Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Абхазия: Выборы Президента 2019

Абхазия: Выборы Президента 2019  далее »
20.09.2019
17:30:12
Константин Затулин принял участие в первой сессии новоизбранного Госсовета Республики Крым далее »
15:16:13
Киев объяснил отказ согласовать «формулу Штайнмайера» в Минске далее »
12:18:29
Лукашенко решил упростить визовый режим с Евросоюзом далее »
11:39:36
«Преемственность священных писаний» презентовали в Институте стран СНГ далее »
11:34:55
Россия и Молдавия договорились устранять барьеры в торговых отношениях далее »
11:11:50
Молдо-российской межправительственной комиссии сообщили об ограничениях в отношении ПМР далее »
19.09.2019
11:52:32
В Москве провели семинар для правозащитников по вопросам трудовой миграции далее »
11:37:43
Грызлов: Киев сорвал договоренности в «нормандском формате» далее »
09:28:48
Президент Эстонии назвала причины усталости Европы от Украины далее »
09:28:07
В Раде предложили пойти на жертвы для разрешения конфликта в Донбассе далее »

Украинское досье: Газовая война грозит расколоть Европу далее »

Газовый вопрос. Время покажет. Выпуск от 19.09.2019 далее »

Шишкин: Эстония боится, что "старшие товарищи" за ее спиной договорятся с РФ далее »

Встреча "нормандской четверки" под угрозой срыва! 60 минут от 18.09.2019 далее »

Саммит в Анкаре: мнение экспертов далее »

Европа: устои или угрозы? Между тем. Эфир от 17.09.2019 далее »

Украина идет правильным путем? Вечер с Владимиром Соловьевым от 17.09.2019 далее »

Рубрика / Религия

Неудавшийся день мусульманских знаний


03.09.2019 16:50:15

Накануне Дня знаний в России стало на одну частную мусульманскую школу меньше. По сообщению из Татарстана, за многочисленные нарушения судом закрыт частный образовательный центр «Золотая середина», действовавший начиная с 2015 года при медресе «Нурутдин» в мечети «Абузар» в Набережных Челнах. Школу открыл предприниматель из Ижевска Марат Ялилов. При регистрации «Золотой середины» как юридического лица в штате школы якобы были только два педагога, бухгалтерия оформлялась по схеме упрощенной системы налогообложения, с минимумом административно‑финансового и хозяйственного персонала. Обучение платное – 4 тыс. руб. в месяц. При этом, как гласят материалы суда, оплата за обучение проводилась как благотворительный взнос, сообщает татарстанский ресурс Chelny‑biz.ru. Между родителями и педагогами якобы заключались договоры на безвозмездное обслуживание, а зарплату учителям директор школы выдавал как благотворительные пожертвования – лично в руки, без указания в бухгалтерских документах. Судом якобы также установлено, что у «Золотой середины» не было лицензии на образовательную деятельность. Однако на сайте городского суда обнаружить соответствующую информацию не удалось.

На момент закрытия в школе обучались 102 ребенка, из них 82 были на домашнем обучении и параллельно посещали «Золотую середину». Занятия проводились каждый день, а предписанное федеральным законом регулярное питание отсутствовало.

Однако сам Марат Ялилов в разговоре с «НГР» представляет ситуацию совершенно по-другому. «Школа закрыта. Но не по нашей вине, а потому что здание мечети «Нурутдин» признано не соответствующим нормам противопожарной безопасности. Мы не собственники здания, мы только арендаторы», - сказал директор учебного заведения.

В Духовном управлении мусульман Татарстана (ДУМ РТ) заявили «НГР», что полнотой информации о «Золотой середине» и подобных школах в республике не обладают, поэтому давать комментарии не имеют права.

Хотя ситуация с конкретным учебным заведением не совсем ясна, в экспертной среде обсуждается сложная ситуация с частными мусульманскими школами в России.

В подобные заведения отдают своих детей те родители, которые считают порядки в государственных образовательных учреждениях в той или степени несовместимыми с исламскими канонами. В частности, в Татарстане, кроме закрытой «Золотой середины», действуют другие, более благополучные мусульманские школы. В Казани работает «Усмания», в ноябре 2018 года открыли школу для девочек «Музаффария». Эти школы находятся под патронажем ДУМ РТ, но обеспечивают прохождение учащимися также общеобразовательной программы и контролируются Рособрнадзором.

«Уровень взаимоинтеграции между светским и исламским в Татарстане давний и глубокий, – сказал «НГР» исламский деятель Рустам Батров. – Среди мусульман республики не ведется разговоров о том, стоит или нет отдавать ребенка в школу. Обязательные прививки – да, на эту тему то и дело общаются как мусульмане, так и немусульмане. Но чтобы в школу не ходить – такого нет. Пример общины последователей Файзрахмана Сатарова (см. «НГР» от 02.07.19.), где отрицали российскую школу и Российское государство, для Татарстана маргинален. Во‑первых, файзрахманисты вышли из ислама, во‑вторых, в этой общине было всего 10 человек. Отрицание мусульманами России авторитета светской школы может быть где угодно, только не у нас».

Практика обучения детей в мусульманских частных школах‑интернатах широко распространена в Дагестане. В 2014 году предприниматель из Махачкалы открыл школу‑интернат в селе Тлондода в Цумадинском районе. Интернат действует без образовательной лицензии, поскольку по документам значится как начальная мусульманская школа – мактаба. В этой мактабе кроме изучения Корана и арабского языка занимаются английским языком и проходят обязательную образовательную программу. В частности, уроки физкультуры ведет на общественных началах уроженец Тлондоды, участник Олимпийских игр. Ученики главным образом дети работающих в Махачкале жителей Цумадинского района.

В Дагестане до недавнего времени была практика учить девочек до 6–7‑го класса, после чего их забирали из обычной школы и отдавали в мусульманскую или же выдавали замуж, сказала «НГР» политолог Галина Хизриева: «Эта тенденция сложилась в нулевые годы, когда пропаганда ваххабизма была настолько сильной и имела настолько сильную поддержку в высших эшелонах региональной власти, что престиж светского образования перестал существовать. Установилась мода на ранние браки, на выход замуж за граждан из стран Ближнего Востока. Обязанность ездить на Ближний Восток и Турцию за товарами и зарабатывать таким образом ложилась прежде всего на плечи женщин, девушек. Образование для этого было совершенно не нужно. Нужно было просто уметь читать, считать и писать. Это затронуло не только идейных мусульман, но и обычные семьи. Так что я бы не стала связывать это явление с ваххабизмом и радикализмом. Был и обычный расчет устроиться в жизни через открывшиеся новые возможности».

По словам Хизриевой, в Дагестане можно получить образование и светскую специальность и по линии Духовного управления мусульман республики: «В последние годы тому, что советуют муфтий Дагестана Ахмад Абдуллаев и его супруга Айна Гамзатова насчет воспитания девочек, в Дагестане стали уделять большое внимание. К примеру, в мусульманских образовательных учреждениях можно получить специальность медсестры, журналиста, психолога, бухгалтера, экономиста. С поколением неграмотных «мамочек», увы, ничего не сделаешь. Надо сказать, что неграмотные и полуграмотные молодые дагестанки, которые только занимаются челночным бизнесом и рожают детей, сейчас уходят в прошлое. Сейчас даже джихадисты не считают нужным лишать девушек высшего образования. Как раньше «Имарату Кавказ» (запрещен в РФ), так и сейчас «Исламскому государству» (ИГ, запрещено в РФ) в нашей стране потребовались образованные дамы. Такое и в Украине сплошь и рядом. Одесситку Наталью Никифорову, она же Амина Окуева, отправили учиться на врача ее друзья – беглые джихадисты из «Ичкерии».

«Точной статистики по частным мусульманским школам и детсадам в России нет, – сказал «НГР» председатель правления общественной организации «Право ребенка» Борис Альтшулер. – На эти инициативы обращают внимание только в случае обнаружения там нарушений. Федеральный закон разрешает давать ребенку образование в любой форме. Широко распространена практика дистанционного и надомного обучения – к примеру, когда ребенок болен. Когда ребенок вообще не учится – это уже ЧП. Тогда подключаются органы опеки и полиция. Если родители верующие, то параллельно с надомным обучением ребенок может посещать религиозную школу. О таких религиозных школах, где бы на профессиональном уровне преподавали алгебру, физику и химию, лично я не слышал. Федеральный закон установил требования, по которым частная школа получает право учить ребенка и потом выдавать ему аттестат государственного образца. У школы должна быть лицензия на образовательную деятельность, у педагогов‑предметников – профильные дипломы и стаж работы по специальности. Помещения, где занимаются дети, проходят обязательную санитарно- эпидемиологическую проверку. Если форма обучения ежедневная, то обязательно школьное питание и система охраны. Административная и финансовая деятельность школы также проверяется на прозрачность. Если какие‑то нарушения есть, то работа школы приостанавливается до их устранения, а в некоторых случаях школа закрывается навсегда. Ученики‑надомники, выпускники частных школ сдают экзамены по программе обычной школы, иначе они не получат аттестат и не поступят в вуз».

Предложение мусульманских частных школ обусловлено спросом, сказал «НГР» заведующий отделом исламских исследований Института стран СНГ Ильдар Сафаргалеев: «К сожалению, в обычных школах бытуют насилие, распущенность нравов, детский алкоголизм и наркомания, пропагандируется уголовная субкультура А.У. Е. («арестантский уклад един». – «НГР»). От всего этого хотят оградить своих детей любые любящие родители. Разрешенные законом частные детсады и школы – ответ родителей и педагогов на негативные вызовы в светской системе дошкольного и школьного образования. Другое дело, что не у каждого такого учебного заведения оказываются в наличии свидетельства на право вести образовательную деятельность и есть возможности давать детям тот же уровень образования, что и светская школа. Были случаи, когда в Москве люди отдавали детей в частные детсады и школы, а находившиеся там дети в итоге отставали по образовательной программе. С 1990‑х годов эту нишу стали заполнять религиозные сектанты».

В конце июля с.г. в Петербурге закрыли частное медресе, располагавшееся в съемной многокомнатной квартире на Вознесенском проспекте. Владелец квартиры сдал жилплощадь автономной некоммерческой организации Центр содействия развитию социально‑культурных отношений «Северо‑Запад» учредителю медресе. По данным петербургского «Центра Э» и местного УФСБ, в учебном заведении под видом образовательных услуг занимались незаконным миссионерством. Обучались там преимущественно дети работающих в Петербурге граждан Таджикистана. Помощник имама медресе – гражданин Таджикистана, сам имам – россиянин. Двух бывших воспитанников правоохранители передали в социальный приют.

«В России надо интенсивнее развивать и ставить под контроль частные образовательные инициативы – особенно религиозные. Нужно, чтобы на рынке частных образовательных услуг была конкуренция, потребители услуг не натыкались на недобросовестных педагогов и аферистов. Чем больше конкуренция на рынке образовательных услуг, тем рынок чище и прозрачнее», – говорит Ильдар Сафаргалеев.

Власти настроены не закрывать частные школы при мечетях и других местах культа, а выводить их в правовое поле, сказал «НГР» глава Духовного собрания мусульман России муфтий Альбир Крганов: «Нужно, чтобы в этих школах все соответствовало закону об образовании и нормам преподавательской деятельности. В Поволжье, на Северном Кавказе и в других регионах уже были примеры закрытий такого рода школ и частного детского сада. Если организаторы заведений ведут противоправную деятельность, связаны с запрещенными в России организациями, допускать такого нельзя. Как и того, когда под видом обучения детей у них крадут будущее. Из‑за этого мы рискуем получить социальную проблему с устроенностью этих детей во взрослой жизни. Еще хуже, когда в этих учебных заведениях дают неправильные интерпретации религии и жизни, вследствие чего воспитываются люди, которые могут потом нанести большой вред своим семьям и обществу».

Артур Приймак

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ.