Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма

Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма  далее »
19.01.2018
12:45:17
Кандидатом в президенты Армении от правящей партии стал Армен Саркисян далее »
12:42:33
Додон: участие Молдавии в ЕАЭС создало значительные возможности для развития страны далее »
12:40:12
Лавров: в РФ встревожены попытками реабилитации нацизма в ряде стран далее »
12:37:53
ЦБ не исключил экспансию рубля на территорию ЕАЭС или СНГ далее »
12:36:26
МИД Узбекистана отметил высокую динамику сотрудничества с РФ далее »
11:31:11
Трамп предложил перенести переговоры по Донбассу из Минска далее »
18.01.2018
14:44:48
Госдума намерена заявить о недопустимости дискриминации российских СМИ в Молдавии далее »
14:42:06
Путин пригласил страны СНГ стать наблюдателями при ЕАЭС далее »
14:39:20
Белоруссия передала РФ обновленный вариант соглашения о взаимном признании виз далее »
12:43:25
Почему Рада не денонсировала Договор о дружбе с РФ? далее »

Россия - агрессор? Время покажет. далее »

Зачем Назарбаев ездил к Трампу? далее »

Нет мира без войны. Право голоса далее »

Украина: прощание славянки. Право голоса далее »

Теория заговора - Запад о России: как пишутся сценарии катастроф? далее »

Договор о дружбе с Украиной. Время покажет далее »

Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым далее »

Детали

«Зона проблемной государственности» и внешняя политика России в условиях турбулентности современного мира


25.12.2017 17:31:28

Вячеслав Сальников

Директор Центра исследований революционных процессов, повстанчества и проблемной государственности, к.и.н., г. Воронеж
перейти на страницу автора

При характеристике современного постбиполярного мира часто используют термин «турбулентность», означающий «динамику изменений миропорядка, характеризующуюся перманентной или периодически повторяющейся нестабильностью, амбивалентностью и неопределенностью процессов, частично контролируемую действиями отдельных акторов мировой политики»[1].

Одним из важнейших проявлений данной турбулентности современной системы международных отношений является расширение т.н. «зоны проблемной государственности»[2], где с одной стороны, существуют проблемы признания суверенитета входящих в эту зону государств, и, с другой стороны, –проблемы государственного контроля над территориями. В первом случае это –т.н. «непризнанные государства» (Абхазия, Южная Осетия, ПМР и др.). Во втором случае мы имеем дело с т.н. «неконтролируемыми территориями», где центральные власти не способны или не хотят полноценно осуществлять силовой и иные виды контроля, а также участвовать в создании и распределении политических благ (значительная часть Ближнего и Среднего Востока и Африки, район «Золотого треугольника» в Юго-Восточной Азии, «Красный коридор» в Индии, территории Украины, контролируемые бандформированиями и т.п.).

Причинами расширения этой зоны в последние десятилетия является не только крушение империй и полиэтничных федераций, периодически случающееся в истории, но и коллапс ряда государств мира социализма, проигравших Холодную войну. Чем и воспользовались не только народы, стремящиеся осуществить свое право на самоопределение, но и племена, кланы, преступные группы, вооруженные отряды и другие подобного рода «акторы вне суверенитета», которым выгодно существовать в условиях «серой зоны» политики и экономики (особенно, в постколониальных странах, где не сформировались нации, и остры межэтнические и межконфессиональные противоречия). Не стоит забывать и «внешних игроков» – как государства, так и негосударственных акторов (транснациональные корпорации, частные военные кампании, этно-конфессиональные структуры и др.), решающие за счет расширения «зоны проблемной государственности» свои задачи.

О политике России в отношении проблемных государств

В силу того, что «зона проблемной государственности» охватывает значительную часть постсоветского пространства и имеет тенденцию к расширению, внешняя политика России не должна ограничиваться лишь стремлением приостановить развитие данной тенденции. Мы должны насколько возможно использовать глобальную турбулентность, в т.ч. и фактор «проблемной государственности», в российских интересах. Существование на постсоветском пространстве таких непризнанных государств, как ПМР, Абхазия, Южная Осетия, Нагорно-Карабахская республика, ЛНР, ДНР, являющихся своеобразными «осколками» советской империи, при умелой внешней политике вполне может способствовать восстановлению Большой России, как через удовлетворение права наций на самоопределение, так и через интеграцию постсоветского пространства. К сожалению, властвующие элиты РФ до сих пор мыслят в логике постимперской парадигмы, сдерживая проявления пророссийского ирредентизма на постсоветском пространстве в надежде на дружественные отношения с постсоветскими государствами. Но неудачная практика сотрудничества в рамках СНГ и евразийской интеграции показала неэффективность курса постимперского легитимизма, который Михаил Ремезов справедливо охарактеризовал как «формулу поражения»[3].

Если Россия действительно хочет возродиться как великая держава, она должна проводить соответствующую политику, направленную на восстановление своей имперской суверенности с опорой на вышеуказанные непризнанные государства и проблемные территории искусственно созданных постсоветских государств (прежде всего, территории с преобладанием русского и русскоязычного населения), население которых готово осуществить сецессию ради воссоединения с Россией. И пусть у нас для этого пока недостаточно ресурсов, но будет гораздо хуже, если исчезнут те, кто надеется на Россию, кто верит, что она вернется в свои берега…А для этого нужно отказаться от мысли стать частью Большой Европы, «мостом из Европы в Азию», «войти в мировую цивилизацию» и т.п., а создавать свой собственный цивилизационный проект – Большую Россию, от успеха реализации которого будет зависеть не только будущее постсоветского пространства, но и международная безопасность.

Сальников Вячеслав, Директор Центра исследований революционных процессов, повстанчества и проблемной государственности.



[1] Д.С. Полулях. Турбулентность в современном мировом порядке: дискурсы и практика: автореферат дисс...канд. полит. наук. – М., 2016. – С. 12.

[2] См.: Асимметрия мировой системы суверенитета: зоны проблемной государственности / [ред. М.В. Ильин, И.В. Кудряшова]. – М.: МГИМО-Университет, 2011. – 248 с.

[3] Ремизов М. Судьба российского наследства. – URL: http://www.apn.ru/authors/author149.htm (дата обращения: 07.07.2017). 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.