Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Выборы в Верховную Раду Украины

Выборы в Верховную Раду Украины  далее »
16.08.2019
12:39:39
Из Казахстана за полгода эмигрировало 20 тыс. человек далее »
12:38:22
Молдавский парламент лишил Илана Шора депутатской неприкосновенности далее »
12:20:38
В Севастополе прошла презентация книги Кирилла Фролова "Святые и пророки Белой Руси" далее »
11:56:22
Скандально известный телеканал "Рустави-2" никто не хочет покупать далее »
11:49:21
В силу вступают новые законы, которые упростят получение гражданства РФ далее »
11:19:34
В Крыму оценили стратегию Зеленского по "возвращению" полуострова далее »
15.08.2019
17:32:40
Экипаж аварийно севшего в Подмосковье А321 попал в базу сайта "Миротворец" далее »
15:19:43
Около 3 млн украинцев могут получить российское гражданство в упрощенном порядке далее »
14:16:41
В ДНР рассказали, сколько человек получили гражданство России далее »
11:59:28
Атамбаеву предъявили два новых обвинения далее »

Константин Затулин отвечает на вопросы в студии телеканала "Сочи 24" далее »

Константин Затулин обсудил судьбу Кавказской Ривьеры с общественниками далее »

Сочинские архитекторы останутся в своем “Доме” далее »

События в Южной Осетии. Военная тайна от 10.08.2019 далее »

Интервью Митрополита Амфилохия далее »

«Миграция в РФ»: как украинцам поможет новый спецпредставитель по миграции? далее »

Российско-белорусские отношения. Умные парни от 02.08.2019 далее »

Рубрика / Политика

Дайджест событий в Армении за прошедшую неделю


25.09.2018 11:38:02

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

ВЫБОРЫ В СОВЕТ СТАРЕЙШИН ЕРЕВАНА

Блок «Луйс»

14 сентября в эфире радио «Азатутюн», отвечая на вопрос о том, как он оценивает заявление премьера Н. Пашиняна касательно проведения представителями правоохранительных органов рейдов против охраны олигархов и высокопоставленных чиновников, министр юстиции РА, кандидат на пост мэра Еревана от блока «Луйс» А. Зейналян заявил, что премьер-министр РА может давать поручения правоохранительным органам с целью установления законности в стране. «Это, считаю, сделано в контексте прослушки». Он отметил, что были сомнения, что за прослушкой стоят охранники олигархов и высокопоставленных чиновников, или их службы.

«Считаю, что в подобной ситуации это оправданный шаг, сделанный с целью сдерживания и предупреждения».

А. Зейналян ответил также на вопрос о сотрудничестве с РПА. Он заявил, что нет никакой информации о том, что РПА официально заявляла о поддержке той или иной политической силы или кандидата. «Это всего лишь предположения». Он отметил, что это безосновательные разговоры, никаких договоренностей касательно сотрудничества или поддержки его кандидатуры нет. «Никаких встреч не проводилось, и не обсуждались вопросы о поддержке нашего блока».

На вопрос, почему он отдает предпочтение должности мэра, и нет ли планов в сфере юстиции, А. Зейналян ответил, что и должность градоначальника, и должности министра юстиции являются политическими. «Я не только юрист, одной из моих профессий является специальность по государственному и муниципальному управлению».

17 сентября во время агиткампании депутат НС РА от фракции «Елк» А. Саргсян заявил, что они хотят быть светом для политического поля РА, озвученные ими в эти дни точки зрения были именно в этом свете, и было вовсе необязательно, чтобы премьер-министр РА коснулся этого и пытался увидеть в этом что-то. По его словам, нужно иметь безграничную фантазию, чтобы подумать, будто блок «Луйс» «сотрудничает с прежним режимом для его возвращения». «Проблема в том, дорогой г-н премьер, что вы высказываете точку зрения, в которой обвиняете всех. Если молчишь – воспринимается как в народной поговорке: «молчание – знак согласия». Возражаем, говорите – почему вы берете на себя?». Он обратился к Н. Пашиняну: «Наш народ гораздо больше хочет атмосферы любви и терпимости, не хочет воевать друг с другом, устал от этого. Хватит говорить об укладывании на асфальт, трупах и прочем. Хватит». По его словам, в ходе агиткампании нет ни одной силы, против которой нужно бороться. Все силы боролись против прежних властей, а прежняя власть – РПА – кандидата не выдвинула. «О каких темных и светлых идет речь? Та же самая партия ППА со своим 31 депутатом в соответствующий момент встал рядом с вами. АРФ со своими 7 депутатами в соответствующий момент поддержал вас. Мы пришли, проголосовали. Как можно обижать команду, которая прошла с вами путь?».

18 сентября на встрече с журналистами А. Зейналян заявил, что сверхзадача их политической силы заключается не просто в том, чтобы занять данные должности. «Нам нужны коллеги, которых можно обрести только в результате позитивной агиткампании. Нашим предвыборным месседжем является именно то, что необходимо сформировать одно общество, одну общину, где нет отвергнутых, нет никакой дискриминации». Он считает, что в данных выборах не принимает участие политическая сила, которая постоянно ассоциировалась с жесткой силой, хамством.

На вопрос, считает ли он возможным проведение свободных, справедливых, законных выборов, А. Зейналян, что мы больше не видим ту атмосферу организованных избирательных фальсификаций, которая присутствовала при прежних властях, во время прошлых выборов в Совет старейшин. «Я считаю себя одним из гарантов легитимности данных выборов. Я хочу, чтобы каждый из вас чувствовал себя таковым».

19 сентября в ходе агитационной кампании лидер партии «Просвещенная Армения» Э. Марукян заявил, что, когда вы думаете о политических силах, главное – пройденный путь и опыт. По его словам, блок “Луйс” всегда безупречно реализовывал взятые на себя обязательства. «Наши кандидаты в Совет старейшин Еревана имеют незапятнанную биографию, но в чем нас только не обвиняют! Мы всегда показывали, что последовательно защищали интересы Армении и граждан РА».

Обратившись к их кандидату на пост мэра Еревана А. Зейналяну, Э. Марукян отметил, что он всегда был дисциплинирован не только в годы студенчества, но также во время несения военной службы, в качестве правозащитника, врача и депутата.

В свою очередь А. Зейналян отметил, что они обеспечат справедливое и эффективное управление. «Мы заявляем, что придем для сохранения баланса. Мы заявляем, что должно быть согласие, терпимость, поскольку это самый полезный способ и формат управления».

Блок «Мой шаг»

16 сентября в ходе предвыборной кампании Н. Пашинян заявил, что впредь в РА на выборах победит тот кандидат, за кого в действительности проголосует народ, и проголосует "сердцем". «Привыкайте к этому». Он заметил, что его критикуют за участие в агиткампании блока "Мой шаг", что за счет своего высокого рейтинга он обеспечивает "голоса" кандидату их блока А. Марутяну, что ставит под сомнение транспарентность и непредвзятость предстоящих выборов. Н. Пашинян заявил, что до сих пор в Армении традиционно выигрывал кандидат, пользующийся наименьшей популярностью среди населения. «Впредь такого не будет».

Однако, по его словам, поступают сигналы о том, что определенные круги продолжают прежнюю практику дачи избирательной взятки. «Те, кто занимается избирательным подкупом, будут заключены под стражу и наказаны». Как считает премьер, вопрос не в том, что таким образом воруют голоса избирателей, а в том, что они думают, что могут купить граждан страны - обидеть и унизить их достоинство. «Мы не позволим вам совершать каких-либо телодвижений в этом городе».

По его мнению, предстоящие выборы в Совет старейшин помимо всего прочего имеют также политическое значение. Главное - показать всему миру, что правительство РА и его политический тыл на сегодня пользуются доверием абсолютного большинства армянского народа. «Продемонстрируйте «республиканскому» парламенту, что их время завершилось, и они не имеют альтернативы самороспуску».

Н. Пашинян также заявил, что впредь в РА не будет олигархов и привилегированных. Новая власть не позволит, чтобы некоторые перемещались по улицам в сопровождении охраны и нескольких машин.

17 сентября в беседе с журналистами А. Марутян стал отрицать, что в список включены люди, имеющие какое-либо отношение с экс-президентом РА С. Саргсяном и с его зятем М. Минасяном.

17 сентября на брифинге в НС РА глава фракции блока "Елк" Л. Назарян, говоря об отношениях с коалиционным партнером - блоком "Царукян", заявила, что сотрудничество в рамках правительства в какой-то степени тоже вынужденное, и не отражает реального выбора победившей силы. По ее словам, сотрудничество стало последствием голосования за Н. Пашиняна депутатов от блока "Царукян" на выборах премьер-министра. Она заметила, что депутаты голосовали не по доброй воле, а под давлением народа.

Она заявила, что, согласно их сведениям, в рамках предвыборной кампании в Совет старейшин Еревана раздается взятка. Они уже обратились в правоохранительные органы, предоставили информацию.

Коснувшись жестких заявлений Н. Пашиняна, она пояснила, что они касаются лишь тех политических деятелей, «которые действуют против революции и ее ценностей», то бишь «против закона». «Мы обещали свободные и честные выборы, и, если будут люди, политические деятели, раздающие взятки, значит они представляют угрозу законности выборов и должны удостоиться соответствующего отношения».

19 сентября в ходе митинга премьер-министр РА Н. Пашинян заявил, что это первые выборы в РА, когда действующая власть не договаривается с другими силами о дележе власти. Он заявил, что правящая политическая сила не надеется на помощь полиции, которая «поймает криминального авторитета и освободит его в обмен на голоса избирателей». По его словам, такая предвыборная гонка, когда «тасовщики», фальсификаторы и административный ресурс не влияют на исход выборов – это уникальный случай в истории Третьей республики.

Вместе с этим он отметил, что должна быть сформирована более спокойная атмосфера. «Не надо, как они говорят, "затыкать" их. Пусть говорят, потому что свобода слова и выражения очень важны для нас». При этом он считает странным, когда о дефиците свободы слова говорит человек, который купил три телеканала за месяц.

Партия «Процветающая Армения»

17 сентября кандидат в мэры от ППА Н. Зограбян обвинила премьер-министра РА Н. Пашиняна, что он и кандидат в мэры от его блока А. Марутян перешли все границы дозволенного и проводят предвыборную кампанию с применением «черных технологий». Она заявила, что они каждый день приглашают А. Марутяна на дискуссию, однако тот боится и избегает, так как «легче играть мэра за спиной Н. Пашиняна, чем как мужчина, тет-а-тет поговорить с ней на тему проблем Еревана, а не на политические темы... хотя с другой стороны, о чем ему со мной дискутировать на политической площадке, если он ничего не смыслит в Ереване, а столицу просто хочет превратить в «Ереван продакшн». Она сказала, что в отличие от А. Марутяна она не "гастролер" и вне зависимости от результатов выборов не собирается никуда уезжать. Например, в Прагу, где у А. Марутяна есть пять квартир.

Н. Зограбян также опровергла слухи о связи ППА с экс-президентом РА Р. Кочаряном. Наоборот, «это именно вы его вернули в политику, это именно вы его выпустили из тюрьмы и именно вы, каждый день говоря о нем, заняты его PR. Хватит! Это именно в вашем пропорциональном списке полно близких и родных С. Саргсяна - родственник его советника Зори Балаяна, крестник и родственник Микаэла Минасяна. И хватит держать людей за идиотов, обманывать народ».

17 сентября, отвечая на критику главы фракции блока «Елк» Л. Назарян в адрес кандидата в мэры Еревана от ППА Н. Зограбян относительно того, что последняя была одним из тех депутатов, кто проголосовал за введение ЧП в марте 2008 г., секретарь фракции блока «Царукян» В. Энфиаджян на брифинге в НС РА заявил, что большинство депутатов от ППА в марте 2008 г. не участвовало в голосовании о введении ЧП, а другие проголосовали «против». Тем не менее, по его словам, в те дни ситуация в стране была такой, что если бы режим ЧП не был введен, то число жертв увеличилось бы.

В. Энфиаджян коснулся также включения в пропорциональный список блока «Мой шаг» в список крестника зятья экс-президента РА С. Саргсяна М. Минасяна Виктора Мнацаканяна, И. Абгарян, которая ранее работала в ГНКО Администрации президента, блогера А. Лазаряна - двоюродного брата З. Балаяна, который был советником С. Саргсяна.

Пресс-секретарь лидера ППА И. Тоноян, в свою очередь, отметила, что ППА не начинала черную пиар кампанию, а лишь "отбивается". По ее заверению, есть сигналы о том, что гражданам советуют не голосовать за ППА и ее кандидата в мэры. Доказательства данной информации она пообещала представить в том числе и европейским структурам, "потому что то, что происходит, выходит за все рамки".

18 сентября Н. Зограбян заявила, что после ее выступления, где она указала на факт наличия в списке блока "Мой шаг" лиц, близких к представителям прошлого правящего режима, против нее в соцсетях ополчился весь госаппарат, в связи с чем она обратилась в европейские структуры. В беседе с журналистами она сообщила, что в черном PR против нее принимают активное участие сотрудники различных министерств и ведомств. «Все необходимые материалы об этом направлены в европейские структуры, в частности, комиссару по правам человека СЕ в Ереване Дунье Миатович». Она выразила мнение, что премьер РА должен усмирить своих министров, сотрудники которых, используя госресурс, занимаются черным PR-ом.

Она также сообщила, что с начинает серию встреч с аккредитованными в РА послами зарубежных стран. По ее словам, «послы сами озабочены террором над свободой слова и совести в Армении».

Она также заметила, что предвыборная ситуация в РА заставила многие политические силы задуматься о целесообразности проведения досрочных парламентских выборов. «Если они считают, что сумеют заставить нас проголосовать за решение о роспуске парламента наперекор нашей воле, то ошибаются, не получиться господа, не получится».

В ходе встречи с жителями Еревана Н. Зограбян заверила, что во время ее пребывания на посту мэра никто и копейки не украдет из Еревана. «Еревану отныне не будет нужна ни национальная безопасность, ни Полиция. Мы будем сильнее и решительнее всех остальных». По её словам, они решат все проблемы Еревана, однако не смогут осуществить этого без иностранных инвестиций. «Не верьте в то, что проблемы будут решаться только смелостью и сильным духом. Сильный дух – это, конечно, прекрасно, но у нас смелости тоже не отнимать, однако вместе с этим необходимы также реальные программы и ресурсы».

Партия «Наследие»

17 сентября на пресс-конференции лидер партии "Наследие", кандидат в мэры Еревана Р. Ованнисян не исключил, что итоги предстоящих выборов в Совет старейшин Еревана могут стать сюрпризом - при условии, что граждане примут осмысленное решение. По его словам, эти выборы уже демонстрируют внушительный прогресс, поскольку позволяют избрать легитимные власти. Тем не менее, его результаты вполне могут отличаться от ожиданий многих, «и приведут к такому развитию событий, которое сейчас даже не просматривается».

Помимо этого, по его словам, эйфория после победы того или иного гражданского движения обычно приводит к сверхполитизированности общества. «Мы уже видим предпосылки к этому». Он призвал политические силы к сдержанности.

По словам политика, неправильно руководствоваться принципом «Государство - это я». Тем не менее, он не стал критиковать заявление премьер-министра РА Н. Пашиняна о том, что кандидат на пост мэра столицы А. Марутян наиболее близок народу. «Говорить это - его право». По его мнению, каждый из кандидатов может быть хорошим мэром.

Блок «Ереванцы»

18 сентября в ходе встречи с журналистами кандидат в мэры Еревана от Блока «Ереванцы» А. Зурабян выразил мнение, что агитационная кампания к выборам в Совет старейшин Еревана весьма своеобразна и похожа на предвыборную кампанию к выборам в НС РА. Он выразил обеспокоенность в связи с тем, что в какой-то момент город Ереван оказался на втором плане, кандидаты отклонились от этой линии, создалась нервная атмосфера. По его словам, это, по всей вероятности, особенность этого периода.

По его словам, Ереван – орган местного самоуправления, который за эти годы лишился суверенитета, превратился в придаток правительства и правящей партии. «Этому нужно положить конец. Должна быть четкая разница между местным самоуправлением и государственным управлением. Было бы хорошо, если бы кандидаты тоже осознавали, что они претендуют на то, чтобы стать руководителем органа местного самоуправления».

Уголовное дело

18 сентября в Генпрокуратуре РА возбудили уголовное дело по факту предложения избирательной взятки на внеочередных выборах в Совет старейшин Еревана. В Полицию РА поступило сообщение от гражданина о том, что две женщины предложили ему 60 тыс. драм или он получает ежемесячное денежное пособие в большем размере, сумму пособия за один месяц за то, чтобы он проголосовал на выборах в пользу их кандидата.

ССС РА поручено предпринять все меры для всестороннего и объективного расследования всех обстоятельств инцидента, а также возможного выявления новых случаев дачи избирательной взятки на выборах в Совет старейшин Еревана.

Прослушка разговора глав СНБ и ССС РА

13 сентября в Генпрокуратуре РА по факту нарушения секретности телефонной беседы, записи и обнародования аудиозаписи разговора между директором СНБ РА А. Ванецяном и председателем ССС РА С. Хачатряном было возбуждено новое уголовное дело по ч.1 ст. 309 УК РА (превышение должностных полномочий).

13 сентября спикер НС РА А. Баблоян сообщил, что фактом прослушки займется также НС РА. По его словам, согласно статье 108 Конституции РА и статье 20 закона "О регламенте НС" минимум 1/3 депутатского корпуса обратилась к главе законодательного органа с требованием о проведении 13 сентября внеочередного заседания НС в целях формирования следственной комиссии для проведения расследований факта незаконной прослушки. На заседании было решено создать временную комиссию по факту препятствования осуществлению правосудия, нарушения права на справедливое судебное разбирательство и тайны телефонного разговора. Решение было принято 47 голосами «за» и 14 голосами «против». За документ проголосовали в основном депутаты от РПА, против - блока "Елк". Согласно решению, в состав комиссии будут включены 5 депутатов от РПА, 3 - от блока "Царукян", 2 от блока "Елк" и 1 от партии АРФ.

17 сентября в рамках уголовного дела по факту прослушки был проведен обыск в редакции портала Yerevan.Today. СС сообщила, что на основании полученных в рамках уголовного дела фактических данных, в суд были представлены ходатайства о проведении обысков по шести разным адресам, которые были удовлетворены.

В ходе предварительного следствия были получены сведения о том, видеозапись телефонного разговора относительно прослушки впервые была размещена на информационном сайте "Yerevan.Today" и была удалена спустя некоторое время. В ходе обыска в редакции информационного сайта были изъяты один процессор и три жестких диска для проведения экспертизы.

19 сентября пресс-служба Следственного комитета РА распространила сообщение, в котором отмечается, что запись была размещена на youtube 5 сентября, а широкое распространение в СМИ получила 11 сентября. Однако, согласно поисковой системе Google, Yerevan.Today разместил запись уже 9 сентября, но вскоре удалил. Во время обыска главный редактор сайта С. Акопян заявил, что происшедшее стало результатом сбоя в работе поисковой системы Google. Для выяснения данной информации в этом направлении идёт следствие.

В целях следствия изъят компьютер, с которого была размещена запись, карты памяти еще трех компьютеров и назначены экспертизы. В случае необходимости результаты экспертизы будут опубликованы, если они не нарушают тайну защищаемого законом лица или других лиц, и если редакция сайта не выдвинет возражений.

Блок «Царукян»

13 сентября на встрече с журналистами лидер блока "Царукян" Г. Царукян заявил, что прослушка и обнародование телефонного разговора между главами СНБ и ССС является государственной изменой, направленной против директора СНБ А. Ванецяна. «Все понимают, что Ванецян делает все правильно, профессионально, поэтому делают такое».

ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА

Премьер-министр РА

15 сентября, комментируя слова экс-президента РА Р. Кочаряна о том, что «Н. Пашинян еще пожалеет, что связался со мной», премьер-министр РА Н. Пашинян заявил, что “политического фактора под именем Р. Кочарян в Армении не существует”. По его мнению, этими словами Р. Кочарян демонстрирует уровень своего восприятия политических процессов. «Это не их дворовая драка, когда проигравший грозится, что противник еще пожалеет».

Реагируя на слова Р. Кочаряна о том, что сегодняшняя власть видит угрозу в его лице, Н. Пашинян заявил, что С. Саргсян, Р. Кочарян и их окружение являются политическими трупами, что их не освобождает от ответственности перед законом.

19 сентября в ходе митинга Н. Пашинян заявил, что представители РПА не будут определять целесообразность проведения внеочередных парламентских выборов. «Кто вы такие, чтобы считать целесообразным проведение внеочередных выборов. Хотите сказать, что вы считали целесообразным выбрать меня премьером? Вы не понимаете, что происходит в стране». Он заявил, что вопрос целесообразности проведения выборов может определяться только народом.

Заметив, что говорят, что те политические силы, которые помогали ему, больше не помогут, и что есть сила, которая может изменить ситуацию, он заявил, что такой силой является народ и нет другой такой силы.

Блок «Царукян»

13 сентября на встрече с журналистами лидер блока "Царукян" Г. Царукян, касаясь муссируемого в СМИ мнения о том, что заявление премьера Н. Пашиняна о том, что некоторые коалиционные партнеры ведут сепаратную игру с РПА против революции, адресовано именно ему, Г. Царукян заявил: «Во-первых, у Пашиняна есть столько смелости, чтобы говорить прямо. Во-вторых я очень мощный и богатый человек, возглавляю мощную силу, я не отвечаю на намеки, когда мне будет сказано прямым текстом, я прямым текстом и отвечу». По его утверждению, сотрудничество с Пашиняном продолжается в естественном русле, они солидарны и сотрудничают в борьбе с беззаконием. «Перед законом все должны быть равны, и все те, кто преступил его, должны быть наказаны. Все, кто стреляли и грабили народ, должны быть арестованы». Он заверил, что сам он лично никогда не совершал противоправных действий, и если, кто-то докажет, что Г. Царукян как-либо причастен к событиям 1 марта 2008 г., он оставит все свое имущество народу.

По утверждению Г. Царукяна, он разбогател честным путем, никогда свою политическую деятельность не использовал для обогащения.

Он также опроверг свою связь и связь ППА со вторым президентом Р. Кочаряном и РПА.

ПРАВО
Дело 1 марта 2008 г.

14 сентября глава Полиции РА В. Осипян опроверг заявление своего бывшего сослуживца В. Гукасяна о том, что во время мартовских событий 2008 г. тогдашний глава Военной полиции В. Гаспарян дал своим подчиненным приказ стрелять по ногам демонстрантов. «Если подобное обвинение действительно было озвучено, оно нуждается в разъяснениях».

АРЦАХСКИЙ КОНФЛИКТ
МИД РА
17 сентября глава МИД РА З. Мнацаканян заявил журналистам, что военные учения Азербайджана препятствуют мирному урегулированию карабахского вопроса. Он подчеркнул важность создания соответствующей атмосферы для разрешения конфликта. «То, что происходит в этот период, никоим образом не способствует формированию этой атмосферы. Это неприемлемо при наличии напряженности и осуществлении деятельности, направленной против гражданского населения».
По его словам, армянская сторона четко обозначила, что РА и НКР способны защищаться, но это не является их целью. «Мы должны любыми способами избегать кризисов и тех ситуаций, которые попросту могут привести регион к катастрофе. От этого никто не выиграет. Это надо осознавать четко. Это неприемлемо и наносит серьезный ущерб мирному процессу».

19 сентября пресс-секретарь МИД РА Т. Балаян выступил с комментарием о ситуации на границе РА с АР, в котором отмечается, что МИД РА решительно осудил действия АР и обратил внимание международного сообщества, прежде всего сопредседателей МГ ОБСЕ на немедленную необходимость обуздать Баку и привести его в конструктивное русло с целью предотвращения дальнейшей эскалации ситуации. По его оценке, подобные действия азербайджанской стороны, направленные на эскалацию обстановки, а также звучащая из Баку воинственная риторика, подрывают усилия стран-сопредседателей МГ ОБСЕ и международного сообщества, направленные на создание атмосферы, способствующей установлению мира.

Премьер-министр РА

18 сентября премьер-министр РА Н. Пашинян в ходе прямого эфира в соцсети Facebook сообщил, что вместе с президентом НКР Б. Саакяном, министром обороны РА Д. Тонояном посетил ряд участков границы на севере республики, где ознакомился с ходом службы военнослужащих и текущей ситуацией. По его оценке, ситуация на передовой напряженная, однако стабильная и находится под контролем. «Нет никаких сомнений, что наши ВС уверенно контролируют ситуацию и необходимым образом отвечают на провокации Азербайджана. Но это не означает, что мы хотим войны. Мы готовы к переговорам, однако мы готовы также к войне».

МНЕНИЕ

СМИ: Юрий Хачатуров

Газета "Жаманак" пишет, что в ближайшие дни Ю. Хачатуров покинет пост генсека ОДКБ. По сведениям газеты, президенты всех стран-членов ОДКБ дали свое согласие на требование руководства РА отозвать Ю. Хачатурова. Почти нет сомнений в том, что РА не будет позволено выдвинуть другого кандидата на этот пост. Более вероятно, что новым генсеком ОДКБ станет представитель Беларуси, поскольку по ротации именно эта страна может выдвинуть кандидатуру. Газета считает, что после отставки Ю. Хачатуров вряд ли вернется в РА.

Александр Искандарян

18 сентября на пресс-конференции директор Института Кавказа Ал. Искандарян выразил мнение, что победа блока "Мой шаг" на выборах в Совет старейшин Еревана чрезвычайно вероятна, о которой свидетельствуют и недавние социологические опросы. «Эйфория еще не прошла, есть основания полагать, что успех чрезвычайно вероятен». По его словам, в таких условиях можно было бы рассчитывать на спокойную предвыборную кампанию, чего, однако, не наблюдается. По его оценке, кампания чрезвычайно политизирована, по риторике - это не выборы мэра города, который будет занимать урбанистическими проблемами. «Звучит жесткая риторика, противостояние доходит до полярного деления избирателей, притом, что внешних причин нет».

Он отметил, что эти выборы станут еще одним подтверждением легитимизации новой власти, поэтому основной фигурой на митингах является премьер, а не кандидат в мэры А. Марутян.

Однако Ал. Искандарян не абсолютно уверен в победе блока "Мой шаг", так как возможны различные форс-мажорные обстоятельства.

ОФИЦИАЛЬНАЯ ХРОНИКА
РА-НКР
17 сентября глава МИД РА З. Мнацаканян провел встречу с главой МИД НКР М. Маиляном. Собеседники отметили частый и существенный характер двусторонних встреч, что дает возможность подробно обсудить многочисленные вопросы повестки, подчеркнули важность проведения периодических профильных консультаций между МИД двух стран. Они обменялись мнениями по ряду вопросов относительно процесса мирного урегулирования карабахского вопроса в формате сопредседательства МГ ОБСЕ.

В ходе встречи собеседники обсудили приоритетные направления внешнеполитической повестки двух государств. Стороны подчеркнули важность сохранения динамики переговоров и необходимость имплементации политико-дипломатических мер сдерживания Азербайджана, с целью обеспечения необратимости мирного процесса и региональной безопасности.

Состоялся также обмен мнениями относительно перспектив восстановления полноправного участия НКР в переговорах, а также шагов по международному признанию НКР.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ХРОНИКА
РА-Швейцария

13 сентября в Йоханнесбурге генпрокуроры РА А. Давтян и Швейцарии М. Лауберт достигли договоренностей в отношении выявления и возвращения активов, полученных преступным путем. Об этом сообщает пресс-служба Генеральной прокуратуры РА.

В ходе встречи А. Давтян особо подчеркнул необходимость обмена информацией и взаимопомощи между прокуратурами РА и Швейцарии в вопросах раскрытия обстоятельств отмывания денег, незаконного оборота денежных средств и их утечки с использованием соответствующих банковских институтов за пределы РА и, в особенности, в оффшорные зоны.

Подчеркивая значимость сотрудничества в борьбе с международной преступностью, М. Лаубер отметил готовность оказывать необходимую помощь правоохранительным органам РА.

РА-Киргизия

13 сентября премьер-министр РА Н. Пашинян провел телефонный разговор с президентом Киргизии С. Жээнбековым. Собеседники обсудили ряд вопросов, касающихся двустороннего сотрудничества и его расширения. В ходе телефонного разговора стороны обратились к сотрудничеству в рамках ЕАЭС и ОДКБ.

РА-США

13 сентября премьер-министр РА Н. Пашинян принял генерал-адъютанта штата Канзас, командующего Национальной гвардией штата, генерал-майора Ли Тафанелли. Н. Пашинян поприветствовал 15-летнее эффективное сотрудничество между ВС РА и Национальной гвардией Канзаса, подчеркнув, что оно способствует укреплению партнерства между РА и Канзасом и развитию отношений между РА и США в целом.

Л. Тафанелли высоко оценил уровень сотрудничества между ВС РА и Национальной гвардией Канзаса и подтвердил готовность еще больше углубить и расширить его.

Подчеркнув важность продолжения взаимовыгодного партнерства, собеседники обменялись мнениями о перспективах его расширения.

РА-РФ

13 сентября спикер НС РА А. Баблоян принял делегацию, возглавляемую председателем Комитета ГД ФС РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Л. Калашниковым. В ходе беседы А. Баблоян подчеркнул важность стратегического партнерства и традиционной многовековой дружбы в армяно-российских отношениях. Он отметил также важность взаимовыгодного сотрудничества законодательных органов в деле постоянного развития межгосударственных отношений между двумя странами.

По словам Л. Калашникова, связи между РФ и РА были и продолжают оставаться на высоком уровне. Подчеркнув важность роли парламентской дипломатии, он также коснулся продолжения эффективного сотрудничества на международных парламентских платформах.

Собеседники подчеркнули динамичное развитие двусторонних отношений во всех сферах, а также обсудили пути реализации новых совместных программ.

РА-Франция

14 сентября в Париже премьер-министр РА Н. Пашинян встретился с президентом Франции Э. Макроном. Э. Макрон придал важность визиту Н. Пашиняна во Францию, выразив уверенность, что он будет способствовать и придаст новый импульс дружественным отношениям и дальнейшему их развитию между странами. Он подчеркнул, что его страна готова расширять тесное сотрудничество с РА во всех сферах.

Н. Пашинян, в свою очередь, выразил уверенность, что отношения между странами будут стремительно развиваться во всех сферах и направлениях. Он придал важность проведению в РА саммита Франкофонии и отметил, что он станет одним из важнейших событий в независимой Армении. Он также счел важным проведение в Ереване в рамках саммита экономического форума, направленного на стимулирование контактов между предпринимателями и сотрудничество.

Стороны обменялись мнениями по карабахскому урегулированию и придали важность его урегулированию исключительно мирным путем в формате МГ ОБСЕ. Н. Пашинян высоко оценил усилия стран-сопредседателей МГ ОБСЕ, в том числе, Франции, направленные на мирное урегулирование конфликта и обеспечение стабильности в регионе. Он подчеркнул, что РА остается приверженной к продолжению переговоров по достижению мирного урегулирования.

Стороны договорились, что повестка армяно-французских отношений будет более детально обсуждена в ходе визита президента Франции в РА.

РА-ОБСЕ

13 сентября в Ереване президент РА А. Саркисян на встрече с председателем ПА ОБСЕ Г. Церетели и возглавляемой им делегацией заявил, что РА преодолевает трудности переходного периода, происходят динамичные изменения и здесь содействие ПА ОБСЕ может сыграть существенную роль. А. Саркисян с удовлетворением отметил, что ПА ОБСЕ является хорошей площадкой для использования опыта и возможностей стран-членов структуры, а также для развития международного сотрудничества.

Собеседники также обменялись мыслями вокруг вопросов, касающихся деятельности ПА ОБСЕ.

В ОБСЕ подвели итоги двухдневного визита Г. Церетели в РА. В рамках своего визита глава ПА ОБСЕ приветствовал возможность проконсультироваться с коллегами в НС РА относительно их приоритетных задач в рамках ОБСЕ. Он приветствовал усилия по проведению избирательных реформ, призвав к широкому политическому консенсусу по вопросу внесения любых изменений в избирательную систему. Он подтвердил приверженность ОБСЕ и ПА делу поддержки дальнейшего демократического развития РА.

В своих встречах Г. Церетели обсудил ряд вопросов, в их числе: экономическое развитие, избирательные реформы, усилия по борьбе с коррупцией, региональные отношения, и деятельность РА в рамках ОБСЕ. Он подтвердил поддержку ПА ОБСЕ деятельности МГ и ее сопредседателям по НК, но подчеркнул, что главная ответственность за достижение конкретных результатов и прогресса лежит на политическом руководстве вовлеченных сторон.

С целью внесения вклада в деятельность ПА в регионе, Г. Церетели планирует назначить нового Специального представителя ПА ОБСЕ по Южному Кавказу.

Интервью Роберта Кочаряна спецкору “Ъ” 19.09.2018

После того как в Армении возбудили уголовное дело в отношении экс-президента Роберта Кочаряна, он решил вернуться в политику и превратился в главного противника премьера Никола Пашиняна. Дополнительную интригу в противостояние вносит то, что господин Кочарян считается близким другом Владимира Путина. В интервью спецкору “Ъ” Владимиру Соловьеву экс-президент рассказал о том, когда он подружился с российским лидером и насколько их дружба крепка, почему уверен в своем успехе и чьим считает Крым.

«Пока идет аккумулирование проблем практически по всем направлениям»

— Роберт Кочарян вернулся в политику. Это что значит? Расшифруйте.

— Это означает, что он вернулся в политику.

— Какие амбиции? Вы хотите из бывшего руководителя страны стать действующим?

— Во-первых, я никогда из политики не уходил. Как принято говорить, президенты из политики не уходят. Лет десять я был весьма пассивен. Высказывал свою точку зрения по принципиальным вопросам, с которыми не был согласен, но иной активности не проявлял. Сейчас я гораздо более активно буду высказываться.

— Уже высказываетесь.

— Уже высказываюсь. Я буду вовлечен в политические процессы. В каких форматах? Это может быть партия, может быть движение, может быть активное содействие какой-то партии, может быть персонифицировано или неперсонифицировано.

— В Армении с недавних пор события происходят быстро и ситуация меняется быстро. Мало у кого есть точное представление о том, когда могут состояться парламентские выборы. Никол Пашинян говорит, что они могут состояться до конца этого года, а могут в следующем году. Это значит, что вам с форматом участия в политике лучше бы определиться, поддерживаете ли вы Республиканскую партию или у вас будет что-то свое. Вы к чему склоняетесь?

— Можно сказать, что пока не определился. В том числе в силу того, что происходит.

— А что происходит?

— Не думаю, что в Армении кто-то знает, что происходит.

— Хорошо. А что произошло в Армении? Вот майские события — это, по-вашему, что было?

— Это была смена власти. Думаю, Пашинян почувствовал протестные настроения и вовремя их возглавил, что вылилось в смену власти. Это было впечатляюще.

— Я был в мае в Армении и видел в обществе большой подъем. Неужели людей так достала предыдущая власть?

— Думаю, была усталость от предыдущих властей, было ощущения застоя. Иначе вряд ли было бы такое массовое движение. Но знаете, можно прийти к власти на популизме — таких примеров в современной истории много. В таких ситуациях легко прийти к власти и гораздо сложнее из нее уйти. Ты приходишь на популизме, а уходить надо с достоинством и с реальными результатами. Четыре месяца показали, что пока идет аккумулирование проблем практически по всем направлениям. И это одна из причин моего возвращения в политику.

— Четыре месяца — это достаточно, чтобы оценить успешность или неуспешность, компетентность или некомпетентность власти?

— Это период достаточный, чтобы понять, насколько власть компетентна, на какие ценности опирается и способна ли она к системной работе. Вполне достаточно.

— Что вы поняли за эти четыре месяца о новой власти?

— Что она хаотична, не разбирается в экономике, не имеет ясной программы действий. Состав правительства эклектичен, нет ясных геополитических приоритетов.

Есть достаточно яркий лидер, но его неуемное стремление к популизму вызывает серьезное беспокойство. Мне это напоминает латиноамериканский популизм в стиле Уго Чавеса (президент Венесуэлы в 1999–2013 годах.— “Ъ”). Если присмотреться и провести аналогии, это очень похоже.

— Большим другом России Чавес стал. Точнее, был.

— Вполне возможно. Но то, что происходит в Венесуэле сейчас,— это наследие Чавеса. Непрогнозируемость популистских действий, направленных на получение сиюминутного эффекта, стремление понравится толпе сейчас, сразу, акцент на охлократической модели управления, на том, что на небосклоне может быть только одно солнце — это первое лицо. Нет второго номера, пятого, десятого, двадцатого. Есть какой-то сотый где-то далеко-далеко. Такая модель не может быть живучей и давать нормальный продукт развития. За четыре месяца такие выводы сделать можно, по-моему.

«Он, может быть, метеорит или комета, которая сгорает очень быстро»

— Картина, которую вы описали, характерна для постсоветского пространства. Можно привести много примеров бывших советских республик, где есть только одно солнце. Все остальные не считаются, и им создают невыносимые условия для существования в политике.

— Возможны такие параллели. Но если это солнце имеет управленческий опыт, навыки, знания, понимает экономику, ориентируется на долгосрочные интересы страны, а не краткосрочный эффект на каких-то митингах, собраниях — это одно. В этом случае страна реально может двигаться к прогрессу при всех проблемах такой модели управления. И может произойти катастрофа, если это солнце непрогнозируемо, непонятно, истерично и не видит перспективы.

— Никол Пашинян — такое солнце?

— Я бы не сравнивал его с солнцем. Сравнение, которое вы привели, связано с тем, что люди достаточно долгое время правили, одни успешно, другие крайне неуспешно. Но это не тот случай: прошло всего четыре месяца. Пашинян, может быть, метеорит или комета, которая сгорает очень быстро.

— В Армении уже был руководитель, который больше чем через десять лет после ухода из политики попытался вернуться в нее. Я имею в виду Левона Тер-Петросяна в 2008 году. Вылилось это в события, эхо которых — нынешняя ситуация вокруг вас (Роберт Кочарян проходит обвиняемым по делу о разгоне митинга сторонников Тер-Петросяна). У вас по этому поводу опасений не возникает? Ведь это может быть либо бесперспективно — вы сами говорили, что Тер-Петросян тогда проиграл выборы,— либо как-то не очень хорошо закончиться.

— За моими плечами два президентства в Карабахе и здесь, в Армении. И весьма успешные по результатам. Вопрос не в том, что я ищу власть. Я ее десять лет не искал. Все возможные карьерные высоты мною взяты. Да, мне хотелось бы, чтобы ко мне обращались «господин президент», а не «господин премьер-министр», первое звучит лучше. Но вопрос не в стремлении занять конкретную должность, а в четком понимании, что происходящее сейчас просто неприемлемо для страны. Это мотивирует тебя совершенно по-другому. Быть в стороне и быть равнодушным к тому, что происходит сейчас — я бы этого просто не простил себе.

— Как вы видите свою роль? Вы хотите быть локомотивом, который потащит других, с вашей точки зрения, более достойных, или сами претендуете на то, чтобы руководить процессами в государстве?

— Любой из этих вариантов в принципе возможен. Но что я уже сделал: я показал оцепеневшему обществу, что не надо ничего бояться, надо высказывать свою точку зрения, надо бороться за эту точку зрения. В этом плане я чего-то уже достиг. Атмосфера сейчас в Армении не та, что была два месяца назад.

— И какая это атмосфера?

— Была или сейчас?

— Сейчас. Какая была, я видел: была эйфория, радость.

— Во-первых, надо наконец-то начать работать. Думать об экономике, создавать рабочие места, думать о безопасности страны. Я вижу, что сейчас совершенно по-другому ведет себя пресса, сейчас звучат совершенно разные точки зрения на то, что происходит. Месяца полтора-два назад была другая ситуация. Эйфория у одной части общества и оцепенение у той части общества, которая анализирует, думает, понимает последствия каких-то действий, трендов. Сейчас эта часть общества высказывается в полный голос, и, я думаю, это будет продолжаться. В этом плане, считаю, существенную роль сыграла моя позиция. Это тоже факт.

«Это потенциальная война, которая может разразиться в любое время»

— Вы говорили и говорите, что появилась угроза государственности, угроза госинститутам и даже угроза безопасности. Она в чем выражается?

— Мы живем в сложном взрывоопасном регионе. У нас четыре соседа, с двумя из которых закрытые границы. С одним отсутствуют дипотношения и есть огромный багаж исторических проблем и взаимного неприятия. С другой стороны, у нас ситуация «ни войны, ни мира». Но это потенциальная война, которая может разразиться в любое время.

— Давайте прямо: вы имеете в виду, что новые власти прозападные?

— Вопрос не в том, что они прозападные. Я бы даже не говорил о прозападности или пророссийской направленности. Надо говорить о реалиях. Есть ли возможность говорить о нашей безопасности в другой системе координат? Насколько это реально? Будем называть всех нас проармянскими политиками. Но, будучи проармянскими, мы можем глубоко заблуждаться в выборе приоритетов. Поэтому я бы воздержался от клише «пророссийский» или «прозападный». Речь о том, как мы воспринимаем ту систему координат, в которой находимся. Правильно ли мы ее воспринимаем? Были шаги совершенно неприемлемые, и сейчас пытаются это поправить. Насколько это искренне, покажет время.

— В одном из ваших интервью я прочел фразу, что нынешние власти пытаются развернуть страну на 180 градусов. Вы имели в виду геополитику или что-то другое?

— В первую очередь геополитику.

— Куда они ее хотят развернуть? Никол Пашинян приезжал в Москву к Владимиру Путину и говорил, что с Россией замечательные отношения и Россия стратегический партнер.

— Он пытается выправить впечатление, которое оставил от своих первых шагов и от всей предыдущей своей деятельности.

— Часто бывает, что политик во время борьбы за власть говорит одно, а потом его власть начинает как-то форматировать.

— Вот это меня и беспокоит. Это означает непоследовательность, это означает, что при определенных обстоятельствах он точно так же может переформатироваться. Такие качества в политиках часто встречаются, но разница между политиком и государственным деятелем в том, что последний, принимая решения, думает вдолгую, стратегически.

— Можете назвать признаки попыток разворота?

— Мне совершенно непонятно участие армянской стороны на уровне первого лица в саммите НАТО в Брюсселе. Участие для каких-то селфи в коридорах.

— Владимир Путин участвовал в саммитах НАТО, и Дмитрий Медведев тоже.

— Это были другие времена. Я тоже участвовал в саммите НАТО, но тогда совместных программ у России и НАТО было больше, чем у НАТО с Арменией. Не было такого противостояния, а был вектор взаимодействия между альянсом и Россией. В ситуации, когда разорваны даже контакты, такой подчеркнутое участие — это некий сигнал. Было это сделано из-за недопонимания или намеренно, я не знаю. Но вопросы это вызывает. Те, кто считает, что мы по вопросам безопасности находимся в системе координат, которая наиболее эффективно обеспечивает нашу безопасность, обеспокоены. Это естественное беспокойство.

— Есть ли вещи, на которые у вас с Николом Пашиняном совпадает точка зрения.

— По многим вещам я вообще не знаю его позиции.

— Мне казалось, по Карабаху у вас схожее мнение. Он говорит, что не будет уступок Азербайджану, вы тоже придерживались жесткой линии.

— Я вел по Карабаху переговоры очень долго, еще будучи президентом Карабаха. Любые переговоры лучше, чем любая война. Вопрос не в том, чтобы встать в позу и говорить лозунги, которые возбужденная толпа будет воспринимать в популистском ключе. Надо проводить ответственную политику, при которой будут мало стрелять на линии соприкосновения и при которой ты принципиально не будешь сдавать свои позиции. Речь о тонкой дипломатической профессиональной работе. Это не та тема, которую надо делать предметом митинговых обсуждений. Любая неосторожность обязательно аукнется интенсивностью стрельбы на линии соприкосновения с угрозой жизни для тех, кто сегодня в окопах. Надо просто от этого отказаться. Тем более людям, которые в армии не служили и на переднем крае в жизни не были, которые уклонились от службы в армии. Сегодня в правительстве почти нет людей, которые служили. Разумеется, никаких принципиальных переговорных позиций сдавать нельзя, но делать проблему урегулирования популистской тематикой — крайне безответственно.

— Никол Пашинян назвал вас и Сержа Саргсяна политическими трупами. После весенних событий сложилось впечатление, что ни у кого из тех, кто был прежде у власти, никаких шансов нет. Что вас заставило думать, что вы можете вернуться в политику и быть успешным?

— Чего же он, господин Пашинян, так обеспокоен? Все его митинги наполовину посвящены моей тематике. Откуда такая обеспокоенность, если нет политфактора в лице Кочаряна? Что происходит?

— Ответ у вас есть?

— Думаю, каждый здравомыслящий человек понимает, в чем ответ. Его сильно беспокоят, как я полагаю, результаты, которые были достигнуты во время моего президентского правления. И заметная часть общества понимает, что я в состоянии сделать это еще раз. Самое главное не то, что было в прошлом, а то, что ты можешь сделать в будущем. Что мы получили сегодня? Разделение общества на белых и черных. Отпугнули инвесторов не только собственных, но и зарубежных. Резкое повышение цен на базовые продукты питания, полное отсутствие внятной экономической политики. Никто не знает, что в голове у этих новых членов правительства. Это означает неопределенность, а деньги от неопределенности убегают. Это полная противоположность тому, что было в мое время. И полная противоположность тому, как представляют люди меня в роли президента: определенность, прогнозируемость, порядок, экономический рост.

— Сложилась ведь ситуация в этом году, при которой власть сменилась тем путем, каким все мы видели. В чем ошибки прошлой власти?

— Я был президентом более десяти лет назад. Я не ответственен за последние десять лет. Назову две базовые цифры моего времени: пятикратный рост ВВП и восьмикратное увеличение бюджета. Что мы сейчас имеем — посмотрим. Премьерство, лидерство в стране — это марафон. Смешно, когда бегун на марафонскую дистанцию через 500 метров начинает кричать, что он уже победил. Нужно терпение. Это тяжелейший труд. Труд премьера требует усердия, трудолюбия, видения общей картины, направления движения. Я был бы очень рад, если бы в этом плане ошибся, потому что страна от этого только выиграет, от хороших результатов.

— Мне бы хотелось услышать вашу оценку ошибок прежней власти, которые привели весной к революции.

— Я об этих ошибках говорил тогда, когда была эта власть. Я высказывался достаточно жестко, был одним из самых серьезных ее критиков без заявок на участие в политике. Но видел, что в вопросах безопасности та власть была достаточно подготовлена, имела опыт в этой сфере и прилагала достаточные усилия. Не хочу останавливаться на том, что она делала не так. Легче всего критиковать тех, кто уже ушел. Я критиковал, когда они были при власти, даже с учетом личных дружеских отношений с бывшим президентом. Я перешагнул через эти отношения ради того, чтобы высказываться о вещах, которые, на мой взгляд, делались неправильно. Как я могу сейчас равнодушно относиться к тому, что происходит, если считаю, что делаются неприемлемые вещи? Спокойно относиться не могу. Не арестовали бы меня, вел бы себя точно так же. Думаю, об этом знает нынешняя власть. Думаю, мой арест был попыткой изоляции вероятного политического противника. Характер мой хорошо знают в Армении: я никогда не играл и не притворялся.

«Мы никогда друг другу не врали»

— Ваша дружба с Владимиром Путиным с некоторых пор известный факт. Вас называют одним из немногих людей, с которым у него действительно близкие отношения. К ним причисляют Сильвио Берлускони, Герхарда Шрёдера и вас. Президент России позвонил 31 августа и лично поздравил вас с днем рождения. Многими это было истолковано как демонстративная поддержка в период, когда в отношении вас возбудили дело. И это было сделано незадолго до визита Никола Пашиняна в Москву. Вас Путин поддержал, когда звонил?


— Восемь лет моего президентства и президентства Владимира Путина мы сотрудничали. Отношения были абсолютно честными. Результаты ошеломляющие. В Армении почти не было российских инвестиций. Теперь посмотрите, сколько российских компаний вошло на армянский рынок. Серьезных, крупных, интересных. Я уже не говорю о военно-технических отношениях. Конечно, выстроились и личные отношения. Мы никогда друг другу не врали. Эти отношения были очень искренние, откровенные, прямые. И я, и он всегда считали, что надо о проблемах прямо говорить, решать их, договариваться. Не выносить трения в публичную плоскость (трения всегда бывают). Как только выносишь в публичную плоскость, надо той же публике доказывать, кто прав, кто не прав, а это сильно осложняет поиск реальных компромиссов. Есть такие примеры с другими странами в том же евразийском сообществе. Такое длительное сотрудничество нас сблизило и чисто по-человечески. Наши контакты продолжались все время после моего президентства. Я их не афишировал и не пытался капитализировать каким-то образом.

— Это уже сделано: они уже публичны, а значит, будут капитализированы.

— Да, но мы общались все время после президентства. Я с огромным уважением отношусь к нему, чувствую, что его отношение ко мне схожее. Мы уважаем друг друга, уважаем ту работу, которую вместе проделали в российско-армянских отношениях. Наши встречи, беседы никогда не ограничивались ситуацией в Армении, они затрагивали гораздо более широкий круг вопросов.

— Что лежит в основе дружбы руководителей государств? Это должны быть или какие-то общие взгляды, или что-то пройденное вместе, что сблизило бы людей. В вашем случае это что?

— Это химия, которую не всегда можно объяснить. Это может быть и пройденное, и просто взаимные симпатии. Мало ли чего. Не думаю, что есть некий отдельный фактор, это сумма факторов, которые накладываются друг на друга и создают между людьми эмоциональную синергию. И это становится неким цементирующим составом для этих отношений.

— Октябрь 1999 года в этой сумме факторов занимает какое-то место? 30 октября Владимир Путин прибыл в Ереван, где накануне случился теракт в парламенте. Вы тогда лично вели переговоры с террористами. Это был ваш первый с ним контакт?

— Это был первый контакт. Я не могу сказать, что у нас с первого контакта завязалась дружба. У серьезных людей не может с одного-двух контактов, двух-трех встреч завязываться дружеские отношения. Так не бывает. Я отношусь к понятию «друг» слишком серьезно, чтобы с кем-то встретившись один-два-три раза сказать, что он мой друг. Язык не повернется. Это выстраивается годами. Не думаю, что у человека может быть сто друзей.

— На какой год знакомства с Владимиром Путиным вы могли сказать, что он ваш друг?

— Взаимную?

— Да, это все бывает взаимно. Армения — маленькая страна, и если в тебе сидит ощущение вассальности, то никогда этой дружбы не будет.

— То есть вы говорили с ним на равных?

— Понятно, что Россия и Армения несопоставимы по своему потенциалу, но если у тебя есть внутренняя свобода, то как человек ты не строишь отношения под давлением де-факто неравных ресурсов. Перешагнуть через это у многих просто не получается. Я видел на разных саммитах, как многие руководители маленьких государств увиваются вокруг президента США. Ну не может быть там дружбы! Там могут быть какие-то вассальные отношения. Если мы говорим о дружбе, то должны говорить о личных отношениях. Об отношениях персональных в отрыве от того, каких размеров государство стоит за тем или иным президентом. Это же видно, лебезит он перед президентом крупной державы, увивается вокруг него или есть внутреннее достоинство и понимание, что страны неравны, но в личном плане ты настолько свободен, что готов к личным равным отношениям с человеком. И то, что он президент огромной, большой и сильной страны,— это не подавляет твою личную свободу, твое личное восприятие самого себя в этих отношениях.

— Вы можете снять трубку и позвонить Владимиру Путину? У него день рождения в октябре.

— Технически это сложно. Это открытая связь, не поговоришь. Я достаточно часто бываю в Москве и, как правило, использовал эту возможность.

— И в октябре вы … стоп, вы же невыездной теперь, не можете поехать к нему на день рождения.

— Это очевидная проблема, потому что я освобожден по иммунитету решением суда (Роберт Кочарян как экс-президент обладает неприкосновенностью по закону.— “Ъ”), но тем не менее паспорт мне не возвращают и говорят, что я невыездной. Совершенно незаконно.

Вся жизнь моя проходила в борьбе, поэтому я не унываю. Что не убивает, делает сильней. Это известное высказывание для меня всегда по жизни было девизом.

— Можно сказать, что вы с Владимиром Путиным единомышленники? Что одинаково смотрите на какие-то вещи.

— Мировосприятие достаточно похоже.

— Вы с Владимиром Путиным на ты?

— Не хочу обсуждать эту тему. Просто это (информация о дружеских отношениях с президентом РФ.— “Ъ”) выплеснулось в публичную плоскость. Этот звонок — серьезная поддержка, но я никогда такие отношения не афишировал.

«Ответственность за погибших лежит на тех, кто спровоцировал массовые беспорядки»

— Вы сказали, что обсуждаете с российским лидером широкий спектр вопросов. Есть острое противостояние России и Запада, конфликт на Украине. Вы наверняка с ним затрагивали эти темы. В этом смысле интересен ваш ответ на вопрос, почему Россия и Запад сейчас в такой стадии отношений. Или почему на Украине происходит то, что происходит.

— Это темы уже для отдельного интервью. Вопрос в том, какая биохимия у людей, как они думают, опираясь на здравый смысл. Это сильно формирует типаж человека. Это позволило нам легко общаться. Что в нем (Владимире Путине.— “Ъ”) мне нравилось, это то, что он в общении никогда не пытался подчеркнуть, что он президент страны, которая раз в тридцать больше Армении. Никогда этого не делал. Движение двустороннее.

— Ваш первый контакт в 1999 году…

— Это был формальный контакт.

— Понимаю, но 30 октября он прилетел в Ереван, а несколькими днями ранее вы вели переговоры с террористами, которые захватили парламент. Владимир Путин известен тем, что не ведет переговоры с террористами. Принципиально разные позиции: один не ведет («мочить в сортире»), а второй пошел лично разговаривать. Вы вообще когда-нибудь с ним обсуждали этот трагический инцидент?

— Нет. Не обсуждали. Он тогда был недавно назначен российским премьером, приехал с делегацией на похороны (погибших в результате теракта в парламенте.— “Ъ”). Это была чисто формальная встреча, первое знакомство, первое рукопожатие. Ничего такого не обсуждали. Что касается ведения переговоров с террористами, то надо реально оценить ту ситуацию. Тогда в заложниках были более 80 депутатов. И это тот случай, когда я в рамках своего жизненного кредо просто не мог остаться в стороне. Я видел, что этим некому заниматься. Те, кто по должности должен был этим заниматься, просто убежали. Я взял на себя эту ответственность, и если бы в результате этих переговоров кто-то еще погиб, то все бы навесили на меня.

— 2008 год. Чувствуете ответственность за погибших в результате мартовских протестов в Ереване?

— Ответственность в первую очередь лежит на тех, кто радикализировал в результате предвыборной кампании ситуацию настолько, что все это взорвалось этим конфликтом.

— Но у власти всегда есть выбор не применять оружие.

— Ответственность за десятерых погибших лежит прежде всего на тех, кто спровоцировал массовые беспорядки. И конечно, поскольку в данном случае была оппозиция, была власть, в какой-то степени эта ответственность делится. Несомненно, делится. Может быть, кто-то мог бы сделать что-то, что предотвратило бы этот конфликт. Но в сослагательном наклонении, ретроспективно можно придумать такое количество сценариев, что просто запутаешься. Могло быть все гораздо хуже в той ситуации. Прокручивая назад, я часто думал, что можно было бы сделать по-другому, чтобы этого не произошло. Очень сложно. Иногда думаешь, а вот так могло бы быть по-другому, и сразу масса аргументов, что могло быть и хуже. По факту я просто убежден, что ответственность и на властях, но в первую очередь ответственны те, кто спровоцировал массовые беспорядки. Конечно, это была трагедия, и не дай бог, чтобы такое повторилось. Смотрите, что сейчас делается. Снова делят общество на черных и белых.

— Тех, кто за Пашиняна, и тех, кто против?

— Нет. Белые — это светлые силы, черные — темные. Тогда делалось то же самое. Тогда вся предвыборная кампания строилась на мобилизации протестного электората, и основные лозунги были черно-белые. Но политик не только за свои поступки и действия должен быть ответственным, но и за действия тех, кто за ним пошел. Потому что он своими речами создает атмосферу, при которой эти действия становятся возможны. Вот сейчас говорят, что в стране есть черные силы и белые силы и «те, кто не с нами,— это черные силы». Закладываются предпосылки для поляризации общества по черно-белому признаку. Нельзя к этому относиться равнодушно.

— Разве политики когда-то действовали по-другому? Вы сейчас тоже говорите, что те, кто сейчас у власти, все дестабилизируют и создают угрозу безопасности. Это тоже в этой логике.

— Мы не делим общество. Я говорю о конкретных политиках. Конкретных людях, которые это делают, о правительстве. Пожалуйста, критикуй правительство, если оно что-то делает не так, а ты в оппозиции. Критикуй оппозиционера, если он что-то делает не так. Но делить людей на черных и белых… Мы это проходили: красные, белые. Видели, к чему это приводит.

«Я никогда не мог подумать, что может быть война между Украиной и Россией»

— Не только во внутренней политике Армении сейчас есть красные и белые или черные и белые. Я бы хотел, чтобы вы высказали свою точку зрения на события, которые происходят на постсоветском пространстве. Вы долго работали президентом, уходили в 2008 году — тогда в августе случилась война в Грузии. Что вы думали про этот конфликт или что сейчас думаете? Почему он произошел? Результат чего? Это грузино-российская история или она шире?

— Думаю, шире. Я бы даже не назвал это грузино-российской историей. Эти вопросы сложно упростить.

— Не надо упрощать.

— Во-первых, есть этнос который там (в Южной Осетии.— “Ъ”) живет. В первую очередь надо спросить, а что они хотят? Есть Грузия и есть Россия. Это все тогда вписывалось в более широкий контекст отношения Саакашвили (экс-президент Грузии Михаил Саакашвили.— “Ъ”) к грузинским геополитическим приоритетам, смене этих приоритетов. Наложение нации или этнической группы, наложение российских интересов, восприятия Россией своих интересов по периметру своих границ, восприятие Грузией своих интересов. И восприятие блока НАТО, США, того, как они на это смотрят, в какой степени готовы поддержать или поощрить президента Грузии в его усилиях по смене геополитических приоритетов.

Масса вопросов, которые в какой-то момент образуют некую взрывоопасную смесь, которая может взорваться, может не взорваться. В данном случае уже многое начинает зависеть от персональных качеств ключевых людей, управляющих этими процессами. От их темперамента, ответственности, того, насколько далеко они готовы пойти и чем готовы жертвовать ради реализации того видения, которое они имеют. Очень часто такие вещи происходят в силу тех или иных персональных качеств того или иного руководителя. Оценивая ситуацию, нужен не только анализ интересов, но и оценка персональных характеристик человека, ключевых фигурантов этого процесса. Осторожен человек или неосторожен, считает на три шага вперед или не считает. Сначала что-то делает, потом думает, или все же наоборот.

— Вы когда-нибудь могли представить, что на Украине произойдет то, что произошло, и с Крымом случится то, что случилось?

— Предугадать? Я никогда не мог подумать, что может быть война между Украиной и Россией. Трудно было вообразить, что такое возможно.

— А к тому, что с Крымом произошло, у вас какое отношение. Крым чей, грубо говоря?

— По этому поводу тоже приходилось высказываться. Все же Крым — это отдельная история.

— Но она чья-то, эта история.

— Россияне убеждены, что Крым российский. И исторически он, несомненно, российский. Мое отношение как выходца из Карабаха и первого президента Карабаха состоит в том, что нужно в первую очередь посмотреть, что думают люди, живущие на этой земле. Речь о чем? О каких-то квадратных километрах земли или речь все-таки о людях, которые на этой земле живут?

— Чаще думают о квадратных километрах, чем о людях.

— К сожалению. Невозможно оторвать человека от земли, на которой он живет. Убежден, что это не только километры, но и люди. Поэтому есть процедура референдума, есть понятие самоопределение. Если есть уважение к самоопределению нации, то, делая все по этим процедурам, как, в принципе, в новейшей истории произошло в целом ряде стран, было бы правильным разводом в том случае, когда совместное проживание ставит под угрозу жизнь и безопасность людей.

— Был ли развод правильным в случае с Крымом?

— В принципе, он уже произошел. Я был в Крыму несколько раз. Не в последнее время. Кстати, после того, что произошло, я в Крыму не был, и…

— Почему не были?

— Просто не был. Я летом отдыхаю в Греции. Но до этого, бывая в Крыму, у меня было четкое понимание, что большинство населения ориентированы на Россию, это было очевидно. Наверное, это (присоединение Крыма.— “Ъ”) могло бы произойти несколько по-другому, путем, который бы не привел к дальнейшему кровопролитию в Донецке, Луганске.

— Не делились этими соображениями с Владимиром Путиным?

— Я не склонен говорить о моих личных беседах с кем-то. В плане этики это неправильно.

Сентябрь 13, 2018

Эксклюзивное интервью второго президента Армении Роберта Кочаряна Медиамакс

(Интервью было записано утром 11 сентября, до публикации записи телефонных разговоров руководителей Службы национальной безопасности и Специальной следственной службы).

- Господин Кочарян, после Вашего ареста некоторые СМИ, выступающие против Вас, проводили опросы на улицах, большинство участников которых резко отрицательно высказывались о Вас. Лояльные Вам СМИ делали свои опросы, и там картина была прямо противоположной. Вы готовы провести эксперимент и пройтись пешком по улицам Еревана, Гюмри, Ванадзора и поговорить с людьми, чтобы узнать их реальное отношение к себе?

- Думаю, что такой «выход в люди» вряд ли будет репрезентативным. Есть более правильные методы оценки общественного мнения, и моя команда сейчас этим занимается. У меня никогда не было проблемы выйти на улицу. Последние годы я практически всегда путешествовал один, встречал массу людей, и никогда не чувствовал отрицательного отношения к себе. Напротив, люди подходят, фотографируются, спрашивают о чем-то.

Эйфория, которая существует в Армении, конечно, в определенной степени деформировала ситуацию, но думаю, что я обладаю неплохой базой, на которой можно выстраивать дальнейшие действия.

Повторюсь, у меня нет проблемы выйти к людям, но вряд ли это позволит понять, как они в действительности ко мне относятся.

- Вы упомянули эйфорию. Она пришла на смену той апатии, которая, как Вы говорили в своих интервью последних лет, царила в армянском обществе. То, что произошло в Армении в апреле, стало для Вас сюрпризом?

- Нет. После захвата полка полиции летом 2016 года я говорил, что это – «желтая карточка» политической системе Армении. Меня тогда поразило, что по сути террористические действия получили положительную оценку у части армянского общества. Погибли трое полицейских, но несмотря на это, люди, совершившие преступные действия, заручились достаточно широкой общественной поддержкой. Так что, поскольку я осознавал степень аккумулированного в обществе недовольства, большой неожиданностью события этой весны для меня не стали. Удивило то, как это вылилось в так называемую «бархатную революцию».

- А Вас удивило, что именно Николу Пашиняну удалось консолидировать людей и реализовать протестные настроения бескровным путем?

- Я думаю, что события развивалась по бескровному сценарию не из-за миролюбивости Никола Пашиняна, а по причине того, что власть не предпринимала тех мер, которые могла бы предпринять. Имело место пассивное противодействие властей тем методам, которые применяли оппоненты. С другой стороны, да, меня удивило то, что во главе этого процесса встал Никол Пашинян, лидер блока, обладающего всего 9-ю мандатами в парламенте. Думаю, что им удалось уловить «историчность» момента, «поймать волну» и добиться ошеломляющего успеха.

- За последние 10 лет Вы много критиковали власти. Вы жалеете о том, что выбрали своим преемником Сержа Саргсяна?

- История не терпит сослагательного наклонения, поэтому я не буду давать оценку постфактум.

- По какому принципу Вы выбирали преемника?

- Приоритетным для меня был вопрос обеспечения безопасности Армении и Нагорно-Карабахской Республики. Выбирая преемника, я прежде всего думал - кто способен наиболее эффективно решать вопросы обеспечения безопасности? Карьера Сержа Саргсяна подсказывала мне, что из возможных претендентов он является наиболее подготовленным для решения этих вопросов.

- Говорят, что кандидатом в преемники был и министр иностранных дел Вардан Осканян. Были и другие кандидаты?

- Я рассматривал кандидатуры нескольких человек из правительства. Это были яркие и достаточно эффективные в своих областях люди. Но вопрос безопасности для меня являлся главенствующим, и в этом контексте Серж Саргсян был вне конкуренции.

- Недавно Вы сказали, что за последние 5 лет лишь дважды встречались с Сержем Саргсяном. Вы потеряли друга?

- Мы не ссорились, не ругались. Но наши отношения свелись к формальным контактам – в основном по случаю дней рождений или соболезнований в связи с уходом близких.

Для меня это было осознанным дистанцированием от той политики, которую я в той или иной степени не воспринимал. Мы действительно дружили много лет, пресса нас всегда крепко связывала и мне хотелось показать людям, что я не разделяю политику властей по целому ряду направлений.

- После Вашего ареста политические силы, включая РПА, отдельные политики сделали заявления. Серж Саргсян промолчал. Вам не было обидно?

- Вы знаете, я даже не подумал об этом. При этом я понимаю, что он наверняка не разделял мнение тех людей, которые радовались моему аресту.

- В последние несколько месяцев и в прошлом Вы высказывали свою позицию относительно того, что произошло в Ереване 1-2 марта 2008 года. И все-таки я хочу спросить: Вы чувствуете ответственность за те события, которые унесли жизни 10 человек?

- Думаю, что какую-то долю ответственности за произошедшее несет не только президент, но и многие другие. Когда пытаешься оценить ситуацию в ретроспективе, понимаешь, что, может быть, случившегося можно было избежать, но, возможно, могло быть и хуже. Какое-то чувство вины, конечно, чувствует каждый, в том числе и я.

- 1 марта 2008 года, уже после разгона митинга на площади Свободы, у Вас не было мысли позвонить Левону Тер-Петросяну и попытаться урегулировать ситуацию?

- Я тогда очень обрадовался инициативе Католикоса, который решил поехать на встречу с Тер-Петросяном. Но после этого, как Католикоса даже не приняли, я понял, что попытки установить контакт являются бессмысленными.

Ситуация могла бы пойти по совершенно иному сценарию, если бы была реализована достигнутая днем 1 марта договоренность полиции с митингующими о том, что они продолжат митинг у Матенадарана. Но эта договоренность была сорвана Николом Пашиняном, который был в контакте с Тер-Петросяном. Было принято решение строить баррикады, оказывать сопротивление полиции. Не думаю, что в этих условиях мои попытки оказались бы эффективными.

Те события следует рассматривать в более широком контексте. По сути, начало «1 марта» было положено 21 сентября 2007 года, когда Левон Тер-Петросян заявил, что будет участвовать в выборах 2008 года. Он максимально радикализировал предвыборную кампанию. Власть он называл «хуже, чем татаро-монголы», «бандитским режимом», и то, что случилось 1 марта – результат этой радикализации. Этот «взрыв» сознательно готовился Тер-Петросяном и его командой несколько месяцев.

- Но люди собрались на площади Свободы, поскольку считали, что у них украли победу на выборах.

- Я считаю это продолжением того процесса, о котором только что говорил. Та радикальная кампания, которую они провели, делала невозможным признание своего поражения. Они начали процесс, который фактически не имел мирной развязки. Набрать 21.5 % голосов и называть себя «избранным президентом» - это значит создавать предпосылки для «1 марта».

Я уже говорил: если бы Тер-Петросян выражал сомнение в том, что Серж Саргсян набрал достаточное количество голосов для победы в первом туре и говорил «давайте проведем второй тур», тем самым он оставил бы место для переговоров. В этом случае я бы точно попытался вмешаться и найти какие-то точки соприкосновения. Но Тер-Петросян утверждал, что он одержал победу. Такая постановка вопроса не оставляла места для маневра.

- Говоря о «маневре» и гипотетическом втором туре, Вы фактически допускаете, что Серж Саргсян мог не набрать 53 % в первом туре президентских выборов 2008 года?

- Я считаю, что Серж Саргсян выиграл в первом туре. У меня нет оснований думать иначе. Я говорю о том, что максималистская заявка Тер-Петросяна загнала ситуацию в тупик. И поскольку Вы чуть ранее спрашивали меня, что я мог предпринять для урегулирования ситуации, то я говорю, что будь Тер-Петросян готов к компромиссам, теоретически я мог бы попросить Сержа Саргсяна рассмотреть возможность проведения второго тура с целью разрядки ситуации.

- Если посмотреть на ситуацию в еще более широком контексте, то Ваше противостояние с Тер-Петросяном началось в 1998 году, когда он ушел в отставку. Спустя 10 лет после этого, в июле 2008 года, уже не будучи президентом и отвечая на вопрос о своем «теневом правлении», Вы назвали это «полной чушью» и добавили: «Если бы это было так, то Тер-Петросян, вероятнее всего, уже сидел бы за преступную деятельность (кстати, этим я бы исправил свою ошибку 1998 года)». Что именно Вы считаете своей ошибкой 1998 года?

- Возможно, это была эмоциональная ремарка с моей стороны. Возвращаясь к 1998 году, должен напомнить, что очень многие силы требовали от меня дать политическую оценку действиям прежнего режима. Я был категорически против, поскольку считал, что перед Арменией стоит масса проблем и надо заняться будущим страны, а не сводить счеты с политическими соперниками.

Тер-Петросян утверждал, что развитие Армении без уступок по карабахскому вопросу невозможно. Я считал иначе и стремился доказать это на деле. И моим ответом стало поступательное развитие Армении в последующие 10 лет, когда рост экономики измерялся двузначными цифрами. Думаю, это было важнее, чем попытки устраивать политическую вендетту с политическими соперниками.

- Другая тяжелая тема: теракт в парламенте 27 октября 1999 года. Многие прямо или непрямо говорят о том, что истинные мотивы этого преступления остались нераскрытыми, и это могло быть Вам на руку. Вы видите возможность преодолеть этот шлейф недоверия?

- Я сделал все возможное и невозможное для того, чтобы этого шлейфа не было. Я не раз говорил, что люди, которые вели следствие и возглавляли силовые структуры, пользовались полным доверием семьи Вазгена Саргсяна. Его брат был назначен премьер-министром. Я спросил Арама Саргсяна – есть ли в генеральной прокуратуре человек, которому он доверяет на 100 процентов? Он назвал имя своего друга детства, и я представил его на пост генерального прокурора. Работой следственной группы руководил военый прокурор Гагик Джангирян – человек, близкий семье Саргсянов. Что еще я мог сделать, чтобы снять какие-то сомнения?

Не говорю уже о том, что я был вынужден лично вести переговоры с террористами, поскольку люди, которые должны были этим заниматься, просто сбежали оттуда.

- На похоронах Вазгена Саргсяна Вы сказали, что недавно потеряли родного брата, а теперь - Вазгена, который был Вам как брат.

- Мы были с ним очень близки еще со времен войны в Карабахе. Я видел, как сильно он переживал, когда был вынужден размежеваться с Тер-Петросяном. Мы тогда много общались и я видел, с каким трудом он преодолел этот барьер.

- Когда я смотрел Ваши последние телеинтервью, меня не покидало ощущение, что Вам очень не хочется снова заниматься активной политикой, но у Вас просто нет другого выхода. Это действительно так?

- У меня несколько раз в жизни были ситуации, когда я принимал решение не потому, что хотел этого, а потому что задавал себе вопрос: если не я, то кто это сделает?

Таким очень трудным решением было принять приглашение занять пост премьер-министра и переехать в Армению в 1997 году.

Похожая ситуация была в критическое для Карабаха время, когда был создан Государственный комитет обороны (ГКО). Я взял на себя ответственность в то время, когда всем казалось, что Карабах уже потерян. Эту ситуацию достаточно откровенно описал в своей книге, которая готовится к печати.

27 октября 1999 года я поехал в парламент и тем самым взял на себя ответственность за жизни более чем 80 заложников, которые оставались в зале заседаний. Представьте себе ситуацию, если бы после моего приезда туда погиб бы хоть один человек! Но я пошел на этот шаг, поскольку понял, что больше некому это сделать.

- То есть, Вы бы вернулись в политику даже в том случае, если бы Вас не арестовали?

- Я не могу равнодушно смотреть на то, что происходит. Я вижу, что в стране идет разрушение институциональности. Очень много говорят о важности институциональности, но делают все с точностью до наоборот.

- Готовясь к этому интервью, я прочитал большинство ваших интервью за последние 10 лет и обнаружил, что ваша критика властей если не по форме, то по содержанию была очень схожа с тем, что говорил Никол Пашинян. И сегодня я вижу некоторую иронию в том, что режим, который вы оба критиковали, пал, но теперь в фазу острого противостояния вступили Вы и Пашинян.

- Я всегда говорил, что буду высказывать свою точку зрения по всем вопросам, волнующим общественность, будь то пенсионная реформа, конституционные изменения, экономическая политика. И я высказывался.

Почему сегодня мы оказались с Николом Пашиняном на разных полюсах? У меня нет однозначного ответа на этот вопрос. Вероятнее всего, он видит во мне какую-то угрозу.

- То есть, все снова переходит в плоскость личного, а не идейного простовостояния? Вы считаете Никола Пашиняна своим врагом?

- Я не привык оперировать такими терминами, когда речь идет о политических процессах. Но думаю, что Никол Пашинян пожалеет о том, что связался со мной. Не думаю, что запуганный судья первой инстанции, который рассматривал мое дело, так сильно меня ненавидел, что назначил процесс на 01:30 ночи. Я понимаю, кому это было нужно.

- Вы вернулись в политику, в которой сегодня тон задают молодые люди. Сегодняшние 20-летние родились тогда, когда Вы стали президентом Армении, а когда Вы уходили с этого поста, им было 10 лет. Ваш образ, который создан во многих СМИ и социальных сетях, является, мягко говоря, непривлекательным для людей, которые не могут составить собственное впечатление о годах вашего правления в Армении и еще раньше – в Арцахе. Как Вы собираетесь достучаться до этих людей?

- У меня есть качества, которые делают политика сильным или слабым в зависимости от той ситуации, в которой он ведет свою деятельность. Я не могу притворяться, прямо говорю то, что думаю, не пытаюсь понравиться людям. Быстро принимаю решения и последователен в их реализации. Где бы я не был, я всегда показывал очень высокие результаты. Люди особенно ценят эти качества в критических ситуациях.

Должен признать, что моим оппонентам в определенной степени удалось создать образ, не соответствующий тому, кем я являюсь на самом деле. Но заниматься саморекламой, устраивать шоу – это не мое. Нам надо найти правильную форму общения с молодым поколением, и думаю, нам это удастся.

- Часто люди, не скрывающие своего негативного отношения к Вам, выкладывают Ваши фотографии с убитыми в Африке животными, в частности, со львом. Если бы у Вас была возможность отмотать время назад, Вы бы хотели, чтобы эти фотографии не были опубликованы?

- Я никогда не скрывал своего интереса к охоте, которой увлекаюсь много десятков лет. Будучи президентом, я охотился только в Армении, строго соблюдая все ограничения. В Африке я охотился спустя несколько лет после того, как оставил пост президента. Я был там с друзьями, мне это было очень интересно. Ничего отматывать назад я не собираюсь. Это то, что было в моей жизни, и почему я должен отказываться от своего прошлого в угоду чьим-то настроениям?

- Хотел вернуться к той критике прежних властей, с которой Вы время от времени выступали. Вы говорите, что если Вас что-то беспокоило, Вы не считали возможным молчать. Выступая против реформы конституции, Вы, скорее всего, понимали, что ее истинной целью является желание Сержа Саргсяна продлить срок своего правления. В недавнем интервью НТВ Вы сказали, что его решение идти на третий срок было ошибкой. Вас не коробит от того, что Вы все говорили правильно, но не предпринимали шагов для того, чтобы предотвратить негативные сценарии?

- Шаги, о которых Вы говорите, означали ли бы возвращение в политику, а таких планов тогда у меня не было. Тогда мне многое не нравилось, но, тем не менее, я не видел угрозы армянской государственности и Карабаху. Мне казалось, что делается многое для того, чтобы безопасность страны была на должном уровне. Сейчас я вижу эту угрозу. Это та черта, после которой я вынужден сказать: если не я, то кто?

- Но ведь в Вашем решении не прибегать к активным действиям был и персональный мотив – не становиться соперником человека, которого Вы сами сделали своим преемником. В декабре 2012 года Вы прямо говорили: «Борьба за власть между двумя карабахцами, давними соратниками, была для меня неприемлема, поставила бы многих в ситуацию трудного выбора и стала бы темой всевозможных спекуляций».

- Все зависит от того, угрозы какого рода возникают. Я видел застойность, не был согласен с очень многим из того, что делалось в сфере экономики, но повторюсь, при этом я видел, что в сфере безопасности делается достаточно много. Отношения с Россией, военные поставки, взаимодействие в рамках ОДКБ, укрепление линии соприкосновения – это были сигналы, которые свидетельствовали, что нет экзистенциальных угроз безопасности Карабаха и Армении.

- Но ведь был апрель 2016 года, когда общество тоже получило сигнал. Оно было готово закрывать глаза на многие лишения и несправедливости, будучи уверенным в том, что наша армия сильна как никогда и вдруг выяснилось, что нападение Азербайджана застигло нас врасплох. Я думаю, что именно этого вывело людей из состояния апатии, о которой мы говорили в начале нашей беседы.

- Да, в апреле 2016 года были выявлены проблемы, но после этих событий были сделаны серьезные выводы для выправления ситуации. Боевые действия выявили проблемы, но в то же время показали, что наша армия боеспособна.

Возвращаясь к сегодняшнему дню, я вижу, что к власти пришла команда, которая имеет совершенно иные геополитические приоритеты. Они пытаются разворачиваться на 180 градусов, но я этому не очень верю. Нужно еще некоторое время, чтобы понять: это игра, или это серьезно?

- Расскажите о своих отношениях с Путиным. Отношения коллег стали отношениями друзей после того, как Вы оставили пост президента, или когда Вы еще были действующим президентом?

- У нас были хорошие дружеские отношения, когда я был президентом и они продолжились после того, как я оставил пост. Но я никогда не афишировал эти отношения и никогда о них не говорил.

- О чем Вы говорите, когда встречаетесь с Путиным? Больше о политике, или о каких-то житейских вопросах?

- Мы обмениваемся мнениями по очень широкому спектру вопросов.

- Ваши отношения с Путиным могут стать фактором, влияющим на армяно-российские отношения?

- Мы регулярно общались на протяжении последних 10 лет, но я никогда не пытался использовать эти отношения в каких-то иных целях.

- Другой излюбленной темой Ваших оппонентов являются заявления о Вашем состоянии. Цифру в 4 миллиарда долларов Вы назвали абсурдной. Возвращаясь в активную политику, Вы готовы раскрыть цифры о своем реальном финансовом состоянии и источниках дохода?

- Несомненно, готов. Сейчас идет работа над двумя журналистскими расследованиями, итоги которых, наверное, в скором времени будут опубликованы. Думаю, власти в действительности хорошо знают, что есть у нашей семьи и чего нет. Но парадокс в том, что легенда о 4 миллиардах, будучи абсолютной глупостью, при этом сильно бьет по репутации.

- Вы считаете себя богатым человеком?

- Если говорить о возможностях всей семьи, думаю, что в Армении наберется пара сотен семей с сопоставимым уровнем доходов.

- Вы имеете в виду бизнес своих сыновей?

- В том числе. Ведь обвиняют не только меня, но и членов семьи.

- Да, например, в прессе время от времени пишут, что в свое время у Вашего старшего сына была монополия на ввоз сотовых телефонов в Армению.

- Это абсолютная чушь.

- Когда выйдет в свет Ваша книга?

- До конца этого года.

- Следует ли кому-либо опасаться ее появления?

- Книга будет абсолютно правдивой. Если есть люди, которых правда пугает, может быть, им стоит опасаться.

- Вам понравился процесс создания книги?

- Нет, это было тяжелое погружение в прошлое, чего я никогда раньше не делал. Я всю жизнь тренировался контролировать свои эмоции. Начав писать книгу, я понял, что если я хочу сделать ее интересной, то должен дать определенную волю своим эмоциям. Процесс внутреннего раскрепощения был самым трудным в работе над книгой.

- Вы были лишены свободы 17 дней. О чем Вы думали больше всего в эти дни?

- На самом деле мне в камере не хватало времени. Мне прислали интересные книги по психологии и управлению. За эти 17 дней я прочитал три книги. Каждый день я тренировался как минимум 2,5 часа. Впервые в жизни стал заниматься йогой, которая идеальна для поддержания физической формы и духа, когда ты находишься в ограниченном пространстве.

- То есть, времени на рефлексию у Вас не было?

- Нет, я разработал себе режим и распорядок дня, и четко его придерживался. 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ.