Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Выборы в Верховную Раду Украины

Выборы в Верховную Раду Украины  далее »
19.08.2019
13:17:52
На выборы в Абхазию впервые приедут наблюдатели из Германии и Китая далее »
12:42:32
В ДНР ответили на публикацию The Guardian об участии России в боях за Иловайск далее »
12:37:39
Армения стала самым популярным зарубежным направлением среди россиян далее »
12:35:24
Нетаньяху раскрыл цель своего визита на Украину далее »
16.08.2019
12:39:39
Из Казахстана за полгода эмигрировало 20 тыс. человек далее »
12:38:22
Молдавский парламент лишил Илана Шора депутатской неприкосновенности далее »
12:20:38
В Севастополе прошла презентация книги Кирилла Фролова "Святые и пророки Белой Руси" далее »
11:56:22
Скандально известный телеканал "Рустави-2" никто не хочет покупать далее »
11:49:21
В силу вступают новые законы, которые упростят получение гражданства РФ далее »
11:19:34
В Крыму оценили стратегию Зеленского по "возвращению" полуострова далее »

Константин Затулин отвечает на вопросы в студии телеканала "Сочи 24" далее »

Константин Затулин обсудил судьбу Кавказской Ривьеры с общественниками далее »

Сочинские архитекторы останутся в своем “Доме” далее »

События в Южной Осетии. Военная тайна от 10.08.2019 далее »

Интервью Митрополита Амфилохия далее »

«Миграция в РФ»: как украинцам поможет новый спецпредставитель по миграции? далее »

Российско-белорусские отношения. Умные парни от 02.08.2019 далее »

Рубрика / Политика

Как Акт о независимости Литвы оказался в Германии


16.11.2017 15:31:36

В марте 2017 года в литовских средствах массовой информации появилось сенсационное сообщение: обнаружен Акт о независимости Литвы! Документ, утерянный еще в 1940 году, был найден литовским историком Людасом Мажилисом в дипломатическом архиве МИД Германии. Не так часто оригиналы актов о независимости оказываются в архиве чужого государства. Как такое произошло? Ответ на этот вопрос дал директор фонда «Историческая память» Александр ДЮКОВ.

Ценный для Литвы акт, разумеется, не лежал в неразобранных мешках и не был скрыт от научного мира. Этот документ находился в давно рассекреченных фондах Политического архива МИД Германии, в деле под названием «Будущее немецких провинций. Литва».

Именно там, среди прочих документов, историк Людас Мажилис обнаружил и немецкий перевод Акта о независимости от 16 февраля 1918 года, и литовский оригинал с подписями всех двадцати членов литовского Совета — Тарибы. Возможно, оригиналов было два. Рассказывают, что еще один оригинал хранился в президентском дворце и исчез после вхождения Литвы в состав СССР.

Чтобы ответить на вопрос, каким образом ценный документ оказался в дипломатическом архиве Германии, нам нужно вглядеться в генезис литовской государственности, посмотреть, в каких обстоятельствах возник Акт о независимости Литвы 16 февраля 1918 года.

Как известно, в 1915 году большая часть территории Литвы была оккупирована немецкими войсками. На территории литовских губерний германским режимом была создана область военного управления — так называемый Ober Ost. Германия занималась экономической эксплуатацией оккупированных прибалтийских территорий. Полученные от реквизиций и использования рабочей силы средства направлялись на нужды империи и помогали вести войну.

Естественно, управление этого военного образования осуществлялось немецкими чиновниками, и только на самом низовом уровне — старост и местной полиции — находились литовцы.

На оккупированной Германией территории Литвы формально были запрещены политические партии, политические и общественные союзы. Однако на самом деле немецкая политика в литовских губерниях оказалась довольно гибкой. Несмотря на официальный запрет политической деятельности различных организаций, фактически (и это признают современные литовские историки) политическая активность среди общественных объединений Литвы выросла.

Например, в этот период произошли изменения в системе образования, наблюдалась литуанизация начального образования. При немецкой оккупации уменьшалось количество школ, где преподавали на польском языке, и увеличивалось число учебных заведений с преподаванием на литовском.

К этому образовательному проекту активно привлекали литовскую интеллигенцию, которая сотрудничала с немецкими властями и поддерживала автономистские настроения в регионе. И если военные оккупационные чиновники не были заинтересованы в появлении независимого Литовского государства, то в МИД Германии придерживались другой точки зрения.

В июле 1916 года в Лозанне прошла третья конференция Союза народов. Сама организация была создана еще до войны, в 1912 году, представителями французской интеллигенции и придерживалась либеральных взглядов. Однако Лозаннская конференция 1916 года превратилась вместо проантантовского мероприятия в прогерманское.

Такая метаморфоза стала возможной благодаря действиям германского МИД, создавшего т. н. Лигу инородческих народов России. Формально ее возглавил прибалтийский барон фон дер Ропп, а фактически всем руководил литовский журналист и авантюрист Юозас Габрис.

Именно Лига де-факто организовывала Лозаннскую конференцию.

В результате изначально проантантовское мероприятие стало площадкой для представителей оккупированных Германией территорий, которые заявляли «о необходимости разрыва государственных связей с угнетающей народы Российской империей» и «о национальной независимости». Итогом тактической операции немецкой дипломатии стала отправка тезисов с этой конференции непосредственно президенту США Вудро Вильсону.

Для нас интересно не только то, что одним из фактических организаторов этого проекта был литовец Юозас Габрис, но и то, что к мероприятию впервые присоединились представители литовских консервативных правых, среди которых был будущий президент Литвы Антанас Сметона.

Следующей остановкой на пути к литовской независимости, о необходимости которой было заявлено на Лозаннской конференции, стали события марта 1917 года. После Февральской революции в России германские власти серьезно задумались о дальнейших перспективах прибалтийских провинций, о том, что делать с этими оккупированными территориями.

В результате немецкие дипломаты на оккупированных территориях решили создать так называемые доверительные советы, или ландсраты. Планировалось, что в дальнейшем эти структуры провозгласят независимость прибалтийских провинций и разрыв связей с Россией. После чего прибалтийские провинции будут вовлечены в орбиту германского влияния на более постоянной основе или присоединены к Империи.

Этот процесс в Литве подстегивался тем, что на российской территории также происходили изменения — был создан Литовский народный совет, который говорил о независимости Литвы или о политической автономии.

Германским дипломатам было понятно, что литовская независимость, которая будет провозглашена на оккупированной территории связанными с Германией литовскими политиками, будет гораздо полезнее Берлину, чем литовская независимость, провозглашенная на территории России.

Созданный немецкими властями в Литве ландсрат в литовской историографии известен под названием Тариба. Именно он впоследствии провозгласил независимость Литвы. Тариба появилась в конце сентября 1917 года. Состав ее участников не был избран всенародно, а был специально отобран организаторами.

Германские власти создание подобного совета приветствовали, и их ожидания не были обмануты. В декабре 1917 года, уже после Октябрьской революции, представители Тарибы были приняты рейхсканцлером в Берлине. На встрече были согласованы принципы, необходимые для объявления литовской независимости.

Немецкие власти полагали, что одновременно с провозглашением независимости будет объявлено о заключении соглашений между Литвой и Германией в военной, экономической, монетной и транспортной сферах. Этими договоренностями они рассчитывали привязать новое независимое государство к Германской империи.

В соответствии с достигнутыми 1 декабря 1917 года в Берлине соглашениями, 11 декабря Тариба приняла декларацию, в которой первым пунктом были провозглашены независимость и разрыв связей с Россией, а вторым — вечный союз с Германией и принятие подписанных ранее договоренностей. Для германской дипломатии это был важный аргумент, который впоследствии был использован на переговорах в Бресте с советской делегацией. Решение Тарибы рассматривалось как способ укрепить немецкие переговорные позиции, которые и без того были весьма сильны.

Однако далее у Германии произошел сбой. Получив необходимую декларацию Тарибы от 11 декабря, власти Германии занялись другими политическими вопросами. А в литовском Совете началась своя подковерная борьба, которая шла в том числе вокруг формулировок в декларации о независимости.

8 января 1918 года Тариба приняла коррективы к декларации и заявила, что будущее независимой Литвы будет решать собранный Конституционный совет и именно в его ведение будет передан вопрос о взаимоотношениях с соседними странами. С точки зрения Берлина, подобная корректива декларации означала то, что самый важный пункт «о тесной связи с Германией» был перенесен куда-то на отдаленное будущее и теперь его судьбу будет решать еще какое-то Конституционное собрание. К такому в Берлине не могли относиться с пониманием.

Ситуация выходила из-под контроля. 16 февраля Тариба приняла известную нам декларацию о независимости, хотя фактически это была уже вторая декларация, так как первую утвердили еще в декабре 1917 года. В принятом акте не было пункта о тесной связи с Германией, зато было повторено заявление от 8 января о Конституционном собрании и о наделении этого органа правом принимать решения о взаимоотношениях с соседями.

То есть Тариба приняла декларацию, которая отличалась от всего того, что было согласовано с немецкой стороной. Германия это заметила, однако у государства были свои заботы, связанные с выступлением на восточном фронте, которое впоследствии вынудило советскую сторону подписать совершенно катастрофический для России Брестский мирный договор. Естественно, что в это время немцы не уделяли особого внимания заявлениям литовского ландсрата.

К вопросу литовской независимости немцы вернулись только в марте 1918 года. Именно тогда произошли события, которые привели нас к появлению Акта о независимости в Политическом архиве МИД Германии.

Представители литовского ландсрата послали декларацию о независимости от 16 февраля в Берлин с заверением, что она не противоречит ранее принятому документу от 11 декабря, а является лишь дополнением. Некоторое время эта идея ходила по берлинским правительственным коридорам, пока 20 марта кайзер [Вильгельм II] не подписал извещение о признании независимости Литвы. В нём отмечалось, что признаётся независимость Литвы, связанная неразрывно с Германией.

Литовскую Тарибу, которая не обладала никакими военными, дипломатическими и экономическими средствами, данная ситуация устроила. В дальнейшем в рамках реализации этой программы было принято решение о введении монархии в Литве. Дожидаться проведения Конституционного собрания никто не стал.

Королем Литвы должен был стать Миндаугас Второй, он же немецкий принц Вильгельм фон Урах. Только после революции в Германии эта ситуация была переиграна и решение о введении монархии в Литве было отменено.

Рассматривая историю провозглашения литовской независимости, мы видим ее совершенную оторванность от того, что происходило «на земле», от политической борьбы в литовском обществе, от народных масс. Мы видим группу литовских интеллектуалов, заботящихся о создании этнической Литвы и взаимодействующих с германскими оккупационными властями. Также мы видим, как эту группу используют немецкие дипломаты для получения аргументов в политической игре. Видим, что контроль здесь далеко не полный: литовские интеллектуалы имеют свои политические запросы, они пытаются продвинуть свою программу.

Но при этом нельзя не отметить катастрофический отрыв от демократических процессов и народных масс. Никто не избирал подписантов Акта о независимости, в итоге эти люди представляли исключительно самих себя.

И тем не менее именно эта, первая страница современной литовской государственности будет праздноваться буквально через несколько месяцев, и мы должны уважать то, что произошло тогда.

Как историк, я думаю, что события, произошедшие в Литве в 1916–1918 годах, в изрядной степени объясняют симпатию президента Сметоны к Германии. Его попытки, или по крайней мере зондаж возможности установления немецкого протектората над Литвой в 1939–1940 годах были фактически возвращением для президента к временам его юности, когда сотрудничество с Германией позволило добиться создания литовской независимости. Но оказалось, что дважды в одну реку войти нельзя.

Юлия Баранова

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2019 Институт стран СНГ.