Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Абхазия: Выборы Президента 2019

Абхазия: Выборы Президента 2019  далее »
20.09.2019
17:30:12
Константин Затулин принял участие в первой сессии новоизбранного Госсовета Республики Крым далее »
15:16:13
Киев объяснил отказ согласовать «формулу Штайнмайера» в Минске далее »
12:18:29
Лукашенко решил упростить визовый режим с Евросоюзом далее »
11:39:36
«Преемственность священных писаний» презентовали в Институте стран СНГ далее »
11:34:55
Россия и Молдавия договорились устранять барьеры в торговых отношениях далее »
11:11:50
Молдо-российской межправительственной комиссии сообщили об ограничениях в отношении ПМР далее »
19.09.2019
11:52:32
В Москве провели семинар для правозащитников по вопросам трудовой миграции далее »
11:37:43
Грызлов: Киев сорвал договоренности в «нормандском формате» далее »
09:28:48
Президент Эстонии назвала причины усталости Европы от Украины далее »
09:28:07
В Раде предложили пойти на жертвы для разрешения конфликта в Донбассе далее »

Украинское досье: Газовая война грозит расколоть Европу далее »

Газовый вопрос. Время покажет. Выпуск от 19.09.2019 далее »

Шишкин: Эстония боится, что "старшие товарищи" за ее спиной договорятся с РФ далее »

Встреча "нормандской четверки" под угрозой срыва! 60 минут от 18.09.2019 далее »

Саммит в Анкаре: мнение экспертов далее »

Европа: устои или угрозы? Между тем. Эфир от 17.09.2019 далее »

Украина идет правильным путем? Вечер с Владимиром Соловьевым от 17.09.2019 далее »

Детали

Нарушение прав на свободу совести и вероисповедания на Украине


18.03.2019 17:08:01

Информационно-аналитический обзор 

1. Вступление

Информационно-аналитический обзор о нарушении прав на свободу совести и вероисповедания на Украине охватывает период времени с февраля 2014 г. по февраль 2019 г.

Такой период обусловлен тем, что в феврале 2014 г. на Украине в ходе событий, получивших название «Евромайдан», произошла смена власти, что повлекло за собой изменение общественно-политической обстановки на Украине и обусловило беспрецедентное нарушение прав и свобод в последующий пятилетний период.

На фоне вооруженного конфликта на востоке Украины, который начался весной 2014 г., и продолжается по сей день произошло масштабное урезание гражданских прав и свобод, в том числе касающихся свободы совести и вероисповедания. Руководство Украины обосновывает это потребностью в сопротивлении агрессии России и внутреннему сепаратизму.

За исследуемый период на Украине были приняты законодательные и подзаконные акты, ограничивающие права на свободу совести и вероисповедание и оправдывающие дискриминационные действия по отношению к канонической Украинской православной церкви Московского Патриархата (УПЦ МП). Кроме того, органами государственной власти всех уровней бойкотируется принятие законных мер (в том числе уголовного характера) к лицам и организациям, совершающим противоправные действия по отношению к УПЦ МП и её прихожанам.

С 2014 г. по 2019 г. сильно увеличилась нетерпимость к конфессиям УПЦ со стороны праворадикальных организаций, таких как «С14», «Правый сектор», «Национальный корпус» и подобных.

Со стороны таких организаций либо лиц, входящих в их состав (или причисляющих себя к их сторонникам), регулярно и в массовом порядке отмечаются факты угроз и актов физического насилия. Это, как правило, происходит в отношении единственной легитимной Православной Церкви - УПЦ, еврейских религиозных общин, а также организаций и лиц, придерживающихся мнения о необходимости поддержания добрососедских отношений с Российской Федерацией и её жителями.

Правоохранительные органы в подавляющем большинстве случаев не проявляют адекватной реакции на провокационные действия праворадикалов. Кроме того, руководители праворадикальных организаций регулярно делают провокационные заявления со страниц и экранов центральных СМИ, в том числе о том, что их противоправные акции согласовываются с МВД и СБУ Украины.

Еще большую тревогу вызывает тот факт, что за прошедшие годы высшие должностные лица Украины неоднократно делали публичные заявления, являющиеся призывами к дискриминационным действиям, чем разжигали рознь и нетерпимость на религиозной и межнациональной почве.

Несмотря на политическое декларирование приверженности европейским принципам демократии, руководство Украины практически игнорирует рекомендации Совета Европы (СЕ), Управления Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ ООН), Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (БДИПЧ ОБСЕ) касательно защиты прав и свобод на территории Украины, других международных правозащитных организаций.

Такие действия украинского руководства несут прямую угрозу верховенству права и конституционной демократии на Украине.

На протяжении 2014-2019 гг. на Украине происходят последовательное преследование и систематическое нарушение законных прав таких групп и их представителей. К ним, в частности, относятся:

- священники УПЦ и её прихожане;

- еврейские религиозные общины;

- граждане Украины, говорящие на русском языке, либо защищающие свое право на родной русский язык, либо сторонники дружбы с Россией;

- журналисты, политики (их организации), отстаивающие права вышеперечисленных групп и их представителей.

2. Конституция Украины и международные документы, гарантирующие права на свободу совести и вероисповедания

При составлении настоящего информационно-аналитического обзора был сделан анализ законодательства Украины, гарантирующего соблюдение прав на свободу совести и вероисповедания и смежные с ними права, основой которых является Конституция Украины (далее по тексту «КУ»), Закон Украины «О свободе совести и религиозные организации» и международные документы, ратифицированные Украиной, основными из которых являются:

- Международный пакт о гражданских и политических правах (далее по тексту «Международный пакт»);[1]

- Конвенция о защите прав человека и основных свобод (далее по тексту «Конвенция»).[2]

Данный информационно-аналитический обзор базируется на мониторинге соблюдения ключевых конституционных прав в области свободы совести и вероисповедания на Украине и сопутствующих с ними прав:

- право быть равным перед законом;

- право на свободу слова и мнения;

- право на свободу мировоззрения.

2.1. Право быть равным перед законом

Это право гарантируют:

Ст. 24 КУ - «Граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом. Не может быть привилегий или ограничений по признакам расы, цвета кожи, политическим, религиозным и иным убеждениям, полу, этническому и социальному происхождению, имущественному положению, месту жительства, по языковым или иным признакам»;

Ст. 26 Международного пакта;

Ст. 14 Конвенции.

2.2. Право на свободу слова и мнения

Это право гарантируют:

Ст. 34 КУ - «Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений»;

Ст.19 Международного пакта;

Ст.10 Конвенции.

2.3. Право на свободу мировоззрения

Это право гарантируют:

Ст. 35КУ - «Каждый имеет право на свободу мировоззрения и вероисповедания. Это право включает свободу исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, беспрепятственно отправлять единолично или коллективно религиозные культы и ритуальные обряды, вести религиозную деятельность»... …«Церковь и религиозные организации в Украине отделены от государства, а школа - от церкви. Никакая религия не может быть признана государством как обязательная»;

Ст. 18Международного пакта;

Ст. 9Конвенции.

Проанализировав статьи Конституции Украины и основные документы ООН и ЕС, гарантирующие права, связанные со свободой совести и вероисповедания, становится ясным, что Основной закон Украины декларирует гарантии прав, соответствующих мировому и европейскому уровню в области защиты прав человека на свободу совести и вероисповедания. Однако на практике этот посыл не подкреплен фактическими данными.

3. Ситуация с соблюдением прав на свободу совести и вероисповедания на Украине

3.1. Религия на Украине и государство

Как отмечалось выше, фундаментальные права на свободу мировоззрения на Украине гарантируются ст. 35 КУ, ст. 18 Международного пакта1 и ст. 9Конвенции.2 Конституционное право на свободу мировоззрения обеспечивается ЗУ «О свободе совести и религиозных организациях» (№ 987-XII от 23.04.1991 г.)

В законе, как и в КУ и международных документах, ратифицированных Украиной, гарантируется равноправие гражданам независимо от их религиозной принадлежности и отношения к религии.

Специально уполномоченным центральным органом исполнительной власти в сфере религии в настоящее время является Министерство культуры Украины (его Департамент по делам религий и национальностей).

Уголовный кодекс Украины (ст.161 «Нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии») подробно определяет виды нарушений прав и уголовную ответственность за нарушения прав на свободу совести и вероисповедания.

Основная религия на Украине - православие. Около 70% жителей Украины, согласно различным социологическим опросам, считают себя православными.

Тем не менее, с самых первых дней независимости Украины государственная политика была направлена на разжигание межконфессиональной вражды в православии. С этой целью оказывалась поддержка неканоническим ветвям православной церкви. В отношении же канонической Украинской православной церкви, наоборот, усиливалось давление и поощрялась агрессия в её адрес.

До конца 2018 г. на Украине функционировало три основных православных церкви:

- Украинская Православная Церковь (УПЦ), также именуемая УПЦ МП (Московского Патриархата) - единственная каноническая православная церковь на Украине, которая признана всеми Православными Церквями мира;

- Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата (УПЦ КП);

- Украинская Автокефальная Православная Церковь (УАПЦ).

Кроме этих церквей, на Украине функционировало еще шесть «православных» конфессий и 67 «независимых православных общин». С 15 декабря 2018 г. действует «Православная церковь Украины» (ПЦУ), образованная слиянием УПЦ КП и УАПЦ.

УПЦ по всем показателям является самой популярной и имеет самую развитую сеть. Несмотря на постоянные попытки притеснений со стороны государства, УПЦ за годы независимости Украины только набирала популярность, что вызывало раздражение у её противников. Так по данным самой УПЦ, статистика выглядит следующим образом:

Статистика УПЦ

На начало 2007 г.

На конец 2018 г.

Количество епархий

36

53

Количество приходов

11085

12092

Количество монастырей

167

258

Количество монахов

4399

4501

Количество священников

9327

12409

Всего на Украине по состоянию на 01.01.2018 г. действовали 36184 религиозные организации, относящиеся к различным религиям, в том числе 34637 религиозных общин:[3]

Православные религиозные организации, всего 19453 (18918):[4]

Украинская православная церковь 12675 (12348);

Украинская православная церковь Киевского патриархата 5219 (5167);

Украинская автокефальная православная церковь 1211 (1167);

Другие православные религиозные организации 248 (214).

Религиозные организации католиков, всего 5192 (4812):

Религиозные организации протестантов, всего 3001 (2816):

Религиозные организации христиан веры евангельской, всего 2853 (2654):

Религиозные организации адвентистов, всего 1082 (1063):

Религиозные организации евангельских христиан, всего 394 (355).

Религиозные организации лютеран, всего 85 (80).

Религиозные организации реформаторов, всего 133 (129).

Религиозные организации харизматического типа, всего 1515 (1441).

Религиозные организации протестантов, всего 1375 (1342).

Религиозные организации, проповедующие ислам, всего 265 (254).

Религиозные организации, проповедующие иудаизм, всего 312 (284).

Религиозные организации, проповедующие буддизм, всего 65 (62).

Прочие религиозные организации, всего 455 (423).

Как видно из статистики Департамента по делам религий и национальностей Украины 54% всех религиозных организаций на Украине находятся в юрисдикции православной церкви, а 35% от общего количества - в юрисдикции УПЦ. Религиозные организации УПЦ составляют 65% от общего числа организаций православной церкви.

Распределение приходов по территории Украины имеет неравномерный характер. УПЦ представлена во всех регионах, но в западных областях меньше. Приходы УПЦ КП располагаются в своем большинстве в западных и центральных областях, а УАПЦ только в западных.

Кроме православных на Украине действуют и другие церкви, относящиеся к христианской религии: католическая церковь, греко-католическая церковь, протестантская церковь, другие религиозные группы.

К числу других, наиболее распространенных религий относится ислам (около 500 тыс. верующих, в основном крымских татар) и иудаизм (около 100 тыс. верующих).

На Украине фактически не было отмечено конфликтов между представителями различных мировых аврамических религий (христианство, ислам, иудаизм). Все церковные распри происходили между православными церквями и поддерживаются на государственном уровне.

Украина - светское государство. Это записано в Статье 35 Конституции Украины: «Церковь и религиозные организации в Украине отделены от государства, а школа - от церкви. Никакая религия не может быть признана государством как обязательная».

Тем не менее, именно государство (причем речь идет не только о государственной политике, а о прямом вмешательстве государства) породило неканонические православные церкви и способствовало их расширению.

Так УПЦ КП возникла в 1992 г. при поддержке Леонида Кравчука, занимавшего тогда пост президента Украины, по сути, являвшегося инициатором её создания и была направлена на раскол УПЦ, который вошел в историю как Филаретовский. Тогда самопровозглашенная, никем не признанная УПЦ КП благодаря поддержке государства и на волне националистических настроений захватила ряд храмов УПЦ в западных и центральных областях Украины. После этого постоянно тлел межконфессиональный конфликт, подстегиваемый борьбой за собственность и прихожан.

По-настоящему вопиющее вмешательство государства в дела УПЦ началось после 11 июня 1992 г., когда Архиерейский собор РПЦ лишил раскольника митрополита Филарета церковного сана. Националистическая организация УНА-УНСО, по приказу властей и поддерживаемая милицией, встала на защиту резиденции Филарета. Президент Украины Кравчук и председатель Совета по делам религий при Кабинете министров Зинченко объявили тогда незаконными решения Архиерейского собора УПЦ, а Президиум Верховной Рады Украины принял заявление, в котором Собор объявлялся не только незаконным, но и неканоническим. Таким образом, еще в 1992 г. президент Украины, Кабинет министров и Верховная Рада посчитали, что вправе не только напрямую вмешиваться в дела церкви, но и давать оценки о «каноничности» решений, принятых высшим органом управления православной церкви.

Согласно журналистским расследованиям известного православного журналиста Украины В.С. Анисимова, «Киевский патриархат», начиная с 1992 года, был площадкой для массовой вербовки украинских националистов в «Ичкерию» на стороне международного терроризма, Ш. Басаева, Дудаева, Масхадова.

Таким образом, при прямой поддержке всех ветвей украинской власти 25-26 июня 1992 г. состоялся «объединительный собор «УПЦ» и УАПЦ» в котором принимали участие несколько епископов УАПЦ и несколько депутатов Верховной Рады. Так называемый «объединительный собор» принял решение упразднить УПЦ и УАПЦ,[5] а все их имущество и финансовые средства объявили собственностью новой церкви УПЦ КП.

26 июня 1992 г. можно считать не только датой раскола православия на Украине, и последовавших за ним церковных распрей, но и точкой отсчета, когда украинское государство начало планомерно нарушать права граждан на свободу совести и вероисповедания.

С 1992 г. по 2014 г. вялотекущий межконфессиональный конфликт, поддерживаемый государством, был направлен на уменьшение влияния УПЦ и увеличение влияния неканонических церквей. Это делалось за счет государственной пропаганды и переманивания церковных приходов из УПЦ в УПЦ КП с последующей передачей храмов. Еще один широко используемый метод давления на УПЦ и её прихожан - насильственный захват храмов, который осуществлялся праворадикальными националистическими организациями при полном попустительстве местных и центральных властей и силовых ведомств.

3.2. Риторика ненависти и разжигание межконфессиональной вражды

Священники и прихожане УПЦ постоянно подвергались не только силовым и юридическим воздействиям, в том числе носящим признаки уголовных преступлений, но и дискриминационной риторике ненависти, которая заключается в том, что последовательно реализовалась идеология, направленная на уменьшение прав УПЦ и её сторонников.

При этом государственные чиновники всех уровней и подконтрольные им СМИ использовали вооруженный гражданский конфликт на востоке Украины для очернения УПЦ, выставляя её в глазах общества «пособником агрессора». В нарушение «презумпции невиновности» на Украинскую православную церковь и её священнослужителей навешивали ярлыки, обвиняя в бездоказательных преступлениях.

Со времени «Евромайдана» в центральных украинских СМИ было размещено несколько тысяч негативных материалов об УПЦ. Налицо целенаправленная информационная кампания, направленная на дискредитацию самой популярной среди населения, однако идеологически неугодной правительству, церкви Украины. Мало того, что УПЦ в головах украинских политиков ассоциируется с Москвой, так еще противостоит таким явлениям как «насильственное продвижение однополых браков», «курс на вступление в НАТО», «ювенальная юстиция» и т.п., что, по мнению украинских чиновников, мешает продвижению Украины в Евросоюз и НАТО.

Кампания дискредитации ведется не только при попустительстве, но и прямом участии правящей государственной верхушки и руководителей силовых органов, которые, то и дело через СМИ обвиняют священнослужителей УПЦ в таких уголовно наказуемых преступлениях, как «государственная измена», «разжигание религиозной вражды», «сепаратизм»…

В пропагандистских целях на священников и церковь навешиваются ярлыки: «предатели», «шпионы», «экстремисты», «антиукраинская церковь», «церковные агенты ФСБ», «попы в погонах ФСБ», «духовные оккупанты», «агенты Кремля в рясах»…

Какие призывы, разжигающие вражду и ненависть, звучат из уст государственных чиновников можно судить по одному из последних высказываний Министра инфраструктуры Украины Владимира Омеляна. Вот что он написал 8 февраля 2019 г. на своей странице в Facebook: «А можно предписание Русской православной церкви покинуть Украину в течение 24 часов в столыпинских вагонах, разрешив взять с собой только продукты на три дня? Или для демократии это недемократично, нетолерантно и недопустимо, а только варварам можно все делать: убивать, кидать за решетку, забирать чужую собственность? Они же варвары, что с них взять».

Кроме открытых пропагандистских выпадов в адрес УПЦ широко используется дезинформация, призванная приуменьшить её роль и значение в обществе. Для этого используются данные многочисленных «социологических опросов», свидетельствующие о низком уровне доверия к канонической Украинской православной церкви.Например, широко растиражированный Общенациональный социологический опрос Центра Разумкова,[6] проведенный при поддержке Фонда Конрада Аденауэра 23-28 марта 2018 г., показал что:

УПЦ доверяет 12% жителей Украины;

УПЦ КП доверяет 38%;

УГКЦ доверяет 9%;

Евангелистским и протестантским церквям - 2%.

«Объективные» данные подобных социологических исследований вызывают справедливые сомнения, особенно если принять во внимание официальные статистические данные Министерства культуры Украины (раздел 3.1. настоящего обзора).

Кроме того, священнослужители УПЦ наряду с журналистами и политиками подвергаются дискриминационной политике - их персональные данные размещаются на противоправном Интернет-сайте «Миротворец».

3.3. Пропаганда антисемитизма и нападения на еврейские общины

Как и в случаях с нападениями на храмы УПЦ и их священнослужителей и прихожан, происходят нападения на еврейские святыни. Это фактически санкционируется антисемитской риторикой, которая звучит со страниц и экранов СМИ, зачастую, от официальных лиц государства или как минимум не осуждается ими.

И если до начала 2014 г. антисемитские лозунги звучали изредка и из уст ультраправых националистов, то сейчас это стало нормой.

УВКПЧ ООН в своих регулярных мониторинговых «Докладах о ситуации с правами человека на Украине» не раз выказывало обеспокоенность и приводило зафиксированные примеры антисемитских акций:

- «5 сентября 2015 г. около 30 человек напали на лагерь хасидских евреев в Умани (Черкасская область) за несколько дней до начала паломничества Рош - ашанны. Атака произошла в Шаббат, когда еврейская община не могла защитить себя. По сообщениям, полиция наблюдала, как нападавшие демонтировали забор вокруг лагеря, но не вмешивались. 6 сентября расследование инцидента было возбуждено по ст. 356 «Самоуправство» Уголовного кодекса без каких-либо успехов, достигнутых по состоянию на 15 ноября 2015 г. Также УВКПЧ ООН отмечает 5 других нападений на еврейские кладбища или мемориалы Холокоста, которые происходят на территории Украины в период с 27 августа по 19 сентября 2015 г. Во всех случаях началось уголовное расследование, однако не было достигнуто никакого прогресса»;

- «Еврейское кладбище в Коломыи (Ивано-Франковская область) было повреждено в результате двух поджогов 19 сентября и 23 октября 2015 г. В обоих случаях неизвестные нападавшие подожгли небольшой дом поклонения на могиле раввина Цадика Гиллеля Борух Лихтенштейна, главного раввина 19-го века в городе. 13 января 2016 г. еще одна попытка поджога потерпела неудачу, так как нападавшие не смогли разжечь легковоспламеняющуюся жидкость, которую они планировали использовать. 18 августа вандалы расписали свастику и антисемитские граффити на входе в местную синагогу. 19 августа они нанесли ущерб еврейскому кладбищу. Правоохранительные органы выявили трех подозреваемых, которые в последние годы осквернили ряд местных еврейских святынь и предъявили обвинения. По данным местной еврейской общины, город Коломыя и районный суд стали рассматривать дело против подозреваемых преступников в августе. Слушание продолжалось в конце года»;

- «Накануне еврейского Нового года, 13 сентября 2015 г., неизвестные вандалы поставили шины вокруг памятника «Менора» жертвам Холокоста в Киеве, вылили зажигательную жидкость на памятник и подожгли его. Охранник из ближайшей церкви УПЦ потушил огонь. Ранее в январе, апреле и июне 2015 г. неизвестные преступники расписали свастиками памятник. Министерство внутренних дел обязалось повысить безопасность на этом участке. Однако, по данным Национальной группы по контролю над соблюдением прав меньшинств, официальные лица не обнаружили или не обвинили лиц, совершивших антисемитские акты, в течение последних нескольких лет. Руководители еврейской общины опубликовали заявление, в котором критикуют власти за их неспособность улучшить безопасность в этом районе или расследовать акты вандализма против мемориала»;

- «24 марта 2016 г. в начале иудейского праздника Пурим на здании в центре Черкасс было обнаружено граффити с надписями «Смерть евреям!» и «Евреи захватили Украину». В ту же ночь был сожжен венок, возложенный министром юстиции Израиля у мемориала жертвам Холокоста в Киеве. Представитель еврейской общины сообщил, что на зданиях еврейских детских садов и школ в Киеве часто появляются граффити в форме свастики. Общине ничего не известно о расследовании таких инцидентов».

- «4 мая 2016 г. в День памяти жертв Холокоста, группа неизвестных людей сожгла израильский флаг возле памятника «Менора» в Бабьем Яру. Мэр Киева осудил этот акт и призвал сотрудников правоохранительных органов провести расследование. Руководители еврейских общин призвали правительство сделать больше для повышения безопасности в этом районе и расследовать предыдущие акты вандализма против мемориала, в том числе пять таких случаев в 2015 г.»;

- «В ночь на 21 декабря 2016 г. неопознанные люди вошли в синагогу возле могилы рабби Нахмана, основателя движения «Бреслов хасид», в Умани, Черкасской области, и подвергли поклонников антисемитским словесным оскорблениям, затем плеснули красную краску и распылили вредный газ над зданием. Вандалы также оставили голову свиньи с вырезанной на ней свастикой. Правоохранительные органы открыли расследование, и государственные чиновники, в том числе премьер-министр и генеральный прокурор, публично осудили это нападение. В конце года расследование оставалось открытым. 31 декабря неопознанные лица повредили распятие на кресте в Умани, что, по словам полиции, было актом возмездия за вандализм синагоги. Полиция задержала и возбудила уголовное расследование против двух подозреваемых за нанесение ущерба распятию, в то время как третий подозреваемый остался на свободе».

Это лишь немногие из нарушений прав человека на антисемитской почве, зафиксированные УВКПЧ ООН. Такие нарушения, как правило, являющиеся уголовно наказуемыми преступлениями, однако остающимися безнаказанными благодаря поощрению антисемитизма на государственном уровне.

Пользуясь вступившим в силу 21 мая 2015 г. «декоммунизационным пакетом законов», государственные власти и органы местного самоуправления осуществляют практику переименования названий коммунистических времен в честь украинских националистов двадцатого века, которые не только участвовали в антисемитских акциях, но и принимали прямое участие в холокосте.

Так, Американский музей холокоста 14 мая 2018 г. констатировал рост антисемитизма на Украине, рекомендовав украинским властям бороться с ним и перестать героизировать украинцев, принимавших участие в холокосте.

С таким же обращением к руководству Украины обратились 17 мая 2018 г. сорок еврейских организаций, призвав правоохранительные органы выявить и привлечь к ответственности виновных в преступлениях на почве расовой ненависти.

Но несмотря на многочисленные рекомендации международных правоохранительных организаций, руководство Украины не принимает никаких мер для предупреждения антисемитизма и ксенофобии. В подавляющем большинстве случаев в антисемитских акциях и актах вандализма на мемориалах холокоста принимают участие националистические праворадикальные организации, на противозаконные акции которых правоохранительные органы никак не реагируют. А в украинском МИДе вообще заявляют, что на Украине самый низкий уровень антисемитизма из всех государств Восточной и Центральной Европы.

В то же время УВКПЧ ООН 17 декабря 2018 г. в своем последнем «Докладе о ситуации с правами человека на Украине 16 августа - 15 ноября 2018 г.» отмечает: «В течение отчетного периода УВКПЧ задокументировало 14 случаев дискриминации, языка вражды и (или) насилия, направленных на лиц, принадлежащих к меньшинствам или придерживающихся альтернативных взглядов или особых мнений. В шести инцидентах имело место прямое насилие и в трех - угрозы насилием со стороны членов крайне правых групп, которые часто действуют безнаказанно. УВКПЧ отмечает, что безнаказанность правонарушителей создает общую атмосферу незащищенности и может поощрять дальнейшее насилие, в том числе ответные нападения на известных членов крайне правых групп».

3.4. Православная Церковь на Украине после 2013 г.

С 2014 по 2019 г. на Украине в связи с произошедшими политическими событиями в отношении УПЦ прокатилась волна агрессии, которая стала результатом агрессивной пропаганды и распространения порочащих сведений со стороны СМИ, поддерживающих политику правящих кругов.

Наибольшую агрессию испытали на себе общины УПЦ, находящиеся на Западной Украине, храмы которых регулярно подвергались нападениям с целью захвата и последующей передачи УПЦ КП. Организаторами таких нападений были:

- праворадикальные националистические организации, такие как «Правый сектор», ВО «Свобода», «Конгресс украинских националистов» (бывшая «ОУН»), «С14», «Национальный корпус»;

представители добровольческих батальонов, в первую очередь таких как «Азов», «Донбасс» и «Днепр-1», и участники АТО;

- клирики УПЦ КП;

- местные жители, поддавшиеся на пропаганду, и уверовавшие, что УПЦ является инструментом для продвижения «российской агрессии» на Украине.

Наибольшее распространение получили атаки на храмы УПЦ в наиболее бедных областях Украины - в Волынской, Ровенской и Тернопольской.

УВКПЧ ООН в своих мониторинговых докладах неоднократно обращало внимание на обострение противостояния между православными конфессиями УПЦ и УПЦ КП. Например, в период с 28 января по 1 февраля 2016 г. представители УВКПЧ побывали на западе Украины - в Тернопольской и Ровенской областях, в которых наблюдается повышенная напряженность. В своем «Докладе о ситуации с правами человека на Украине» от 3 марта 16 г., они отметили: «В отдельных сельских районах некоторые люди хотят перейти в УПЦ КП, а остальные выступают за то, чтобы остаться в УПЦ. Это вызывает напряженность, особенно в селах, где, как правило, есть только одно православное культовое здание. Некоторые прихожане и священники сообщали УВКПЧ о своей обеспокоенности по поводу дискриминации и использовании унизительной и провокационной риторики против них на основании их принадлежности к УПЦ. Также сообщается об угрозах физического насилия или принуждении, направленных на то, чтобы заставить людей поменять свою конфессию. Такие факты являются нарушением безоговорочного принципа свободы религии или убеждений».

Многочисленные жалобы в суд, направленные общинами УПЦ, и обращения в правоохранительные органы и органы государственной власти не принесли никакого результата. Причем права общин УПЦ не восстанавливались даже после решений суда в их пользу.

Кроме агрессивных действий, направленных против культовых сооружении, верующих и священников, на Украине осуществляются и другие дискриминационные действия в отношении религиозных структур:

- дискриминация религиозных общин при государственной регистрации;

- дискриминация при предоставлении налоговых льгот;

- дискриминация при выделении земли для культовых зданий;

- дискриминация при осуществлении действий, связанных с реституцией собственности;

- дискриминация, связанная с уголовным преследованием священнослужителей по надуманным поводам.

3.5. Факты нападения на храмы УПЦ, священников и прихожан

В период с 2014 по 2019 г. резко обострилась ситуация вокруг храмов УПЦ. После «Евромайдана» участились случаи вандализма и рейдерских захватов культовых сооружений Украинской православной церкви и систематического насилия по отношению к прихожанам и священнослужителям. Причем количество таких случаев имеет тенденцию к увеличению.

В большинстве случаев нападений на церкви УПЦ, священнослужителей и прихожан участвовали праворадикальные группировки и добровольческие батальоны: «Правый сектор», ВО «Свобода», «Конгресс украинских националистов», «С14», «Национальный корпус», «Азов», «Донбасс» и «Днепр-1». Это невозможно без их сотрудничества с правоохранительными органами и местными органами власти.

При этом государственные служащие, зачастую, открыто и во всеуслышание предъявляли требования о передаче культовых сооружений в собственность УПЦ КП, что является свидетельством нарушений прав человека по религиозному признаку со стороны государства.

На Западной Украине рейдерские захваты храмов УПЦ и акты вандализма также отмечаются со стороны Украинской греко-католической церкви (УГКЦ), служители которой открыто призывают к захватам собственности УПЦ и выдворению православных из Галичины.

Ярким примером многолетнего противостояния может служить Свято-Благовещенский храм УПЦ в городе Коломыя Ивано-Франковской области, который подвергался многочисленным попыткам захвата со стороны УГКЦ. Церковь построена в 1587 г., когда УГКЦ еще не существовала.

17 октября 2017 г. представители УГКЦ силой захватили храм, несмотря на то, что 4 октября Окружной административный суд Ивано-Франковска признал законность прав на храм УПЦ. По состоянию на февраль 2019 г. храм находится в руках УГКЦ, что было бы невозможно без правового беспредела, поддерживаемого со стороны государства.

Случаев захвата храмов УПЦ, сторонниками УПЦ КП особенно много в западных областях Украины. К числу самых резонансных можно причислить захваты храмов в селе Птича Ровенской области; селе Катериновка Тернопольской области и в селе Колосова Тернопольской области:

- Религиозный конфликт вокруг Свято-Успенского храма УПЦ в селе Птича Дубенского района Ровенской области возник в ноябре 2014 г. Сразу после регистрации общины УПЦ КП в начале 2015 г. она заявила свои претензии на храм в судебном порядке. На храм был наложен арест, было несколько судов и все они, включая суд высшей инстанции, состоявшийся 26 января 2016 г., признали законность владения храмом УПЦ. Тем не менее, во время судебных разбирательств проходили регулярные штурмы при участии боевиков «Правого сектора».

Вечером, 2 апреля 2018 г., было сообщено о снятии ареста с храма и в ту же ночь экс-бойцы «Азова» и «Айдара», прибывшие на нескольких микроавтобусах и вооруженные автоматическим оружием, штурмом захватили храм. Охранявшая храм полиция молча, наблюдала и бездействовала, а 3 апреля на храм снова был наложен арест.

…Февраль 2019 г. Храм в селе Птича стоит опечатанный. У полиции после трех лет расследования уголовного дела нет ни одного подозреваемого.

- 21 сентября 2015 г. бойцы «Правого сектора», батальона «Тернополь» и «Национальной гвардии» силой захватили храм св. Георгия Победоносца в с. Катериновка Кременецкого района Тернопольской области, полиция при этом не вмешивалась. Во время захвата десятки прихожан УПЦ получили физические увечья.

…Февраль 2019 г. Прихожане УПЦ теперь молятся в Пантелеимоновском храме, построенном в рамках программы «40 храмов» и открытом 8 сентября 2017 г. Цель программы - поддержка общин канонической Украинской Православной Церкви, которые вследствие захвата храмов на Западной Украине оказались под открытым небом. Ни один виновный в избиении прихожан не наказан.

- 10 июня 2016 г. храм св. Иоанна Богослова УПЦ в селе Колосова Кременецкого района Тернопольской области захватили бойцы «Правого сектора». Перед этим тернопольский губернатор самовольно принял решение перерегистрировать устав Свято-Иоанно-Богословской общины УПЦ на устав УПЦ КП!

…Февраль 2019 г. Прихожане УПЦ теперь молятся в новом храме, посвященном апостолу и евангелисту Иоанну Богослову, который был освящен 2 октября 2018 г.

Аналогичные события с захватом храмов на Западной Украине отмечены более чем в 50 населённых пунктах, в частности в селах Мильча, Рясники, Ходоси, Ровенской области и в селах Башуки, Бутин, Кути, Новостав Тернопольской области. Причем всегда использовался один сценарий: силовой захват культовых сооружений УПЦ боевиками националистических ультраправых организаций с одновременным давлением на общины УПЦ со стороны местных органов власти

При этом нападавшие на храмы УПЦ всегда использовали запрещенные средства, такие как холодное оружие, электрошок, биты, дубинки, слезоточивый и перцовый газ, «коктейли Молотова» а иногда и огнестрельное оружие. При этом неоднократно было документально зафиксировано, что сотрудники полиции не реагировали на действия нападавшей стороны, а иногда даже выступали на стороне агрессоров.

Даже Госдепартамент США (Комиссия США по вопросам международной религиозной свободы (USCIRF)) в своем ежегодном отчете о религиозной свободе за 2017 г. (обнародован в мае 2018 г.) выразил озабоченность вмешательством украинских властей в дела православной церкви этого государства и участившимися случаями дискриминации священнослужителей и верующих УПЦ.

В частности, в отчете отдельно упоминаются случаи борьбы за храмы, лишение неприкосновенности В.Новинского (якобы за соучастие в похищении одного из иерархов УПЦ Александра (Драбинко), жалобы УПЦ на притеснения со стороны правительства, угрозы по отношению к паломникам во время Всеукраинского крестного хода. Также упомянут пресловутый законопроект Д. Тымчука, жалобы УПЦ на него, и прямо сказано, что он направлен против УПЦ. Также в отчете отдельно указано и на случаи насилия на религиозной почве.

Но перечень рейдерских захватов храмов УПЦ не ограничивается западными областями Украины, в других регионах тоже происходят подобные инциденты. Например, одним из наиболее резонансных случаев является захват Свято-Сретенского храма в Константиновке Донецкой области.

Нонсенс заключается в том, что в отличие от храмов, построенных давно, строительство Свято-Сретенского храма в Константиновке УПЦ начала в 2012 г., а в октябре 2015 г. незадолго до завершения строительства храм был захвачен УПЦ КП. Причем в данном случае захват был произведен путем фальсификации документов, которую совершил Юрий Шапран - спонсор строительства, местный бизнесмен и депутат Донецкого областного совета, который применил рейдерскую технологию, часто применяемую в бизнесе. По состоянию на февраль 2019 г. продолжается судебная тяжба.

Кроме рейдерских захватов церкви УПЦ постоянно подвергаются актам вандализма. Что говорить о западных регионах Украины, если в столице регулярно и безнаказанно совершаются акты вандализма по отношению к храмам УПЦ:

- Храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в парке «Бабий Яр», построенный в Киеве на месте расстрела фашистами православных священников в годы ВОВ, за 2014-2018 гг. семь раз подвергался поджогам;

- В Киеве 27 января 2016 г. был совершен поджог церкви св. Трифона. Поджигатели оставили записку, в которой содержалось требование к УПЦ «убираться из Украины»;

- 23 мая 2016 г. в Киеве была подожжена Преображенская церковь;

- 24 апреля 2016 г. опять же в Киеве был совершен поджог церкви св. Агапитуса;

- 4 января 2017 г. в Киеве был совершен поджог храма святителя Петра Могилы и иконы Божией Матери «Умягчение злых сердец».

За все эти поджоги не был наказан ни один виновный.

Еще одним способом давления на УПЦ со стороны праворадикальных националистических организаций является блокирование деятельности православных храмов и угрозы их священнослужителям.

В 2018 г., а особенно после апрельских заявлений президента Украины Петра Порошенко о грядущем предоставлении «Томоса» и попыток навязать проект Единой Поместной Церкви, усилилось давление на УПЦ со стороны праворадикальных группировок, по всей видимости, координируемых правоохранительными органами, так как все их противоправные акции остаются безнаказанными.

УВКПЧ ООН в своих отчетах за 2018 г. неоднократно указывало на усиление прессинга против УПЦ.

Так, в «Докладе о ситуации с правами человека в Украине за ноябрь 2017- февраль 2018 г.» от 19 марта 2018 г. говорится: «В отчетном периоде началась кампания нетерпимости против Украинской Православной Церкви, возглавляемая крайне правой группой «С14». 8 января 2018 г. несколько десятков членов «С14» заблокировали вход и дорогу в Киево-Печерскую лавру, протестуя против отказа священников проводить службы для почтения памяти погибших украинских военных и гражданских лиц, которые не были крещены в УПЦ. Члены «С14» вели себя агрессивно, подстрекая к насилию и физически угрожая лицам, которые выражали противоположные взгляды. Хотя этот инцидент длился более часа, правоохранительные органы в него не вмешались. В тот же день «С14» объявила в социальных сетях, что эта акция является лишь началом кампании протеста, и пригрозила провести дальнейшие, более масштабные протесты во многих местах. После этого «С14» и другие крайне правые группы ворвались в офис информационного сайта Союза православных журналистов, который публикует информацию о УПЦ; кроме того, было совершено две попытки поджога Десятинной церкви в Киеве и церкви Святого Владимира во Львове, принадлежащих к УПЦ. УВКПЧ обеспокоено тем, что правоохранительные органы не приняли эффективных мер для предупреждения таких действий, их тщательного расследования и привлечения виновных к ответственности».

В «Докладе о ситуации с правами человека в Украине за 16 мая - 15 августа 2018 г.» от 19 сентября 2018 г. говорится: «В течение отчетного периода УВКПЧ задокументировало шесть нападений на храмы Украинской православной церкви Московского патриархата. Например, 5 августа 2018 г. в Одессе на входной двери трех храмов были написаны слова «Отделение ФСБ».

К сожалению, международные правозащитные организации находятся «далеко» и могут фиксировать лишь отдельные случаи нарушения прав человека на Украине, в том числе и права на свободу совести и вероисповедания. Проводя мониторинг средств массовой информации, становится ясным что дискриминационные и репрессивные действия в отношении культовых сооружений УПЦ, её прихожан и священников происходят на территории Украины практически каждый день.

За время с момента «Евромайдана» и по 15 декабря 2018 г. (по данным отчета Министерства культуры Украины) из УПЦ в УПЦ КП перешли 62 общины, из них около 50 с незаконными захватами храмов (по сведениям УПЦ). При этом в отчете Госдепа США по религиозной свободе за 2016 г. отмечалось, что именно УПЦ КП подстрекает радикальные организации к захвату храмов, принадлежащих УПЦ.

Представители же УПЦ КП отвергали обвинения в своей причастности к захватам культовых сооружений УПЦ и оправдывали захваты тем, что сами прихожане инициировали переход своих общин под юрисдикцию УПЦ КП. В то же время представители УПЦ КП оправдывали участие праворадикалов в захватах храмов тем, что сами прихожане просят их о защите своих интересов.

15 декабря 2018 г. была создана новая Православная церковь Украины (ПЦУ). Президент Порошенко неоднократно заявлял во всеуслышание о том, что такое создание не накалит обстановку в православной среде, и что храмы УПЦ не будут отбираться насильно. Конечно, в это мало кто верил, но надежда на «гаранта» все, же оставалась.

Сразу после окончания новогодних и рождественских праздников в ряде населенных пунктов на западе и в центре Украины начались рейдерские действия по насильственной смене конфессиональной принадлежности храмов УПЦ в пользу ПЦУ, которые сама ПЦУ и украинские власти называют «переходами» общин:

13 января в селе Ворсовка Малинского района Житомирской области захвачен Свято-Николаевский храм. В захвате принимали участие сторонники ПЦУ, и ВО «Свобода» под предводительством сельского главы;

13 января в селе Поховка Богородчанского района Ивано-Франковской области был захвачен Благовещенский храм, причем в акции участвовали не, только представители ПЦУ, но и УГКЦ;

13 января в селе Красноволя Маневичского района Волынской области захвачен Свято-Михайловский храм;

14 января в селе Пужайково Балтского района Одесской области захвачен Свято-Димитриевский храм при участии представителей ВО «Свобода»;

16 января, в селе Еленовка Борзнянского района Черниговской области захвачен Свято-Вознесенский храм при поддержке боевиков «С14»;

16 января в селе Шандровец Турковского района Львовской области захвачен храм в честь св. Иоанна Крестителя. В рейдерском захвате принимали участие «активисты» и местные чиновники во главе с председателем сельского совета;

19 января в селе Ростоки Кременецкого района Тернопольской области захвачен Свято-Троицкий храм;

20 января в Одессе захвачен храм в честь святых Кирилла и Мефодия, расположенный на территории военной академии;

26 января в поселке Браилов Жмеринского района Винницкой области захвачено сразу два храма: Иоанна Богослова и святых апостолов Петра и Павла. Возглавлял рейдерский захват поселковый голова Браилова;

9 февраля в селе Онишковцы Шумского района Тернопольской области захвачен храм Успения Пресвятой Богородицы. Захват храма проходил под руководством председателя райгосадминистрации в присутствии полиции;

9 февраля в селе Копытково Здолбуновского района Ровенской области захвачен Крестовоздвиженский храм. Захватом храма руководил председатель райгосадминистрации;

Кроме того, конфликты вокруг храмов УПЦ также были отмечены в других населенных пунктах Украины, в частности в селах Броница и Крымно Камень-Каширского района Волынской области.

Кроме рейдерских захватов участились и случаи вандализма по отношению к храмам УПЦ:

13 января праворадикалы из «С14» разрисовали оскорбительными надписями Свято-Георгиевский собор во Львове;

13 января подобный акт вандализма был зафиксирован по отношению к храму св. князя Владимира в Львове;

18 января во время вечернего богослужения в Спасо-Преображенский кафедральный собор города Сумы было брошено взрывное устройство, в результате чего прогремел взрыв;

10 февраля был совершен поджог Свято-Ильинского храма в селе Зеленый Яр Доманевского района Николаевской области.

События последнего месяца, их «кучность» и перечень участников рейдерских захватов, в которых ведущая роль приходится на представителей местных властей и праворадикальные группировки, наводит на мысль о четкой координации действий, направленных на «отжим» православных храмов у УПЦ.

Многочисленные обращения общин УПЦ в органы государственной власти и в правоохранительные органы Украины с требованием наказать виновных в уголовных и административных правонарушениях против их прав не принесли результатов. Кроме того, было инициировано более 50 судебных процессов разного уровня, связанных с захватом храмов УПЦ, которые также не привели к восстановлению прав общин УПЦ на свои храмы, даже при наличии судебных решении в их пользу.

Документально засвидетельствовано множество фактов (и они находятся в свободном доступе) о сотрудничестве УПЦ КП, местных органов власти и правоохранительных органов с праворадикальными группировками. Поэтому правоохранители никак не реагируют на правонарушения радикалов в отношении УПЦ. Регистрация правонарушений силовиками происходит только в случае приобретения общественного резонанса, что в свою очередь не приводит к наказанию виновных. При этом расследование либо не ведется вообще, либо следствие затягивается на долгие годы, после чего закрывается, виновные остаются безнаказанными, что в свою очередь порождает у них чувство вседозволенности.

Перечисленные в этом разделе факты свидетельствуют не только о том, что должностными лицами органов власти, а также правоохранительных органов были допущены грубые нарушения законодательства Украины и норм международного права, но и о том, что эти органы не желают защищать права человека в том случае, когда они совершаются в отношении УПЦ. Таким образом, становится очевидным, что верующие и священники УПЦ являются на Украине публично дискриминируемой группой.

3.6.Законодательные инициативы,направленные надискриминацию УПЦ

Основным оправдательным мотивом для репрессивных действий против УПЦ на законодательном уровне была её «поддержка российской агрессии».

Первые существенные попытки «прижать» Украинскую православную церковь были предприняты в 2016-2017 гг. Тогда в Верховную Раду было внесено два дискриминационных законопроекта.

Замысел первого законопроекта был направлен исключительно на облегчение рейдерских захватов храмов УПЦ по схемам, опробованным на Западной Украине, и был ярким доказательством ужесточения государственной политики в отношении УПЦ в нарушение принципов международного права о невмешательстве государства во внутреннюю деятельность церквей;[7]

Вторым законопроектом предполагалось ввести для УПЦ дополнительные законодательные ограничения деятельности, что напрямую нарушало Конституцию Украины и международные правовые нормы, которыми устанавливаются равные права для всех религий и религиозных организаций. В законопроекте содержалась такая вопиющая норма, как необходимость согласовывать с руководством Украины кандидатуры священников на руководящие посты в УПЦ.[8]

Относительно законопроекта выразил тревогу даже Госдеп США. В ежегодном отчете о свободе религии за 2016 г. он отметил обеспокоенность УПЦ по поводу законопроекта, поданного на рассмотрение в ВР группой депутатов пропрезидентского Блока Петра Порошенко «Солидарность».

18 мая 2017 г. законопроекты были сняты ВР с рассмотрения, так как в этот день со всей Украины в Киев съехались более 10 тыс. прихожан УПЦ и проводили молитвенное стояние под стенами Верховной Рады Украины в знак протеста против принятия дискриминационных законов.

К сожалению, в конце 2018 г. и начале 2019 г. противникам УПЦ удалось взять реванш, принятием «антицерковных» законов.

20 декабря 2018 г. ВР приняла ЗУ №5309 «О внесении изменений в Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях» относительно названия религиозных организаций (объединений), которые входят в структуру (является частью) религиозной организации (объединения), руководящий центр (управление) которой находится за пределами Украины в государстве, которое законом признано таким, которое осуществило военную агрессию против Украины и/или временно оккупировало часть территории Украины».

Закон, который окрестили «антицерковным законом №1» по мнению правозащитников, сводится к единственной цели - законодательно обязать УПЦ поменять свое название и заставить провести перерегистрацию уставов более чем двенадцать с половиной тысяч религиозных организаций УПЦ. Причем это делается с прицелом на «антицерковный закон №2», - по логике законодателей при перерегистрации часть общин УПЦ должно перейти во вновь созданную Православную церковь Украины (ПЦУ).

17 января 2019 г. ВР приняла закон, который регулирует вопросы перехода религиозных общин из одной церкви в другую, который уже успели окрестить «антицерковный закон №2». Это ЗУ №4128-д «О внесении изменений в некоторые законы относительно подчиненности религиозных организаций и процедуры их государственной регистрации со статусом юридического лица».

На практике принятие этого закона призвано упростить переход общин из УПЦ в ПЦУ.

В УПЦ считают, что этот закон приведет к легализации рейдерских захватов храмов УПЦ. Основная «изюминка» закона заключается в том, что священников исключили из числа влияющих на принятие решений. Теперь решение о своей конфессиональной принадлежности принимает община кворумом в 2/3 голосов, причем кворум прописывается в Уставе общины.

По украинскому законодательству создать религиозную общину могут 10 человек, а кворум в Уставе может быть заложен, например 30% присутствующих при голосовании членов общины, то есть реальным большинством в 2/3 могут быть голоса всего двух человек. Здесь становится понятной вся хитрость законодателей, ведь когда на кон поставлен, например храм и политические цели, становится ясным что повлиять путем подкупа или запугивания на нескольких человек не составляет труда. То есть принимать решения могут даже не члены религиозной общины, а вообще кто угодно. И если приход храма составляет тысячу человек, это совсем не означает, что церковная община насчитывает более 10 человек.

Автор закона, народный депутат Еленский признает, что принятый ВР закон является «легитимным вмешательством, вызванным настоятельной необходимостью разблокировать процесс перехода».

В то же время правозащитники считают, что принятые «антицерковные» законы являются вмешательством государства во внутренние дела религиозных организаций и противоречат международного нормам в области религиозного права.

Понять, насколько далеко заходят планы новой ПЦУ и государственных чиновников относительно принятых «антицерковных» законов, можно из слов раскольника Филарета, сказанных им в интервью 20.01.19:[9]

- Как государство должно вернуть Почаевскую Лавру и Киево-Печерскую Лавру из рук Московского патриархата? Какими методами это можно сделать?

- Насилие мы отвергаем сразу, только законными методами. Рада приняла механизм, как община может перейти в Украинскую православную церковь. Они должны, пользуясь этим законом, собрать братию...

- Не верю, что братия Лавры соберется.

- Соберется. Обстоятельства заставят. Если они должны перерегистрироваться в Русскую православную церковь, а они не захотят, тогда они не будут иметь права юридического лица. А без права юридического лица - лишатся многого.

- В том числе и Лавры?

- В том числе и ее. Придется. Бог создаст условия, и им придется. И я в это верю и убежден, что это будет. Потому что это святыня Украинская и должна принадлежать украинской церкви, а не российской. Кстати, сейчас распространяют неверную название «ПЦУ» - Православная церковь Украины. Правильно - Украинская православная церковь. Мы же не говорим «Православная церковь России» или «Православная церковь Болгарии». Это необходимо исправить.

- Но это официально.

- Это не официально - это перевод, и перевод неправильный. Надо говорить правильно - Украинская православная церковь.

Из этих слов Филарета понятно, что принятые ВР законы призваны, не только отобрать у УПЦ храмы, и в первую очередь такие святыни, как Киево-Печерская Лавра и Почаевская Лавра, но и само имя «Украинская православная церковь»!

3.7. Вмешательство государства в дела УПЦ, томос для Украины

По мнению аналитиков – религиоведов, Украинская православная церковь попала в немилость из-за того, что имеет каноническую связь с мировым православием через Русскую православную церковь и признана всеми мировыми православными Патриархиями в качестве единственной канонической конфессии в Украине, в отличие от УПЦ КП, УАПЦ и созданной на их месте ПЦУ.

Власти Украины сделали всё возможное для раскола православия на Украине (Украинская православная церковь - вторая по численности прихожан в мире после Русской православной церкви).

Под непосредственным патронатом президента Украины Леонида Кравчукаи под руководством его ставленника и раскольника Филарета 26 июня 1992 г. от Украинского православия откололась Украинская церковь Киевского патриархата.

12 октября 2018 г. Леонид Кравчук написал «признание» на своей странице в Facebook: «Процесс борьбы за автокефалию не прекращался никогда, я хочу отдать должное Патриарху УПЦ КП Филарету, который систематически проводил эту работу, общался с представителями православных церквей Украины и делал попытку объединиться в одну поместную церковь, однако, тогда и Украинская Автокефальная Церковь, и Московская Православная Церковь не были готовы к этому.

Сегодня вопрос об Украинской автокефальной церкви поднялся на новую ступень и большая идея, которую мы начали в 90-х годах, что украинское независимое государство должно иметь Украинскую независимую церковь, на финише!».

Таким образом, при прямой поддержке всех ветвей украинской власти с самых первых дней независимости Украины и до сегодняшнего дня велась целенаправленная работа на раскол православного единства. Исключение составляют только 2010-2014 гг., когда президентом Украины был Виктор Янукович.

Об этом 20 января 2019 г. в интервью «ТСН. Неделя»18 заявил раскольник Филарет, который ответил на вопросы интервьюера так:

- Кто из президентов Украины наиболее негативно относился к вашей церкви?

- Отрицательно к нам относился Янукович. Он дал команду по районам переводить приходы Киевского патриархата в Московский. И когда местные власти начали это распоряжение выполнять, мы подняли шум на весь мир и этот процесс остановили.

- Вы разговаривали с Януковичем?

- Да. Он сначала не хотел меня принимать. А потом принимал вместе со Всеукраинским советом церквей, с глазу на глаз меня принимать не хотел. Другие президенты - Кравчук, Кучма, Ющенко, Порошенко - все поддерживали. Кучма сначала не поддерживал, но потом увидел, что наша церковь полезна государству.

Начиная с 1992 г., именно президенты Украины и Верховная Рада (а не церковные органы) были инициаторами многочисленных обращений в Константинопольский патриархат с просьбой о предоставлении автокефалии для украинской раскольнической церкви, но никакие просьбы до 2018 г. не имели успеха.

В 2008 г. автокефалию просил президент Ющенко. В том же году патриарх Варфоломей приезжал в Киев и принимал участие в торжествах, посвященных 1020-летию Крещения Руси. При этом выступая на Софийской площади, Варфоломей подтвердил справедливость передачи Киевской митрополии Московскому патриархату в 1686 г.: «Вселенский Патриарх Дионисий IV рассудил, что при тогдашних обстоятельствах стало необходимым церковное подчинение Украинской Церкви Московскому Патриархату, чтобы не преумножать бед набожного украинского народа и чтобы он был под православным политическим руководством».

И вот 19 апреля 2018 г. президент Порошенко обратился к Константинопольскому патриарху с просьбой о предоставлении автокефалии «Единой православной церкви Украины», а Верховная Рада поддержала это обращение. Тогда, 21 апреля в УПЦ назвали это вмешательством государства в дела церкви и заявили, что не уполномочивали ни президента, ни парламент выступать от их имени.

И это происходило в тот момент, когда ситуация внутри православия на Украине практически стабилизировалась. Образовался некий баланс между канонической и неканоническими конфессиями, и тревожить ситуацию не имело никакого смысла. В конце 2017 г. НАН Украины был составлен фундаментальный труд «Украина: Путь к консолидации общества: Национальный доклад». Так вот, в этом труде самые известные гуманитарии Украины призвали отказаться от дальнейших попыток получить автокефалию…

Несмотря на это, патриарх Варфоломей развернулся в обратную сторону и заявил: «Начиная с ХIV века наши киевские браться неустанно стремились добиться независимости от церковного контроля Московского центра».

А все произошло потому, что православная церковь стала лишь инструментом в большой политической игре в руках Варфоломея и Порошенко для конфронтации отношений с Россией.

15 декабря 2018 г. состоялся «объединительный собор» по созданию Православной церкви Украины, которая была учреждена УПЦ КП и УАПЦ, которые перед началом собора самораспустились.

6 января 2019 г. патриарх Константинопольский Варфоломей I вручил новообразованной церкви томос[10] об автокефалии.

30 января 2019 г. в Единый государственный реестр юридических лиц, физических лиц предпринимателей и общественных формирований Украины была внесена запись о регистрации нового юридического лица - Православной церкви Украины (ПЦУ). Название при регистрации «Киевская митрополия Украинской православной церкви (Православной церкви Украины)».

Что получила Украина в результате «томоса»? Об этом очень хорошо и понятно рассказал в своём большом интервью[11] Петр Толочко:[12]

- Многие говорят, что инициатива автокефалии принадлежала президенту Ющенко...

- Да, это правда.

…Я думаю, что тогда патриарха Варфоломея еще не взяли в жесткие руки его заокеанские опекуны. Еще не было дано «добро» на такое решение. Сегодня, как мы знаем, он поменял свою позицию на 180 градусов и уже забыл о том, что говорил в 2008-м.

- Так что же в результате получила Украина? Ведь появление в Украине томоса преподносится средствами массовой информации, президентской командой как одна из наших величайших побед!

- Никакой автокефалии мы не получили. Статуса патриархии нам не дали. Это фикция. Это по существу мистификация патриарха и президента. Мы получили жестко централизованно зависимую от Константинопольского патриархата церковь. Собственно, это экзархат - то, что у нас было до 1990 г. с Московской патриархией. Был жесткий экзархат. Но тогда наша церковь называлась Украинской православной церковью. Теперь же стамбульский иерарх — это название ликвидировал. На базе двух раскольничьих церквей учредил одну с названием Православная церковь Украины. Каноническая же православная церковь сохраняет свое давнее название. Возникает вопрос: «А чья православная церковь в Украине»? Ответ очень простой - разумеется, Константинопольская церковь... И мы уже имеем опорные базы Константинопольского патриархата в Киеве. Это Андреевская церковь, переданная стамбульским священникам, а также церковь Спаса на Берестове, которую передадут позже. Через них Варфоломей и будет управлять ПЦУ.

Дальше - больше. Этой ПЦУ запрещено иметь за пределами Украины свои приходы! До этого они были даже у раскольников. У патриарха Филарета, насколько я знаю, есть два прихода в России. Сегодня же они, конечно, потеряют эти приходы, поскольку существует запрет Варфоломея.

И еще один важный момент. Все автокефальные церкви варят миро - благовонное масло для миропомазания, освящения церквей и т.д. Константинопольский патриархат запретил варить его в Украине. Будет присылать нам из Константинополя. Хорошо, если самолеты будут летать. А если не будут летать, тогда что? Тогда как ПЦУ быть со своими верными?

Константинопольский патриархат оставил за собой право предоставлять монастырям ПЦУ т. н. ставропигию - прямое подчинение стамбульскому патриархату. И если мы присмотримся к томосу внимательно, то окажется, что православие наше проиграло, а не выиграло. Усилиями Порошенко мы по существу получили жестко централизованную церковь, подчиненную «православному» Стамбулу.

Можно сказать, Варфоломей обвел Порошенко и Филарета вокруг пальца. Из иерарха небольшой церкви он в одночасье превратился в предстоятеля одной из наиболее многочисленных православных церквей. Получается, что он восстановил свой вселенский статус. Конечно, он выиграл. Порошенко, а фактически и Украина проиграли. Будем надеяться, что временно. В Библии сказано: «Все вернется на круги своя».

- Не означает ли это, Петр Петрович, что томос - это, извините за сравнение, филькина грамота?

- По существу да. Я бы на месте Петра Алексеевича с этой филькиной грамотой не разъезжал по стране. Потому что пройдет выборная страда, пройдет время, люди разберутся во всем и увидят, как их жестоко обманули, что это никакая не автокефалия, никакая не свободная церковь. Разумеется, украинцы не мечтали об этом, как уверяет Порошенко, со времен Владимира Святославича. По той простой причине, что в то время их не было. Это были русичи. А во-вторых, хотя тогда Русская православная церковь и пребывала в подчинении Константинополю, свободы у нее было больше, чем будет в нынешней ПЦУ.

Если проанализировать, кем и с какой целью создавалась автокефальная ПЦУ, выводы становятся очевидными:

Кем создавалась ПЦУ?

Она создавалась не верующими в бога людьми, а силами светских властей Украины. Да и вообще, вопросами автокефалии украинского православия почему-то вдруг озаботились униаты, католики, сайентологи, баптисты и прочие зарубежные «секты»;

Кто использовался при создании ПЦУ?

В первую очередь раскольнические УПЦ КП и УАПЦ и националистические праворадикальные организации. Первые не имеют ничего общего с канонической православной церковью, а вторые с церковью вообще;

Как создавалась ПЦУ?

Она создавалась путем нарушения Конституции Украины и норм международного права и вопиющего попирания прав и свобод человека;

С какой целью создавалась ПЦУ?

Цели две. Одна - это «борьба с государством-агрессором» (естественно с Россией) и «становление украинской государственности», сам Порошенко неоднократно заявлял: «Это - вопрос национальной безопасности и нашей обороны в гибридной войне с российскими агрессорами». Вторая - поднятие рейтингов Порошенко в предвыборной президентской компании (ведь других достижений, которыми можно хвастаться нет).[13]

3.8. Переход общин УПЦ в новообразованную ПЦУ

Все попытки президента Украины Петра Порошенко вовлечь Украинскую православную церковь в процесс объединения с неканоническими УПЦ КП и УАПЦ, с целью создать единую автокефальную церковь Украины не увенчались успехом, ведь единственной задачей этих действий было разорвать каноническую связь православных Украины с Русской православной церковью.

15 декабря 2018 г. состоялся очередной «объединительный собор», принять участие, в котором патриарх Варфоломей пригласил всех иерархов УПЦ КП, УАПЦ, и УПЦ.

Изначально была известна негативная реакция на проведение собора со стороны УПЦ, но организаторы надеялись, что со стороны УПЦ в соборе примут участие 15 епископов. Но надежды не оправдались, и в соборе приняло участие только два архиерея - митрополит Винницкий и Барский Симеон (Шостацкий) и митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Александр (Драбинко).[14] Ониеще до проведения собора были замечены в сепаратистских действиях по отношению к УПЦ, а 14 декабря 2018 г. тайно приняты Варфоломеем в юрисдикцию Константинопольского патриархата, после чего в УПЦ заявили, что их предательство сродни предательству Иуды Искариота.

Еще до создания ПЦУ правозащитники и сторонники канонической Православной церкви Украины высказывали опасения относительно усиления распрей на религиозной почве и рейдерского захвата храмов УПЦ. Опасения усиливались в связи с общим состоянием дел относительно прав и свобод человека после «Евромайдана» на Украине.

В свою очередь сторонники новообразованной церкви выказывали надежды, что большинство приходов перейдет из УПЦ в ПЦУ. Чтобы этот процесс облегчить и простимулировать «дуплетом» были приняты два «антицерковных» закона.

Что касается сторонников УПЦ, их наихудшие предположения оправдались - правовой беспредел усилился, количество рейдерских захватов храмов увеличилось (раздел 3.5. настоящего обзора).

А вот надежды сторонников ПЦУ, судя по всему, не оправдываются. С начала 2014 г. по 15 декабря 2018 г. из УПЦ в УПЦ КП перешло 62 общины. А только с 15 декабря 2018 по 12 февраля 2019 г. из УПЦ в ПЦУ перешло уже 287 общин!

Таблица 1. Количество православных общин, поменявших конфессию в декабре 2018 - феврале 2019.*Данные с учетом только подконтрольных правительству Украины территорий

Область

Общин УПЦ

Перешли в ПЦУ

Количество

%

Винницкая

943

58

6,15

Волынская

671

52

7,75

Днепропетровская

643

2

0,31

Донецкая

473*

0

0

Житомирская

687

26

3,78

Закарпатская

626

5

0,77

Запорожская

371

1

0,27

Ивано-Франковская

32

3

9,38

Киевская

658

9

1,36

Кировоградская

308

1

0,33

Луганская

179*

0

0

Львовская

76

17

22,37

Николаевская

286

1

0,35

Одесская

613

5

0,83

Полтавская

487

1

0,2

Ровенская

568

20

3,17

Сумская

393

0

0

Тернопольская

116

15

12,93

Харьковская

370

3

0,8

Херсонская

371

0

0

Хмельницкая

1000

32

3,2

Черкасская

461

15

3,19

Черниговская

566

5

0,83

Черновицкая

305

13

4,06

Киев

268

3

1,12

Всего:

11471*

287

2,50

Казалось бы, цифры впечатляют. Но, во-первых, «287» - это не много от общего числа общин УПЦ, во-вторых, это не много даже от общего числа общин ПЦУ, которых на момент создания церкви было около 6,3 тыс.

В самой УПЦ считают цифру количества «переметнувшихся» общин надуманной. Так, заместитель главы Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) УПЦ протоиерей Николай Данилевич 8 февраля 2019 г. в прямом эфире телеканала «Думская. TV» заявил, что статистика не соответствует действительности: «На самом деле это не 200 храмов перешли в новую церковную структуру, это 200 конфликтных точек»; «Из них 30 храмов действительно перешли в ПЦУ, в 45 из них произошел захват, остальное - конфликтные ситуации, которые пока не завершились ничем». Также Николай Данилевич пояснил, что ему известно приблизительно о 120 конфликтах, когда верующих и настоятеля пытаются силой принудить поддержать новую церковную структуру.

В то же время глава юридического отдела УПЦ протоиерей Александр Бахов еще в январе 2019 г. высказывал своё недоумение: «куда могут переходить приходы, ведь «новой церкви» не существует, ни канонически, ни юридически?».

Казалось бы, 30 января 2019 г. прошла государственная регистрация ПЦУ и всё теперь наладилось. Но, по мнению Александра Бахова, общины, совершившие «переходы», такие же виртуальные, как и сама вновь созданная церковь. И в его логике усомнится трудно: «Я не видел ни одного сообщения о том, что приходы УПЦ КП и УАПЦ массово переходят к ПЦУ». А ведь и правда, «переход» - это, по сути, создание новой общины, которое включает кроме наличия членов общины, еще необходимость написания устава, необходимость наличия юридического адреса, необходимость заверки подписей у нотариуса, а уже потом подачу документов на регистрацию. Процесс юридический и довольно длительный. А если учесть, что большинство «перешедших общин» относится к селам западных областей Украины…

По мнению юридического отдела, «переходы» общин пока существуют только для создания ажиотажа в СМИ, подконтрольных президенту и правительству Украины. Но это только пока, ведь Александр Бахов считает, что законы, принятые 20 декабря 2018 г. и 17 января 2019 г., направлены на ликвидацию деятельности УПЦ путем рейдерского захвата через ее переименование, захват ее имущества и вмешательство в органы управления и на придание внешней видимости законности рейдерским захватам имущества УПЦ.

Кроме того, 1 февраля 2019 г. Андрей Юраш - директор Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры сообщил, что властями в самое ближайшее время планируется запуск «единого окна» - для упрощения процедуры перерегистрации церковных общин.

В информационно-просветительском отделе УПЦ заявляют, что люди под влиянием агрессивной пропаганды стали приходить в культовые сооружения УПЦ и требовать изменить подчинение. В качестве примера приводят слова митрополита Павла - наместника Свято-Успенской Киево-Печерской лавры, который заявляет, что на братию постоянно давят, требуя перейти в ПЦУ.

Особую тревогу в УПЦ вызывает Винницкая область (вотчина Петра Порошенко), лидирующая на Украине по числу «переходов» общин (58).Винницкой епархией руководил перебежчик - митрополит Винницкий и Барский Симеон, который уйдя в раскол, сделал попытку узурпировать церковную власть в Виннице, используя админресурс и судебную власть.

Информационно-просветительский отдел УПЦ сообщал о том, что Винницкая областная администрация рассылает священникам епархий УПЦ образцы заявлений об их переходе в ПЦУ, в которые необходимо лишь внести недостающие сведения.

Беспредел в Винницкой области дошел до того, что три епархии УПЦ Винницкой области решили вынести вотум недоверия как местным органам власти, так и центральной власти. Об этом они заявили 22 января 2018 г. на сайте Союза православных журналистов:

«Мы, иерархия и духовенство УПЦ Винницкой области, глубоко сожалеем, что государственная власть разных уровней в Винницкой области не сознаёт, что игнорирование ею положений Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях», а также оскорбительная, порой, слепая злобная травля УПЦ в СМИ, равно и принятие Верховной Радой Украины ряда дискриминирующих УПЦ законов, грубое нарушение Украиной стандартов европейских стран в области соблюдения свободы совести и прав религиозных организаций, в конечном итоге, разрушает международный имидж Украины и доверие верующих УПЦ к действующей власти не только в Винницкой области, но и к центральной государственной власти в Украине».

В первое воскресение марта 2019 года нацистские группы из С14 и «Свободы» в течение 19 часов осаждали храм в селе Бережанка Черновицкой области и только обманом, обещав настоятелю и общине пустить его совершить богослужение, захватили его. Храм в селе Барановка Житомирской области община УПЦ во главе с житомирским митрополитом Никодимом в течении 10 и 11 марта не дает нацистским боевикам из «Свободы захватить храм при полном бездействии полиции. Защитники этих храмов получили многочисленные побои, они зафиксированы, обращения в суды составлены.

3.9. Общественно-политическая обстановка вокруг УПЦ - ПЦУ

Сегодня на Украине нельзя назвать настроения в народных массах равнозначными настроениям в политикуме. В 2014 г. на революционной волне к власти пришли революционеры с «майдана» и политики, которые воспользовались майданными настроениями. Они-то сегодня и составляют подавляющую часть Верховной Рады и правительства. Кроме того, вся руководящая верхушка государства вынесена на верх волнами революции: президент, глава парламента, глава кабмина, руководители силовых ведомств. Исключение составляет незначительная группа депутатов ВР, избранных в восточных областях Украины.

Но вся деятельность правящей элиты за последние пять лет привела к разочарованию населения в проводимых реформах.

Однако настроения в украинском обществе все же меняются, несмотря на пропаганду и ущемление прав несогласных.

Если в 2014-2016 гг. благодаря украинской пропаганде образ России как агрессора находил всё больше и больше сторонников, то в 2017-2018 гг. наступил переломный момент и антироссийские настроения пошли на убыль. Значительная часть населения поняла, что во всех внутренних бедах Украины виновата не Россия, а действия украинских властей, у которых появилась необходимость «подлить масла в огонь» для усиления антироссийских настроений. Как инструмент для этого была выбрана православная церковь.

В украинском обществе каноническая Украинская православная церковь имеет большую поддержку среди населения. Об этом свидетельствует статистика самого государства о количестве православных общин, относящихся к УПЦ (2/3 всех православных общин).

К сожалению, беспрецедентное давление на свободу слова и мнения со стороны государства и действующих от имени государства силовых органов, а также крайне правых (зачастую, незаконно военизированных) организаций привелои к запугиванию населения и боязни открыто высказывать свое мнение. Это касается и вопросов вероисповедания. Люди боятся открыто выказывать свое положительное отношение к УПЦ. Дошло до того, что известные политики, являющиеся прихожанами УПЦ, высказываются публично против неё.

Кто сегодня «за» УПЦ и кто «против» можно понять, проанализировав данные из таблиц 2 и 3. Там приведены результаты голосования в украинском парламенте за «антицерковные» законы, направленные на разрушение УПЦ.

Таблица 2. Итоги голосования 20.12.18 г. ЗУ №5309 «О внесении изменений в Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях относительно названия религиозных организаций (объединений), которые входят в структуру (является частью) религиозной организации (объединения), руководящий центр (управление) которой находится за пределами Украины в государстве, которое законом признано таким, которое осуществило военную агрессию против Украины и/или временно оккупировало часть территории Украины»

Фракции

Всего

За

Против

Воздерж.

Не

голосов.

Отсутст.

«Блок Петра Порошенко»

135

95

0

0

3

38

«Народный Фронт»

81

68

0

0

1

12

Внефракционные

Депутаты

60

28

4

1

4

23

«Оппозиционный блок»

38

0

27

0

6

5

«Самопомощь»

25

16

0

0

0

9

«Возрождение»

24

2

0

0

1

21

«Радикальная партия»

21

18

0

0

0

3

«Батькивщина»

20

9

0

0

0

11

«Воля народа»

19

4

0

0

3

12

Таблица 3. Итоги голосования 17.012.19 г. ЗУ №4128-д «О внесении изменений в некоторые законы относительно подчиненности религиозных организаций и процедуры их государственной регистрации со статусом юридического лица»

Фракции

Всего

За

Против

Воздерж.

Не

голосов.

Отсутст.

«Блок Петра Порошенко»

135

69

0

4

39

23

«Народный Фронт»

81

55

0

0

14

12

Внефракционные

Депутаты

60

13

2

7

17

21

«Оппозиционный блок»

38

0

17

0

16

5

«Самопомощь»

25

11

1

4

4

5

«Возрождение»

24

2

0

3

14

5

«Радикальная партия»

21

16

0

0

3

2

«Батькивщина»

20

0

0

5

4

11

«Воля народа»

19

2

0

0

12

5

С такими парламентскими фракциями как «Народный фронт», «Самопомощь», и «Радикальная партия» - всё понятно - они всплошную состоят из ярых русофобов, хотя и там были несогласные с «антицерковными законами».

Парламентские фракции «Блок Петра Порошенко» и «Батькивщина»- политические структуры, в риторике которых традиционно используются антироссийские лозунги и призывы к автокефалии раскольнической православной церкви. Но голосование показало, что и там есть несогласные «с политикой партии», против конечно не голосовал никто, но воздержавшиеся и не голосовавшие были (в этих двух фракциях состоит большое число трезвомыслящих политиков - бизнесменов).

Фракции «Оппозиционный блок», «Возрождение» и «Воля народа» - это условно оппозиционные партии, в составе которых известные политики и бизнесмены - в своем большинстве выходцы из «партии регионов», либо сотрудничавшие с властью во время президентства Виктора Януковича. Фракции условно относятся к пророссийским.

То, что эти политические силы были против принятия «антицерковных» законов очевидно из итогов голосования. Настораживает другое - большое количество присутствующих при голосовании не голосовали. Это свидетельствует только об одном - даже люди, называющие себя оппозицией, настолько запуганы, что заранее предполагая общий итог голосования, предпочитают «промолчать», чтобы в дальнейшем избегнуть репрессий по отношению к себе.

Что касается непарламентских политических сил, то к УПЦ негативно и крайне агрессивно относятся организации националистического и крайне правого толка, такие как ВО «Свобода», «Правый сектор», «С14», «Конгресс украинских националистов», «Национальный корпус» и другие более мелкие.

В то же время позитивное отношение к УПЦ традиционно высказывали партии левого и левоцентристского толка, такие как «Коммунистическая партия Украины», «Прогрессивная социалистическая партия», «Рабочая партия Украины», «Славянская партия Украины», партия «Киевская Русь». Однако деятельность этих партий затруднена в связи с принятым 21 мая 2015 г. так называемым «декоммунизационным пакетом законов». А деятельность коммунистической партии решением суда в 2015 г. вообще запрещена, и хотя решение не вступило в силу и находится в процессе обжалования, деятельность партии частично парализована.

Также печально обстоят дела с правдивым освещением деятельности УПЦ в СМИ, как и с поддержкой УПЦ со стороны политических сил. Лишь некоторые центральные СМИ решаются делать объективное освещение событий, происходящих вокруг Украинской православной церкви.

К таким СМИ относятся телеканалы «Интер», «1+1», «NewsOne», «112 Украина», «ZIK», а также некоторые печатные и интернет-издания, которые за свои правдивые репортажи постоянно подвергаются репрессиям со стороны государственных органов. Подробнее об этом можно прочитать в разделе 3.2. настоящего Обзора.

4. Выводы и рекомендации

4.1. Выводы о соблюдении прав на свободу совести и мировоззрения на Украине

Государство Украина в соответствии со своей Конституцией и взятыми на себя международными обязательствами в области соблюдения прав человека должно не только гарантировать, но и обеспечивать права на свободу совести и мировоззрения, свободу слова и мнения для всех жителей Украины.

Анализ ситуации с соблюдением на Украине конституционных прав на свободу совести и вероисповедания позволяет сделать вывод о наличии серьезных системных проблем государства в этой сфере.

В соответствии европейской практикой и международными правовыми стандартами форма и способ канонической связи той или иной церкви с зарубежными религиозными центрами являются внутренним делом религиозной конфессии. Исповедание религиозных убеждений в составе той или иной церкви является правом на свободу вероисповедания, и каждый человек имеет право избирать церковь согласно своим личным критериям выбора, не подвергаясь давлению со стороны государства и других лиц.

Недопустимым является вмешательством государственных должностных лиц во внутренние дела церкви, которая не только отделена от государства, но и имеет право на сохранение своего статуса, в том числе юридического и канонического.

В настоящее время на Украине права человека на свободу совести и вероисповедания, а также на свободу слова и мнения подвергаются ограничению со стороны должностных лиц органов государственной власти, которые оказывают на верующих незаконное давление, принуждая их отказаться от законных форм выражения своего мнения.

Зафиксированы множественные случаи угроз, психологического и физического давления как со стороны органов власти и правоохранительных органов, так и со стороны политических партий, общественных объединений и физических лиц. Цель такого давления - заставить человека изменить свои религиозные взгляды и предпочтения и отказаться от свободного высказывания своего мнения.

Одним из примеров такого давления является требование со стороны государственных чиновников и политических деятелей изменить наименование Украинской Православной Церкви, исключив в нем принадлежность к Русской православной церкви. Также противоправный нажим оказывается на физических лиц (верующие, священники, журналисты) и организации (СМИ, религиозные и политические организации), высказывающие свое несогласие с государственной политикой в области таких свобод, гарантированных Конституцией, как право на свободу совести и вероисповедания и право на свободу слова и мнения.

4.2. Рекомендации по соблюдению прав на свободу совести и мировоззрения

Для того, чтобы обеспечить всестороннее соблюдение прав человека на свободу совести и мировоззрения, свободу слова и мнения на Украине всем ветвям украинской власти необходимо прекратить порочную практику покровительства одним религиозным организациям в противовес притеснению других. Чтобы этого достичь, нужно:

Президенту Украины:

- признать недопустимым вмешательство государственных должностных лиц всех уровней во внутренние дела церкви, которая по Конституции Украины отделена от государства;

- публично осудить риторику ненависти и разжигания межконфессиональной розни, в первую очередь в адрес тех религиозных организаций, которые в последнее время подвергались притеснениям, а именно православных УПЦ и иудеев;

- прекратить, использовать вертикаль власти для политического, административного и экономического давления на церковные организации, их священников и верующих;

- прекратить агрессивную пропаганду и распространение неправдивых, порочащих религиозные организации сведений со стороны подконтрольных средств массовой информации;

- инициировать общегосударственный диалог, направленный на межрелигиозное и межконфессиональное примирение в украинском обществе.

Верховной Раде Украины:

- прекратить выносить на рассмотрение и принимать противоправные документы, попирающие законные права религиозных организаций и верующих;

- привести законодательство Украины, касающееся религии, межрелигиозных отношений и прав на свободу совести и вероисповедания в соответствие с Конституцией Украины и международными документами в этой области, ратифицированными Украиной;

- разработать и принять на законодательном уровне прозрачный процесс, касающийся собственности религиозных организаций, в том числе реституции конфискованной или незаконно переданной другим религиозным организациям.

Правительству Украины:

- обязать Министерство культуры обеспечить для всех церковных организаций равные права при регистрации религиозных организаций и при внесении изменений в их уставы.

Органам местного самоуправления:

- прекратить практику дискриминационного подхода к различным религиозным организациям относительно выделения земли для строительства культовых сооружений и предоставления налоговых льгот по оплате налогов на недвижимость;

- прекратить практику давления на религиозные организации, священнослужителей и верующих с целью передачи культовых сооружений от одной религиозной конфессии к другой;

- выполнять решения судов по культовым сооружениям, ставшим предметами споров между религиозными конфессиями.

Правоохранительным органам:

- дать правовую оценку всем случаям разжигания ненависти на религиозной почве и межконфессиональной розни со стороны государственных чиновников, представителей местной власти, средств массовой информации и радикальных националистических организаций;

- выполняя законодательно установленные функции по охране законности и правопорядка, относительно защиты прав и свобод человека, обеспечить защиту культовых религиозных сооружений и верующих от актов вандализма и физической агрессии;

- провести объективное расследование документально подтвержденных фактов всех актов вандализма и физических нападений по отношению к культовым сооружениям и верующим.

Правозащитным организациям:

- проводить постоянный мониторинг в области нарушения прав на свободу совести и мировоззрения и свободу слова и мнения на Украине;

- своевременно информировать европейские и мировые правозащитные организации обо всех случаях нарушения на Украине прав на свободу совести и мировоззрения и свободу слова и мнения.

Украинской православной церкви (канонической):

- в случае нарушения законных прав религиозных общин, священников и верующих, обжаловать в судах незаконные действия государственных органов, негосударственных организаций и физических лиц;

- обжаловать незаконные действия государственных органов, негосударственных организаций и физических лиц в прокуратуре;

- обращаться в международные правозащитные организации;

- в случае негативного результата в украинских судах, обжаловать их решения в ЕСПЧ.

Собственный корреспондент портала Материк.

Редакторская правка - К.Фролов



[1] Международный пакт о гражданских и политических правах ООН (вступил в силу 23.03.1976) является международным договором и обязателен для исполнения всеми его государствами-участниками.

[2] Конвенция о защите прав человека и основных свобод (вступила в силу 03.09.1953) - международное соглашение государств-участников Совета Европы, которым устанавливаются неотъемлемые права и свободы каждого человека и обязательно для исполнения его государствами-участниками (ратифицирована Украиной 11.09.1997 г.)

[3] Данные взяты из «Отчета о сети религиозных организаций на Украине по состоянию на 1 января 2018 г.» Министерства культуры Украины от 19 марта 2018 г. На момент составления настоящего «Обзора» отчет Министерства культуры Украины по состоянию на 1 января 2019 г. еще не опубликован.

[4] Первое число показывает общее количество религиозных организаций, второе число (в скобках) - количество религиозных общин (приходов). В число религиозных организаций входят: общины; монастыри; духовные учебные заведения; миссии; церковные СМИ.

[5] В 1993 году УАПЦ вышла из союза с УПЦ КП.

[6] Центр Разумкова - украинская негосударственная аналитическая организация по вопросам государственной политики. Позиционирует себя как беспристрастная и профессиональная социологическая служба Украины. При этом подозревается в выполнении заказных социологических исследований.

[7] Законопроект №2148 от 23.02.2016 «О внесении изменений в закон Украины «О свободе совести и религиозных организаций» (относительно изменения общинами религиозной принадлежности)».

[8] Законопроект № 4511 от 22.04.2016 «Об особом статусе религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в государстве, признанном Верховной Радой Украины государством-агрессором».

[9] Интервью журналиста Сергея Гальченко «ТСН. Неделя» от 20 января 2019 г.

[10] В данном случае подразумевается документ, выданный Варфоломеем, который «обещает» ПЦУ независимость от Русской православной церкви.

[11] Интервью Всеукраинскому политическому еженедельнику «2000» (№5 (893) от 1-7 февраля 2019 г.)

[12] Толочко Петр Петрович - известный украинский ученый - историк и археолог, профессор, академик НАН Украины, двукратный лауреат Государственной премии Украины в области науки и техники, директор Института археологии НАН Украины (1987-2017 гг.), с 2017 г. занимает пост почётного директора.

[13] Митрополит Галльский Эммануил (эпископ Константинопольской православной церкви), председательствующий на «объединительном соборе» заявил, что основание ПЦУ - это личная заслуга президента Украины Петра Порошенко.

[14] 13 января 2019 г. президент Порошенко своим указом №7/2019 «За значительный вклад в утверждение духовности, милосердия и межконфессионального согласия, весомые личные заслуги в развитии независимой Православной церкви Украины, многолетнее добросовестное служение Украинскому народу» наградил Шостацкого Владимира Ивановича (Симеона) орденом князя Ярослава Мудрого IV степени, и Драбинко Александра Николаевича (Александра) орденом князя Ярослава Мудрого V степени. 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ.