Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма

Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма  далее »
20.04.2018
11:38:16
Пограничники Украины сняли с рейса в Минск моряков судна «Норд» далее »
19.04.2018
14:36:05
Порошенко назвал основание Москвы "опрометчивым решением киевских князей" далее »
12:56:05
Додон надеется, что в мае Молдова получит статус наблюдателя в ЕАЭС далее »
12:52:37
Президент Киргизии подписал указ об отставке правительства далее »
12:03:13
Рада приняла постановление в поддержку автокефалии далее »
10:46:19
Форум Евразийской интеграции завершился в Сочи далее »
18.04.2018
18:08:32
Участники Сочинского международного Форума Евразийской интеграции приняли итоговый документ далее »
13:32:22
Путин поздравил Саргсяна со вступлением в должность премьера Армении далее »
13:31:32
Аваков обсудил с помощником госсекретаря США свой план по Донбассу и Крыму далее »
13:30:50
Полиция проводит задержания протестующих в центре Еревана далее »

В поисках истины. Время покажет. Выпуск от 19.04.2018 далее »

Русский балет и большая политика. Время покажет. Выпуск от 19.04.2018 далее »

В Сочи подводят итоги форума Евразийской интеграции далее »

Сегодня в Сочи продолжится работа Второго форума евразийской интеграции далее »

Метания и терзания Дональда Трампа. Сегодня утром от 18.04.2018 далее »

США готовы делиться данными об активности бандгруппировок в Сирии далее »

Артем Журко: Аваков начинает предвыборную компанию далее »

Рубрика / Экономика

В чем преимущества Таможенного союза?


12.01.2010 12:47:56

Отдел Белоруссии Института стран СНГ

Безусловно, важнейшим событием начала нового года стало вступление в силу Договора о Таможенном союзе Белоруссии, Российской Федерации и Казахстана. О том, какое это имеет значение для экономик трех стран, для дальнейшего развития белорусско-российского Союзного государства «Материк» беседует с заместителем главного редактора белорусского независимого журнала «Новая экономика» Сергеем Алексеевичем Шиптенко.

– С первого января 2010 года официально начал действовать Таможенный союз. Насколько этот интеграционный проект востребован временем, каковы его виды на будущее и не постигнет ли его участь очередного долгостроя?

– Таможенный союз – давняя мечта хозяйственников и России, и Белоруссии, которые были заинтересованы в интеграции постсоветского пространства и защите национальных рынков, а если откровенно – то, прежде всего, собственных интересов на своих рынках. Не секрет, что белорусско-российская производственная кооперация играет очень заметную роль. Яркий пример сему – автомобилестроение, МАЗ в частности. Взаимозависимость от поставок комплектующих очевидна и по другим отраслям. Поэтому выгода с чисто меркантильных позиций бесспорна. Кроме того, Таможенный союз – это попытка воплотить те проекты, которые не удалось осуществить в формате СНГ. Казахстан, учитывающий достаточно болезненный опыт трансформации экономических систем Белоруссии и России, неоднозначные результаты этих процессов (что очевидно при анализе структуры внешней торговли РФ), не желает стать региональным аутсайдером, смириться с сырьевой специализацией в мировой торговле. По сути, «таможенная тройка» стремится защитить своих товаропроизводителей и торговцев от внешней экспансии, прежде всего – транснациональных корпораций, с которыми конкурировать чрезвычайно сложно.

– Насколько Республика Беларусь заинтересована в Таможенном союзе, ведь порой складывается впечатление, что белорусскую сторону буквально затащили в это объединение?

– В Белоруссии есть только один политик, по признанию которого «затащить» его куда-либо – очень сложно. Решение принято, документы оформлены и «процесс пошел», причем при самом активном участии белорусской стороны. Дела говорят сами за себя и намного лучше, чем впечатления стороннего наблюдателя, следящего за комментариями и не вникающего глубоко в серьезные проблемы, подтолкнувшие и Россию, и Белоруссию, и Казахстан к данному шагу. За каждым событием подобного рода стоит целый комплекс предпосылок и огромная работа правительств трех стран. Ошибочно думать, что идея ТС возникла спонтанно, на пустом месте, а ее оформление на международном уровне, создание реально работающего механизма по воплощению этой идеи в жизнь – плод досуга Назарбаева, Медведева и Лукашенко.

«Впечатления» о ТС как о чем-то искусственном и нежизнеспособном, навязанном вне реальных потребностей наших стран, формируется теми, кто выступает против евразийской интеграции. Они, как представляется, продвигают евроатлантический проект, видя Республику Беларусь в качестве жалкого антироссийского лимитрофа, пресмыкающегося перед западным геополитическим патроном в ущерб национальным интересам и в угоду компрадорской «элите». Есть, правда, и желание на официальном уровне постфактум выторговать некие привилегии, забывая о том, что лучшее – враг хорошего. Нельзя забывать и о том, что ТС – это переходный этап к единому экономическому пространству, выгоды от которого будут более масштабными, что очень хорошо понимает А.Лукашенко, настаивающий на ускорении перехода к ЕЭП.

Мы можем однозначно констатировать: попытки дискредитации Таможенного союза, который еще только образован и не вышел на «проектную мощность», имеют медийную составляющую.

– В условиях рыночной экономики с присущей ей конкуренцией практически неизбежны споры и конфликты между субъектами хозяйствования. Не станут ли они и соответственно местнические интересы камнем преткновения на пути развития Таможенного союза?

– Любой процесс подобного масштаба обречен на преодоление противоречий между его участниками и влияниями извне. На данный момент непреодолимых препятствий не наблюдается, есть воля к решению споров на основе согласия. Трудности на пути – нормальное явление, ошибок в пути не делает тот, кто ни куда не идет. И это очень хорошо понимают политические лидеры стран-участниц ТС, Нурсултан Назарбаев в частности. Его стране предстоит наибольший объем реформ в процессе интеграции с Россией и Белоруссией, которые в гораздо большей степени готовы развивать общие проекты, т.к. прошли путь до Союзного государства. По мнению ряда экспертов, наибольшие трудности в реализации ТС ждут именно Казахстан. И уж если казахские власти определились с приоритетами, то частные интересы отдельных субъектов хозяйствования стран-участниц таможенного соглашения, несомненно, будут принесены в жертву национальным интересам. Воля к этому наблюдается. Да, придется ограничить аппетиты тех, кто специализируется на импорте, удушая национального производителя, косвенно способствует сокращению рабочих мест в автопроме, станкостроении, приборостроении и т.д.

Не менее опасны угрозы извне, со стороны стран центра мира-экономики (в терминологии Валлерстайна), чей промышленный потенциал, т.е. одно из основных условий их мощи, напрямую зависит от ресурсов, сырья из периферийных зон. Несомненно, они используют все возможности (и экономические, и политические) в целях снижения цен на импортируемые ресурсы и для выгодного продвижения на рынках «тройки» своих услуг и товаров. Таким образом, подписание документов о создании ТС вовсе не означает, что на этом работа закончена, дальше нас ждет беззаботное светлое будущее, экономическое процветание. Очень многое предстоит сделать буквально во всех направлениях – от унификации стандартов и прочих нормативных документов до оперативного реагирования на споры хозяйствующих субъектов. Никто не обещал легкого пути. Западная Европа не менее болезненно и гораздо дольше шла по такому же пути, и глупо ожидать, что у нас получится все легко и сразу.

Не надо забывать и о том, что формирование ТС – это ущемление интересов производителей товаров и услуг извне. Речь не только о ТНК, но и об азиатских, западноевропейских товаропроизводителях и торговцах. Кроме того: оживление производства внутри «тройки» отвлечет часть ресурсов, на которую рассчитывали на внешних рынках. Поэтому экономическая интеграция должна идти параллельно с укреплением коллективной безопасности, таких институтов, как ОДКБ, в частности.

– Республика Беларусь и Российская Федерация уже 10 лет пытаются построить Союзное государство. Не является ли Таможенный союз некоей подменой белорусско-российского союзного проекта? Насколько могут сочетаться процессы создания ТС и Союзного государства?

Формирование Таможенного союза дополняет белорусско-российское союзное строительство и нисколько ему не противоречит. Более того, ТС работает и на воплощение проекта Евразийской интеграции Н.Назарбаева и, по сути, переводит эмпирические расчеты в плоскость практического воплощения. Создание ТС – своего рода «момент истины» для тех, кто заявлял о необходимости интеграции. Союзное государство - объективно сейчас это так - является локомотивом ТС и интеграции постсоветского пространства.

– Может ли Республика Беларусь воспользоваться поводом «нефтяного конфликта» для развития интеграции с ЕС?

– Республику Беларусь не ждут в ЕС. Это понимают все – даже самые фанатичные сторонники прозападной оппозиции. Еврочиновники достаточно четко обозначили свои позиции по «белорусскому вопросу». Как бы ни развивался «нефтяной конфликт», при самом худшем для Белоруссии сценарии ЕС не предложит ничего более существенного, нежели «Восточное партнерство», дивиденды от которого на порядки ниже прибылей от льготных российских пошлин на углеводороды.

ЕС не нужна еще одна Болгария или Румыния. Белорусскую продукцию не ждут на рынке ЕС. И если мы вдумчиво посмотрим на структуру белорусского экспорта в ЕС, то с очевидностью увидим ту роль, которая гипотетически светит РБ в специализации рынков ЕС. При этом ошибочно считать, что белорусские НПЗ, продукты белорусской нефтехимии станут «родными» западноевропейским производителям. Уж как долго выстраивались особые отношения Запада и арабского Востока. И что мы наблюдаем: Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива жалуется всему миру на протекционизм ЕС, на то, что Евросоюз на протяжении 18 лет затягивает переговоры по соглашению о свободной торговле с арабскими странами и делает все, чтобы на европейские рынки не попали продукты нефтехимии из арабских стран. Почему с белорусской нефтехимией будет иначе?

Кроме того, интеграция в евроструктуры – это далеко не легкий процесс, не быстрый и предполагающий выполнение, в том числе, ряда известных политических условий, на что официальный Минск не пойдет.

– Насколько белорусско-российский «нефтяной конфликт» может негативно повлиять на реализацию договоренностей о создании Таможенного союза?

– Суть нынешнего «нефтяного конфликта» проста: белорусские власти желают в 2010 г. приобрести около 30 млн. тонн российской нефти беспошлинно, но согласны и на то, чтобы в первом полугодии до формирования единой таможенной территории часть нефти импортировалась с уплатой спецпошлины, которая применялась в прошлом году (35,6% от стандартной) в рамках договора от 12.01.2007. Однако с 1 января 2010 г. сроки этого документа истекли, и он прекратил свое действие. В конце прошлого года российское правительство инициировало переговоры на предмет подписания нового договора по поставкам нефти и нефтепродуктов в Белоруссию, предложив условия, озвученные ранее президентом Медведевым на декабрьском заседании Высшего Госсовета Союзного государства в Москве. Они таковы: Россия поставляет Белоруссии в 2010 году беспошлинно (т.е. фактически по внутренним ценам) объемы, необходимые для внутреннего потребления (оцениваются в 6-8 млн. тонн), а остальные объемы нефти (т.е. те, которые идут на переработку белорусскими НПЗ и экспортируются в ЕС) облагаются 100% пошлиной. Таких условий поставок нефти нет у РФ ни с одной страной мира, что свидетельствует об особом уровне помощи России союзной Белоруссии.

Тем не менее потери официального Минска от введения 100% пошлины оцениваются примерно в 7 млрд. долл., прямо влияя на доходность от экспорта нефтепродуктов в ЕС, а это значительная часть доходов бюджета и лиц, имеющих доход от нефтеторговли. Добавим к этому значительное падение белорусского экспорта в 2009 г., утрату рынков сбыта и рост отрицательного сальдо внешнеторговой деятельности, стремительное нарастание внешнего долга (государственного и корпоративного), кризисные явления в экономике… Поэтому официальный Минск будет жестко отстаивать озвученную позицию.

Белорусская сторона уже заявила, что в случае провала переговоров намерена увеличить пошлины на транзит российской нефти более чем в десять раз - до 45 долларов за тонну и пересмотреть условия транзита российской электроэнергии в Калининградскую область. Но российское правительство, по всей видимости, такие угрозы нисколько не смутили.

Заявления белорусских государственных СМИ о том, что российские условия противоречат базовому договору о едином таможенном пространстве вполне ожидаемы. При этом ни один белорусский чиновник не может процитировать подписанные Белоруссией документы о создании Таможенного союза и ясно объяснить, какой конкретно пункт нарушен российской стороной, откуда вытекает недвусмысленная, однозначная трактовка обязанностей России поставлять в Белоруссию нефть и нефтепродукты по внутренним ценам или с льготами.

Создается абсурдная ситуация: Россия должна поставлять в Белоруссию нефть на тех условиях, на которых желает Белоруссия. Во всяком случае, такое мнение складывается при анализе тиражируемых в белорусских официальных СМИ заключений «юристов» и прочих «международников». Ряд из них докатились до откровенного обскурантизма и правового нигилизма, утверждая, что коль скоро сроки действия предыдущего договора по поставкам нефти и нефтепродуктов истекли, а новый договор в 2010 г. не подписан, то действие предыдущего договора продолжается, и Россия грубо нарушает международное право.

Правительство России по данному вопросу четко обозначило свои позиции в ноябре-декабре 2009 г. и подтвердило 4 января заявлением председателя правительства Владимира Путина: экспорт углеводородов будет регулироваться отдельным соглашением. Мнение российского президента тоже известно, оно в полной мере отражено в позиции российского правительства. Ни Белоруссия, ни Польша, ни Украина, ни кто-либо еще не будут паразитировать на российском сырьевом экспорте.

– Ожидается ли эскалация конфликта и если да, то может ли она привести к прекращению поставок российской нефти в Белоруссию?

– Российская сторона настроена очень решительно, не менее принципиально, чем белорусская. У каждой из сторон свои доводы, ставки высоки. Если и произойдет прекращение поставок нефти на белорусские НПЗ (репетиция произошла в начале января), то только по вине белорусской стороны. Перекрытие транзита российской нефти по трубопроводу в ЕС тоже возможно, но в этом не заинтересованы ни Минск, ни Москва (даже в случае несанкционированных отборов нефти).

По сути, у белорусских властей есть три варианта решения проблемы. Первый: «дожать» российскую сторону на переговорах в Москве, подписать договор о поставках нефти беспошлинно, а части со скидкой, близкой к уровню 2009 г. Второй: согласиться с условиями российской стороны, что означает обострение политических противоречий внутри Белоруссии, безальтернативность реформ, в частности – дебюрократизации. Третий: получить скидки на поставки российской нефти сделав российской стороне интересное предложение, например – допустить российский капитал в акционирование белорусских НПЗ на правах собственников (т.е. уступка как минимум контрольного пакета акций). Наиболее вероятен третий сценарий.

Цены на нефть марки «Уралс» (российская нефть) формируются на международных биржевых площадках. По этим ценам Россия готова с лихвой удовлетворить потребности Белоруссии в нефти, о чем неоднократно заявляли российские официальные лица, в частности – посол РБ в Белоруссии Александр Суриков на декабрьской пресс-конференции.

Кроме того: не будем забывать о том, что Россия готова удовлетворить внутренние потребности республики в российской нефти без взимания каких-либо пошлин, а также о размерах акцизов на бензин и прочие нефтепродукты, которые установило для своих граждан (не только юридических лиц, но и простых обывателей-автовладельцев) белорусское правительство.

– Конфликты с начала существования Таможенного союза способны поставить под угрозу сам проект интеграции, свести к нулю приобретения для Республики Беларусь?

– Конфликт – нормальный «рабочий момент» любого процесса. В нынешней ситуации Таможенный союз остается эффективным антикризисным инструментом, повышающим шансы на выживание национальных производителей в условиях мирового кризиса и глобализации. Преимущества Союзного государства и Таможенного союза очевидны для белорусских товаропроизводителей, основной объем продаж которых приходится на рынок РФ. В условиях острого дефицита заемных средств в рамках Союзного государства, Таможенного союза и ЕврАзЭС открывается доступ к финансовым ресурсам стран-участниц (в основном это российские ресурсы), технологиям и т.д. Как следствие, должны увеличиться рабочие места. Во всяком случае, такой положительный эффект наблюдался при осуществлении проектов Союзного государства: по данным различных источников, создано дополнительно 5, по другим оценкам – 10 млн. рабочих мест (вероятно, в последнем случае учитывается частичная занятость), что сопоставимо с численностью экономически активного населения РБ, а в последнем случае – всех жителей Белоруссии. Это немало.

Добавим к этому производственную кооперацию и решение многих не только экономических, но и социальных проблем. Поэтому Таможенный союз при всех издержках начального этапа его реализации – явление положительное, нацеленное на оптимизацию условий поступательного развития стран-участниц.

Ликвидацию различных «льгот» и «скидок» следует рассматривать как благо, как оздоровление двусторонних отношений, вносящее ясность в Союзное строительство, формирование Таможенного союза и процесс создания ЕЭП. Недаром Александр Лукашенко заявил: «Нужно понимать, что без Таможенного союза не может быть и единого экономического пространства. А нас именно это больше всего интересует». И если приоритеты остались прежними, то издержки начального этапа ТС будут компенсированы дальнейшими выгодами от ЕЭП.

Интеграционный эффект от создания Таможенного союза можно выразить в цифрах, хотя нельзя забывать и о политической, геополитической, гуманитарной составляющих. По расчетам, например, ряда российских ученых, ТС позволит нарастить совместный ВВП «тройки» к 2015 году до 0,4-0,5 трлн. долларов (приблизительно на 15%). Это немало. Но на такой результат следует хорошо поработать, проявляя благоразумие и сдержанность.

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Киргизия заключает соглашение о партнерстве с ЕС

Президент Жээнбеков ищет инвесторов для своей страны 

Парламент Армении ратифицировал соглашение о партнерстве с Евросоюзом

Россия сама позволила Западу ослабить себя и разорить Украину

Через четыре года вооруженного конфликта на Донбассе в ОБСЕ оценили его опасность для Европы 

Известный европейский чиновник вслед за Трампом пообещал «переселить молдавского олигарха-русофоба в Африку»

Франко Фраттини отдельно отметил, что в урегулировании приднестровского конфликта должна сыграть положительную роль конструктивная позиция молдавского президента Игоря Додона, кроме того, по мнению представителя европейского сообщества, примирить два берега Днестра невозможно и без участия России.

Правительство Армении направило соглашение с ЕС на ратификацию в парламент

«Гиена Европы» атакует Украину

Польша взяла курс на расчленение «незалежной» 

Молдавия, Украина и Грузия объединят усилия в процессе евроинтеграции

Федерика Могерини рассказала, проведения каких реформ в Молдове ждет ЕС

Для диалога ЕС и ЕАЭС важно решить конфликт на Украине, считают в Евросоюзе

Молдовы, Украины и Грузии нет в плане расширения Евросоюза в 2025 году

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.