Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма

Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма  далее »
18.07.2018
13:59:40
XIII Севастопольский теннисный турнир «Большая бескозырка – 2018» далее »
13:44:24
Развитие ЕАЭС обсудили в Ереване далее »
12:01:22
Порошенко приказал военным бороться с досмотром украинских судов далее »
11:51:57
РФ и Украина согласились на новые типы контрактов по газу далее »
11:51:03
Партия Саакашвили назвала своего кандидата в президенты Грузии далее »
11:23:03
Минобороны Украины оправдалось за найденные сталкерами под Харьковом танки далее »
17.07.2018
15:57:31
Игорь Додон: взорвать ситуацию в Молдавии могут не США, а местные игроки далее »
15:56:35
Украина сохраняет участие в работе органов СНГ далее »
13:45:01
Столетнего ветерана пообещали выдворить из Эстонии далее »
13:43:58
Украина предложила снизить тариф на транзит российского газа при условии отказа от «Северного потока-2» далее »

Обсуждение встречи Путина и Трампа. 60 минут от 17.07.2018 далее »

О чем договорились лидеры? Время покажет. Выпуск от 16.07.2018 далее »

Почему Украина надоела Европе. Вечер с Владимиром Соловьевым от 15.07.2018 далее »

В ожидании встречи Путина и Трампа. Время покажет. Выпуск от 13.07.2018 далее »

НАТО: саммит разногласий. Право голоса от 11.07.2018 далее »

Про футбол и Украину. Умные парни на радио "Говорит Москва" от 11.07.2018 далее »

Игорь Шишкин. К чему ведёт околофутбольная истерия в СМИ далее »

Рубрика / Политика

«Экстремисты могут воспользоваться проседанием политических систем»


10.10.2017 12:22:37

Андрей Валентинович Грозин

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ


перейти на страницу автора

Министр по делам религий и гражданского общества Казахстана Нурлан Ермекбаев в целях принятия совместных мер в области профилактики экстремизма на религиозной почве предложил создать международный консультативный совет ведомств стран Центральной Азии, регулирующих религиозную деятельность, сообщает «Интерфакс-Религия».

«От всех нас - государственных, научных и религиозных деятелей - требуется объединение усилий против религиозного экстремизма. Такой совет позволил бы выработать эффективный механизм взаимодействия в региональном формате. Единство в принятии и реализации решений окажется сильнее действий деструктивных сил», - сказал Н.Ермекбаев на международной конференции «Ислам в современном светском государстве» в Бишкеке.

Н.Ермекбаев также поднял проблему распространения идей деструктивных религиозных течений в Центральной Азии, обозначив направления борьбы с проявлениями радикализма.

«Еще в досоветский период у наших народов сформировались общие религиозные традиции, базирующиеся на принципах добра, толерантности, уважения позиции человека, вне зависимости от его отношения к религии. В этой связи крайне важно сохранить и адаптировать наше духовное наследие и использовать его в современных условиях. Только светское общество способно обеспечить равноправие религий в многоконфессиональной среде», - отметил он.

В конференции приняли участие руководители уполномоченных органов по делам религий из 19 стран, представители авторитетных международных организаций и известные зарубежные эксперты-исламоведы.

Инициативу министра по делам религий и гражданского общества Казахстана Нурлана Ермекбаева проанализировал в интервью «Русской народной линии» заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук Андрей Грозин:

Необходимо консолидировать усилия стран региона. Каждая несчастная семья – несчастна по-своему. С каждым годом для всех центральноазиатских государств проблема религиозного экстремизма становится актуальнее. В отличие от Киргизии в Узбекистане с экстремистами поступают весьма жестко. Взгляните на списки центральноазиатских государств запрещенных экстремистских организаций и обнаружите, что самый короткий список у киргизов, в который, к примеру, не входит экстремистское движение Джамаат Таблиг. В России и в центральноазиатских республиках эта организация внесена в список экстремистских движений. Наблюдается непоследовательный подход – где-то более жесткий, а где-то либеральный. Казахстанский чиновник прав: необходима некая региональная унификация подходов к религиозному экстремизму. Ведь даже понятие «религиозный экстремизм» различно в столицах центральноазиатских республик.

Обратите внимание на взаимоотношения Астаны с салафитами и ваххабитами. Тот же казахстанский чиновник не более полугода тому назад говорил, что жесткий запрет салафитских и ваххабитских движений – не метод Казахстана, дескать, надо предлагать гражданам более привлекательную идею и т.д. Он применил стандартную риторику, дескать, нельзя всех записывать в экстремисты, а необходим дифференцированный подход. Иначе, если затягивать гайки, то сорвет крышку котла. Отчасти, он прав, поскольку одной дубиной, как в Узбекистане, проблему экстремизма не решить. Еще в начале ХХI века в Узбекистане сломили и уничтожили исламистское подполье. После экстремистского мятежа в Андижане узбекские спецслужбы уничтожили подполья в Андижанской и Ферганской областях. Кстати, в Узбекистане самый длинный список из осужденных за политический и религиозный экстремизм. Еще три-четыре года тому назад тематика «Исламского государства» (ИГИЛ – запрещенная организация в России. – РНЛ) определенным образом послужила спусковым клапаном – часть узбекских экстремистов переместилась в ИГИЛ. Кого-то сравняли с землей военно-космические силы России, кого-то убила Сирийская армия, а кого-то проиранские ополченцы. Оставшиеся в живых узбекские террористы начинают тянуться на историческую родину. Эти единичные поползновения уже фиксируются спецслужбами Узбекистана. На последнем заседании Совета безопасности стран-членов ОДКБ Рашид Нургалиев обозначил проблему «возвращенцев», которые могут создать «спящие» ячейки исламистских группировок. Он не открыл Америки, ибо региональные эксперты начали бить тревогу еще два года тому назад, когда наметился спад роста ИГИЛа, и появились первые признаки его уничтожения. Эксперты призывали к достойной встрече остатков недобитков.

Конечно, нельзя с водой выплеснуть и ребенка. Люди попали в исламистскую клоаку по разным причинам. Надо понимать, что не все бегали с автоматом и резали головы. В интернете множество пропагандистских видеороликов ИГИЛ, снятых в пик его расцвета, на которых показывались как целыми казахстанскими семьями с детьми и стариками переселялись на территорию халифата для жизни по заповедям последних праведных халифов. Для исламистских проповедников не является проблемой задурить голову религиозно безграмотным жителям постсоветской Азии, которая являла собой вербовочный потенциал «Исламского государства», когда оно было на пике своего влияния. По самым скромным оценкам, из центральных азиатских республик в ИГИЛ отправилось пять-десять тысяч человек. Повторю, что не все люди ехали в «Исламское государство» резать головы неверным. Кто-то поверил исламистской пропаганде, поэтому необходим дифференцированный подход, для которого нужны общие правила.

Казахстанский чиновник прав: необходимо вырабатывать единую стратегию для центральноазиатского региона для противодействия экстремистскому движению, маскирующегося под религию. На мой взгляд, к этому необходимо идти, но опять-таки, это предложение из серии: лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным.

Я не вижу у центральноазиатских государств общего понимания нависшей экстремисткой угрозы над политической системой, обществами и государственными институтами. Пока еще не было серьезных террористических актов, повлекших за собой тревогу в обществе и политической элите, но все идет к тому, что через год-два произойдут страшные события. Налицо отрицательная динамика, которая дополнится «возвращенцами» из ИГИЛ. Кураторы закрывают проект «Исламское государство» на территории Ирака и Сирии, поэтому появится нечто подобное, но в другом обличии в иных местах. Авторитетные российские и западные эксперты рассматривают Центральную Азию как одну из потенциально угрожаемых зон для ребрендинга ИГИЛ. Однако страны и лидеры региона пока не осознают нависшую опасность, поэтому необходимо определенное время и, к сожалению, удары по государственной системе и обществу. Только в этом случае можно говорить о возможной консолидации центральноазиатских республик. Пока работает тактика: кто в лес, а кто по дрова; умри сегодня ты, а завтра я. Это не злонамеренность политических элит, а не дальновидность, недостаточная квалификация и профессионализм, вовлеченность в сугубо конъюнктурные политические процессы – день простоять, да ночь продержатся. Например, вся Киргизия живет грядущими выборами, которые пройдут 15 октября, а проблемы экстремизма и экономики отступают на второй план. Киргизы рассуждают в таком духе: выберем мы нового главу государства, тогда и решим все проблемы.

Но надо ждать пока президент войдет в курс дел и успокоится новый кабинет министров, сложатся отношения главы государства с премьер-министром, который по новой конституции становится политически равнозначным с президентом. Подобную картину можно наблюдать во всех остальных центральноазиатских государствах. Откровенно говоря, в Казахстане на протяжении многих лет живут в ожидании предстоящего транзита верховной власти. Вся повседневная жизнь руководителей, в том числе силового блока, во многом подчинена подготовки позиции личных, групп, ведомств в преддверии ожидаемых, но постоянно откладывающихся изменений.

Год тому назад в Узбекистане умер Ислам Каримов. Теперь в этой республике заново выстраивается новая политическая конфигурация, создаются новые политические элиты. Еще большой вопрос, как изменения скажутся на поддержке уровня безопасности. Может быть, сохранится преемственность или появятся новые угрозы в связи со сменой политической элиты, руководства страны. Транзитный период в Казахстане, Узбекистане и Киргизии в силу объективных обстоятельств наблюдается снижение эффективности управляемости. Поэтому экстремисты могут воспользоваться проседанием политических систем. Кстати, только в Казахстане есть министерство по делам религий и гражданского общества, которое было создано относительно недавно. Появление министерства свидетельствует о том, что в Казахстане, несмотря на определенный раздрай, присутствует стратегическое понимание, что вопросы религии должны находиться под контролем. Иначе, зачем создавать министерство по делам религии и общественного согласия?

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Игры на узбекском поле

Центральная Азия, постепенно скатывающаяся на периферию внимания американцев, получила шанс отыграть свои позиции. Так прокомментировал российский политолог Андрей Грозин новость о том, что США выстраивают новый логистический коридор для транзита своих грузов в Афганистан. При реализации этого проекта в полном масштабе Узбекистан, по его мнению, может стать опорным транспортным хабом Соединенных Штатов в регионе.

Зачем Китаю Центральная Азия?

Мир переживают очередную геополитическую встряску с пока неясными итогами, считает российский политолог Андрей Грозин. Конфликт между Россией и Западом нарастает, далеки от безоблачных отношения Китая с США, плюс центробежные явления внутри Европы. При этом у многих стран есть свои интересы в Центральной Азии. 

Владимир Жарихин: меня удивляет конфликт "на мокром месте" в Центральной Азии

Замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин рассказал о том, почему руководители стран Центральной Азии начали экономическое и политическое сближение и что от этого ждать России 

Центральноазиатский союз 2.0: перспективы по-прежнему туманные

Вопросы безопасности в 2018 году продолжат оставаться ключевыми для стран Средней Азии 

Эмомали Рахмон обещает не создавать проблем соседям

Таджикистан и Узбекистан договорились о границе и визах 

Таджикистан и Узбекистан готовы отказаться от виз

Местные СМИ сообщили о скором потеплении в отношениях 

Узбекистан готов к сложной игре с высокими ставками

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, кандидат исторических наук Андрей Грозин прокомментировал состоявшийся визит узбекской делегации в Душанбе 

Страны Центральной Азии ищут возможность сближения

Казахстан созывает президентов региона на встречу 

Европарламент: Россия вытесняет США из Центральной Азии

Почему в регионе падает американское военно-политическое влияние? 

Негласное влияние России и Китая в Центральной Азии стало главной причиной упреков Европы в адрес США

Российское присутствие и военно-политическое влияние России в Центральной Азии в последние годы увеличилось, плюс оно дополняется экономическим влиянием и доминированием Китая. Западу в этой схеме просто нет места, отмечает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. 

Материалы партнеров