Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829
Обсуждаем "Русские" поправки в Конституцию

Обсуждаем "Русские" поправки в Конституцию  далее »
25.02.2020
18:07:56
В Сочи обсудили российско-армянские отношения далее »
15:30:52
Рабочая группа по подготовке поправок к Конституции не планирует менять преамбулу основного закона далее »
14:05:01
«Сабуровские чтения» впервые прошли в Ялте далее »
13:47:09
«Меня гонят в никуда!» Бывшего казахстанца выдворяют из Урала далее »
13:45:51
Владимир Джабаров раскритиковал руководство Эстонии за визовые ограничения далее »
13:39:56
Комитет Госдумы заявил о «позорном случае» с Еленой Бойко далее »
21.02.2020
16:45:24
Власти Эстонии отказывают россиянам в выдаче шенгенских виз далее »
14:34:52
Константин Затулин поздравляет с Днем защитника Отечества далее »
13:52:00
Суд в Москве приговорил экс-министра обороны Украины к 6 годам колонии далее »
20.02.2020
18:25:17
Полиция на Украине задержала протестующих против эвакуации граждан страны из КНР далее »

В Сочи отметили 100-летие «отца» краснодарского чая далее »

Удастся ли Западу вбить клин между Москвой и Минском? Постскриптум от 22.02.2020 далее »

Сирийский Идлиб: итоги переговоров России и Турции далее »

Андрей Грозин оценил перспективы турецкого бизнеса в Узбекистане далее »

Эксперты о шестой годовщине Майдана далее »

Карантин на Diamond Princess снят. 60 минут. Эфир от 19.02.2020 далее »

Россия и США должны вывести друг друга из статуса противника далее »

Рубрика / Безопасность

Эмиру мир


20.03.2009 13:17:11 Источник: Журнал "Прямые инВЕСТИции"

Эмиру мир

Налево пойдешь, направо пойдешь …

Узбекистан претендует на роль регионального лидера, прежде всего, из-за своего геополитического положения. Он граничит с остальными постсоветскими центральноазиатскими странами, располагаясь в центре региона. В республике проживают более 27 млн. человек — половина всего населения этих государств. Ежегодно школу заканчивают как минимум полмиллиона граждан.

Узбекистан — по мнению некоторых специалистов, единственное государство Центральной Азии, обладающее серьезными вооруженными силами. «Узбекская армия по региональным меркам хорошо оснащена, — говорит Андрей Грозин, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, — имеет определенный боевой опыт: таджикской гражданской войны, подавления попыток исламистских террористов прорваться в республику через территорию Киргизии, подавления мятежа в Андижане и внутренних выступлений исламистов, в том числе террористических».

Но самое главное — страна обладает богатейшими запасами полезных ископаемых (газ, нефть, уран, золото, цветные металлы), достаточно высоким технологическим уровнем производственных мощностей. Это единственное региональное государство, наладившее автомобильную промышленность (завод Uz-Daewoo Auto). Помимо этого, республика сохранила элементы авиастроения и приборостроения, в том числе работавшего в годы Советского Союза на оборонный промышленный комплекс СССР.

«Однако все центральноазиатские государства, — продолжает Андрей Грозин, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, — не субъекты мировой политики, а объекты внимания мировых центров. Они конкурируют за внимание и возможные дивиденды не только со стороны России, но и Китая, и коллективного Запада, лавируя между ними, играя на противоречиях. Кстати, обострившиеся отношения между Россией и Таджикистаном после слов президента Медведева о необходимости учитывать мнение руководства республики Узбекистан при строительстве Рогунской ГЭС в Таджикистане свидетельствуют о продолжении этой борьбы».

Дело в том, что на 80% Узбекистан обеспечивается водой за счет таджикских и киргизских водных ресурсов, а ГЭС может привести к еще большему водному дефициту.

«На мой взгляд, президент Узбекистана Каримов вбил клин между наметившимся сближением президента Таджикистана Рахмона и российских властей», — оценивает ситуацию Алексей Власов, заместитель директора Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ.

Между тем России выгодна конкурентная борьба за среднеазиатское лидерство. Андрей Грозин: «Как минимум до 2006 года на звание стратегического партнера России безраздельно претендовал Казахстан, за счет чего нередко получал, на мой взгляд, неоправданные и незаслуженные преференции — и по Байконуру, и по проблеме русских в республике и по вопросам присоединения республики к трубопроводу «Баку — Тбилиси — Джейхан», и по участию западных компаний в сырьевых проектах. Но в конечном счете наша страна заинтересована в снижении своих политических и экономических расходов на поддержание геополитического влияния. А снизить их можно, в том числе за счет конкуренции между двумя государствами, претендующими на статус стратегического партнера».

Но в Казахстане курс на стратегическое партнерство проводят давно и делают это наиболее искусно. Узбекистану же свойственны постоянные шараханья.

В начале 90‑х Узбекистан вошел в Организацию договора о коллективной безопасности, пытаясь играть первую скрипку в контактах постсоветской Центральной Азии и России, но в 1997‑м из соглашения вышел. Он вступил в ГУАМ (Грузия — Украина — Азербайджан — Молдова), превратившийся в ГУУАМ, объявив США стратегическим партнером. Партнерство привело к открытию американской базы в Ханабаде. Но, разочаровавшись в возможностях и желании США и Европы помочь стране финансово и политически, Узбекистан отдаляется и от западных партнеров. Последней каплей стала критика Запада жесткого подавления мятежа в Андижане весной 2005 года (тогда, по разным данным, погибло до 500 мирных жителей). Узбекистан закрыл базу, вышел из ГУУАМ, вступил в ЕврАзЭС (Евразийское экономическое сообщество) и ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности), подписав меморандум и декларацию о стратегическом партнерстве с РФ. «Во второй половине прошлого года, — продолжает Андрей Грозин, — Узбекистан вновь разочаровался в возможностях и желаниях на сей раз Москвы взвалить на себя бремя финансирования узбекской экономики, вышел из ЕврАзЭС и сейчас этот торг продолжается. В этой политике нет ничего нового и ничего окончательного».

Впрочем, по мнению Кобилжона Зоидова, зав. Лабораторией проблем инновационного развития экономики Института проблем рынка РАН, членство в ЕврАзЭС Узбекистан приостановил из-за строительства электростанций в Таджикистане и Киргизии. В ответ на нежелательные стройки узбеки ужесточили визовый режим и ограничили подачу электроэнергии в Таджикистан. Членство же в сообществе подобные меры не допускает.

Кстати, борьба за землю и воду — историческая черта этого региона. Только сегодня к яблоку раздора добавились еще и полезные ископаемые.

«Под русскую руку»

Дмитрий Арапов, профессор Истфака МГУ, член Всероссийской ассоциации востоковедов: «В XVII–XVIII века в России Среднюю Азию и часть примыкающей к ней Сибири называли Бухарией. У Пушкина, кстати, упоминаются бухарцы. При этом бухарцами называли не только жителей Средней Азии, но и торговавших с ней сибирских татар.

В сторону Средней Азии Россия двинулась при Петре Великом. Было известно, что на реке Зеравшан, в бассейне которой стоят Самарканд и Бухара, есть золото. Но экспедицию Александра Бековича-Черкасского перерезали в Хиве. В 30-е годы XVIII века был взят, что называется, «под русскую руку», то есть признал старшинство Петербурга район современного Западного Казахстана. Реализовал это соратник Петра Алексей (Кутлук-Мухаммед) Тевкелев, по происхождению татарин, первый русский генерал-мусульманин. С его именем связано основание крупнейшего нашего города на Южном Урале — Челябинска. В середине XIX века присоединили территорию современного Казахстана. А с 1865 года Россия направилась южнее, к Кокандскому, Бухарскому и Хивинскому ханствам, взяв принадлежавший Кокандскому ханству Ташкент. Через два года было образовано Туркестанское генералгубернаторство, просуществовавшее до февраля 1917 года. Границы губернаторства изменялись по мере присоединения новых земель. Так, Россия отобрала ряд территорий у Бухары и Хивы, но ханства в урезанном масштабе сохранились как вассальные владения с внутренней автономией: там ходили русские рубли, стояли русские войска, проходили железные дороги.

В 70-е годы начался процесс присоединения того, что мы называем территорией Туркмении. Замечу, что в одних случаях присоединение шло мирным путем, в других — военным. Последний важный форпост — Кушку — Россия заняла в 1885 году.

На присоединенной территории сверху действовала русская власть, утверждавшая старост для местного управления. В вопросы веры и традиций русские по большому счету не вмешивались. Но была запрещена работорговля, междоусобицы, что способствовало свободной торговле, проведены железные дороги, действовала почта, телеграф, проникал капитализм. Кроме этого Россия решила вопрос соперничества в этом регионе с англичанами».

Но вместе с тем расцвела коррупция, поощряемая русскими чиновниками, возросло пьянство, преступность и даже проституция. В обществе, где социальные различия были небольшими, появилась прослойка богачей и масса разоренных бедняков. Во время Первой мировой войны в полтора раза увеличились налоги, проводились сборы на нужды фронта, при этом сократились поставки хлеба в край, что подстегнуло рост цен.

«В октябрьских событиях 1917 года, — продолжает наш собеседник, — местное население участие не принимало, между собой разбирались русские и русскоязычные. Причем эти русские, пришедшие к власти, начали строить новый светлый мир, мало считаясь с традициями и желаниями людей. В результате Москва была вынуждена отозвать ряд чиновников и послать специальную Туркомиссию ВЦИК, в работе которой большую роль сыграл Михаил Васильевич Фрунзе.

Фрунзе командовал Туркестанским фронтом, был уроженцем Бишкека, знал тюркский язык, цитировал Коран и всячески подчеркивал свое уважение к мусульманству. После свержения ханов и эмиров возникли Бухарская и Хивинская народные республики, помимо которых была еще и Туркестанская АССР в составе РФ. Но затем для простоты управления в 1925 году произошло так называемое национально-государственное размежевание.

К 1936 году возникла Казахская ССР, в 1924 году — союзные республики Узбекистан и Туркмения. Причем в тот период разгорелись жаркие споры вплоть до драк между руководством республик по поводу границ. Из-за Ферганы схлестнулись Узбекистан, Таджикистан и Киргизстан, но идеального решения так и не нашли. Из-за Хорезма — туркмены и узбеки. Спор шел и по поводу Ташкента между казахами и узбеками. В конце концов узбеки Ташкент отстояли, а казахи сделали столицей Алма-Ату.

Узбеком звали одного из потомков Чингизхана, возглавлявшего одно из ханств на территории современного Казахстана примерно в XV веке. Считается, что имя хана распространилось и на племя. Но само понятие «узбеки» стало вводиться в практику сверху в 20-е годы. В таком советском документе, как «Обращение к трудящимся мусульманам России и Востока» слова «узбек» нет — есть сарты (оседлые) и киргизы. Под киргизами, к слову, подразумевали и казахов тоже.

Тем не менее в 20—30-е годы здесь шли процессы модернизации экономики — индустриальное развитие, преобразование сельского хозяйства, внедрялась система здравоохранения, образования. Сделано было много, но при этом преследовались и другие цели. Ряд промышленных отраслей (добыча урана, золота, газа) подчинялись непосредственно Москве».

Напомним, что одним из главных достижений советской власти считалось освобождение женщины Востока. «Конечно, не все женщины хотели, чтобы их освобождали, — продолжает Дмитрий Арапов. — Женщина и тогда при всем внешне замкнутом антураже была хозяйкой дома, воспитывала детей, но даже тех, кто просто не желал носить «чачван» убивали отцы, братья и мужья. Об этом свидетельствует множество донесений ОГПУ за 1922–1928 годы прошлого века».

Что же до многоженства, то оно имело экономическую основу и не было широко распространено. Подразумевалось, что мужчине с 50 баранами достаточно одной супруги, а вот для ухода за сотней баранов требовалось уже две жены и так далее. Всего по законам шариата мусульманин мог позволить себе четырех жен. «Накануне Первой мировой войны было исследовано 12 тыс. хозяйств в Ферганской долине, — продолжает Дмитрий Арапов. — У 97% мужчин оказалась одна жена, 120 глав семей имели по две жены, 40 — по три и лишь четверо — по четыре». Однако многоженство встречалось в советское время, как и обычай ревирата — женитьбы на вдове старшего брата.

«Во времена Союза, — говорит Дмитрий Арапов, — шутили, что узбекская женщина рожает трижды в год, поскольку детей от разных жен регистрировали как отпрысков официальной жены». Словом, сочетание освобожденной женщины Востока с традициями порой выглядело весьма своеобразно. «Как-то я пришел в гости к одной из своих узбекских коллег, но за столом сидел с ее отцом и мужем, — рассказывает наш собеседник. — Если же серьезно, то и в советское время это было общество, где формально строился социализм, но фактически сохранялись, как и сейчас сохраняются, старые традиции, включая полную коррумпированность сверху донизу, взяточничество, казнокрадство, клановые и племенные связи».

Ташкент — город хлебный

Тем не менее, на первый взгляд, показатели узбекской экономики внушают оптимизм. По словам экспертов, не склонных критиковать президента Узбекистана доктора экономических наук Ислама Каримова, узбекские власти проводят осторожные, поступательные реформы, избегая шоковой терапии и стремясь к строительству немецкой модели экономики.

По итогам 2008 года ВВП страны вырос на 9%, превысив $26 млрд., прогноз на 2009 год — 8%. Узбекистан занимает третье место в СНГ по темпам роста ВВП и второе (после Таджикистана) по темпам роста инвестиций в основной капитал. В 2008 году в Узбекистан было привлечено $2,8 млрд. иностранных инвестиций включая $2 млрд. прямых иностранных инвестиций, что почти на 60% превышает показатель 2007 года.

В 2009 году наибольший объем инвестиций ($1,061 млрд.) пойдет в 17 проектов топливноэнергетического сектора. Среди крупнейших инвесторов — китайская CNPC, международный консорциум во главе с корейской KOGAZ, малайзийская Petronas. В январе 2009 года Россия и Узбекистан договорились о создании СП между Объединенной авиастроительной корпорацией и Ташкентским авиационным производственным объединением имени Чкалова по совместному производству Ил-76.

Российский Лукойл продолжит реализацию проекта стоимостью около $2 млрд. по освоению газовых месторождений Кандымской группы в Бухарской области и геологоразведочных работ на Устюрте (вложения в наступившем году должны составить $121,2 млн.). Кроме этого, компания также приступит к разработке месторождений на Устюрте и Южном Гиссаре стоимостью $462 млн., в текущем году фирма намерена вложить $116 млн.

Газпром же занимается не только транспортировкой узбекского газа и его покупкой, но также восстановлением добычи газа на месторождении Шахпахты на условиях СРП. До конца 2010 года Газпром планирует вложить в узбекские проекты $400 млн. Вообще российский бизнес в Узбекистане на 98% связан с топливно-энергетическим сектором. Во многом поставкой оборудования для нефтегазовых инвестпроектов объясняется рост российского экспорта в республику.

По данным торгового представителя России в Узбекистане Бориса Атаманова, товарооборот между странами в минувшем году вырос на 5% по сравнению с предыдущим годом, достигнув $3,359 млрд. По его словам, экспорт продукции из России в Узбекистан составил $2,067 млрд. (рост 119,6%), импорт из Узбекистана — $1,231 млрд. (снижение на 12,2%). В Узбекистане действуют представительства 127 российских компаний, в России — 349 совместных предприятий.

Узбекистан традиционно занимает четвертое место среди торговых партнеров России в СНГ после Украины, Белоруссии и Казахстана.

На долю услуг населению (парикмахерские, общепит, разнообразные мастерские и так далее) от общего объема узбекского экспорта в Россию приходится 26,3%, доля фруктов и бахчевых — 16,3%, природного газа — 11,3%, текстильных изделий — 5,7%, продуктов химической промышленности — 4,1% . Доля узбекских автомобилей — 28,6%. Узбекистан — основной поставщик хлопка в страну. Россия ввозит из Узбекистана 40% общего экспорта хлопка.

Золото Узбекистан продает европейским странам, уран — американской компании Nukem Ink.

Мы поставляем в Узбекистан сельхозтехнику (среди поставщиков Агромашхолдинг, ОАО «Алттрак»), нефтегазовое оборудование и продукцию трубопрокатного производства, в частности группы ЧТПЗ, черные и цветные металлы, древесину, медицинское оборудование, лекарства, продовольствие. Вооружение Узбекистан, национализировавший, кстати, технику, выведенную во время ухода из Афганистана, тоже в основном покупает в России.

«В Узбекистане, — говорит Андрей Грозин, — в сравнении с соседними Таджикистаном или Киргизией, достаточно высокий уровень научного потенциала. За счет государственной поддержки там умудрились сохранить в более-менее целом состоянии коллективы, работавшие на такие фундаментальные проблемы, как исследование космоса, применение солнечной энергии».

Национальные научные школы в Узбекистане во многом сформировались благодаря эвакуированным в Ташкент во время Великой Отечественной войны из Москвы и Ленинграда научным и учебным институтам. Узбекистан — лидер Средней Азии по количеству занятых в научной сфере (свыше 34 тыс. человек). В Казахстане таковых для сравнения свыше 19 тыс. В республике 264 тыс. студентов, три филиала московских вузов, в том числе МГУ.

Власть рождает богатство

Однако радужное на первый взгляд представление об этом крае весьма далеко от действительности.

По мнению Даниила Кислова, главного редактора информационного агентства «Фергана. ру», и ранее невысокий уровень образования в новейшее время серьезно упал, прежде всего, из-за отъезда русскоязычного населения и части национальной интеллигенции.

По словам Кобилжона Зоидова, зав. лабораторией «Проблем инновационного развития экономики» Института проблем рынка РАН, из страны ежегодно уезжает около 20 тыс. русских, сейчас в Узбекистане проживает около 80 тыс. русских. «Каримов заинтересован в развитии связей с Россией, — считает Дмитрий Арапов, профессор Истфака МГУ, член Всероссийской ассоциации востоковедов, — но идет становление и укрепление узбекского национального государства, а в этом государстве русским и русскоязычным отведены вторые места». При этом почти 70% граждан Узбекистана — сельские жители, привыкшие к простому физическому труду. Именно узбекский «кишлак» поставляет в страны СНГ миллионы молодых работников-нелегалов — притом, что узбеки по своей ментальности — домоседы, ориентированные на традиционные ценности.

Коренной «рабочий» класс также недалеко ушел от сельчан. Дмитрий Арапов: «Каримов в свое время отправил 250 узбекских рабочих на учебу в Южную Корею, чтобы затем они работали на узбекском сборочном производстве. Когда из них отчислили 50, то президент был безмерно счастлив, поскольку предполагал, что отчислят всех.

По словам Вадима Носова, писателя, члена Союза журналистов России, образование и в Советское время в Узбекистане оставляло желать лучшего, поскольку жизнь населения подчинена хлопководству: «Я прекрасно помню, как отправился во время учебы в Ташкентском университете на сбор хлопка в сентябре, а вернулся в декабре, как и другие студенты и школьники».

«В этом трагедия Узбекистана, — продолжает Дмитрий Арапов. — Формально они школу заканчивают, но фактически дети учились и учатся в лучшем случае шесть лет. У них нет знаний физики, математики, поэтому и получить квалифицированную профессию затруднительно». По разным данным, только в России работают от 500 тыс. (информация ФМС России) до 1,5 млн. (экспертные данные) гостей из Узбекистана.

«Какое, в конечном счете, эти запасы газа, урана и золота имеют отношение к населению, за исключением торгово-промышленной элиты, связанной с властью? — спрашивает один из наших критически настроенных собеседников. — Большинство живут за чертой бедности и в любой момент готовы отправиться грабить и резать».

«Но при этом Узбекистан все-таки — социально-ориентированное государство, — продолжает Андрей Грозин. — Треть всех бюджетных расходов, а это около $200–250 млн., идет на социальную сферу. Примерно треть населения охвачена теми или иными видами социальной помощи. Но если поделить эти деньги на конкретных потребителей, то сумма получится мизерная, почти не влияющая на индивидуальное потребление. Большинство населения, не считая жителей Ташкента и областных центров, где распространен мелкий бизнес (обслуживание туристов, услуги населению, мелкая торговля) выживают за счет натурального хозяйства».

Как шутят сами узбеки, основная пища узбекского жителя — чай и лепешки.

Кстати, цены в том же Ташкенте, по словам наших собеседников, практически московские, к примеру, килограмм баранины стоит около 200 рублей.

И все же Узбекистан в социальном и экономическом плане находится между более благополучными Казахстаном и Туркменистаном и менее благополучными Таджикистаном и Киргизией — беднейшей страной в СНГ. По официальным данным, средний годовой доход одного жителя страны около $900.

«Я бы охарактеризовал узбекскую экономику, — продолжает Андрей Грозин, — как государственный капитализм, по сути, это поздняя стадия развития Советского Союза. Просто колхозы переименовали в «ширкаты», потом их разделили, а в последние месяцы вновь начали укрупнять. Узбекские попытки реформирования экономики и агросектора по большей части оказываются настолько неэффективными, что продуцируют социальную напряженность. Количество людей, недовольных властью, растет, правда, после подавления мятежа в Андижане антивластных выступлений почти не стало. В Узбекистане очень жесткая система власти». «Там, к примеру, контролируются переписка с Россией, интернет», — добавляет Дмитрий Арапов. «А в экономике эта жесткость, — продолжает Андрей Грозин, — не всегда синоним эффективности. Государство тратит очень большие средства на поддержку неконкурентоспособных предприятий. То же автомобилестроение существует за счет целенаправленного демпинга на мировом рынке (в Москве «Дэу» дешевле, чем в Ташкенте). Столь необдуманные протекционистские меры имеют мало общего с рыночной экономикой. Даже такие стратегически важные предприятия, как Навоийский ГМК, формирующий золотой запас республики, испытывает множество проблем — это и износ фондов (за счет госдотаций там смогли лишь поменять одно «беушное» немецкое оборудование на другое, более новое), и отток специалистов, в первую очередь русскоязычных, и отсутствие серьезной базы подготовки рабочих специальностей. В стране нет эффективной валютно-финансовой сферы. Действуют несколько частных банков, но они, во-первых, микроскопические, а, во-вторых, тоже находятся под жестким давлением. Государство вмешивается в их деятельность, высок элемент коррупции, правила игры для бизнеса могут поменяться в любое время. Роль олигархов там выполняют государственные чиновники, курирующие через своих многочисленных родственников те или иные экономические структуры, даже целые отрасли экономики». Что, по мнению Дмитрия Арапова, неудивительно: в Узбекистане, как и в большинстве постсоветских государств, действует принцип азиатской формы собственности — власть рождает богатство.

Словом, нужна кардинальная перестройка экономики, но она не может произойти из-за вполне оправданного опасения властей, что резкие перемены породят социальный взрыв, несравнимый с Андижаном. «Это понимают даже наши западные друзья, — продолжает Андрей Грозин, — переставшие в последнее время активно поднимать тему демократизации и реформирования».

Лишь бы не было войны

Дмитрий Арапов: «Это зона экономического и политического риска. У них не только с ближайшими соседями, за исключением все же, пожалуй, казахов, отношения сложные, но и внешне ситуация нестабильная. И вполне может наступить момент, когда газовые и урановые месторождения, в том числе те, в которые вкладываются иностранные инвесторы, придется законсервировать. Я бы не оценивал высоко узбекскую армию. Во время тех же андижанских событий дрались армейские милиционеры и Служба безопасности, зная, что в противном случае их перережут. Задача этой армии в подавлении внутренних беспорядков, но я не уверен в ее способности отразить Талибан, если режим Карзая в Афганистане рухнет. Узбеки, конечно, против талибов, но сила талибов в фанатизме, а вы видели фанатизм в глазах работающих у нас узбеков?»

Стоит, правда, напомнить о недавнем решении создать в рамках ОДКБ Коллективные силы оперативного реагирования (КСОР), основу которых составят российские подразделения.

«Нам, что называется, «и хочется и колется», — комментирует Дмитрий Арапов, — в том смысле, что хочется обойтись без американцев, но с другой стороны, мы уже нахлебались и свои войска в Афганистан вводить не рвемся».

Андрей Грозин: «Нестабильность в регионе, с которым мы непосредственно граничим, породит массу проблем. Начиная с беженцев и заканчивая необходимостью отражать возможные удары террористов — это могут быть и талибы, и внутренние экстремисты, а у нас 7,5 тыс. км неприкрытых границ с Казахстаном. Россия не США и не Европа, которые хоть и вложились прежде всего в казахстанские топливно-энергетические комплексы, но в случае чего могут эвакуировать своих военных за тысячи километров, как это, возможно, случится в Афганистане в ближайшие годы. России придется отвлекать свои ресурсы на решение этой проблемы и в конце концов вводить войска. Таджикская гражданская война наглядно показала, чем для России может обернуться дестабилизация региона. Но тогда это был Таджикистан с населением в 5 млн. человек. А сейчас только в Ферганской долине, прозванной пороховой бочкой Центральной Азии, проживает 10 млн. человек».

Ферганская долина — один из беднейших и самый населенный район Узбекистана. «Это наиболее исламизированная зона республики, — продолжает Дмитрий Арапов. — Узбекистан — государство светское, но руководство страны пытается наладить еще с конца 80-х отношения с исламскими силами, подчеркивая значение мусульманских традиций в жизни узбекского общества, стремясь при этом держать под жестким контролем все легальные и внешне лояльные по отношению к режиму исламские институты и их служителей. Деятельность же ферганских исламских радикалов поддерживается еще и ферганскими кланами, рвущимися к властным рычагам».

В Узбекистане, как и в Казахстане, существует сложная клановая система. В нее входят Ташкентский клан, который в свою очередь делится на областной и городской; Самаркандский, Ферганский, Хорезмийский, люди из Каракалпакии, Сухардарьи, Кашкардарьи и так далее. По мнению Дмитрия Арапова, у власти сейчас ташкентская группировка в союзе с самаркандско-бухарской. Сам Каримов — уроженец Самарканда, причем таджик.

«Но президент, несмотря на самаркандское происхождение, все-таки остается над схваткой, — считает Андрей Грозин. — Периодически проходят зачистки, ослабляется то один клан, то другой, то третий. Президент играет на противоречиях ведущих клановых фигур, одних приближая, других отдаляя. Про человека, названного преемником, говорят, что ему проще эмигрировать. Эти люди очень быстро теряют свой политический вес. Единственное исключение — вице-премьер Рустам Азимов. Однажды он назывался преемником, после чего попал в опалу, три года назад вернулся во власть и снова именуется преемником». Другая фигура, претендующая на роль кронпринца — глава Службы национальной безопасности Рустам Иноятов. Про Иноятова известно, что он якобы симпатизирует России, Азимов — Западу. «Старшую дочь президента 36-летнюю Гульнару Каримову (она представитель республики в ООН, младшая дочь Лола Каримова — в Юнеско) всерьез никто не рассматривает — это невозможно даже в более европеизированном Казахстане, а уж в таком сексистском государстве, как Узбекистан, тем более. Это наши западные друзья проводят параллели с Пакистаном».

Но ясно одно: все среднеазиатские лидеры рассчитывают уйти из власти вперед ногами.

«А у Каримова просто нет другого выхода, — продолжает Дмитрий Арапов. — Он живет по условиям политической азиатской системы, в которой вынуждены резать, иначе зарежут вас, поэтому он будет держаться за власть до конца. К тому же маловероятно, что со сменой президента ситуация в стране улучшится, тем более что пришел финансовый кризис и квота на въезд рабочей силы в Россию, скорее всего, будет урезана. Каримов проводит единственную возможную там политику. В этой стране надо действовать жестко, поскольку на Востоке уважают силу. Кстати, когда туда отправили Фрунзе, он начал ездить в сопровождении хорошо и богато вооруженного серебряным оружием конвоя».

Цена дружбы

Чего же в конечном счете мы ждем друг от друга?

Главным образом стабильности, в которой мы, пожалуй, заинтересованы больше американцев, европейцев и китайцев, но при усилении нашего геополитического влияния, чем, собственно, и объясняется стремление убрать американцев из Киргизии. С другой стороны — льготных условий для работы бизнеса и наиболее благоприятного доступа к ее ресурсам.

Но любое отстаивание собственных интересов за пределами своих границ требует определенных жертв. «Россия во время последнего визита президента, — говорит Андрей Грозин, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, — сначала в Самарканд, а потом в Ташкент де-факто подтвердила, что мы готовы идти на уступки ради сохранения определенного уровня отношений с Ташкентом». Речь идет о вполне конкретной политической и экономической поддержке, тем более что Узбекистан, как и Таджикистан, хотя и слабо вписаны в мировую финансовую систему, но серьезно страдают от снижения переводов своих работников в России. «По большому счету все среднеазиатские республики испытывали и продолжают испытывать жесткое давление со стороны Запада, — продолжает наш собеседник. — Обвинения в тоталитаризме, в несоблюдении элементарных гуманитарных прав, в уничтожении оппозиции, в давлении на свободу слова отчасти исходят от людей искренних, но в основном это инструмент давления, как и обвинения в коррупции властных элит, своего рода крючок, за который периодически дергают тех или иных президентов. В такой крючок пытались превратить и андижанские события, после которых в отношении Узбекистана были введены санкции Евросоюза. Санкции отменили, но осадок, что называется, остался».

Что же касается денег, то речь идет о выделении кредитов и списании долгов. Москва считает, что со всеми пенями и штрафами за годы после распада СССР Узбекистан задолжал ей около $740 млн. Ташкент согласен погасить $40 млн.

Андрей Грозин: «Но если Россия захочет получить поддержку Узбекистана по тому или иному вопросу, сумму долга, естественно, пересмотрят в пользу Узбекистана». По тому же сценарию, кстати, мы дружим и с другими республиками региона — даем льготные кредиты, списываем долги». По мнению нашего собеседника, $300 млн. льготного займа, предоставленного Россией Киргизии в начале февраля, мы, вероятно, в конце концов тоже спишем.

 Ирина Воробъева

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Игры на узбекском поле

Центральная Азия, постепенно скатывающаяся на периферию внимания американцев, получила шанс отыграть свои позиции. Так прокомментировал российский политолог Андрей Грозин новость о том, что США выстраивают новый логистический коридор для транзита своих грузов в Афганистан. При реализации этого проекта в полном масштабе Узбекистан, по его мнению, может стать опорным транспортным хабом Соединенных Штатов в регионе.

Зачем Китаю Центральная Азия?

Мир переживают очередную геополитическую встряску с пока неясными итогами, считает российский политолог Андрей Грозин. Конфликт между Россией и Западом нарастает, далеки от безоблачных отношения Китая с США, плюс центробежные явления внутри Европы. При этом у многих стран есть свои интересы в Центральной Азии. 

Владимир Жарихин: меня удивляет конфликт "на мокром месте" в Центральной Азии

Замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин рассказал о том, почему руководители стран Центральной Азии начали экономическое и политическое сближение и что от этого ждать России 

Центральноазиатский союз 2.0: перспективы по-прежнему туманные

Вопросы безопасности в 2018 году продолжат оставаться ключевыми для стран Средней Азии 

Эмомали Рахмон обещает не создавать проблем соседям

Таджикистан и Узбекистан договорились о границе и визах 

Таджикистан и Узбекистан готовы отказаться от виз

Местные СМИ сообщили о скором потеплении в отношениях 

Узбекистан готов к сложной игре с высокими ставками

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, кандидат исторических наук Андрей Грозин прокомментировал состоявшийся визит узбекской делегации в Душанбе 

Страны Центральной Азии ищут возможность сближения

Казахстан созывает президентов региона на встречу 

Европарламент: Россия вытесняет США из Центральной Азии

Почему в регионе падает американское военно-политическое влияние? 

Негласное влияние России и Китая в Центральной Азии стало главной причиной упреков Европы в адрес США

Российское присутствие и военно-политическое влияние России в Центральной Азии в последние годы увеличилось, плюс оно дополняется экономическим влиянием и доминированием Китая. Западу в этой схеме просто нет места, отмечает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. 

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.