Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Второе заседание Лазаревского клуба

Второе заседание Лазаревского клуба  далее »
25.03.2019
14:05:07
НАТО призвала Россию отозвать признание Абхазии и Южной Осетии далее »
13:05:22
Экс-сотрудник СБУ рассказал о тайных украинских тюрьмах далее »
11:40:23
Россия решила не направлять наблюдателей на президентские выборы на Украине далее »
11:37:57
В раде рассказали о последствиях потери транзита российского газа далее »
11:34:54
Новый президент Казахстана посетил могилу известного суфийского шейха далее »
22.03.2019
17:18:07
Заявление Института стран СНГ в связи с задержанием первого президента Крыма Юрия Мешкова далее »
13:09:37
Ветеранам в Латвии грозят серьёзные штрафы за советскую форму на 9 Мая далее »
13:08:10
Президент Молдавии не исключил перспективы роспуска национального парламента далее »
13:06:36
МИД Киргизии сообщил о миграционной амнистии для своих граждан в России до 22 апреля далее »
12:31:09
В Алма-Ате задержаны участники митинга против переименования столицы далее »

Выборы президента Украины: неделя ло объявления результатов далее »

Политическое землетрясение далее »

Отставка после тридцати лет у власти - что стоит за уходом Назарбаева? Постскриптум от 23.03.2019 далее »

Казахстан: 30 лет для президента - не срок? далее »

Неординарный шаг. Что ждёт Казахстан без Нурсултана Назарбаева? далее »

Затулин: Для того чтобы РФ не признала выборы на Украине, нужны только сами выборы далее »

Санкции против России: чего добивается Порошенко? далее »

Рубрика / Общество

Как живут кыргызстанцы, вернувшиеся из зоны боевых действий в Сирии


06.03.2019 12:45:37

Из более 4 тысяч выходцев из Центральной Азии, уехавших на войну в Сирию, на Кыргызстан приходится, по меньшей мере, 850 человек. От соседей эту страну отличает более мягкий подход к борьбе с экстремизмом, и попытка присоединиться к воюющим группировкам может обернуться там лишь условным сроком. Нередко такие люди продолжают жить в том же селе, где их завербовали. Примером может служить село Кашгар-Кыштак, расположенное в 13 километрах от города Ош на юге Кыргызстана (округ Кашгар-Кыштак состоит из трех сел, где проживает больше 40 тысяч человек).

80% его населения - этнические уйгуры. По мнению экспертов, вследствие того, что представители этнических меньшинств легче всего поддаются вербовке экстремистов, данный регион республики стал основным поставщиком боевиков для террористических организаций, действующих в Сирии и Ираке. Отмечается, что местные уйгуры практически лишены возможности развивать собственную культуру, киргизскоязычная школа открылась в Кашгар-Кыштаке только в 2014 году, до этого дети учились на русском и узбекском языках. При этом особое место в жизни села занимает религия: на пятничный намаз собирается подавляющее большинство его жителей. Посещение мечети даже считается модным среди местной молодежи. Именно там многие из них и познакомились с проповедниками радикальных идеологий.

Например, некоторое время помощником имама в Кашгар-Кыштаке был этнический уйгур Сирожиддин Мухтаров, более известный как Абу-Салах - лидер запрещенной в России и Кыргызстане организации "Катиба Таухид валь-Джихад", ответственной, среди прочего, за теракт в петербургском метро и взрыв в китайском посольстве в Бишкеке в 2017 году. С.Мухтаров родился в Кашгар-Кыштаке в 1990 году, учился в сирийском Исламском университете Аль Фатх аль-Исламия, а по возвращении, став помощником имама, агитировал людей присоединиться к "священному джихаду" в Сирии. Позже его уволили из мечети за радикальные взгляды, однако он продолжал свою агитационную деятельность подпольно. В настоящее время С.Мухтаров находится в международном розыске. Возглавляемая им группировка рекрутировала сторонников в основном в Узбекистане, Кыргызстане (одним из очагов вербовки стало село Кашгар-Кыштак) и населенной уйгурами китайской провинции Синьцзян.

По мнению представителей правоохранительных органов Кыргызстана, основной причиной вербовки является отсутствие должного религиозного просвещения среди населения. Также оказывает влияние низкое социально-экономическое положение людей. Например, работая с наиболее уязвимыми группами населения, вербовщики, прежде всего, апеллируют к возможности заработать. В этой связи достаточно сильно подвержены влиянию экстремистских идеологий трудовые мигранты. Часто из-за проблем с документами или невозможности ассимилироваться они оказываются в социальной изоляции, становясь уязвимыми к вербовке, особенно в социальных сетях. Отмечается, что в Кашгар-Кыштаке почти в каждой семье есть хотя бы один человек, уехавший на заработки в Россию или Казахстан. Только по официальным данным, около 700 тысяч граждан шестимиллионного Кыргызстана находится в трудовой миграции. Уехавшие на заработки фактически кормят оставшихся на родине членов семьи: в сумме их денежные переводы в 2017 году составили около 35% ВВП страны.

Следует отметить, что в отличие от Кыргызстана, во всех центральноазиатских странах, действует достаточно жесткий порядок обращения с теми, кто возвращается на родину из-за рубежа после участия в вооруженных конфликтах на стороне боевиков. В Казахстане с 2017 года людям, участвовавшим в боевых действиях в Сирии, помимо тюремного срока может грозить и потеря гражданства. В Узбекистане есть статья за наемничество, но в большинстве случаев, по оценкам правозащитников, людей судят за терроризм. В Таджикистане, как правило, речь также идет о длительных сроках (впрочем, власти страны могут помиловать осужденного, если он вернулся добровольно и раскаялся).

В Кыргызстане сейчас действует более мягкий подход к лицам, вернувшимся из Сирии. Официально в отношении них также применяют две статьи - об участии в военных действиях за рубежом (5-8 лет лишения свободы) и наемничестве (получении за службу денег и/или вербовке, 8-15 лет). Однако при вынесении наказания суд может посчитать смягчающим обстоятельством, среди прочего, мотивы поездки, желание сотрудничать со следствием, а также то, участвовал ли подсудимый непосредственно в боевых действиях.

По мнению экспертов, изучающих политику Кыргызстана по борьбе с экстремизмом, существует три причины, по которым киргизский подход к проблеме мягче, чем у соседей: ограниченные ресурсы на борьбу с радикализмом и возвращение уехавших граждан на родину, относительно демократический строй правления и наличие действующего законодательства, защищающего религиозные свободы граждан

К примеру, в Кыргызстане до сих пор разрешена деятельность религиозного движения "Таблиги Джамаат" ("Джамаат Таблиг"), запрещенного в Китае, России, Казахстане, Узбекистане и Таджикистане, как экстремистское. По рекомендации Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) киргизские власти уже несколько лет обсуждают запрет движения, но конкретных мер пока не принималось.

Аналитики отмечают, что "если Казахстан пытается унифицировать религиозные практики и легализовать одно исламское течение, Таджикистан борется с внешними атрибутами религии (запрет на ношение хиджабов и длинной бороды), то в Кыргызстане существует религиозный плюрализм и, например, запрета на ношение платков в учебных заведениях нет".

В настоящее время большинство сдвигов по ужесточению законодательства в Кыргызстане остаются на уровне обсуждения. В 2016 году в парламенте предлагали снизить возраст ответственности за экстремизм до 14 лет, однако законопроект так и не был рассмотрен. В одной из колоний недалеко от Бишкека в начале года появился отдельный корпус для осужденных за терроризм и экстремизм, а в других тюрьмах - отдельные камеры. Всего с 2009 года, по данным государственной службы исполнения наказаний, число заключенных по этим статьям выросло в три раза (сейчас по ним сидят 180 человек, еще около 300 состоят на учете).

Большие надежды власти республики возлагают на профилактику радикализации. Сотрудники милиции и районных управлений организуют разъяснительные беседы с людьми в мечетях, учебных заведениях и общественных центрах. Нередко к этому привлекают и тех, кто побывал в Сирии. Встречи в Кашкар-Кыштаке и близлежащих селах организуют милиция и районная администрация: школьников или верующих собирают в доме культуры, школе или мечети; участковый рассказывает им о законодательстве, а бывшие боевики - о своем печальном опыте. 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ.