Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Визит Константина Затулина в Арцах

Визит Константина Затулина в Арцах  далее »
22.10.2019
17:49:50
В МИДе назвали выгоду для Киева в случае признания Крыма частью России далее »
13:21:05
В Москве состоится видеомост ЕАЭС: перспективные направления взаимодействия далее »
12:35:18
Лукашенко заявил, что ситуация вблизи границ Белоруссии накаляется далее »
11:58:42
Уровень поддержки Токаева составил 70% далее »
21.10.2019
14:01:23
В Таджикистане начались учения ОДКБ "Нерушимое братство" далее »
14:00:40
Токаев поручил усовершенствовать алфавит казахского языка на латинской графике далее »
13:59:44
НАТО не планирует принимать Грузию в альянс без Абхазии и Южной Осетии далее »
13:22:36
Выборы в Молдавии признаны состоявшимися далее »
12:31:12
Толкование Священного Корана презентовали в Москве далее »
18.10.2019
15:27:30
ВСУ обвинили Россию в подготовке широкомасштабной военной агрессии далее »

Когда украинские войска будут выведены с территории Донбасса? далее »

Зеленский продолжает устраивать шоу громких посадок на Украине. Вечер с Владимиром Соловьевым от 20.10.2019 далее »

" Историософская ересь украинства" должна быть преодолена! далее »

Украинское досье: Перед кем капитулирует Зеленский? далее »

Госдума ратифицировала соглашение СНГ об исследовании космоса в мирных целях далее »

Что такое "Путинизм"? Американцы бегут из Сирии.. 60 минут от 16.10.2019 далее »

Операция в Сирии. Время покажет. Выпуск от 15.10.2019 далее »

Рубрика / Политика

Как выстроить центр силы на севере Евразии?


10.12.2018 13:39:13

Александр Штефанович


перейти на страницу автора

В последнее время резко возросла напряженность в отношениях между Российской Федерацией и коллективным Западом во главе с США. Причина подобного разворота событий более чем очевидна. На наших глазах рушится почти воплощенная в действительность доктрина однополярного мира, на вершине которого уже начали удобно устраиваться власть имущие от Pax Americana. А ведь главным препятствием на пути глобального господства англосаксонского мира выступает Российская Федерация, которую после разрушения СССР и ельцинского безвременья Запад поторопился исключить из действующих лиц мировой политики.

И вот неожиданно восставшая из праха Россия не только выступает непреодолимой преградой на пути всемирной однополярности, но и упорно продвигает иное многополярное, а значит более справедливое мироустройство.

Нынешним властителям коллективного Запада абсолютно не по нутру подобный ход событий, которому они пытаются всеми им доступными способами воспрепятствовать. Отсюда все эти пресловутые антироссийские санкции и беспримерная по размаху на грани истерики кампания русофобии, захлестнувшая западные страны.

Столкнувшись с такой абсурдной (с точки зрения здравого смысла) реакцией заклятых партеров российская сторона пытается их как-то образумить, взывая к рассудку лидеров Запада и международному праву. Но все тщетно. Западные элиты ведут себя как разбойники с большой дороги, которых стражи порядка неожиданно лишили добычи. Сделать стражам порядка тати, по большому счету, ничего не могут, только что слать проклятия. В случае Запада – это оголтелая русофобия.

О необходимости многополярного мира говорит и президент Белоруссии. В частности, он заявил об этом в недавнем интервью телеканалу «Россия 24»: «Евразийский экономический союз сегодня неотъемлемая опора многополярного мироустройства, наряду с США, ЕС, Китаем и отчасти Индией. Если мы выдернем одну из основных опор – зашатается вся планета».

С мнением белорусского президента несомненно можно согласиться, но вот только слова А.Г. Лукашенко и действия официального Минска как-то разнятся. Хотя возможно в белорусских верхах не делают различия между многополяностью и пресловутой многовекторностью.

21 ноября в Минске состоялась совместная коллегия министерств иностранных дел Российской Федерации и Республики Беларусь, в ходе которой на деле должна происходить сверка действий двух субъектов Союзного государства на международной арене. По крайней мере, так обычно на официальном уровне объясняется необходимость проведения данных межгосударственных мероприятий.

По итогам прошедшей коллегии Сергей Лавров и Владимир Макей сообщили общественности об успешности ее работы и о том, что Российская Федерация и Республика Беларусь идут общим внешнеполитическим курсом.

Однако по поводу последнего утверждения возникают большие и вполне обоснованные сомнения. Не будем в данном случае касаться позиции официального Минска относительно поддержки Российской Федерации в 2008 (Южная Осетия и Абхазия) и 2014 (Крым) годах. Она хорошо известна и, мягко говоря, не конструктивна. Остановимся же на событиях последнего времени, которые по своей направленности трудно сочетаемы между собой.

10-12 октября 2018 года в Могилеве прошел V белорусско-российский форум регионов с участием президентов двух союзных государств, где в качестве центрального стоял вопрос об упрочении союзнических отношений Республики Беларусь и Российской Федерации в рамках Союзного государства, ОДКБ и ЕАЭС. Мероприятие это широко освещалось в белорусских и российских средствах массовой информации и безусловно заслуживает положительной оценки.

Но затем последовала целая череда событий, ставящих под сомнение заинтересованность официального Минска в дальнейшем развитии Союзного государства и ОДКБ.

25-26 октября в Гомеле по подобию могилевского состоялся первый белорусско-украинский форум регионов. Действо прошло с большой помпой и «братской встречей» Лукашенко и Порошенко, в ходе которой президент Республики Беларусь заявил о своей неизменной приверженности «единой и неделимой» Украине. Таким образом, официальный Минск напрочь отрицает возможность федерализации Украины и ставит пол сомнение правомочность возврата Крыма в состав Российского государства.

Вот и получается, что в принципиальных вопросах юрисдикции Крыма и будущего государственного устройства Украины позиции Минска и Москвы в корне разнятся. Поэтому говорить об общем внешнеполитическом курсе РБ и РФ представляется слишком преждевременным.

Теперь возьмем ОДКБ. В условиях резкого возрастания военной угрозы, в том числе т.н. обезоруживающего ракетного удара, особое значение приобретает сплоченность государств-участников этого союза. ОДКБ будет способно уравновешивать наступательную мощь Запада только в случае создания в рамках этого союза хорошо управляемой и слаженной общей военной машины. Но это возможно только при полном взаимном доверии стран-участниц ОДКБ.

А что мы имеем в настоящее время? В лучшем случае внутренний раздрай. А как еще можно охарактеризовать положение, когда один член ОДКБ продает мощное наступательное вооружение государству, находящемуся в состоянии войны (пусть и замороженной) с другим участником ОДКБ?

Так, 19 ноября текущего года в Минске во время встречи президентов Республики Беларусь и Азербайджанской Республики министр обороны Азербайджана Закир Гасанов и председатель Государственного военно-промышленного комитета Белоруссии Роман Головченко подписали «Меморандум о взаимопонимании между Министерством обороны Азербайджанской Республики и Государственным военно-промышленным комитетом Республики Беларусь по развитию двустороннего взаимовыгодного сотрудничества в области поставок оружия и техники противовоздушной обороны», в соответствии с которым Минск намерен начать поставку азербайджанской стороне новейших белорусских ракетных систем залпового огня «Полонез».

Торговля оружием между Белоруссией и Азербайджаном продолжается уже много лет. Естественно, что объемы сделок и суммы продаж держатся в секрете и неизвестны общественности. По данным же азербайджанских СМИ за десять лет сотрудничества Минск продал Баку оружия, техники и оборудования военного назначения на сумму около 500 миллионов долларов.

Естественно, что подобный ход событий вызывает крайнюю обеспокоенность у Еревана и вносит разлад в деятельность ОДКБ. Как бы там ни было, но намеченная на 6 декабря встреча глав государств ОДКБ по просьбе армянской стороны перенесена на более позднее время.

Итак, что следует из сказанного? Как это на прискорбно, но приходится констатировать, что в настоящее время Союзное государство представляет собой в большей степени протокол о намерениях, чем реально действующее интеграционное объединение.

Не секрет, что основой подлинных союзнических отношений является взаимная поддержка и солидарность союзников. И официальный Минск, когда это ему выгодно (к примеру, при потребности в денежной подпитке) помнит об этом и требует от российской стороны относится к себе как к самому близкому родственнику, другу и союзнику. Это, с одной стороны. С другой – не обременяет себя хотя бы моральной поддержкой Российской Федерации, когда она действительно в этом нуждается.

Взять хотя бы недавний инцидент в Керченском проливе. Налицо наглая и открытая антироссийская вооруженная провокация киевского режима. И как же себя повел «самый близкий союзник»? Вот, что, в частности, заявил по поводу инцидента министр иностранных дел РБ Владимир Макей:

«Мы убеждены, что стороны конфликта понимают свою ответственность за ситуацию в регионе, за региональную безопасность. Мы отслеживали заявления, которые были сделаны и одной, и другой стороной. Но прямых контактов не было. Конечно, нам важно было бы получить и от одной, и от другой стороны объективную информацию для того, чтобы иметь свой реальный анализ ситуации, связанной с этим инцидентом».

Таким образом, официальный Минск фактически приравнял провокаторов, посягавших на рубежи Российской Федерации и защитников границы России, а значит и Союзного государства. Поэтому говорить о том, что Союзное государство представляет собой что-то реально действующее пока не приходится.

То же относится и к ОДКБ. Союзники Российской Федерации по этой организации уклонились от ее поддержки после инцидента в Азовском море. Поэтому приходится свидетельствовать, что ОДКБ до настоящего времени так и не состоялся как реальный военно-политический союз. Скорее это «бумажный тигр» с неопределенным будущим.

Как же выстраивать реальный центр силы на севере Евразии в условиях шаткости интеграционных конструкций на постсоветском пространстве? Для начала стоит разобраться с причинами этой шаткости, которые, впрочем, лежат на поверхности.

В первую очередь, это местечковое сознание т.н. национальных элит, не способных осознать сущность и всю опасность геополитических процессов, происходящих в мире. Кроме того, эти самые элиты опасаются (если не боятся) возрастающей мощи Российской Федерации (их вполне устраивала РФ времен Ельцина), отсюда и русофобия в государствах, являющихся официальными союзниками России.

Союзное государство нередко называют ядром интеграции на постсоветском пространстве и поэтому выстраивание северноевразийского центра силы надо начинать с модернизации и укрепления белорусско-российского союза. Однако в Республике Беларусь также насаждается (пусть и ползучими методами) неприятие к России.

Население запугивают тем, что Российская Федерация якобы намерена ликвидировать суверенитет Республики Беларусь. Трудно сказать, насколько боится этого население Белоруссии, но вот власть имущие застращали сами себя основательно. Отсюда, кстати, какая-то запредельная боязнь возможности размещения российской авиабазы в Белоруссии.

Поэтому, чтобы успокоить белорусскую элиту на предмет не посягательства на ее суверенность необходимо недвусмысленно заявить, что Белоруссия и Россия принадлежат к общей Русской цивилизации и что белорусско-российский союз должен строиться на принципах общерусского цивилизационного единства и посягать на государственную самостоятельность Республики Беларусь никто не собирается. 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ.