Федерации не стоит торговаться с Белоруссией, как-то неприлично. Все-таки мы родные братья, сестры. Вот это торгашество проходит, и все время люди унижают и оскорбляют Белоруссию. Если не нравится президент, то это не значит, что белорусы – плохие люди или что они хотят, может быть, чем-то обидеть Российскую Федерацию.

Понимаете, постоянные финансовые претензии к Белоруссии, как будто бы мы все время даем им деньги. Но ведь, насколько я понимаю, кредиты возвращаются. Почему у Российской Федерации нет претензий к Киргизии, к Таджикистану и так далее? Туда деньги уходят безвозвратно. Давайте как-то вести себя прилично все-таки. Не знаю, у меня, когда я слышу эту тему, боль в сердце, до слез!

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Владимир Валерьевич, а это правда, что мы по отношению к нашим среднеазиатским партнерам менее требовательные, а вот с Белоруссии той же дерем три шкуры?

Владимир Евсеев: Вы знаете, я хотел бы напомнить слова президента Александра Лукашенко, когда он говорил, что нужно по-партнерски выстраивать отношения. Но, к сожалению, иногда в Минске партнерские отношения воспринимают достаточно односторонне. Я думаю, что и Белоруссия должна по-партнерски вести себя в отношении Российской Федерации, если мы говорим о каких-то финансовых проблемах. У нас есть масса претензий тоже.

А теперь – в отношении государств Центральной Азии. Конечно, Россия учитывает ту ситуацию, которая там складывается. Она учитывает тот поток трудовых мигрантов, который у нас оттуда идет. И Россия бы не хотела, чтобы этот регион каким-то образом дестабилизировался. С Белоруссией все-таки так вопрос не стоит. Государства Центральной Азии – там проживает достаточно большое количество различного рода радикалов, некоторые из них вернулись из той же Сирии и Ирака, например. Поэтому, да, действительно, мы иногда идем навстречу, например, той же самой Киргизии, где чрезвычайно тяжелая ситуация, для того чтобы поддержать эту стабильность.

Насколько это воспринимается негативно в Белоруссии? Наверное, может быть, они хотели бы, чтобы ко всем относились одинаково. Но мы все-таки учитываем ситуацию внутри государств, потому что если произойдет дестабилизация в Центральной Азии, то это сразу нам аукнется. Но не Белоруссия. Понимаете, в чем разница? Если будет дестабилизация в России, то, конечно, Белоруссии это аукнется. Но если дестабилизация будет в Киргизии, то для Белоруссии это фактически все равно.

И поэтому я хотел бы, чтобы в Минске это тоже учитывали. Все-таки есть и другие государства, перед которыми есть союзнические обязательства и которые мы обязаны защищать в случае не только каких-то внешних проблем. Мы должны помогать, если будут проблемы серьезные социально-экономические.

Могу сказать, что если в Белоруссии (я рассуждаю гипотетически) произойдут какие-то проблемы, а они тоже могут быть, то Россия также поступит с Белоруссией, тоже протянет ей руку, я больше чем уверен. И здесь мы отойдем от всех так называемых «молочных войн», каких-то еще войн. Мы будем реально помогать Белоруссии, потому что дестабилизация Белоруссии нам тоже не нужна. Но, к сожалению, для Белоруссии дестабилизация Киргизии – это все-таки не так важно.

Оксана Галькевич: Владимир Валерьевич, у нас немного времени остается, давайте поговорим еще о встрече в «нормандском формате». Я слежу за сообщениями на информационных лентах. Несколько минут назад лидеры «нормандской четверки» прибыли в зал заседаний, саммит начался. Встреча, как мы сказали, историческая – ну, хотя бы потому, что Путин там вместе с Зеленским впервые будут общаться. Ожидаете ли вы какого-то прорыва от этого разговора, от этой встречи?

Владимир Евсеев: Я ожидаю очень трудного диалога, потому что… Во-первых, Владимир Зеленский не контролирует местных радикалов. И хочу напомнить, что именно сейчас массовые выступления проходят в Киеве, которые требуют, чтобы фактически Владимир Зеленский отказался выполнять соглашение «Минск-2», которое является обязательным как раз в рамках «нормандского формата». Поэтому ожидать какого-то прорыва было бы преждевременно.

Что бы хотела реально Россия? Россия хотела бы, чтобы так называемая буферная зона или «серая» зона, как говорят, чтобы она была восстановлена в рамках соглашения «Минск-2», то есть чтобы оттуда было отведено тяжелое вооружение. В перспективе, если мы сможем добиться некоторой стабилизации, может быть, туда войдут миротворцы. Это возможно. Но в любом случае должна быть некая зона, потому что если войска стоят в условиях боевого соприкосновения, то там всегда будут стрелять, я вам это гарантирую.

Поэтому мы надеемся, что постепенно будет найден какой-то компромисс. Но дадут ли это радикалы, которые есть в Киеве? Я не очень уверен.

Константин Чуриков: Подождите. До этого были разговоры о так называемой «формуле Штайнмайера», далеко идущие перспективы проведения выборов Донецкой и Луганской народных республиках. До этого очень далеко сейчас, да?

Владимир Евсеев: Я думаю, что сейчас нужно хотя бы Киев убедить в том, что соглашение «Минск-2» надо выполнять без всяких изъятий. Не начинать с того, что: «Давайте вначале границу нам передайте с этими республиками, а только потом мы будем что-то выполнять». Это несерьезно. Нужно выполнять так, как написано в соглашениях «Минск-2». А это как раз и есть «формула Штайнмайера».

Но ведь можно пойти и дальше. Ведь если, например, Киев говорит: «Я не хочу предоставлять особый статус Донбассу», – мы говорим: «Хорошо. А предоставьте особый статус всем своим регионам». И тогда получается, что особого статуса не будет. Такие же права будут у всех других областей. Может быть, как раз тогда и будет выход? Могу сказать, что немцы такое предложение им делают.

Но чего боится Киев? Киев боится даже одного слова «федерализация». Они считают, что федерализация – это распад Украины. Что не соответствует действительности. Идет реально не децентрализация, а постепенно идет процесс как раз федерализации Украины.

Оксана Галькевич: А с какими обещаниями…

Константин Чуриков: Тут буквально… Давай сначала ты, а потом я.

Оксана Галькевич: С какими обещаниями именно в этом процессе Зеленский шел на выборы? Чем он победил, когда именно этой темы касались? Чего ждет от него избиратель, те люди, которые за него голосовали?

Владимир Евсеев: Избиратель ждет от него мира.

Оксана Галькевич: Любой ценой? Просто прекращения войны? Или все-таки нет, не любой ценой?

Владимир Евсеев: Вы знаете, я думаю, что если брать население в целом, то, конечно, не любой ценой. Некоторые хотят, чтобы силой вернули Донбасс. Но все-таки основная масса говорит, что нужно как-то ситуацию успокоить. И вот то, что в некоторых районах удалось добиться отвода вооружений, то есть создать «серую» зону, восстановить – я считаю, что это позитивный шаг.

Но могу заметить, что и Россия много сделала позитивного. Мы же вернули два катера вместе с буксиром. Россия сделала много, чтобы этот процесс шел по постепенному восстановлению двухсторонних отношений. Я могу сказать, что для Украины продолжение и даже укрепление отношений в рамках СНГ отвечает ее экономическим интересам.

Константин Чуриков: Сейчас мы можем показать нашим зрителям в прямом эфире кадры, которые мы сейчас получаем из Парижа, из заседания в «нормандском формате», который, как мы понимаем, вот-вот и начнется.

Смотрите, буквально накануне лидер Либерально-демократической партии Владимир Жириновский в своем Telegram-канале написал, что Беловежское соглашение – это было самое страшное преступление в истории России. «Кучка граждан, – как он написал, – заявили о ликвидации СССР». Вы согласны с такой оценкой тех событий?

Владимир Евсеев: История не любит сослагательного наклонения. Это произошло. Я был не со всем согласен, что происходило и в более позднее время, но надо исходить из того, что эти события состоялись. Поэтому сейчас не надо оспаривать Беловежские соглашения, а надо смотреть, как нужно реально на постсоветском пространстве восстановить хотя бы тот уровень отношений, знаете, партнерские отношения. Не надо здесь отношений, чтобы были союзническими с Украиной, а просто партнерские отношения.

Ведь то, что с Украиной у нас есть сложности – это мешает и евразийской интеграции, это мешает развитию отношений с той же самой Белоруссией, создает нам много проблем. Но ведь Киеву это создает еще больше проблем. И когда Киев исходил из того, что «отморожу себе уши маме назло», – вы знаете, это был совершенно неправильный подход, это был подход Петра Порошенко. Но я пока не вижу, насколько Владимир Зеленский не хочет отморозить себе уши. Может быть, он тоже хочет? Или кто-то хочет, чтобы он отморозил.

Поэтому с этой точки зрения я думаю, что если Владимир Зеленский постепенно сможет выйти на некие договоренности по снижению напряженности в зоне Донбасса, то это будет отвечать интересам украинских граждан и граждан в России, которые проживают на смежной территории. Наверное, вот это то, чего от него ждут.

Оксана Галькевич: Накануне как раз этой встречи Порошенко в местной украинской прессе давал рекомендации нынешнему президенту Зеленскому, как себя вести на встрече с нашим президентом Владимиром Путиным. Вот только что мы видели на этих кадрах, что Зеленский и Путин сидят за круглым столом как раз ровно друг напротив друга. Пока настроение приветливое, люди улыбаются, общаются. Ну посмотрим, будем ждать каких-то результатов.

Спасибо большое. В студии у нас был Владимир Евсеев, заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ, военный эксперт. Спасибо большое, Владимир Валерьевич.

Константин Чуриков: Спасибо.

Владимир Евсеев: Спасибо и вам.

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.