Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма

Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма  далее »
23.05.2018
16:38:21
МИД России: процесс выхода Украины из СНГ займёт около года далее »
16:33:00
Россия готова расширить военное и военно-техническое сотрудничество с Казахстаном далее »
12:37:29
Президент Эстонии рассказала, в каком случае готова посетить Россию далее »
12:13:35
В Верховной раде сообщили о принадлежности Крымского моста Украине далее »
11:43:15
Экс-министр культуры ДНР подаст апелляцию на решение суда о депортации далее »
22.05.2018
15:13:13
Россотрудничество может пересмотреть формат работы на Украине далее »
13:16:23
Россия обучит военных Узбекистана в связи с угрозой терроризма далее »
12:15:31
Военные ЮВО примут участие в параде ко Дню Первой Республики в Армении далее »
11:38:49
В Верховной раде пригрозили уничтожить Крымский мост далее »
11:36:06
Украинские силовики получили приказ "затянуть петлю" вокруг Донецка далее »

Эксперт назвал цель заявлений депутата Рады о том, что Крымский мост принадлежит Украине далее »

Игорь Шишкин: Думаю, сейчас Киев не отдаст приказ о генеральном наступлении на Донбассе далее »

Донбасс под обстрелом. Время покажет. Выпуск от 23.05.2018 далее »

Необходимо заново пересмотреть все договора о сотрудничестве, заключенные с Украиной далее »

Есть ли шанс на успех у нового оружия России далее »

Владимир Жарихин о перспективах СНГ. "Визави с миром". далее »

Возвращение великой духовной традиции на постсоветское пространство далее »

Детали

Украина перед развилкой: ЕС, ЕАЭС и общее экономическое пространство «от Лиссабона до Владивостока»


03.05.2018 11:26:12

Прошли два года после вступления в силу (1 января 2016 года) экономической части соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом (соглашения о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли, DCFTA), в связи с чем можно сделать некоторые выводы о первых результатах «европейского выбора» киевской политической элиты.

Пропущенные преимущества сотрудничества Украины с ЕАЭС

Экономическая губительность подписания соглашения о DCFTA Украины с ЕС и преимущества возможного вступления Украины в ЕАЭС были четко доказаны в докладе Центра интеграционных исследований ЕАБР, опубликованном в конце 2012 года.

Здесь стоит признать, что для более актуального анализа возможных последствий потенциального возобновления экономического сотрудничества между Украиной и Евразийским экономическим союзом необходимы более современные исследования в данной области. К сожалению, ни у ЦИИ ЕАБР, ни у Евразийской экономической комиссии нет мандата на проведение подобного исследования, так как для этого им нужен официальный запрос из Киева.

Тем не менее, можно сказать, что, вступила бы Украина тогда в Единое экономическое пространство Беларуси, Казахстана и России (которое 1 января 2015 г. преобразовалось в Евразийский экономический союз), доля машиностроительных видов деятельности в валовом выпуске Украины к 2030 году увеличилась бы с 6% до 9%. Доля машин и оборудования в экспорте Украины в страны ЕАЭС достигла бы 20%. В структуре суммарного экспорта Украины в ЕАЭС, доля авиационной техники увеличилась бы до 7%. Доля продукции судостроения в структуре экспорта Украины в страны ЕАЭС возросла бы в 2 раза, доля прочей машиностроительной продукции – на 11,8%. Величина ВВП Украины к 2030 году стала бы примерно на 6% – 7% выше, чем при базовом сценарии.

Как отмечалось экономистами неоднократно, наиболее желательным членом для участия в евразийском интеграционном объединении, кроме трех стран-инициаторов, была и является украинская экономика. После России, она имела наиболее крупную численность населения в 44,3 млн человек, что потенциально представляло бы собой почти четверть от общесоюзной численности населения в 2014 году. При вступлении, она подняла бы общую численность Союза до 223,3 млн человек, т.е. до трех четвертей от необходимого для конвергенции уровня в 300 млн человек. Долгое время Украина являлась самой крупной экономикой на постсоветском пространстве после России. В 2013 году ее ВВП в текущих ценах составил 134,9 млрд долл. (5,6% от ЕАЭС), и ВВП на душу населения по ППС – 8200 долл.

Кабальные условия ассоциации Украины с ЕС

Но, как мы знаем, из этого ничего не вышло. Режим, взявший власть по итогам государственного переворота, взял резкий и неоглядный курс на евроинтеграцию, что привело к прямо противоположному результату. От рекордного объема ВВП в 183,3 млрд долл. в 2013 году, он рухнул на 28,1% в 2014 году, а в 2015 году падение составило уже 31,3%. По его итогам, украинский ВВП составлял 90,6 млрд долл., что сопоставимо с уровнем 2005 года. В то же время, как уровень общего экспорта резко упал, доля первичных товаров, прежде всего масел и зерна, выросла – как в экспорте, так и в общей экономической структуре Украины. В машиностроении за указанный период экспорт упал в 2,7 раза – с 10,3 до 3,8 млрд долл., и если в 2013 году на него приходилось 16,3% от общего объема украинского экспорта, то теперь – всего 11,6%. Одновременно доля растениеводства в экспорте выросла с 14 до 21%, доля жиров и масел – с 5,5 до 10,8%.

Ученые Венского института международной экономики (WIIW) в недавнем исследовании признали, что имплементация новых правил и требований соглашения об ассоциации с Евросоюзом будет накладывать существенные финансовые издержки и потери, как для правительственного бюджета, так и для украинских предприятий и экономики в целом.

Так, Киев обязан принять более 300 правовых актов ЕС, в основном в области сельского хозяйства, технических стандартов, трудового права и финансовых услуг.

Инвестиционные затраты, которые потребуются украинским предприятиям чтобы их производство соответствовало бы техническими стандартами (TBT) и фитосанитарным мерам (SPS) Евросоюза будут значительным. Самые высокие затраты будут связаны с сближением технических регламентов и стандартов, требований оценки соответствия и маркировки, фитосанитарных правил и охраны здоровья животных.

Переход будет особенно обременительным для малого и среднего бизнеса, доминирующего в экономике стран западной части СССР. Они, вероятно, столкнутся с потерями доли на рынке и сокращением прибыли. Для справки: в Отчет о глобальной конкурентоспособности за 2016-2017 гг. Украина занимает 85-е место из 138, и ее рейтинг падает уже последние несколько лет.

Отток части большой части рабочей силы Украины в страны Западной Европы и структурные преобразования (деиндустриализация), ожидаемые в связи с ассоциацией с Евросоюзом, также окажут отрицательный эффект на рынок труда страны. Например, в Румынии, которая стала ассоциированным членом ЕС в 1995 году и полноправным членом ЕС в 2007 году, занятость населения сократилась более чем на 20% в период с 2000 по 2015 год (более чем на 2 млн человек), причем большая часть снижения происходила в сельском хозяйстве.

Одной из самых больших проблем украинского энергетического рынка являются высокие субсидии для потребителей. В 2011 году составили 2,9 млрд евро. В связи с обязательствами, взятыми Украиной в отношении МВФ и ЕС, данные субсидии должны быть сокращены. Ожидается, что полный переход к рыночным ставкам должен быть достигнут к 2019 году. Однако большой недостаток этого - большая нагрузка на доходы домашних хозяйств. По этой причине, украинские экономисты обращаются к политикам Евросоюза с призывом увеличить финансовую поддержку проводимых Украиной реформ энергетического рынка и «европейского выбора» Киева.

Особенно важными для Украины, где агропромышленный сектор традиционно иметь большое значение, являются ограничения, связанные с экспортом в Евросоюз в агропродовольственном секторе, который традиционно сильно защищен в ЕС. Помимо высоких стандартов безопасности (SPS) и безопасности пищевых продуктов, некоторые категории продуктов защищены ценовыми квотами (TRQ). Здесь можно было наблюдать два безобразных экстрима: Квоты либо вообще не использовались из-за невозможности соблюдения стандартов безопасности пищевых продуктов ЕС и отсутствия опыта на рынках ЕС. Либо годовые квоты на продукты, которые все же соответствовали требованиям безопасности Евросоюза, часто были исчерпаны уже в первые 2–3 месяца года. Так было с медом и зерном, томатной продукцией, виноградным соком и сахаром.

Пресловутый «европейский выбор» имел катастрофические последствия для уровня жизни простых украинцев. ВВП на душу населения упал с 3969 долл. в 2013 году до 2052 доллара по итогам 2016 года, что соизмеримо с такими странами, как Республика Конго, Джибути и Лаос.

Принципы дальнейшего сотрудничества

Иными словами, вместо того, чтобы стать одним из крупнейших центров переработки и обрабатывающей промышленности в рамках Евразийского союза, и, в дальнейшем, промышленным и логистическим хабом большого континентального партнерства от Лиссабона до Владивостока, Украина на своем евро-атлантическом рвении практически стала страной третьего мира, специализирующейся на экспорте первичных сельхоз-товаров.

Но что делать? Надо исходить из тех условий, которые даны на данный момент и смотреть вперед в вероятное будущее. Какая могла бы быть конфигурация Украины в возможной торгово-экономической архитектуре Большой Евразии? На каких принципах могло бы быть основано сотрудничество Киева с Евразийским экономическим союзом?

Во-первых, диалог по возможному торгово-экономическому сотрудничеству Украины с ЕАЭС можно было бы вести параллельно, и, одновременно, в зависимости от пошаговой имплементации Минских договоренностей.

Во-вторых, потенциальное сотрудничество Украины с Евразийским экономическим союзом и дальнейшее участие в возможном строительстве общего пространства между ЕС и ЕАЭС должно случиться исключительно по добровольной инициативе украинского народа.

Ну тут надо конечно сразу отметить, что не Москва, а именно Брюссель в 2013 году исключила возможность совмещения «европейского пути» Украины с потенциальным сотрудничеством с Евразийским союзом. Именно Брюссель заявил, что участие в зоне свободной торговли с ЕС исключает любое сотрудничество с ЕАЭС, и что Киев должен был принять окончательное решение «или-или». Россия и Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) же неоднократно заявляли о том, что они всегда готовы к созданию общего пространство от Лиссабона до Владивостока, и что возможно сочетать «европейский выбор» Украины с евразийскими интеграционными процессами.

Вся проблема была в том, что создание зоны свободной торговли Украины с ЕС означало бы беспрепятственную перепродажу и перенаправление европейских товаров на евразийский рынок через зону свободной торговли СНГ. Поэтому поднятие таможенных пошлин со стороны России для Украины 1 января 2016 года была вынужденной реакцией для защиты собственных производителей, а не наказанием Киева. Кремль всегда пытался донести эту проблему до Киева и до Брюсселя, но каждый раз как будто говорила со стеной.

Дело в том, что технически возможно сопрягать зоны свободной торговли Евросоюза и ЕАЭС/СНГ путем внедрения института «правил происхождения товаров» (rules of origin), что позволяет не допустить реэкспорта европейских товаров на евразийский рынок под видом товаров из Украина, освобожденных от таможенных пошлин. Подобный опыт успешно функционирует во всем мире. Но для этого надо было вести переговоры и создать трёхстороннюю рабочую группу (ЕС – Украина – ЕАЭС) для совместного определения этих правил происхождения и остальных нюансов сопряжения. Возможно, что подобный формат будет применен при создании ЗСТ между ЕАЭС и Сербией, которая подписала Соглашение о стабилизации и ассоциации с ЕС в 2008 году.

Третий момент, который надо учитывать – это слабое экономическое положение постмайданной Украины. В этой связи, необходимо серьёзно подумать об условиях потенциального участия и сотрудничества Украины с Евразийским экономическим союзом.

В-четвертых, надо также подчеркнуть, что сотрудничество Украины с ЕАЭС будет вестись исключительно в экономической сфере. Евразийский экономический союз не предполагает никакой политической, или, тем более, военно-политической подоплеки. Экономическое сотрудничество Киева с ее восточным партнером никак не ущемляет его внешнеполитический выбор.

Потенциальный выход: Общее экономическое пространство ЕС – ЕАЭС

В ближайшей перспективе Украина вряд ли выйдет из соглашения с Евросоюзом. И еще менее вероятно ее вступление в Евразийский союз. В этой связи, выходом из сложившейся ситуации может быть создание общего экономического пространства между ЕС и ЕАЭС с Украиной в середине.

Идея общего экономического пространства «от Лиссабона до Владивостока» имеет продолжительную историю. В 2010 году в немецкой прессе с подобным предложением выступил президент России В. В. Путин. Наперекор украинскому кризису, за последние годы в пользу его реализации все более активно выступают итальянские, французские и немецкие деловые круги. В то же время, несмотря на растущую поддержку самой идеи, мало кто представляет, что конкретно подразумевается под концепцией «общего экономического пространства».

На самом деле, наиболее реалистичных форматов «интеграции интеграций» в данном случае всего лишь два.

Во-первых, взаимоотношения ЕС-ЕАЭС могли бы быть урегулированы в рамках не столь амбициозного соглашения о не-преференциальном торгово-экономическом сотрудничестве по примеру планируемого договора между ЕАЭС и Китаем. В пользу такого формата высказалась член Коллегии (министр) ЕЭК по развитию интеграции и макроэкономической политике Т. Д. Валовая. Подобное соглашение подразумевает сохранение тарифных барьеров между сторонами на прежнем уровне, что дает определенную защиту евразийским производителям в лице европейской конкуренции. Однако, оно также предоставляет мало возможностей для снижения и гармонизации технических барьеров к торговле между сторонами. К тому же, можно сомневаться в заинтересованности Европейского союза в подобном формате.

Во-вторых, компромиссным решением могло бы стать «ассиметричная» зона свободной торговли между ЕС и ЕАЭС по примеру «глубокой и всеобъемлющей ЗСТ» Евросоюз-Украина. В таком случае, Европейский союз сразу обнулил бы тарифные ставки для евразийских товаров, в то время как Евразийскому экономическому союзу были бы предоставлены различные переходные периоды (от 3 до 10 лет) в зависимости от чувствительности каждой из отраслей. Так как речь все равно идет о зоне свободной торговли, в соглашение о нем могли бы быть включены разделы, регулирующие вопросы сближения систем технического регулирования между союзами.

Согласно недавно опубликованному докладу мюнхенского ifo-Института, украинская экономика в принципе выиграла бы от создания общего экономического пространства (в данном сценарии – зоны свободной торговли) между ЕС и СНГ. В таком случае, чистый доход в розничной торговле к марту 2016 года по сравнению с 2011 годом, вырос бы на 3% (данный сектор составлял чуть меньше четверти доли в структуре ВВП Украины – 13%), в производстве электроэнергии на 8% (17%) и в выплавке черных металлов на 33% (2,5%). В то же время, инфляция снизилась бы на 1,2% по сравнению с базовым сценарием, а уровень ВВП вырос бы на 4,7%. Каждый украинец стал бы на 90 евро реально богаче. Страна стала бы почти на четверть более открытой, т.е. интегрированной в потоки мировой торговли.

***

Власти Украины выбрали путь исключительно на европейскую интеграцию, что приводит страну в все больший экономический тупик. Действительно выгодная для страны возможность вступления в Евразийский экономический была упущена и крайне маловероятна на данном этапе из-за позиции Киева и условий Соглашения об ассоциации с ЕС. При этом, концепция создания общего эконмического пространства от Лиссабона до Владивостока (в рамках более широкой идеи Большого евразийского партнерства) может стать реальностью уже в ближайшие 10 лет. И это может происходить независимо от воли Киева. Не потому, что так хочет Россия, а потому что в этом заинтересован немецкий и французский бизнес. Какую роль украинская экономика займёт в этой новой континентальной архитектуре? А это уже вопрос, на который должен ответить сам Киев.

Юрий Кофнер, заведующий Евразийским сектором ЦКЕМИ НИУ ВШЭ; научный сотрудник ИИАСА 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Комитет Европарламента одобрил соглашение о партнерстве Армении с ЕС

Никаких "разворотов Армении" не будет: о чем говорили Путин и Пашинян

Никаких "разворотов Армении" не будет: о чем говорили Путин и Пашинян 

Владимир Путин встретился в Сочи с новым премьер-министром Армении

«Об эффективности ЕАЭС следует судить специалистам с высшим экономическим образованием и хорошими степенями по профильным наукам. Всё остальное это спекуляции»

Интервью с Андреем Грозиным, российским политологом 

Президент Армении обсудил с Могерини ситуацию в республике

В Сочи открылся 2-й форум Евразийской интеграции

Киргизия заключает соглашение о партнерстве с ЕС

Президент Жээнбеков ищет инвесторов для своей страны 

Парламент Армении ратифицировал соглашение о партнерстве с Евросоюзом

Россия сама позволила Западу ослабить себя и разорить Украину

Через четыре года вооруженного конфликта на Донбассе в ОБСЕ оценили его опасность для Европы 

Известный европейский чиновник вслед за Трампом пообещал «переселить молдавского олигарха-русофоба в Африку»

Франко Фраттини отдельно отметил, что в урегулировании приднестровского конфликта должна сыграть положительную роль конструктивная позиция молдавского президента Игоря Додона, кроме того, по мнению представителя европейского сообщества, примирить два берега Днестра невозможно и без участия России.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.