Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Абхазия: Выборы Президента 2019

Абхазия: Выборы Президента 2019  далее »
18.09.2019
18:25:57
Глава МИД Украины дал согласие на "формулу Штайнмайера" по Донбассу далее »
18:19:57
Константин Затулин поздравил с юбилеем советника Президента Михаила Федотова далее »
13:02:43
На Украине поделились стратегией по «возвращению» Крыма далее »
12:44:53
Заседание инициативной группы по созданию Расулевского клуба состоялось в Институте стран СНГ далее »
12:38:07
Лидер Приднестровья встретился с Послом по особым поручениям МИД РФ Сергеем Губаревым далее »
17.09.2019
11:40:51
МИД Киргизии вручил ноту протеста послу Таджикистана далее »
11:37:56
Глава МИД Украины раскрыл «формулу Зеленского» по Донбассу далее »
11:11:05
Таможня и КГБ Белоруссии помогли остановить ввоз оружия в Россию с Украины далее »
16.09.2019
15:41:03
Зеленский рассказал о намерении совершить обмен «всех на всех» далее »
12:19:37
Стали известны детали экономической интеграции России и Белоруссии далее »

Шишкин: Эстония боится, что "старшие товарищи" за ее спиной договорятся с РФ далее »

Саммит в Анкаре: мнение экспертов далее »

Европа: устои или угрозы? Между тем. Эфир от 17.09.2019 далее »

Украина идет правильным путем? Вечер с Владимиром Соловьевым от 17.09.2019 далее »

Противоречивый союз далее »

Дело о шпионаже в Болгарии лишь начало крупной провокации: под удар пойдет и болгарское духовенство далее »

Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен далее »

Рубрика / Общество

Пакт Молотова-Риббентропа сломам планы Британии на геополитическую гегемонию


23.08.2019 11:46:55

Такую позицию в своих научно-популярных публикациях и выступлениях освещает Игорь Сергеевич Шишкин, историк, заместитель директора Института стран СНГ.

Мы публикуем его прошлогоднее выступление на конференции «Мюнхенское соглашение 1938 года как предтеча Второй мировой войны», проходившей в Минске в начале октября. Сегодня принято осуждать события 39-го года, договор о ненападении между СССР и Фашистской Германией. Определенные политические силы даже стремятся переложить вину за начало Второй Мировой войны на сговор, как они утверждают, двух диктаторов; не только на одну гитлеровскую Германию, но и на Советский Союз. И делают они это не только для того, чтобы приукрасить неприглядные страницы прошлого, но и для того, чтобы представить Советский Союз и нынешнюю Россию причиной всех зол.

Порой погоня за поисками российской угрозы приобретает гротесковый характер. Согласно публикациям в западных СМИ Россия и ее национальный лидер виноват чуть ли не во всех бедах, которые происходят: начиная от политических событий и заканчивая природными катаклизмами. Цель одна – максимально демонизировать Россию, для того чтобы оправдать любые недружественные отношения в отношениях Союзного государства. Поэтому необходимо доносить до людей правду о Мюнхенском сговоре. Не только для того, чтобы знали историю Второй Мировой войны, но и для того, чтобы иметь ясные ориентиры и понимать суть политических игр, которые сейчас ведутся вокруг России.

Приведем отрывок из выступления Шишкина Игоря Сергеевича в Минске. В своем докладе «Мюнхен – крах веры коллективной безопасности» он подробно изложил причины, по которым пакт Молотова-Риббентропа был вынужденной мерой, которая заложила основание для победы над Фашисткой Германией, благодаря ему на СССР напала одна Германия, а не Европейский Союз того времени. Гитлера вырастили и указали ему движение «нах Ост», а советское руководство, заключив мирное соглашение, лишило фюрера поддержки европейских стран, которые первыми на себе испытали фашистское иго. И те, кто вооружали до зубов «ерокиллера», которого они готовили направить на Советскую Россию, были вынуждены просить помощи у Сталина в борьбе с коричневой чумой. История не знает сослагательных наклонений. Но если бы Гитлер, вооруженный при поддержке американского и европейского капитала, сразу пошел на Россию, которая к тому времени еще не была готова к войне и, не дай Бог, победил ее, то какая бы участь ждала цивилизованную Европу, ставшею колыбелью нацистского варварства? Кто бы освобождал Польшу, Румынию, Италию, Францию от коричневой чумы, если бы европейцы вместе с Гитлером, согласно Мюнхенскому сговору, ринулись «нах Ост»? Навряд ли кровавый деспот пощадил бы тех, кто дал ему на растерзание Чехию и страны Восточной Европы.

«По поводу Мюнхенского соглашения и вообще периода начала Второй мировой войны существует колоссальное количество мифов, в которых мы до сих пор живем, — отметил в начале своего доклада Игорь Сергеевич Шишкин. — Обычно сами Мюнхенские соглашения преподносятся, как противоправное, преступное соглашение. Даже употребляется слово «сговор». Чаще всего это трактуется, как поражение британской дипломатии. Списывают на непрофессионализм Чемберлена, которого Гитлер «обвел вокруг пальца» и т.д. С другой стороны, мы постоянно слышим такие восторженные отклики или положительные эпитеты в адрес советской политики коллективной безопасности: что, вот, это было чуть ли не высшие достижение дипломатической мысли, Советский Союз продвигал эту политику коллективной безопасности, которая бы могла спасти мир от Второй Мировой войны…»

Игорь Сергеевич считает, что «Мюнхенские соглашения были огромнейшей победой британской дипломатии. Другой вопрос, что эта победа потом обернулась для них катастрофой и потерей Британской империи. Но сами Мюнхенские соглашения были победой. Точно так же, как, например, для Третьего рейха взятие Парижа было победой, несомненно. Другой вопрос, что в 1945 году красный флаг был над Берлином. Одно другого не отменяет. А по поводу политики коллективной безопасности, я считаю, что это была одна из самых ошибочных, которая чуть не привела нашу страну к катастрофе. Мюнхен — это победа британской дипломатии. Коллективная безопасность – это путь в пропасть. Почему я так считаю? Сейчас постараюсь объяснить. Я говорил о том, что есть очень много мифов вокруг начала Второй Мировой войны. Один из главных мифов заключается в том, что Вторая мировая война – это, якобы, война с абсолютным злом. Это мы слышали и в советское время, это продолжается в российской пропаганде и сейчас.

Кстати, на Западе этого уже нет. Там говорится о том, что было два абсолютных зла – это советский тоталитаризм и германский тоталитаризм. У нас зло одно – национал-социализм. Все прогрессивное человечество объединилось и задушили это страшное абсолютное зло. Я не отрицаю того, что национал-социализм – это зло, но из этого не следует, что Вторая Мировая война была развязано для того, чтобы это зло уничтожить; что это было именно единение прогрессивных сил во имя торжества добра над силами зла. Давайте вспомним: с каких пор на Западе национал-социализм и фашизм стали считаться злом? Разве после прихода Гитлера к власти Третий рейх оказался страной-изгоем? Ничего подобного. С Гитлером вели переговоры, все с ним за ручку общались, встречались, обнимались. Чемберлен к нему летал. Французский президент и премьер с ним встречались. В Италии вообще был тот же самый фашизм. Есть все основания считать, что отношения к национал-социализму и фашизму в 30-е годы — это были самые что ни наесть самые передовые европейские ценности. Да, были в Европе антифашисты. Но, между прочим, их было не так уж и много. Давайте не забывать, что во французском сопротивлении погибло гораздо меньше, чем тех, кто добровольно сражался на стороне Третьего рейха. Да, мы все помним про героев эскадрилий «Нормандии Неман», есть прекрасный фильм, но не надо забывать о том, что на Бородинском поле в 1941 году добровольческие подразделения французов понесли потерь больше, чем сражалось во все годы войны. Причем тоже добровольцы, — подчеркнул выступающий. – Оказывается этих добровольцев было намного больше, чем добровольцев-антифашистов».

Игорь Сергеевич в подтверждение своих слов о том, что Вторая Мировая война велась не против идеологии фашизма, привел высказывание Черчилля: «Вы должны понять, что эта война ведется не против национал-социализма, но против силы германского народа, которая должна быть сокрушена раз и навсегда». Черчилль не знал, во имя чего он ведет войну? Прекрасно он знал. Версия о том, что все прогрессивное человечество сплотилось, чтобы задушить фашизм, и из-за этого произошла Вторая Мировая война, я считаю, что, во всяком случае, не доказана.

Еще один миф о начале Второй Мировой войны – это то, что Мюнхенский договор был порожден политикой умиротворения. Эту тему мы все хорошо знаем: «Вот Британия, она так хотела избежать войны». Этот миф активно насаждается Западом. «Да, Мюнхен был не очень хорошим делом: расчленили Чехословакию…; но мы же действовали во имя мира!». Британия оказывается, — если верить этому мифу, — прилагала все силы, чтобы не допустить новой войны в Европе. «Вот такие вот лица оказались во главе Британии, что готовы были на что угодно». Как там говорили? «Задобрить, отдать Чехословакию, глядишь, успокоится». Когда им говорят о том, что у вас же была политика натравливания Гитлера на Советский Союз, подталкивание на Восток? Они говорят: «Да, это, конечно, тоже было. Но вы поймите, это же опять из-за нашего страшного желания избежать войны. Да, конечно, эгоистично это было – путь они с вами повоюют, но главное для нас было, чтобы мир и дружба в Европе». Когда все это читаешь, — отметил с долей иронии И.С. Шишкин, — невольно поражаешься, каким это образом британская элита – элита империи, над которой в то время никогда не заходило солнце, которая завоевала больше, чем полмира, вдруг ни с того ни с сего в 30-е годы заразилась пацифизмом? Это британцы, которые никогда не останавливались ни перед тем, чтобы пролить чужую кровь; и кстати сказать, никогда не останавливались перед тем, чтобы в своих интересах пролить и свою кровь. И вдруг в 30-е годы для них самое главное – «лишь бы не было войны»! Как говорил Станиславский: «Не верю!» Не бывает такого. И поэтому, если считать, что эти устоявшиеся мифы, во всяком случае, не доказаны и как-то не очень естественны, давайте попробуем полистать другие обоснования и объяснения происходившего.

Всем хорошо известно, этого никто не отрицает, что Вторая Мировая война и Первая Мировая война взаимосвязаны. Вторая Мировая война – это порождение Первой. Давайте вспомним, что в Первую Мировую войну никакого национал-социализма не было, а война произошла. А из-за чего она произошла? Это тоже в общем-то очевидно – это была схватка за гегемонию между Британской империей и Вторым рейхом. Вообще вся история Западной цивилизации имеет два вектора. Первый вектор – это экспансия вовне: они всегда пытаются весь мир сделать своей колонией и выкачивать ресурсы и богатства; второй – это постоянная война внутри этих цивилизаций за гегемонию, за то, кому достанутся главные доходы от ограбления всего мира. В этом ключе шли наполеоновские войны – за гегемонию между Французской и Британской империями; Первая Мировая война — Второй рейх и Британская империя. Из Первой Мировой войны Британия вышла победительницей. Она подтвердила свой статус гегемона всего мира. Казалось бы, Британия была на вершине могущества: все европейские империи были разбиты, повержены в прах. Российская империя вообще исчезла после октябрьского переворота, Австро-Венгерской — не стало, Германской — не стало. Франция? Она хоть и была формальным победителем, но в таком состоянии, что конкуренции Британии составить не могла. Казалось бы – живи да радуйся. Но в этот момент максимального могущества Британия оказалась в самом уязвимом положении. В первый раз после схватки за гегемонию основные доходы от войны получила не Британия: все предыдущие войны сказочно обогащали Британию; она не только выходила победительницей, но она выходила обогатившейся победительницей. А в этот раз обогатилась не она. Обогатились тоже англосаксы, но другие – Соединенные Штаты. И получилось, что Британия, вот она, формально гегемон, а денежки ушли в другое место. Чуть-чуть эта ситуация напоминает нынешнее положение в нынешних Соединенных Штатах – вроде бы они сейчас, до сих пор гегемон мира, но мы знаем, что экономика у них совсем не та, что была раньше. Поэтому говорят, что сейчас положение лидера перейдет к другому государству. В таком положении оказалась и Британская империя. Кроме того, у нее оказалась еще одна опасность, — помимо того, что США явно нацелились на то, чтобы занять место гегемона, — это Советская Россия.

С одной стороны, Британцы выиграли от того, что запустили февральскую революцию, разгромили Российскую империю, а с другой стороны, здесь возникла новая Советская Россия совершенно с другим типом общественного устройства. Неслучайно в Британии бытовало такое выражение: «Для того, чтобы жила Британская империя, большевизм должен умереть». Это не на пустом месте возникло. Да, у нас многое было. Был красный террор, об этом много говорили. Давайте отдавать себе отчет в том, что на Западе Россию не воспринимали не от того, что здесь террор устраивали красные комиссары, а совершенно по другой причине – Советская Россия была отрицанием западной цивилизации. Это был вызов самому существованию ее элиты. Эти идеи были популярны по всему миру. И поэтому, действительно, и в Британии, и в Германии, и в Италии – везде и всюду западные элиты, которые всегда понимали свою общность и интересы, понимала, что здесь угроза самого ее существования. Не то что одна партия заменит другую, а просто принцип, что власть принадлежит тем, у кого есть деньги, крупному капиталу — отменяется. Это был действительно советский эксперимент, как смертный приговор западной элите. Поэтому у Британии было две проблемы. Первая – это США как претендент на место гегемона, и второе – это большевистская Россия.

Уничтожив Советскую Россию, сохранить Британскую империю. Каким образом ее уничтожить? Нужен был солдат на континенте. И таким солдатом могла быть только Германия и никто больше. И это понимали и в Америке, это понимали и в Лондоне. И поэтому мы видим, как накачивалась Германия, как она готовилась, как возник национал-социализм, именно как попытка найти альтернативу советской системе. Потому что понимали, что парламентская демократия, которая до этого блестяще обеспечивала власть крупного капитала, начинает не справляться. И вот национал-социализм был тем ответом, с помощью которого крупный капитал мог сохранить свои позиции в мире. Соответственно Германия накачивается все 30-е годы. Никто не шарахался от ее национал-социализма. Как раз хотели проверить, насколько этот эксперимент соответствует интересам правящих кругов Запада? И в этом интерес, повторяю, и США и Великобритании».

Подходя к вопросу о том, какую позицию в этой ситуации должна была занять Советская Россия, Игорь Шишкин высказал свое отношение к так называемой политике умиротворения: «Общественному мнению начинают рассказывать сказочку о том, что «мы просто не хотим воевать». «Вот есть немцы, которые рвутся в бой, которых обидели по итогам Первой мировой. Давайте, мы их чуть-чуть задобрим — здесь дадим, там дадим». А на самом деле это была политика накачивания и накачивания мускул Германии для того, чтобы бросить силы на Восток, поразить Советский Союз; а затем уже появляется в белых одеждах Великобритания с Францией, добивают и Советскую Россию и ту же Германию.

Соответственно, Британия как решившая проблему западной цивилизации в целом, как ликвидировавшая большевизм, получает и финансы, и статус спасителя западной цивилизации. Соединенные Штаты в проигрыше. С другой стороны, Соединенным Штатам нужно было вместо того, чтобы самим воевать с Британской империей, накачать кого-то. Кого можно было накачать? Только Германию, и убить сразу двух зайцев: уничтожить большевизм и с помощью Германии подорвать Британскую империю, а затем прийти в белых одеждах спасителей Британской империи. Кстати, что и произошло по итогам Второй Мировой войны.

Соответственно, это была схватка хищников. И когда Сталин, как мы помним, дал в 39-ом году установку Коминтерну о том, что Вторая Мировая война – это война империалистическая, война, в которой и с той и с другой стороны империалистические хищники, — он был прав. У нас по этому поводу много говорят: «Вот, как он не понимал суть Второй Мировой войны». Он прекрасно понимал, что это действительно была империалистическая война – схватка двух, точнее, трех хищников за гегемонию. Схватка, в которой одновременно решалась судьба и Советского Союза и Советской России. Почему мы и называем нашу войну Великой Отечественной? Потому что это — совершенно особая страница в нашей истории.

Вторая Мировая, как Первая Мировая, — это война между хищниками. А когда сражаются хищники, я думаю, что совершенно неуместна постановка вопроса: кто жертва, а кто агрессор? Например, где-нибудь в Чикаго итальянская мафия бросает вызов еврейской мафии, — там две были в начале века самые мощные мафиозные группировки, — можно сказать, что одна из них — агрессор, а вторая жертва? По-моему, и те и другие — хищники. Никак иначе. Точно так же и во Вторую Мировую войну. Но другое дело, что этот план Великобритании, вершиной которого была Мюнхенская конференция, не осуществился.

Кстати, на счет того, что они не хотели бы воевать. Если бы они не хотели воевать, они бы задушили Германию безо всякой войны. Помните Рейнский кризис, когда французы были готовы двинуть 12 или 13 дивизий, ввести в Рейнскую область, а у немцев было там всего на всего три батальона. Три батальона против 12 отмобилизованных дивизий! Что бы стало с Гитлером? Его бы в порошок стерли французы. Кто не позволили этого сделать? Не позволила этого сделать Великобритания: они просто выкрутили руки французам и заставили смириться с занятием Рейнской области немцами. И вспомните, перед Мюнхеном — в Берлине возникает заговор генералов по свержению Гитлера. Немецкие генералы выходят на Лондон для того, чтобы получить поддержку. Что делает Чемберлен? Чемберлен заключает Мюнхенское соглашение, которое просто на просто срывает этот заговор. Мюнхенская конференция была ускорена, пододвинута по времени раньше, чтобы не дать генералам успеть свергнуть Гитлера. Если бы они хотели мира, вот вам – без войны, безо всего.

Они этого не сделали. Почему? Да потому что в результате Мюнхена Гитлер получил огромный экономический потенциал – военный, в первую очередь, — для похода на Восток. И сразу, как только заключили Мюнхенское соглашение, вспомните, буквально на следующий день Англия и Франция заключают с Гитлером соглашение о ненападении. Т.е. «мы договоримся: на Запад ты не идешь, — мы заключаем договор о ненападении, — на Восток двигайся», — все прекрасно, все чудесно! Мюнхен – это был пик британской политики по спасению Британской империи. Если бы все пошло, как расписывали британцы, то не известно, как бы все обернулось на сегодняшний день? Но, как мы знаем, Гитлер не собирался играть по британским правилам – он вел свою игру – и вместо того, чтобы идти на Восток, он сначала решил разобраться с Западом. А для того, чтобы это сделать, был заключен пакт Молотова-Риббентропа.

Именно пакт Молотова-Риббентропа, – почему его сейчас так проклинают на Западе — он действительно сломал всю стратегию, которую выстраивала Британская империя. Весь график, весь сценарий Второй Мировой войны, который был расписан в Лондонских кабинетах, был сломан Сталиным при подписании пакта Молотова-Риббентропа.

И в результате англосаксы в лице и Британии, и в лице Соединенных Штатов оказались вынуждены сотрудничать с Советским Союзом, исчезла другая «шпага» на континенте: кроме Советского Союза остановить Гитлера уже бы никто бы не смог. А Гитлер набрал такую силу, что одна Британская империя его бы просто остановить бы не смогла. И по неволе им пришлось вступить в реальное сотрудничество, в реальный союз с Советским Союзом, который они считали своим главным стратегическим врагом. Но здесь было не до жиру, быть бы живу. Вот отсюда и взялась эта совершенно уникальная конструкция антигитлеровской коалиции, которая сразу же рассыпалась, как только исчез Третий рейх. В принципе, такая конструкция никогда бы не могла появиться. Поэтому коллективная безопасность – это была именно химера: нельзя было договориться с этими хищниками о том, чтобы одного из них задушить. Их цель была – втянуть Советский Союз в схватку с Третьим рейхом. И если бы мы в 1939 году, как на этом настаивал Литвинов, заключили соглашение – на наше счастье, англичане перестраховались, они не хотели подписывать обязывающий договор, — а вот если бы мы подписали договор с ними вместо того, чтобы подписать пакт Молотова-Риббентропа, и вступили тогда в войну, то где бы мы остановили немцев — неведомо? А то что западные страны не пришли бы к нам на помощь, — это уже тоже научно-медицинский факт. Давайте вспомним о том, что у Польши был договор с Британией и Францией. Причем не просто договор, а было расписано, через сколько дней после начала боевых действий такие-то силы вступают в бой и прочее, прочее. А когда война началась, Британия умыла руки и сказала: «Ничего мы делать не будем». С какой стати считать, что они стали бы выполнять свои обязательства по отношению к Советскому Союзу?

Обязательства выполняют не от того, что договор есть, а от того, что это жизненно необходимо тебе самому. Договоры иначе не работают. И вот Сталин сделал так, что и Британии, и Соединенным Штатам оказалось жизненно необходимым с нами сотрудничать. Не от того, что где-то какие-то бумажки подписали, а от того, что они иначе бы не выжили. Поэтому Мюнхен был торжеством Британской империи – торжество, которое Сталин сломал. А коллективная безопасность чуть не подставила нас в исполнителей британского плана. Но это, к счастью, Сталин тоже сломал, отстранив Литвинова и заменив его на Молотова».

Подготовила Юлия Чирва

Источник 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ.