Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Церковный раскол на Украине

Церковный раскол на Украине  далее »
18.12.2018
16:30:59
Додон назвал незаконными попытки правительства Молдавии сблизиться с НАТО далее »
16:28:11
МВД РФ: число получивших российский паспорт иностранцев выросло на 4% далее »
12:43:11
Госдума приняла закон об упрощении получения гражданства России далее »
09:13:37
Генассамблея ООН приняла резолюцию Украины о милитаризации Крыма далее »
09:11:08
СМИ нашли в России родственников Порошенко и Климкина далее »
17.12.2018
14:28:22
Лавров объяснил, почему Россия не признаёт ДНР и ЛНР далее »
14:01:23
Личность и наследие Зейнуллы Расулева обсудили на конференции в Уфе далее »
09:59:55
Порошенковской "новой церкви" на Украине дали название далее »
09:58:21
Блок Пашиняна получил 88 мандатов из 132 в новом парламенте далее »
09:56:34
Дату предоставления томоса об автокефалии Украине пока не определили далее »

25 лет Госдуме. Константин Затулин далее »

Россия и Ближний Восток: год 2018 далее »

Выстрел в собственную ногу: Как Порошенко заставил проверять чиновников на наличие родни в РФ далее »

Обманутая Украина. Право голоса от 17.12.2018 далее »

Церковный раскол на Украине. Что это означает? Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым от 16.12.2018 далее »

Ва-банк Порошенко. Политический детектив от 16.12.2018 далее »

Автокефалия украинской церкви - механизм реализации и политические последствия далее »

Рубрика / Общество

Мирослав Митрофанов: Реформа школьного образования в Латвии вызовет очередной скачок депопуляции


05.02.2018 11:44:35

В начале октября прошлого года в Латвии правящая коалиция поддержала инициативу по переводу образования в школах национальных меньшинств на латышский язык. Президент Латвии Раймонд Вейонис 24 января поддержал решение правительства о переводе русских школ на латышский язык обучения. По задумке авторов реформы, к 2020 году на родном для нацменьшинств языке будут преподаваться сам «родной язык», литература и предметы, связанные с историей и культурой исторической родины.

Подготовленный министерством образования и науки проект поправок предусматривает проведение реформы в учебных заведениях нацменьшинств в 2021–2022 учебном году, установив, что дошкольное обучение является билингвальным, в начальной школе (1-6 классы) осуществляется по трем моделям билингвального обучения, на завершающем этапе основного образования (7-9 классы) 80% учебного процесса обеспечивается на государственном языке, в средней школе (10-12 классы) — только на латышском языке.

Мы побеседовали с депутатом Европарламента, сопредседателем «Русского союза Латвии» Мирославом Митрофановым, который рассказал о проблемах с которыми, столкнётся русское население Латвии после принятия школьной реформы:

— Мирослав Борисович, молодежь в Латвии достаточно неплохо говорит по латышски, неужели проблема, связанная с так называемой «школьной реформой» стоит так остро?

— Эта проблема имеет разную степень остроты для разных групп населения. Если говорить об одаренных и очень сильных учениках русских школ, то они могут учиться и на латышском и на любом другом языке, но, как вы понимаете, таких учеников в общей своей массе никогда не бывает большинство. Основная масса русских школьников уже сейчас имеют проблемы получения образования, когда только часть предметов подаётся на латышском языке. То есть происходит двойная нагрузка на ученика и сейчас родители вынуждены вместе с детьми во внерабочее время сидеть за учебниками, разбирать задания по различным предметам, помогать с выполнением домашнего задания либо нанимать репетиторов. Так ситуация складывается сейчас, когда обучение на латышском составляет до 60% от общего времени, и вы можете себе представить что будет когда эта планка поднимется до 100%. Естественно, что часть школьников будет на каком то этапе терять интерес к учёбе и выпадать из учебного процесса. Таким молодым людям не будет светить высшее образование и их уделом останется получение примитивных специальностей. Фактически на уровне начального образования закладывается карьера и будущее материальное положение человека.

Таким образом, проводя сейчас реформу перевода школ на латышский язык, власти не облегчают положение русских детей, как они заявляют, а наоборот осложняют. Вы кончено можете спросить, а как же наши соотечественники учатся сейчас в Германии, Англии и других странах ЕС на иностранных языках? Они учатся так же, как и учатся дети в маленьких латышских посёлках, где чисто латышская среда. Если в классе 2/3 представителей большинства, а остальные – представители разных этнических групп, то самым естественным образом местный язык становится языком общения в школе и ученик на самых ранних этапах переходит и в общении и в обучении на язык большинства. Именно так случается со всеми эмигрантами. Однако, в случае Латвии, Эстонии и Литвы есть компактное расселение русского населения, где существует русскоязычная среда и получается что дети в семьях, школе и на улице говорят на одном языке, а учиться им приходится на другом, в следствие чего не происходит естественного освоения языка и перехода на него. Происходит совершенно вымученный процесс, при котором учиться становится тяжелее.

Мы считаем, что альтернатива – это качественное преподавание латышского языка и дополнительные учителя, которые бы занимались с теми, кто не успевает на латышском.

— Вы инициировали законопроект о школьной автономии. В чем его суть?

— Когда в 1919 году создавалась Латвийская республика, одним из первых актов, принятых ее руководителями стал «Закон о школах для национальных меньшинств». Данный закон предполагал, что каждая не титульная группа населения Латвии получала свою систему школ. Были созданы соответствующие отделы образования при министерстве и соответствующая сеть школ. Великий латышский поэт Янис Райнис очень много сделал для того, чтобы данная сеть школ развивалась и совершенствовалась. Мы хотим возродить тот закон по духу, но с учётом современных реалий.

Современные реалии заключаются в том, что такие национальные меньшинства, как поляки, литовцы или эстонцы защищены международными договорами и фактически их школы ликвидировать невозможно, потому, что против этого будут те государства, которые заключили эти договора. Мы просим и Российскую Федерацию начать работу по заключению такого же договора, но, по объективным геополитическим причинам, такое сотрудничество в ближайшее время находится под большим вопросом. Поэтому мы видим, что единственным способом юридической защиты русских школ от закрытия и от смены языка обучения, является внутреннее латвийское законодательство, в том числе и «Закон о школьной автономии», который мы сейчас выдвигаем на сбор подписей.

— Речь идёт о референдуме?

— Если мы соберем 150 тысяч подписей, то эта инициатива перейдет на уровень референдума.

— Есть и вопросы к референдуму?

— Есть законопроект, который имеет законченный вид. Если он вступает в силу в виде закона, то он: защищает русские школы от физического закрытия и дает право школьному совету, в который входят представители родителей и руководства школы, решать вопрос о пропорциях между языками обучения – это два главных принципа. Кроме того, в законопроекте прописано представительство национальных меньшинств при исполнительной власти, что важно, поскольку у нас исполнительная власть в основном латышская, которая, на уровне министерства образования принимает решения вместо тех людей, которых это непосредственно касается. Все это, конечно же, не имеет никакого отношения к демократии и больше похоже на систему африканского трайбализма, где более сильный этнос решает как жить представителям меньшинства.

— Вы уверенны, что вы соберёте достаточное количество подписей?

— Никогда нельзя быть уверенным на 100 процентов, но в последние годы у нас изменилось законодательство в плане упрощения процедуры. Сейчас существует электронная процедура, для которой достаточно зайти на портал государственных услуг и при помощи банковской идентификации или электронной подписи оставить свою подпись под той или иной инциативой. У большинства жителей Латвии сейчас есть доступ к компьютеру, для тех, у кого доступа нет, мы постараемся организовать физический сбор подписей при муниципалитетах дружественных нам городов.

— Организовывая референдум, вы наверняка надеетесь на положительный для себя результат. Насколько вы оцениваете уровень вашей поддержки и русофобские настроения в целом по Латвии?

— Важно понимать, что вопрос об образовании меньшинств в школах абсолютно не касается повседневной жизни большинства этнических латышей. Референдум может закончится чем угодно, и предсказывать то, что случится через год я не берусь. Для нас намного важнее не сам референдум, а сам сбор подписей, потому, что каждая подпись под этим законопроектом – это манифестация голоса русского латвийца или сочувствующих нам латышей в пользу сохранения образования на русском языке. По-другому организовать сбор подписей мы не можем, потому что единственный существующий латышский портал петиций является частным и находится в руках его националистически настроенных хозяев, которые не дают нам возможности собирать подписи под, подобного рода инициативами. Физически ходить по улицам и приставать к прохожим мы не можем, поскольку общество изменилось, и на подобные вещи люди реагируют как на вторжение в их частную жизнь. Поэтому, государством организованный сбор подписей это единственная наша возможность собрать как можно больше подписей, которые будут доказывать, что данная проблема актуальна и государству нужно отреагировать. И если государство пойдёт в данной проблеме на компромисс, то референдум может и не понадобится.

— Предположим, что все-таки «школьная реформа» будет окончательно принята, а ваш законопроект не станет законом, как это повлияет на жизнь русских в Латвии?

— Часть школьников не будет доучиваться до окончания средней школы и будут получать примитивные профессии, чтобы как то выжить в будущем. Общий уровень грамотности и образованности русского населения будет уменьшаться, что повлечёт за собой резкое социальное расслоение. Те, кто побогаче, будут нанимать репетитора, и стараться как-то дотягивать своего ребенка до конца учебы. Но, как известно постоянные занятия с репетитором не каждому по карману.

Еще одним последствием принятия реформы о школьном образовании станет резкий отток русскоязычного населения за пределы Латвии. При чем, не в Россию, а в страны Западной Европы, потому что если перед человеком будет поставлен безальтернативный выбор ассимиляции, то гораздо выгоднее ассимилироваться в среде какого-то большого народа — носителя одного из языков мирового общения, который открывает хорошие перспективы. Но, при всём уважении к латышскому языку, который мы любим и изучаем нужно понимать, что латышский язык таковым не является. Поэтому естественно, что наши люди поедут на запад, что повлечет за собой очередной скачок депопуляции.

— Подобные процессы происходили и на Украине, когда произошел перевод школ на украинский язык. Проблемы тогда испытали и продолжают испытывать не только учащиеся, но и учителя, которые с большим трудом переходили на украинский язык. Есть ли такая проблема с учительским составом в Латвии?

— Если государство продавит эту реформу, то параллельно будет идти селекция учителей – фактически отсев тех, кто преподавать не сможет или в чьей лояльности засомневаются власти. Постепенно не нужных учителей будут выдавливать – кого-то на пенсию, кого-то увольнять. Это очень не приятный болезненный процесс, поскольку естественное преимущество будут получать выходцы из сельской Латвии, латыши по происхождению. И если бы эти люди преподавали именно латышский язык, то это было бы нормально, но если учителей – этнических латышей станет большинство в русской школе, то она уже не будет русской по своему духу. То есть не будет передачи духовной эстафеты, исторического опыта, поскольку это происходит с преподавателями, которые близки ученикам по происхождению и культуре. Будут возникать и конфликтные ситуации потому, что взгляд на историю в русской и латышской среде разный. И то, что для нас является естественным 9 мая прийти возложить цветы у Памятника Освободителям и принять участие в праздничном митинге, то для значительной части латышей это выражение нелояльности по отношению к государству. Или, наоборот для латышей является распространенным явлением плохо относиться к советскому периоду, то для русские стараются так не делать.

Напомним, что в Латвии проживают 2 миллиона человек, из них около 40% — русскоязычные. В республике один государственный язык — латышский. Русский имеет статус иностранного.

Артем Журко 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

"Зона этнической сегрегации": как в России реагируют на дискриминацию русских в Прибалтике

Лавров обсудит с представителем ОБСЕ положение русскоязычных на Украине и в Прибалтике

Русская партия «Согласие» победила на выборах в сейм Латвии

«Русские должны платить налоги и молчать в тряпочку»: почему в Латвии не прекращается борьба за русский язык

«Русские должны платить налоги и молчать в тряпочку»: почему в Латвии не прекращается борьба за русский язык 

Русский вопрос в Латвии: Можно ли сохранить школы нацменьшинств?

Русский вопрос в Латвии: Можно ли сохранить школы нацменьшинств? 

Евродепутат Кариньш призвал ассимилировать русских детей в Латвии

Евродепутат Кариньш призвал ассимилировать русских детей в Латвии 

Освобожденному из-под ареста правозащитнику Гапоненко запрещено выезжать из Латвии

Суд в Риге освободил защитника нацменьшинств Гапоненко из-под стражи

Латвия: сколько нужно украсть, чтобы «окультурить» русских?

Латвия: сколько нужно украсть, чтобы «окультурить» русских? 

Русские «неграждане» ими и останутся. Из принципа

Русские «неграждане» ими и останутся. Из принципа 

Материалы партнеров