Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
21.11.2017
17:48:50
Сочинские вопросы на встрече с Министром здравоохранения России в Государственной Думе далее »
16:05:01
Лавров рассказал о перспективах вступления Азербайджана и Таджикистана в ЕАЭС далее »
16:03:34
Киргизия пожаловалась в ООН на Казахстан из-за ситуации на границе далее »
15:58:09
Армения намерена расширять сотрудничество с РФ во всех сферах далее »
15:55:56
Президент Эстонии призвала НАТО усилить свое присутствие в Прибалтике далее »
15:41:46
МВД ЛНР сообщило об аресте ряда должностных лиц за связь со спецслужбами Украины далее »
20.11.2017
16:43:18
В Киеве заявили о готовности подать свой проект по миротворцам в СБ ООН далее »
16:41:31
Лавров рассказал о прогрессе в карабахском урегулировании далее »
16:39:32
Атамбаев считает важным сохранить братские отношения с Россией далее »
16:37:34
Миссия МВФ завершила работу на Украине далее »

Новый миропорядок. Право голоса. далее »

В Сочи "отшумели" гуляния в честь Дня города далее »

Почему Польша считает, что ей все должны? далее »

Сегодня Утром выпуск 160 далее »

Вместе нам не сойтись? Право голоса далее »

Госдума одобрила продление срока возврата кредита Абхазией на шесть лет далее »

После разгрома. Террористы бегут на север далее »

Рубрика / Политика

Зачем «свидомым» нужны болота в Полесье?


21.08.2017 13:18:36

Украинские националисты и политики-популисты все чаще озвучивают территориальные претензии к Белоруссии. В Минске это пока воспринимают спокойно.

Территориальные претензии разных стран друг к другу — это тема, которую не принято обсуждать в приличном дипломатическом обществе. Особенно в Восточной Европе, где на протяжении одного только ХХ века границы перекраивались десятки раз. Формально здесь все страны-соседи имеют договоры о дружбе, их руководители повторяют мантры о недопустимости пересмотра итогов истории в целом и Второй мировой войны — в частности.

Однако тема территориальных претензий не исчезает из политического дискурса, просто она на время «уходит в заповедник» — становится уделом политиков крайнего толка, зачастую маргинальных. До поры до времени. Соответственно, и все дипломаты, привычно улыбающиеся друг другу на официальных приемах, все равно держат в голове карты своих стран в периоды их «наибольшего величия».

Драматическая история Восточной Европы, многократно становившейся местом выяснения отношений между империями, привела к тому, что сегодня тут буквально все имеют территориальные претензии ко всем. Польша (неофициально) претендует на земли нынешней Белоруссии, Украины и Литвы, Белоруссия — на части территории Польши, Литвы и России, Румыния — так вообще на всю Молдову разом. А Украина претендует на часть белорусской территории.

«Яблоко раздора» — Полесье, малоосвоенный и очень самобытный регион, жители которого — «полешуки» — говорят на своем языке, сами не относят себя ни к белорусам, ни к украинцам. Сегодня Полесье примерно поровну разделено между Белоруссией и Украиной, небольшие его части также принадлежат России и Польше. Полесье очень богато природными ресурсами, к тому же очень мало освоенными. В некотором смысле это terra incognita Восточной Европы, некий аналог российской Восточной Сибири, если оценивать по масштабам неосвоенных природных богатств.

Савченко как маргинальный рупор

В конце июля народный депутат Украины Надежда Савченко рассказала журналистам, что собирается баллотироваться в президенты страны. Свое желание она связала с тем, что власти на уровне депутата ей не хватает для того, чтобы решить вопросы «уровня президента», в числе которых — территориальные претензии к Белоруссии. Интервью экс-летчицы было опубликовано в издании «Главком».

«Большая проблема: власти я не ощущаю. Проблемы, которые мне сейчас приносят люди, — вопрос уровня президента: демаркация границы с Беларусью, которую начал Кучма и подписал Янукович, прошла несправедливо — мы потеряли 100 метров своей земли», — рассказала она в интервью.

Ранее Надежда Савченко уже поднимала тему передачи «украинских земель Беларуси». На митинге 8 августа 2016 года она упрекнула в этом экс-президента Леонида Кучму. И также заявила о «нарушении водного баланса тем, что роются каналы в Беларуси, которой отдали часть нашей земли».

Действительно, демаркация белорусско-украинской границы, которая активно ведется последние несколько лет, постоянно сталкивается с трудностями. Первоначально (договором о дружбе и добрососедстве от 17 июня 1995 года) обе страны утвердили положение, согласно которому белорусско-украинская граница остается на той же линии, которая была установлена после присоединения Западной Беларуси Западной Украины к «соответствующим» союзным республикам (протяженность линии административной границы БССР и УССР составляла 1084,2 км.). Но в Госпогранкомитете Белоруссии уже не раз указывали, что в ходе демаркации этой формальной прежде линии возникают недоразумения.

Например, в 2016 году в Волынской области местные жители выражали недовольство по поводу проведения демаркационных работ белорусской стороной. Там люди решили, что делимитация украинско-белорусской границы проводится неверно, и начали препятствовать этому процессу. Проблемным участком стал проходящий вдоль границы Жировский канал. Впрочем, по мнению местных правоохранителей, на самом деле причиной недовольства местных жителей была не защита национальных интересов Украины, а необходимость брать из канала воду для мытья янтаря.

Но про «янтарную» проблему мы еще скажем. Надежда Савченко о ней умолчала, но подняла другую — с озерами Волыни. «Озера Волыни опустошаются, они отдают воду для орошения полей Беларуси. У меня нет той власти, чтобы я могла решить такие проблемы. Власти, которую имею, не хватает для наведения порядка в стране», — сказала нардеп.

Савченко имела в виду Шацкие и Ратновские озера на границе с Белоруссией, по поводу которых украинские ученые-экологи говорят, что уровень воды в них в последние годы снизился на полтора метра. Тревогу начали бить еще в 2013 году, когда в Белоруссии начали разрабатывать приграничный Хотиславский карьер по добыче мела. По словам специалистов, обмеление озер вызвано именно разработкой карьера. Казус тут, однако, в том, что работы ведет одна из компаний холдинга «Трайпл», корторый принадлежит крупному белорусскому бизнесмену Юрию Чижу, человеку, которого нередко называют «правой рукой Лукашенко».

Были на волынском участке границы и другие проблемы. Так, еще в 2011 году жители «прикордонных» украинских деревень отстаивали свое право собирать ягоды у белорусских Ольманских болот, считая их частью своей «малой родины». Доходило до штурмов с вилами белорусского погранпоста, куда однажды доставили задержанных нарушителей границы. Чтобы разрешить ситуацию, белорусской стороне пришлось ввести упрощенный порядок выдачи пропусков для сбора ягод и грибов летом в дневное время суток. О том, что жители Полесья (и с украинской, и с белорусской стороны) часто пасут свои стада «за рубежом», даже и упоминать, наверное, не стоит.

Позднее власти двух стран предупредили местных жителей, что если они будут препятствовать демаркации или нарушать границу, их ждет ответственность, вплоть до уголовной. Больше столкновений не было, демаркацию участка, примыкающего к Волынской области, завершили в сентябре 2016 года. Однако в Украине у Надежды Савченко хватает политических конкурентов, которые озвучивают намного более серьезные (чем пресловутые «100 метров») территориальные претензии к Белоруссии. Например, еще в 2011 году лидер запрещенной в России УНА-УНСО Юрий Шухевич заявил в своем выступлении, что подлинная «соборность» наступит, когда Украина соберет в своих границах все свои этнические земли.

Выступавший с ним на митинге президент фонда «Украина-Русь» Ростислав Новоженец объяснил, что к этническим землям относятся в том числе и «Берестейщина, Гомельщина, отошедшие к Беларуси». Ну, а по линии Брест-Гомель как раз и находится Белорусское Полесье, занимающее до 30% территории республики.

Впрочем, маргинальные украинские политики чаще упоминают о претензиях на белорусский Брест, и это совсем не случайно. Еще во времена СССР Брест стал крупнейшим транспортным узлом на западной границе Союза; с тех пор там сохранились и развиваются мощные инфраструктурные комплексы, обслуживающие железнодорожные и шоссейные перевозки. Не случайно главная трасса на постсоветском пространстве — М1 — это трасса Москва — Минск — Брест. А вот у Украины на западной границе попросту нет ни одного крупного города, не говоря уже о транспортных узлах, которые могли бы хотя бы приблизительно сравниться по своему масштабу с Брестом, который находится в заманчивой близости от украинской границы.

Желая заполучить именно Брест, украинские националисты ссылаются на исторический прецедент — нахождение сто лет назад в составе Украинской Народной Республики (УНР) и гетманата, который ее сменил, территорий, ныне принадлежащих Республике Беларусь. Согласно Брестскому договору, УНР передали часть Западного Полесья, включая Брест. На некоторое время Украине достались также Мозырь и Гомель.

Соответственно, в основном «экспансионизм» украинцев проявляется в виде ностальгии по временам УНР и гетманата Скоропадского. Например, в 2012 году во Львове представили карту «Соборная Украина», на которой обозначена зона расселения украинцев и граница Украины по состоянию на осень 1918 года — она, конечно же, включает в себя весь юг нынешней Брестской области Белоруссии.

Минск сохраняет спокойствие

«Депутат Савченко ставит под сомнение Ялтинскую систему международной безопасности, так же как это сделала Россия, забрав Крым. Несмотря на усилия белорусского руководства по ускоренной демаркации границы, этому сопротивляются не только украинкие политики, но и откровенный криминал с украинской стороны, который занимается в приграничной области незаконной добычей янтаря, — заявил „Росбалту“ белорусский политолог Сергей Марцелев. — Их интересы выражают отдельные политики как в Киеве, так и на местах. Со злорадством к таким заявлениям прислушиваются из Кремля, недовольного экономическим и политическим сотрудничеством двух соседних стран. Демаркация границы — важный шаг в поддержании региональной безопасности. И дело тут в том, что рано или поздно этот процесс коснется также и белорусско- российской границы».

Между тем, официальный Минск предпочитает никак не реагировать на заявления украинских политиков о территориальных претензиях. Хотя, например, послов Польши и Литвы вызывают «на ковер» в белорусский МИД и по гораздо меньшим поводам. В Белоруссии просто трезво оценивают шансы Надежды Савченко стать президентом Украины, как стремящиеся к нулю.

Следующие выборы президента пройдут в Украине весной 2019 года. По данным недавнего опроса компании Z&B Global, рейтинг Савченко в июле-2017 не доходил до 1,5%. Социологическая служба «Рейтинг» зафиксировала рекордно низкий уровень доверия украинцев к «народной героине»: «полностью» или «скорее доверяют» ей суммарно 11%. «Полностью» или «скорее не доверяют» — 78%. Конечно, до 2019 года эти цифры могут измениться, но к этому времени демаркация всей белорусско-украинской границы либо закончится, либо будет подходить к концу.

Вообще же белорусская власть чувствует себя достаточно уверенно и не особенно боится территориальных претензий со стороны соседей. За одним исключением.

«Есть один-единственный расклад, при котором Польша и Украина могут попытаться реализовать свои территориальные претензии к Белоруссии, — объясняет ситуацию „Росбалту“ белорусский политолог Виктор Демидов. — Это если вдруг (что очень маловероятно) реализуется сценарий, о котором с осени прошлого года твердят некоторые эксперты-алармисты. То есть если Россия решит пойти на силовую смену власти в Минске — то ли под маркой учений „Запад-2017“, то ли как-то иначе. Если легитимная власть в Минске исчезнет в пользу какой-то кремлевской марионетки, у Польши и Украины действительно может хватить наглости прибрать к рукам часть белорусских земель — „чтобы России не достались“. Но это, повторюсь, слишком маловероятный сценарий».

«Янтарная народная республика»

За два десятилетия безвластия на белорусско-украинской границе сформировалась совершенно новая «реальность». Причем вооруженная и очень решительная. Главный «фактор неспокойствия» на границе — незаконные добытчики янтаря. Этот промысел приобрел такой промышленный размах, что сегодня в него вовлечено большинство местного населения, которое, в свою очередь, защищает «янтарные интересы» с оружием в руках.

Обильные месторождения янтаря в Полесье в советское время властями почему-то игнорировались, а вот после 1991 года стали активно разрабатываться местными жителями под контролем украинских мафиозных группировок. Полесские месторождения янтаря расположены по условной линии Пружаны — Иваново — Мотоль — Столин — Микашевичи — Житковичи — Лельчицы, то есть большая их часть сосредоточена в Брестской области Белоруссии. Далее эта дуга на юго-востоке переходит в систему янтарных залежей Украины, которые тянутся от Прикарпатья через Украинское Полесье и Киевщину до среднего течения Днепра.

С 90-х жители Ровенской и Житомирской областей Украины начали регулярно наведываться на территорию Белоруссии, где практически открыто незаконно добывали янтарь. При этом украинские криминальные старатели добывают янтарь совершенно варварским способом, вымывая в грунте мотопомпами водой ямы глубиной до 20 метров, в которых всплывший янтарь собирается сачками. После такой добычи тысячи гектаров лесов и плодородной земли превращаются в настоящие лунные пейзажи. К тому же подобный промысел требует большого количества воды.

Когда в последние годы белорусские власти попытались, обозначив границу на карте, сделать ее реальной, местные жители с украинской стороны подняли самый настоящий вооруженный мятеж. В мае 2016 года несколько организованных групп из приграничных районов Волынской области пересекли государственную границу Белоруссии и заставили белорусов убрать работавшую там дорожно-строительную технику.

После этого помощник главы Госпогранслужбы Украины Олег Слободян заявил в интервью украинскому телевидению, что истинная причина протестных акций — «не защита государственных интересов, а обычная для региона нужда — брать из канала воду для мытья янтаря».

Между тем, активисты партии УКРОП поддержали местных жителей. В начале июля 2016-го в селе Ветлы Любешивского района прошла встреча главы Волынского областного совета Игоря Палицы с местной «громадой» (общиной). Там же прошло межведомственное совещание, созванное по просьбе народного депутата, председателя политсовета УКРОПа Тараса Батенко. На совещании было решено создать специальные государственную и областную комиссии, которые «наконец разберутся», где должна проходить украинско-белорусская государственная граница.

«Численность населения, которое вовлечено в нелегальную добычу янтаря, сегодня не берется обозначить ни один эксперт. На промысел уходят целыми селами, на него завязана значительная часть населения региона. Оценки в десятки тысяч человек уже не отражают реальное положение дел. Стоит отметить, что в данном случае речь идет не только о самих старателях. Вокруг промысла выросла целая инфраструктура смежных „отраслей“ — продажа и ремонт мотопомп для добычи, оборудования для обработки камня, мастерские по обработке камня, обеспечение старателей продуктами питания, система скупки, — пишет белорусское издание „Брестский курьер“. — При Януковиче нелегальный рынок добычи был переделен по четким бандитским правилам, и местное население опасалось нарушать негласные договоренности, молча уплачивая дань то ли криминалу, то ли силовикам. При этом никто не делал особой разницы между первыми и вторыми. После Майдана в системе контроля произошли значительные сдвиги. В 2014—2015 годах новости из районов приисков напоминали сводки из районов боевых действий. Первое время это было что-то совершенно необычное, отдававшее революционным романтизмом советского кино. … Теперь местные жители стали выставлять собственные вооруженные отряды самообороны и сами контролировать территорию добычи».

По оценкам экспертов, на северо-западе Украины нелегально добывают от 120 до 300 тонн янтаря в год, а ежегодный оборот нелегальной торговли янтарем в регионе уже превышает $300 млн и подпитывается за счет высокого спроса на на него в Китае. Цена 1 кг янтаря камнями до двух грамм составляет порядка $30. Килограмм камней по 10-20 грамм — уже $2200. Крупные фракции весом 50-100 грамм оценивались в $5200 за кг. Камни крупного размера свыше 200 граммов могли стоить до $10 тыс. Рядовой старатель может в год зарабатывать порядка $50 тыс.

Неудивительно, что подконтрольные Киеву силовики сами не могут взять под контроль граничащий с Белоруссией регион. Когда в начале лета 2016 года там началась спецоперация, то «копатели» сбили два беспилотника нацгвардии, а спецназ они встретили с оружием и на бронемашине. Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков заявил, что аэрофотосъемка зафиксировала в Ровенском заповеднике много вооруженных людей, бронетехнику и ужасающую картину разорения природы. По его словам, в деле «янтарной мафии» Ровенской области фигурируют сотрудники прокуратуры, СБУ и МВД.

События повторились в начале 2017 года. Возле местечка Клёсов Ровненской области копальщики янтаря своими помпами размыли железнодорожные насыпи. Чтобы урезонить добытчиков, туда прибыл украинский полицейский спецназ. Но его встретила толпа из более чем 400 вооруженных людей — и полицейские были вынуждены отступить.

К слову, там же в сентябре 2016-го вооруженные добытчики сами атаковали полицейских. В отместку за ту акцию Киев арестовал ряд местных чиновников, отстаивавших интересы «янтарной мафии». Но власти ему это не прибавило: по свидетельству местных жителей, «вертикаль» в Украинском Полесье разрушена с момента последнего Майдана. А в последние пару лет в регионе появилось очень много оружия, поступающего из зоны АТО. В результате теперь нелегальных копальщиков янтаря охраняют вооруженные формирования, которые первоначально сформировались из местных жителей, спрятавшихся в лесу от военного призыва летом 2014-го.

Конечно, на белорусской стороне нечто подобное даже представить себе невозможно. Но фактор украинской «янтарной мафии» наверняка еще долго будет дестабилизировать обстановку на границе Белоруссии и Украины.

Денис Лавникевич, Минск

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.