Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма

Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма  далее »
21.06.2018
14:47:58
Владимир Джабаров поблагодарил за новый выпуск мониторинга «Украина» далее »
12:43:13
Кыргызстан призывает к строительству крупных ГЭС в Центральной Азии далее »
12:41:54
Беларусь предлагает дополнить концепцию развития СНГ цифровой повесткой далее »
11:59:43
В Киеве предложили купить у американцев ПВО Patriot далее »
11:38:20
Россия не выведет миротворцев из Приднестровья далее »
20.06.2018
11:36:06
Додон: Суд, не признав выборы, делает из некомпетентного Нэстасе жертву далее »
11:10:25
Переяслав-Хмельницкий хотят переименовать далее »
19.06.2018
16:13:31
В Совете Федерации предупредили молдаван о последствиях далее »
13:24:51
МВД намерено упростить процедуру получения российского гражданства далее »
12:31:29
У Верховной Рады митингуют афганцы чернобыльцы и инвалиды далее »

Когда Россия на деле начнет собирать соотечественников? далее »

Выход США из международных договоров и последствия этого шага. 60 минут от 20.06.2018 далее »

Пётр Порошенко требует признать закон о лишении статуса президента Виктора Януковича неконституционным далее »

Молитвенное стояние о единстве церкви далее »

Климкин призвал испортить ЧМ-2018 в России. Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым от 17.06.2018 далее »

Жалобы и обвинения Киева против России. Постскриптум от 16.06.2018 далее »

Для кого процедура получения российского гражданства должна быть максимально простой? далее »

Детали

Религиозная ситуация в БССР и Западной Белоруссии. 1921-1939 гг.


28.11.2017 11:53:20

1. Попытки белорусизации православной церкви в БССР

Характер и сущность национальной политики в послереволюционной Белоруссии во многом предопределялись значительными переменами, происходившими по стране в целом в этой сфере общественных отношений. 2-я сессия ЦИК БССР 15.7.1924 приняла постановление «О практических мерах по проведению национальной политики», положившее начало крупномасштабной белорусизации как официальной государственной политике. Её активными проводниками были председатель ЦИК БССР А.Г. Червяков, председатели СНК Я.А. Адамович и Н.М. Голодед, руководитель Института белорусской культуры В.М. Игнатовский. Вокруг них группировались представители национальной интеллигенции.

В 1920-е гг. в партийных документах, постановлениях государственных органов, выступлениях политических деятелей, учёных, деятелей образования, культуры проводилась мысль о том, что белорусизация является самой значительной частью национальной политики КП(б)Б и её предназначение – государственное, экономическое и культурное возрождение страны. В документах, определявших пути и методы осуществления белорусизации, акцент делался на необходимости ответственного отношения к национальной интеллигенции, которая играет большую роль в национально-культурном строительстве, и исключительной важности овладения белорусским языком всей партией.

Политика была направлена на проведение в жизнь идеи выдвижения и всё большего втягивания в руководящую работу в экономике и культуре работников местных национальностей (белорусов, русских, поляков, евреев) при условии выдвижения белорусских работников в первую очередь.

Но в процессе развития белорусизацию оседлали антисоветские, антирусские, пропольские деятели, которые под видом национального возрождения Белоруссии, разрыва с царским прошлым и социалистического строительства начали пропагандировать откровенную русофобию.

Белорусизация в антисоветском, антироссийском, польско-шляхетском варианте стала представлять собой политику и идеологию русофобии, направленную на фальсификацию белорусской истории, отрыв ее от общерусской истории, на цивилизационное противопоставление братских народов – белорусов и русских (великороссов) и под прикрытием вывески о так называемом возрождении Белоруссии попытку осуществить замену белорусской ментальности антирусским сознанием в интересах польско-шляхетского экспансионизма.

Как это ни парадоксально, но начало такой белорусизации положило постановление Президиума ЦИК БССР от 11 июля 1923 года об амнистии противников Советской власти в связи с третьей годовщиной освобождения Белоруссии от польских интервентов. Именно с этого времени все наиболее видные противники Советской власти, которые являлись наиболее рьяными белорусизаторами, были амнистированы и начали играть главную скрипку в национально-культурной политике БССР в 1920-е годы.

В феврале 1922 года произошло торжественное открытие Института белорусской культуры (Инбелкульт) как комплексного, многоотраслевого научно-исследовательского учреждения в республике, будущей Академии наук БССР. Первым председателем президиума Инбелкульта был назначен рьяный белорусизатор С.М. Некрашевич. Этот тот самый С.М. Некрашевич, активный организатор борьбы с Советской властью, оказался главным руководителем всей науки в БССР.

Действительным членом Инбелкульта стал также амнистированный Язэп (Иосиф Юрьевич) Лесик, который был одним из руководителей Рады Белорусской Народной Республики (БНР), составлял и подписывал благодарственную телеграмму германскому кайзеру, а потом стал подчинять Белоруссию панской Польше [1, c. 75]. И этот лидер антисоветского движения на территории Белоруссии стал главным светочем в области белорусского языкознания в БССР.

Действительным членом Инбелкульта был сподвижник Я. Лесика И.И. Красковский, сторонник подчинения Белоруссии Юзефу Пилсудскому. В эту когорту белорусизаторов входил антисоветчик И.Ф. Сушинский, а также бывший подполковник царской армии, находившийся на службе у «правительства» БНР, Е.К.Успенский. Главным географом в Инбелкульте стал член первого «правительства» БНР А.А. Смолич. В действительные члены Инбелкульта попали два последних премьера «правительства» БНР В.Ю. Ластовский и А.И. Цвикевич, которые активно боролись против Советского государства не только в годы Гражданской войны, но и после ее окончания, находясь в эмиграции. Направлял и расставлял кадры белорусизаторов в белорусской культуре и науке В.М. Игнатовский – народный комиссар просвещения БССР, член ЦК КПБ и в то же время сам активный белорусизатор.

Поверхностно мыслящие исследователи аргументируют так: раз при Советской власти началась белорусизация, следовательно, виновата Советская власть. Это ошибочное заключение. Советская власть ставила задачу национально-культурного развития белорусского народа. Это была исторически справедливая задача. Ведь все белорусские этнографы в дореволюционный период (Евдоким Романов, Александр Сержпутовский, Николай Янчук, Иван Еремич, Адам Богданович, Николай Никифоровский) криком кричат о забитости, о темноте, о культурной неразвитости белорусского крестьянина и рабочего.

Вырвать белоруса из неграмотности, приобщить его к образованию и культуре – вот чем занималась Советская власть при белорусизации.

В то же время надо понимать, что белорусизация в 1920-е годы в ее антирусском варианте явилась следствием доверительного отношения Советской власти к интеллигенции, которая занималась культурной работой в республике. Среди этой интеллигенции была значительная антирусская и антисоветская часть (Ластовский, Cмолич, Лесик, Цвикевич, Успенский, Некрашевич), которая поняла культурную работу как возможность разрушить общекультурное и государственное единство белорусов и русских. Другими словами, такая белорусизация внедрялась не Советской властью как таковой, а группой антисоветски и антирусски настроенных интеллигентов, которые, злоупотребляя доверием Советской власти, всячески пробирались в органы управления культурой и наукой в Белоруссии.

Характеризуя всю эту белорусизаторскую публику, польский историк Леон Василевский в 1925 году в книге на польском языке «Литва и Белоруссия» писал: «На поле белорусской культуры работают деятели, по существу не имеющие ничего общего с официальным коммунизмом – социалисты-революционеры, сторонники «правительства Ластовского», прежней Верховной Рады и т.д. Овладевают они Институтом белорусской культуры и почти всем издательским делом на белорусском языке». Далее польский историк говорит о том, что эти «белорусизаторы» для маскировки вынуждены приспосабливаться «к официальной линии советской политики» [2, c.217].

Так называемые белорусизаторы любят проливать лицемерные слезы о гонениях Советской власти на церковь в БССР. Но проблема здесь не так однозначна, как это трактуется в квазиисторических исследованиях белорусизаторов. Дело в том, что в 1920-е годы, когда в БССР была развернута массовая белорусизация, в общественное мнение широко внедрялась антирусская идея отделения православной церкви от Московского Патриархата, превращение ее в автокефальную, то есть независимую от Русской православной церкви. Эта затея преследовала цель – противопоставить белорусов русским и ориентировать БССР на некий «самостоятельный» путь развития, независимый от Советской России и СССР, а на самом деле на превращение БССР в восточные кресы Польши.

Главным инициатором и руководителем этой антисоветской и антирусской кампании был Язэп Лесик, который еще в 1920 году требовал от православных священников стать на защиту Белоруссии от Советской власти и Русской православной церкви. Включились в эту кампанию и создатели «волото-кривской теории происхождения белорусов». Один из ее наиболее активных деятелей отправил в Каунас к В.Ю. Ластовскому статью, в которой доказывал необходимость автокефалии православной церкви в БССР, подчеркивая, что «первое и самое доступное понятие национального единства, после национального языка, достигается при помощи религии» [1, c. 113].

Бурную активность автокефалисты развернули в 1922 году под руководством епископа Минского Мелхиседека (Паевского). Этот рвущийся к высокой карьере пастырь самочинно вместе со своими приспешниками решил создать самостоятельную Белорусскую православную митрополию. Об этом событии было торжественно объявлено в Минском кафедральном соборе 23 июля 1922 года. Мелхиседек стал митрополитом. Тут же самозваный митрополит посвятил в сан епископов трех священников. Акт учреждения самостоятельной Белорусской православной митрополии церковные белорусизаторы рассматривали как оформление автокефалии.

Разумеется, подобное белорусизаторство в православной церкви не могло не угрожать национальной безопасности БССР. За сопротивление мероприятиям государственной власти Мелхиседек был отстранен от занимаемой должности. Но через некоторое время автокефалистов-белорусизаторов возглавил Бобруйский епископ Филарет (Раменский). Под его руководством в 1927 году в Минске состоялся церковный съезд, на котором был утвержден и вскоре опубликован устав «Белорусской автокефальной православной церкви» [4, c. 39-42]. Однако эта «автокефалия» не была признана не только Русской православной церковью, но и православными церквами других стран. Подобные действия белорусизаторов-автокефалистов означали не только самоуправство, но также предательство национальных интересов Белоруссии и церковное насилие над православными верующими, поскольку автокефальность православной церкви объективно вела к межрелигиозному и межнациональному конфликту в БССР в интересах римско-католического костела и Польши. Вот и выходит, что Советская власть, не допустив автокефализации православной церкви, не только сохранила религиозный и национальный мир, но и укрепила положение самой православной церкви в БССР.

2. Насилие польских оккупантов над православной церковью в Западной Белоруссии

Террор, развязанный польскими оккупантами в Западной Белоруссии, был направлен также и против православия как религиозной формы общерусского самосознания белорусского народа. Главную роль в борьбе против православия играл римско-католический костел, преследовавший целью осуществление своей давнишней иезуитской политики – не просто полонизацию, а денационализацию белорусов, то есть ликвидацию белорусов как этноса. Фактически это была политика религиозного этноцида белорусского народа.

Осуществлялась эта политика религиозного этноцида белорусского народа через так называемую ревиндикацию православных святынь в Западной Белоруссии. Ревиндикация, проводившаяся в Западной Белоруссии и в самой Польше в отношении православной церкви, носила материальный и духовно-религиозный характер. В материальном плане ревиндикация сводилась к захвату и передаче имущества (храмов, церковных построек и земли) православной церкви и православных общин в собственность римско-католической церкви или местных польских оккупационных администраций. В результате этой ревиндикации из 1 119 православных храмов только до 1924 года у православной церкви было отобрано более 500 храмов. Отобранные церкви либо перестраивались по римско-католическому образцу, либо разбирались на строительные материалы. При активном использовании насильственных методов в Западной Белоруссии и Западной Украине к 1925 г. около 320 православных храмов перешло римско-католической церкви, к середине 1929 г. – более 1300.

В духовно-религиозном плане насилие над православными святынями и верой белорусов сводилось к замене церковно-славянского и русского языков в православном богослужении и метрических книгах православных парафий исключительно польским языком.

В 1929 году римско-католический епископат потребовал ревиндикации, то есть передачи католической церкви почти 700 православных храмов, приходских строений, церковных земель. Фактически речь шла о ликвидации православной церкви в Западной Белоруссии и Западной Украине. Это напоминало самую отвратительную иезуитскую политику римской курии и польских магнатов против православия в Речи Посполитой в XVI-XVII веках.

В Рождественском послании 1929 года митрополит Дионисий писал: «Нашу Святую Православную Церковь в Польше посетил Господь в истекшем году бедствием, равным избиению Вифлеемских младенцев, ибо клир Римский хочет отнять у нас половину святых храмов наших и тем лишить более 2 миллионов верующих младенцев наших духовного окормления и церковной жизни». Перед лицом грозящей опасности все православное население Польши объединилось и сумело сохранить хоть часть своих святынь.

Однако польские оккупанты не прекращали своих попыток ликвидации православной церкви в Западной Белоруссии. Для этого они придумали опять-таки чисто иезуитскую акцию, а именно создать в Польше автокефальную православную церковь. В 1925 году православная церковь в Польше получила статус автокефальной. Это было своеобразное издание церковной унии 1596 года применительно к новым историческим и геополитическим условиям. Но и эта иезуитская акция, направленная, как признавались польские оккупанты, «против сепаратистских тенденций, имеющих место среди белорусов и русских, и даже украинцев» [5, c. 150] не могла быть принята православным населением, поскольку подобная автокефальная православная церковь ставила своей задачей денационализацию белорусского народа.

Лев Криштапович (Минск)

Источники:

1.Залесский, А.И., Кобринец, П.Н. О национальных отношениях в Советской Белоруссии. Исторические очерки / А.И. Залесский, П.Н. Кобринец. – Гродно, 1992.

2.Василевский, Леон. Литва и Белоруссия / Леон Василевский. – Варшава, 1925.

3.Этнография на службе у классового врага. – Л., 1932.

4.Касяк, І. З гісторыі праваслаўнай царквы беларускага народу / I. Касяк. – Нью-Йорк, 1956.

5.Польша-Беларусь (1921-1953). Сборник документов и материалов. – Минск, 2012. 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Комментарии

18.12.2017 07:31:31 Комментарий от Владимир Бикмухаметов(persubsgecorn1973)
Нашел хороший сайт где можно купить изделия из гранита в Киеве http://ankor-ik.com.ua/

 

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.