Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829
Обсуждаем "Русские" поправки в Конституцию

Обсуждаем "Русские" поправки в Конституцию  далее »
20.02.2020
18:25:17
Полиция на Украине задержала протестующих против эвакуации граждан страны из КНР далее »
17:34:21
Белоруссия повысила тариф на транзит российской нефти далее »
17:14:27
Политологи обсудили русофобию далее »
19.02.2020
13:21:00
Песков прокомментировал отставку Суркова далее »
12:40:50
Русские в России и соотечественники за рубежом: о праве быть в Конституции и законах – анонс пресс-конференции Константина Затулина далее »
18.02.2020
17:03:34
Зарубежные соотечественники поддержали предложения Константина Затулина в новый текст Конституции далее »
13:31:34
Киев обвинил Россию в атаке на свои позиции в Донбассе далее »
12:41:11
Действие внутренних паспортов граждан Украины сохранится в России после 1 марта далее »
12:38:41
Глава МИД Украины не исключил возможность вооруженного конфликта между РФ и Белоруссией далее »
12:06:21
Голландский журналист опубликовал документы разведки о крушении MH17 далее »

Эксперты о шестой годовщине Майдана далее »

Карантин на Diamond Princess снят. 60 минут. Эфир от 19.02.2020 далее »

Россия и США должны вывести друг друга из статуса противника далее »

От частных вопросов до общественно значимых далее »

В районе крушения MH17 отсутствовали комплексы "Бук" далее »

Обстрелы в Донбассе. Вечер с Владимиром Соловьевым от 18.02.2020 далее »

ЛНР и украинские силовики обвинили друг друга в обстрелах. Своя правда. Эфир от 18.02.2020 далее »

Рубрика / Безопасность

«Базовый вопрос» в Центральной Азии: по новому кругу


07.10.2009 13:42:43

Андрей Валентинович Грозин

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ


перейти на страницу автора

Центральноазиатский регион является стратегическим буфером против внешних угроз, и многие стратегические интересы просто вынуждают Россию бороться за сохранение Центральной Азии в сфере своего влияния. Именно поэтому всякого рода «многовекторная» (точнее, «флюгерная») внешняя политика, которую с большей или меньшей долей успешности пытаются проводить республики постсоветской Азии, рассматривавшаяся Москвой до последнего времени достаточно спокойно, с недавних пор начинает восприниматься как угроза российским национальным интересам.

Наглядный пример – Казахстан, ориентирующийся, по мнению многих, преимущественно на Россию. Достаточно, однако, лишь взглянуть на некоторые ключевые решения, принятые Астаной в последние годы, чтобы увидеть, насколько сложнее обстоит дело в действительности. Это и решение о присоединении к проекту «Баку – Тбилиси – Джейхан», вызывающему в Москве весьма негативные эмоции, и последние соглашения с Францией по урану, строительству трубопровода (шаг для дальнейшего «поворота казахстанского сырья на запад минуя РФ), участию французских оборонных компаний в модернизации систем управления войсками в Казахстане и т.д.

Иными словами, неверно говорить ни о пророссийской ориентации Назарбаева или Бакиева, ни о прозападном курсе Каримова. Ни у них самих, ни у большинства представителей местного чиновничества и бизнес-элит нет (и никогда не было) четко выраженных внешнеполитических приоритетов. В первую очередь, потому, что им выгодно не примыкать к какому-то одному берегу, а постоянно играть на противоречиях между центрами силы. Существует, однако, и другой фактор: стратегическое мышление просто отсутствует у многих элит в Центральной Азии – в отличие, скажем, от элиты китайской. Многое делается по принципу «день простоять да ночь продержаться».

В то же время новые геополитические тенденции развиваются в сторону все большей поляризации различных мировых сил. Не добавляет в данной связи оптимизма и все большее значение факторов уже не «мягкой», а «твердой силы» в отстаивании мировыми державами своих экономических и геополитических интересов.

Еще недавно некоторые эксперты в России утверждали, что «обсуждать возможность дислокации в Таджикистане (Казахстане, Туркмении) американских или китайских военных просто несерьезно». Сейчас подход изменяется. Если в таджикском Айни появятся индийские вертолеты, то почему, например, в Курган-Тюбе не может оказаться какого-либо американского объекта, а в Ханабад вновь не вернутся американские военные и многочисленные разведчики? Относительно Таджикистана, Вашингтон, вообще, после того как американских военных «попросили» из Узбекистана, так активно обхаживает таджикского лидера и часть его многочисленной родни, что это уже просто невозможно не замечать. В среднем, раз в квартал в Душанбе прибывает кто-то из высокопоставленных представителей американской администрации и потрясает умы таджикской элиты сенсационными обещаниями многомиллиардных инвестиций. Обещания остаются обещаниями, но все равно приятно ощущать себя такими интересными для мировых держав. То же относится и ко всем остальным без исключения элитам постсоветской Азии.

Свежий пример продолжения «многовекторности» вновь дает Киргизия.

Испанские и французские военные специалисты могут вернуться в Киргизию. Власти Испании и Франции обратились к киргизским властям с просьбой дать согласие на размещение своих военных в центре транзитных перевозок (ЦТП) – бывшей авиабазе «Манас». Комитет по международным делам парламента Киргизии оперативно одобрил проекты соглашений с двумя европейскими странами, согласно которым французские и испанские военнослужащие останутся в международном аэропорту "Манас" на неопределенное время. Условия договоренностей идентичны тем, что были заключены летом с США после переименования авиабазы в центр транзитных перевозок.

Заместитель главы киргизского МИДа Руслан Казакбаев, отметил, что представленные Мадридом и Парижем проекты соглашений являются первичными и подлежат обсуждению. "Окончательный вариант будет принят после переговоров 9 октября",- проинформировал он депутатов, добавив, что при заключении соглашений следует придерживаться тех же положений, что и в отношении военнослужащих США.

Теперь проекты соглашений с Испанией и Францией рассмотрит комитет парламента по вопросам обороны, безопасности и правопорядка, после чего состоится доработка документов и обсуждение их во фракциях. Окончательное голосование, судя по всему, состоится на пленарном заседании парламента 12 октября. Казакбаев также предположил, что вскоре последуют аналогичные предложения и от других государств, чьи военнослужащие также находились на территории авиабазы "Манас" - главном логистическом центре в Центральной Азии для снабжения военного контингента Запада в Афганистане.

Но основным содержанием того, что сейчас обозначился процесс «повторного вползания» западных (натовских) военных в Центральную Азию, все же, являются не киргизо-американские или киргизо-европейские отношения, а отношения, которые складываются сейчас между руководством Российской Федерации и Соединенными Штатами. Очевидно, что и сохранение США своего переименованного из военного в гражданский объекта в аэропорту «Манас», и интерес европейцев к их присутствию на данном Центре транзитных перевозок прямо касаются России и наших национальных интересов.

Понятно, что Россия абсолютно не заинтересована в том, чтобы в Центральной Азии раскачивалась ситуация. Во-первых, там находятся наши военные объекты: в Казахстане (ставший «гражданским» Байконур и полигоны), Киргизии (база ОДКБ в Канте в 40 км от «Манаса», объекты на Иссык-Куле и пр.), Таджикистане (крупнейшая российская заграничная 201-я база, станция слежения за космическим пространством в Нуреке), кое какие объекты в Туркмении и даже в Узбекистане. Все эти компоненты, дополняемые объектами, которые будут созданы «под КСБР» - Коллективные силы быстрого реагирования КСБР (включая и базу в киргизской части Ферганской долины, вызывающую острую аллергию у Ташкента) необходимы в случае решения задач по локализации возможных бандформирований. Летом-осенью 1999 и 2000 годов российских военных в Киргизии не было, и страна оказалась в очень сложной ситуации, когда через территорию Таджикистана из Афганистана пришли боевики Исламского движения Узбекистана. Страна почти ничего не смогла противопоставить нескольким сотням бандитов. Сейчас, если предположить гипотетически подобного рода ситуацию, все эти банды могли бы быть уничтожены российскими штурмовиками, Ми-24 и спецназом КСБР в течении двух-трех суток. В нынешней ситуации базы ОДКБ является де-факто гарантом безопасности Киргизии.

Во-вторых, возникает вопрос влияния решения о вводе-выводе баз и натовских военных из Киргизии на общерегиональную ситуацию и обстановку в Афганистане. Пока американцы и их друзья по НАТО топчутся в этом "кровавом болоте", оттягивая на себя значительное количество экстремистов. Однако ясно, что нестабильность в Афганистане и Пакистане нарастает.

Понятно, что разговоры об исламской угрозе подчас используются в чисто инструментальных целях. Все эти рассуждения о «бородачах», которые, не стой у них на пути тот или иной авторитарный режим, вот-вот придут к власти, и тогда всем будет плохо – и России, и Китаю, и Западу, – выполняют ту же функцию, которую в России когда-то выполняли разговоры о необходимости выбирать между страшным Зюгановым и не очень хорошим Ельциным. Иными словами, если вы будете слишком серьезно критиковать Каримова (Рахмона, Назарбаева и пр.) за коррупцию и подавление населения, то, в конце концов, получите очень серьезных оппонентов с гранатометами и автоматами. Но это не значит, конечно, что проблемы не существует. Политический ислам – в том числе и радикальный – давно появился в Центральной Азии. Были здесь и теракты, была и гражданская война в Таджикистане. Если социальная ситуация в регионе будет ухудшаться, если коррупция, размеры которой уже сегодня совершенно убийственны, будет расти и дальше, если, наконец, центральная власть будет ослабевать, а региональная – усиливаться, то может произойти нечто, сравнимое с событиями 1992 года в Таджикистане - борьба одной региональной элиты против другой за власть и собственность. Одна сторона тогда использовала «демократические» и вместе с тем исламские лозунги, а другая – «коммунистически-колхозные». Но сегодня всем известно и понятно, что и то, и другое прикрывало – порой весьма неумело – соперничество между региональными кланами.

Имея под боком Афганистан, где постоянно идет война, приходится отвлекать значительную часть своих дефицитных ресурсов на укрепление безопасности. Приходится это делать и в одностороннем порядке и участвуя в международных организациях, призванных защищать стабильность – ОДКБ и ШОС. РФ рассматривает вопрос стабильности в Центральной Азии через призму участия Москвы в переговорах с США по вопросу Афганистана. То как сейчас Америка строит свою политику в отношении Афганистана Россию не устраивает. Американцы уже несколько месяцев «меняют тактику и стратегию» ведения операции в Афганистане, ни с кем не советуясь. Однако очевидно, что в любом случае актуальность северного маршрута возрастает.

Москва в последнее время довольно существенно изменила свой подход к сотрудничеству с «антитеррористической коалицией» по Афганистану. Известно что до последнего момента Россия предоставляла странам коалиции возможность транзита через свою территорию в Афганистан лишь грузов невоенного характера. Но после апрельской встречи Медведев-Обама в Москве Россия прямо присоединилась и к военному транзиту, разрешив его через свою территорию - это очень большая (и, как это часто бывает, неоцененная по достоинству нашими западными друзьями) уступка со стороны Москвы, масштаба ничуть не меньшего, чем американский отказ от развертывания систем ПРО в Польше и Чехии.

Все страны-союзницы Киргизии по ОДКБ включились в процесс обеспечения транзита невоенных (а в случае достижения общей платформы между США и РФ – возможно и военных) грузов в Афганистан и в самой России в целом с пониманием отнеслись к стремлению киргизской власти также поучаствовать в «северном пути».

Свою «часть пути» и Россия и Киргизия и Узбекистан с Таджикистаном уже прошли (думаю, что американцам и ЕС уже четко указано, что «придется заплатить» - в каждом конкретном случае свою цену). Американцы немного «помялись», очевидно считая, что базы и транзит они смогут получить «чисто на халяву», но в итоге устраивающий всех размен (денег и некоторых политических решений США на «базы и транзит» в Центральной Азии).

Американцы, получив базу (теперь - ЦТП) в Киргизии, приобрели серьезную головную боль – из них все время хотят выжать больше. Цифры при этом оставались закрытыми, абсолютно непрозрачными. То, о чем заявлялось официально, очевидно не совпадало с тем, сколько американцы платили на самом деле. Многие платежи проходили, не оставляя заметных следов в бюджете. Были и вполне официальные американские платы – гранты, обучение киргизских военных, разного рода тренинги и пр. для актива расплодившихся за годы «демократизации» НПО, материально-технические поставки, льготные кредиты, которые уже, по сути, не кредиты, а бонусы. В общей сложности, набегало порядка 150 – 170 млн. долларов в год. В Киргизии решили, что, видимо, сумма недостаточна. Сомонадеянные американцы посчитали что с киргизов хватит и того, что им уже перепадает, плюс очередной порции обещаний. Итог известен, янки, как и в 2005 г. из Узбекистана, вновь «попросили на выход». Ранее генерал Петреус весьма недипломатично, но точно указал на то, что происходящее – просто такой специфический центрально-азиатский способ ведения переговоров. Киргизское руководство каждый год, а иногда два раза в год, поднимало вопрос о базе все 8 лет ее существования (и при Акаеве и при Бакиеве). В свое время Курманбек Бакиев даже не стал скрывать мотивировочной части своего решения о прекращении использования авиабазы "Манас" вооруженными силами коалиции. Он объяснил это вопросами экономического характера, а также негативным резонансом функционирования базы в обществе.

Американцы все поняли. Если в 2008 году США платили за аренду 17 млн. долл. «набело», то в в 2009 г. за ЦТП ставка увеличилась до 60 млн. Кроме того, США перечислили 150 млн. долл. на реализацию некоторых проектов в стране. Соответственно и все остальные «накрутки» сверх арендной платы, наверняка, повысились.

Теперь и гордящиеся своей приверженностью демократии страны Евросоюза с деньгами в руках выстраиваются в очередь… При этом власти Киргизии сохраняют возможность дальнейших торгов вокруг базы: договор о присутствии военных НАТО в ЦТП заключается на год с возможностью продления, или непродления, если, например, выяснится что деятельность центра транзита наносит невосполнимый урон киргизской экологии.

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Игры на узбекском поле

Центральная Азия, постепенно скатывающаяся на периферию внимания американцев, получила шанс отыграть свои позиции. Так прокомментировал российский политолог Андрей Грозин новость о том, что США выстраивают новый логистический коридор для транзита своих грузов в Афганистан. При реализации этого проекта в полном масштабе Узбекистан, по его мнению, может стать опорным транспортным хабом Соединенных Штатов в регионе.

Казахстан все быстрей дрейфует от России

С позволения Астаны на Каспии скоро появятся американские военные 

Астана разрушила архитектуру каспийской безопасности

В Казахстане появятся американские военные базы 

Как России реагировать на появление военных США в каспийских портах

Эксперты опасаются, что транзит американскими военными грузов через Каспий обернется созданием там военных баз 

Зачем Китаю Центральная Азия?

Мир переживают очередную геополитическую встряску с пока неясными итогами, считает российский политолог Андрей Грозин. Конфликт между Россией и Западом нарастает, далеки от безоблачных отношения Китая с США, плюс центробежные явления внутри Европы. При этом у многих стран есть свои интересы в Центральной Азии. 

Владимир Жарихин: меня удивляет конфликт "на мокром месте" в Центральной Азии

Замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин рассказал о том, почему руководители стран Центральной Азии начали экономическое и политическое сближение и что от этого ждать России 

Центральноазиатский союз 2.0: перспективы по-прежнему туманные

Вопросы безопасности в 2018 году продолжат оставаться ключевыми для стран Средней Азии 

Минобороны Казахстана и Пентагон обсудили военное сотрудничество

Последствия милитаризации Евразии

На данный момент Европа несамостоятельна в военном отношении, и главной военной структурой на её территории остаётся НАТО, но под полным покровительством США. 

Эмомали Рахмон обещает не создавать проблем соседям

Таджикистан и Узбекистан договорились о границе и визах 

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.