Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829
Обсуждаем "Русские" поправки в Конституцию

Обсуждаем "Русские" поправки в Конституцию  далее »
20.02.2020
18:25:17
Полиция на Украине задержала протестующих против эвакуации граждан страны из КНР далее »
17:34:21
Белоруссия повысила тариф на транзит российской нефти далее »
17:14:27
Политологи обсудили русофобию далее »
19.02.2020
13:21:00
Песков прокомментировал отставку Суркова далее »
12:40:50
Русские в России и соотечественники за рубежом: о праве быть в Конституции и законах – анонс пресс-конференции Константина Затулина далее »
18.02.2020
17:03:34
Зарубежные соотечественники поддержали предложения Константина Затулина в новый текст Конституции далее »
13:31:34
Киев обвинил Россию в атаке на свои позиции в Донбассе далее »
12:41:11
Действие внутренних паспортов граждан Украины сохранится в России после 1 марта далее »
12:38:41
Глава МИД Украины не исключил возможность вооруженного конфликта между РФ и Белоруссией далее »
12:06:21
Голландский журналист опубликовал документы разведки о крушении MH17 далее »

Эксперты о шестой годовщине Майдана далее »

Карантин на Diamond Princess снят. 60 минут. Эфир от 19.02.2020 далее »

Россия и США должны вывести друг друга из статуса противника далее »

От частных вопросов до общественно значимых далее »

В районе крушения MH17 отсутствовали комплексы "Бук" далее »

Обстрелы в Донбассе. Вечер с Владимиром Соловьевым от 18.02.2020 далее »

ЛНР и украинские силовики обвинили друг друга в обстрелах. Своя правда. Эфир от 18.02.2020 далее »

Рубрика / Безопасность

Мнимая угроза или новый санитарный кордон


18.03.2009 12:35:50

Мнимая угроза или новый санитарный кордон  

Стремясь выстроить вокруг России санитарный пояс, Запад за последние 10 лет предпринял все возможное для того, чтобы сократить военное присутствие РФ за пределами ее границ. Впрочем, вытеснение России с прежних рубежей началось еще раньше, когда с развалом СССР начался отвод российских войск из стран бывшего соцлагеря. Несмотря на заявления Североатлантического альянса о том, что он не намерен расширяться на Восток, уже в 1999 году к НАТО примкнули бывшие члены Варшавского договора Польша, Венгрия и Чехия, а в 2004 г. Болгария, Румыния, Словакия и Словения, а также Прибалтийские республики бывшего Советского Союза. С этого момента основные усилия Запада были сосредоточены на выдавливании российских войск из постсоветских республик с целью последующего замещения их на натовские.

Достаточно вспомнить Стамбульский саммит ОБСЕ 1999 года, на котором среди дополнительных документов, подписанных Москвой одновременно с базовым Договором об обычных вооруженных силах в Европе, были приняты документы, предусматривающие вывод российских войск с территории Грузии и Приднестровья. Россия выполнила эти обязательства полностью. Из Грузии были выведены все российские военные базы, что, по сути, развязало руки режиму Саакашвили, позволив ему начать широкомасштабную агрессию против Южной Осетии в августе минувшего года. В Приднестровье же остался лишь весьма ограниченный контингент, охраняющий склады бывшей 14 армии, где находятся на хранении боеприпасы, транспортировка которых невозможна. Все остальное, в том числе и военная техника, было либо вывезено в Российскую Федерацию, либо уничтожено на месте. Впрочем, это не мешало Западу, а вместе с ним и Молдове постоянно требовать от России выполнения взятых на себя в Стамбуле обязательств, хотя ни Молдова, ни Европа вообще не выполняли никаких обязательств даже по базовому договору об обычных вооруженных силах в Европе. Именно это обстоятельство подвигло Россию приостановить свое участие в ДОВСЕ, так как подобная игра в одни ворота вела лишь к ослаблению обороноспособности страны. Мораторий, введенный администрацией бывшего Президента РФ Владимира Путина на данный договор, Запад воспринял достаточно спокойно. Свое дело ДОВСЕ сделал: свел практически на нет военный потенциал России, одновременно ослабив ее влияние на постсоветском пространстве. Несколько сотен российских солдат в Приднестровье, хотя по-прежнему и оставались под пристальным вниманием США и ЕС, однако повода требовать их вывода уже не было. Тем более что за прошедшие после введения моратория полтора года западные державы даже не попытались реанимировать ДОВСЕ. Следовательно, даже формального повода для требований выполнения Россией взятых на себя в Стамбуле обязательств, у Запада не было.

Впрочем, о российских солдатах в Приднестровье никто не забыл. В июне 2008 года во время визита в Германию президент России Дмитрий Медведев выступил за разработку нового договора о коллективной европейской безопасности. Напомним, тогда российский лидер предложил сделать «следующий шаг» вслед за Хельсинкским заключительным актом, подписанным в 1975 году и, отказавшись «от всякого рода блоковых мышлений», разработать проект договора по общеевропейской безопасности.

«Совершенно очевидно, что общественная безопасность неделима, - заявил Дмитрий Медведев в те дни. - Она не может распадаться на блоки или союзы, обеспечиваться одним государством. Сегодня в мире существует несколько организаций, которые занимаются вопросами безопасности. Но ни ОБСЕ, ни НАТО, ни ОДКБ в видении Кремля не могут в полной мере решить проблемы. Этот набор можно продолжать - мы не найдем ни одной универсальной организации». В свою очередь глава российского МИД Сергей Лавров, объяснил смысл российского предложения следующим образом: «Идея состоит в том, чтобы собрать все страны и проинвентаризировать состояние дел в выполнении тех принципов, на которых сегодня строится евро-атлантическая безопасность и на этой основе выработать механизмы, которые гарантировали бы незыблемость этих подходов».

Первоначально лидеры европейских стран признали право России на выдвижение подобной позиции. «Без России не будут решены вопросы безопасности, но и без ЕС их не решить», - заявил в те дни верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Хавьер Солана. Однако, поддержав предложение Дмитрия Медведева о заключении «общеевропейского пакта безопасности», президент Франции Николя Саркози, являвшийся председателем ЕС, заявил, что готов обсудить эту идею на высшем уровне где-нибудь в середине 2009 года и в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Но уже в начале декабря минувшего года во время совещания ОБСЕ на уровне глав МИДов, где Россия предложила провести в будущем году саммит этой организации для обсуждения предложений президента РФ Дмитрия Медведева о новой архитектуре европейской безопасности, участники встречи это предложение отвергли. А заместитель помощника госсекретаря США Мэтью Брайза и вовсе заявил: «Нас вообще-то полностью устраивает нынешняя система европейской безопасности. У нас есть ОБСЕ, НАТО и ЕС. Россия, конечно, участвует не во всех этих объединениях, но везде она является партнером по диалогу. Можно взглянуть, например, на работу НАТО, нравится она России или нет. Альянс преобразовал едва ли не самые взрывоопасные на протяжении последнего века отношения между Францией и Германией в отношения реальной дружбы и партнерства. Он поддерживает мир дольше, чем любая другая военно-политическая организация, он куда успешнее, чем какой-нибудь Венский конгресс 1815 года. И мы не хотим все это терять. Нам важно сохранение НАТО и ЕС, а также партнерства России с этими организациями. Зачем все это менять?»

Впрочем, в Европе посчитали иначе, решив, что предложения российского Президента весьма удобный случай для того, чтобы потребовать от РФ пойти на целый ряд уступок как во внутри-, так и во внешнеполитических вопросах. На днях Комитет по вопросам иностранных дел Европейского парламента завершил работу над проектом доклада, в котором были даны рекомендации для ведения переговоров с Россией о новом соглашении, касающемся общеевропейского пакта безопасности.

В документе отмечается, что Россия должна обеспечить права и свободы граждан, ей запрещается прекращать или уменьшать поставки энергоресурсов в случаях споров об условиях транзита, от нее потребовали отмены некоторых налогов, взимаемых с иностранных фирм, и особо подчеркнули, что «возобновленные переговоры о новом соглашении между ЕС и Россией не должны восприниматься как оправдывающие нынешнюю ситуацию в Грузии». Мало того, депутаты Европарламента потребовали, чтобы Россия в новом соглашении взяла на себя обязательство не применять силу против своих соседей. То есть, как видим, все пункты документа связаны лишь с требованиями, предъявляемыми ЕС к России, и ни слова о том, что же должен сделать сам Евросоюз, чтобы упрочить общеевропейскую безопасность.

Разумеется, в проекте доклада европарламентарии не обошли своим вниманием и ПМР. По их мнению, для безопасности в Европе Россия обязана «способствовать поиску политического решения проблемы Приднестровья». Какого именно решения, объяснять, думается, не стоит. Европа всегда поддерживала унитарную модель Молдавского государства, и только взвешенная политика России удерживала Запад от более жестких шагов в отношении Приднестровья.

Впрочем, одними призывами к России способствовать поиску решения молдо-приднестровской проблемы дело не ограничилось. 9 марта Еврокомиссар по внешним связям и европейской политике соседства Бенита Ферреро-Вальднер, приветствуя инициативу Дмитрия Медведева о создании новой системы безопасности в Европе, условно назвав ее «Хельсинки-плюс», заявила, что «для ЕС российское предложение о «перезагрузке» системы евробезопасности - это возможность «занять общую позицию, провести четкие красные линии, в том числе, это касается вывода Россией войск из Приднестровья, а также Абхазии и Южной Осетии».

Таким образом, предложение Российской Федерации об упрочении общеевропейской безопасности на основе нового подхода к самой сути проблемы, основанной на отказе разделения Европы на два противоборствующих лагеря, банально были сведены к вопросам прав человека в самой России, а также разрешения проблем Приднестровья и Молдовы, Абхазии, Южной Осетии и Грузии. По сути, проект «Хельсинки-плюс» Запад намерен реализовать уже по известному сценарию ДОВСЕ, добившись от России максимальных уступок, при этом, не делая ровным счетом ничего для того, чтобы Российская Федерация и ее союзники реально ощутили себя в безопасности в условиях всевозрастающего на них давления. Сводя проблемы европейской безопасности к вопросам крошечных постсоветских республик, ЕС, тем самым, сводит на нет все усилия России, направленные на поиск действительно компромиссных решений в выработке общих правил европейской безопасности.

Что касается самой Молдовы, то и здесь практически ничего не изменилось. Инициировав в 1999 году вопрос о выводе российских войск и вооружений с территории Приднестровья, Молдова все эти годы последовательно и настойчиво добивалась своей цели. С приходом к власти коммунистов в 2001 году лишь весьма непродолжительный период эта тема не муссировалась. Однако после визита Владимира Воронина в Вашингтон в 2002 году, вывод российских войск вновь стал темой номер один. Даже, несмотря на потепление отношений между Молдовой и Россией в последние годы, Кишинев по-прежнему не отказался от своей идеи демилитаризации обоих берегов Днестра, основной целью которой является именно вывод из региона российского воинского контингента, в том числе и миротворческого. Заявление министра иностранных дел Молдовы Андрея Стратана, прозвучавшее в середине января нынешнего года после встречи с заместителем генсека НАТО Робертом Симмонсом о том, что НАТО не должно отказываться от требований вывода российских войск из Приднестровья – наглядное тому подтверждение.

Впрочем, в среде молдавской политической элиты недавно появилась и другая точка зрения. В начале марта бывший премьер-министр РМ, а ныне председатель Центристского союза Молдовы Василий Тарлев заявил о том, что российские войска играют и играли все эти годы лишь положительную, миротворческую роль и никакой оккупации Молдовы российскими войсками нет. Признаться, это заявление немало удивило. Неужели это тот самый Тарлев, который вещал с международных трибун о российской военной угрозе для Молдовы и необходимости немедленного вывода российских войск из Приднестровья? Тот самый Тарлев, который громогласно заявлял, что оружие с российских военных складов Приднестровья поступает в Чечню и, мало того, применялось боевиками в Беслане? Тот Тарлев, который, возглавляя правительство Молдовы, практически свел на нет отношения с Россией и пытался всячески очернить ее в глазах мировой общественности, клеймя позором за то, что Москва не хочет выводить свои войска из Приднестровья и ввела мораторий на ДОВСЕ? Тот Тарлев, который верой и правдой служил 7 лет на посту премьер-министра и вместе с другом и соратником президентом Молдовы Владимиром Ворониным сделал все, для того, чтобы развернуть Молдову на Запад? Именно тот Тарлев, который официально объявил о том, что Молдова не собирается вступать в Союз России и Белоруссии, так как «его страна не имеет общей границы с названными государствами», похоронив тем самым предвыборные обещания коммунистов, заработавших на лозунге вступления в Союз основную массу своих избирателей? Да, тот самый.

Что же заставило Василия Тарлева отказаться не только от своих прежних убеждений, сперва записавшись в«Друзья России в Молдавии» - организацию весьма странного свойства, громко заявившую о себе и тут же канувшую в небытие, а затем выступить с крамольным для молдавской политической элиты заявлением по поводу положительной роли российских солдат на берегах Днестра? Разумеется, предстоящие парламентские выборы в Молдове. Россию в качестве козырного туза в рукаве сегодня в Молдове не используют только ленивые и откровенные русофобы. Спекулируют на всем. И на дружественных отношениях с Москвой, и на торговом партнерстве, и на религиозной идентичности. Теперь же в топку предвыборной борьбы брошены российские войска. Почему бы и нет? Если ПКРМ выступает за вывод российских войск из Приднестровья, то почему бы Центристскому союзу Молдовы не сыграть на противоположности позиций? Тем более что центристы даже положительную оценку российского военного присутствия сумели обыграть в пользу идеи фикс молдавского государства.

На днях информационный портал AVA .MDопубликовал материал эксперта Центра стратегического анализа Иона Катырэу, в которой, как это не выглядит парадоксально, именно с военным присутствием России увязывается ликвидация Приднестровской государственности. По мнению молдавского эксперта, Молдова должна добиваться от России в обмен на легализацию её присутствия на Днестре, восстановления территориального единства Молдовы. «Именно потому, что до настоящего времени мы не соглашаемся с российским военным присутствием, в левобережных районах Республики Молдова и существует сепаратистский режим», - считает молдавский эксперт.

То есть, по мнению Иона Катырэу, если бы Молдова позволила присутствовать российским войскам на своей территории, то Москва со спокойной душой позволила бы Кишиневу распоряжаться Приднестровьем. Правда, Ион Катырэу пока молчит о том, что как только Приднестровье станет частью Молдовы, еще не успеют высохнуть чернила на документах, а Россию попросят удалиться из региона и прекратить вмешиваться во внутренние дела Республики Молдова – суверенного и независимого государства. А наличие войск на территории – это уже почти военная агрессия. Тут можно и за помощью обратиться, например к Евросоюзу или НАТО. Или не продлить договор. Пример Черноморского флота, базирующегося в Крыму у всех перед глазами.

Да, для России важно сохранить военное присутствие у ворот на Балканы. Но одновременно именно Россия в регионе является гарантом мира, причем не на словах, а на деле. Благодаря России была остановлена военная агрессия со стороны Молдовы по отношению к мирному населению Приднестровья. Российские военные не позволили румынско-молдавским национал-фашистам убивать, грабить, пытать, подвергать издевательствам население Бендер, Дубоссар, Тирасполя и других населенных пунктов ПМР. Посреднические усилия РФ увенчались успехом, сторонами было подписано Соглашение о прекращении огня. Россия выступила как примиряющая сторона в конфликте, развязанном Молдовой против ПМР, позже, как гарант мира на обоих берегах Днестра, посредник в переговорном процессе между Кишиневом и Тирасполем. Сегодня Россия выступает еще и как гарант безопасности своих граждан, проживающих на левом берегу Днестра.

Основная функция Российской Федерации в регионе – миротворческая, и эта функция, согласно взятым на себя Москвой обязательствам, будет сохраняться до полного и окончательного урегулирования молдо-приднестровского конфликта.

До сих пор конфликт не урегулирован. Наоборот, позиции Тирасполя и Кишинева по всем ключевым вопросам все больше и больше расходятся. Отсюда вполне обоснованный вывод: миротворческая операция по-прежнему далека от своего завершения. Переговорный процесс фактически находится в тупике из-за позиции молдавской стороны. В этой сложной ситуации Россия выступает за равноправный диалог между сторонами, прилагает усилия для того, чтобы «разморозить» переговорный процесс.

В Молдове продолжают вести поиск путей ликвидации приднестровской государственности. Дело дошло до того, что там всерьез обсуждают возможность устранения ПМР руками России. Но Молдова – это только исполнитель, причем лишенный всякой фантазии. Главную партию здесь исполняют ЕС и США. А их цель - выдавливание России со стратегически важных территорий с одновременным наращиванием у ее границ своего военного потенциала. Поэтому ожидать, что давление на Россию прекратиться, не приходится. Наоборот, год от года оно будет возрастать.

А.Галин

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.