Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
22.11.2017
17:33:20
Депутат Госдумы Константин Затулин встретился с Министром внутренних дел России Владимиром Колокольцевым далее »
15:15:51
Россия продлит Абхазии госкредит на шесть лет далее »
13:23:04
Минск считает решение Киева о высылке дипломата безосновательным далее »
13:14:18
Додон надеется, что Путин посетит Молдавию в 2019 году далее »
13:07:52
Кремль дистанцировался от ситуации в ЛНР далее »
13:04:48
Путин заявил о востребованности и эффективности Совета руководителей финансовой разведки стран СНГ далее »
21.11.2017
17:48:50
Сочинские вопросы на встрече с Министром здравоохранения России в Государственной Думе далее »
16:05:01
Лавров рассказал о перспективах вступления Азербайджана и Таджикистана в ЕАЭС далее »
16:03:34
Киргизия пожаловалась в ООН на Казахстан из-за ситуации на границе далее »
15:58:09
Армения намерена расширять сотрудничество с РФ во всех сферах далее »

Константин Затулин встретился с экскурсоводами Сочи далее »

Украина: что празднуем? Право голоса далее »

Новый миропорядок. Право голоса. далее »

В Сочи "отшумели" гуляния в честь Дня города далее »

Почему Польша считает, что ей все должны? далее »

Сегодня Утром выпуск 160 далее »

Вместе нам не сойтись? Право голоса далее »

Детали

Кого прославляют «белорусизаторы»?


02.08.2017 12:09:17

Николай Максимович Сергеев

Научный сотрудник, представитель Института стран СНГ в Республике Беларусь
перейти на страницу автора

Не так давно депутаты Минского городского совета депутатов, вопреки протестам общественности, подавляющим большинством голосов (из 49 депутатов против проголосовало лишь 5 человек) проголосовали за то, чтобы скверу в самом центре Минска рядом с Домом правительством и площадью Независимости было присвоено имя польского магната Эдварда Войниловича. И это при том, что минские городские власти не сочли возможным увековечить на карте белорусской столицы имя выдающегося ученого-слависта с мировым именем, автора фундаментального многотомного труда «Белорусы» Евфимия Карского.

Хотя, в свете преобладающих в белорусских верхах настроений, удивляться не приходится. Ведь Е.Ф. Карский убедительно доказал, что в основе национального самосознания белорусского народа лежит глубокое чувство своей причастности к русскому народу, выражающееся в емком определении: «мы белорусы, а народ наш русский». Что же касается Войниловича, то сей пан был польским шовинистом и ратовал за поглощение белорусских земель Польшей путем извлечения из небытия Речи Посполитой с восточной границей в районе Смоленска. А вот мнение по этому поводу известного белорусского ученого, доктора философских наук Льва Евстафьевича Криштаповича.

В течение всего постсоветского времени белорусскому обществу навязывается польско-шляхетский взгляд на белорусскую историю, в соответствии с которым исторический путь Белоруссии никак не вписывается в логику развития Русской цивилизации, Русского мира. Официальная историческая наука в Республике Беларусь в своей трактовке белорусской истории исходит из политического перенесения ныне действующей Конституции РБ на историю белорусского народа.

Логика здесь ребяческая: поскольку Белоруссия является независимым государством, постольку у нее должна быть некая независимая история. Независимая от кого? Разумеется, от общерусской истории, от Русского мира. Подход школярский, но если ему следовать, то фальсификация белорусской истории становится неизбежной. Отсюда возникла ныне действующая концепция истории Белоруссии, по которой Великое Княжество Литовское представляет собой первую, а Речь Посполитая вторую форму белорусской государственности.

Но если официальная историография в своих писаниях пытается сохранить видимость научного приличия и объективности, то так называемые «европеизированные» историки на страницах своей «неизвестной истории» упражняются в откровенной русофобии. Эта категория псевдоисториков преподносят Великое Княжество Литовское и Речь Посполитую в качестве белорусских феноменов и белорусской демократии. Вся эта ничего общего не имеющая с исторической наукой графомания преследует одну единственную цель – навязать белорусскому обществу мнение о том, что исторически Белоруссия развивалась вне общерусской истории. И здесь цели официальной историографии и «европеизированных» фальсификаторов полностью смыкаются.

Наглядное подтверждение - поддержка Институтом истории Национальной академии наук Белоруссии предложения «белорусизаторов» о присвоении скверу в центре Минска возле костела святых Симона и Елены имени Эдварда Войниловича. Этого польского помещика «белорусизаторы» пытаются изобразить меценатом, общественным и политическим деятелем, истинным христианином, знаменитым белорусским деятелем, видным представителем белорусского народа.

Застрельщиком на этом сомнительном поприще выступила «главная газета страны» «Советская Белоруссия», на страницах которой некая Юлиана Леонович в статье «Единогласно!» буквально «пела славу» польскому магнату даже не пытаясь дать объективную оценку его деятельности[1].

Вот как охарактеризовал данный опус белорусский журналист и политолог Андрей Коваль: «Если поступать честно, то хотя бы организовали такой материал, чтобы приблизить читателя к объективной оценке личности и деятельности Войниловича. А так получилось, что газета не жалела усилий, чтобы любой ценой ввести читателей в заблуждение и обеспечить кому-то выгодный весьма сомнительный результат»[2]. Фактически речь идет о черной пропаганде, целенаправленно вводящей в заблуждение своих читателей.

Так кем же был Войнилович на самом деле и кого он представлял в Белоруссии? Эдвард Антоний Леонард Войнилович был богатейшим польским помещиком в Минской губернии. С 1911 года - он депутат Минской губернской земской управы от польской (католической) курии. В декабре 1918 года - один из организаторов «Союза поляков из белорусских окраин». В 1919 году участвовал в преобразовании «Союза помещиков Минской губернии» в «Союз помещиков Литвы и Белоруссии в Варшаве». Согласно собственным воспоминаниям Эдварда Войниловича, он считал, что уход германских оккупационных войск с территории Белоруссии в 1918 году представлял собой самую настоящую катастрофу для местных польских землевладельцев, а в декабре 1918 года оказался одним из организаторов «Союза поляков белорусских Кресов» (т.е. себя он относил не к белорусам, а к полякам, а Белоруссия для него и его единомышленников по данному «Союзу» являлась Кресами, т.е. восточной окраиной Польши) и активно поддерживал наступление польских войск на Кресы.

Во время оккупации в 1918 году Белоруссии немецкими войсками Эдвард Войнилович был в числе тех деятелей, кто подписал обращение к кайзеру Вильгельму, в котором речь шла о благодарности германским оккупантам за то, что «они вернули общественный порядок, а также о желании отделиться от большевиков и быть с народами Запада, опираясь на сильное немецкое государство». При этом подпись Эдварда Войниловича стояла на первом месте, он же возглавлял делегацию, которая передавала это заявление немецкому генералу Фалькенхейму.

13 ноября 1919 года во время заседания Минского сельскохозяйственного товарищества были отправлены три депеши, подписанные Эдвардом Войниловичем, в адрес тогдашних руководителей Польши, включая Юзефа Пилсудского, где выражалась благодарность «за продвижение победоносных польских войск к границам 1772 года».

В своем дневнике в записи от 13 октября 1920 года польский магнат, возмущаясь подписанием Рижского договора, ставшим итогом советско-польской войны, пишет: «Более ста лет после разделов Польши мы сохраняли в Белоруссии католическую веру, польскую идею, национальные традиции, терпели «особые права», преследования, кровью обозначили границы 1772 года. В последнее время мы посылали в армию лучших своих сыновей, на её нужды передавали последние плоды земли-кормилицы (при этом, конечно, умалчивая, что эти плоды они получали не в результате своего труда, а в результате жестокой эксплуатации белорусских крестьян – авт.) государственному займу – всю наличность…» и обвиняет польскую сторону в «непонимании всей значимости «наших восточных земель» для укрепления государства.

Таким образом, Белоруссия для Эдварда Войниловича и подобных ему носителей «польской идеи» это «наши восточные земли». И далее: «Польша теряет свои земли, которые могла бы освоить благодаря политике перемещения населения из густонаселённой части», т.е. рассматривает территорию Белоруссии как объект польско-шляхетской колонизации. Так, в своих «Воспоминаниях»[3] Войнилович возмущается и сожалеет тем, что «никогда Сейм Польши, созданный после разделов, не заявлял твёрдым голосом о правах Польши на границы 1772г.».

Запись от 24 октября 1920 года: «Попал на многолюдное собрание Союза поляков белорусских Кресов и узнал об утверждении Сеймом позорных условий Рижского договора. И с чего теперь начинать полякам в Белоруссии? Польская идея, пионерами которой мы там стали, не оправдала себя, поскольку сама же Польша отказалась от восточных областей…Общее собрание приняло резолюцию, в которой было отражено возмущение населения восточных земель, населения, которое использовали в расчленённой стране в деле возрождения Польши».

В записи от 2 ноября 1920 года Войнилович отмечает, что в Варшаву приезжала делегация мелких минских собственников и мещан с петицией к Пилсудскому о включении Минска в линию перемирия: «Тяжелее всего было для польского сердца услышать из их уст нарекание: «А мы, паночку, тем полякам так верили…». При этом. хорошо известно, что Эдвард Войнилович и другие польские шляхтичи предпринимали активные меры для отрыва Белоруссии от России, о чём он откровенно сообщает в своих мемуарах. Особенно усилились эти попытки после образования БССР.

Не случайно Эдвард Войнилович явился одним из вдохновителей так называемого «Слуцкого восстания» 1920 года,решение о котором принималось в его доме. Исторически достоверно, что так называемое слуцкое повстанческое движение было организовано, вооружено и профинансировано польской оккупационной администрацией и командованием польской армией, которые по условиям предварительного мира (октябрь 1920 года) между Советской Россией и Польшей, вынуждены были освободить слуцкую землю (совр. Слуцкий район Минской обл.).

Слуцкое восстание было инспирировано польскими оккупантами чтобы затруднить восстановление Советской власти и возвращение белорусов к мирной хозяйственной жизни на Слутчине. Слуцкое повстанческое движение – это не какое-то проявление белорусского национального движения, а агония разгромленных в ходе Гражданской и советско- польской войны террористических пропольских формирований. Показательно, что после поражения этого мятежа против Советской власти Эдвард Войнилович сбежал в Польшу под защиту Пилсудского.

Таким образом, инициатива о присвоении скверу в центре Минска имени Эдварда Войниловича является прямым оскорблением национального достоинства белорусского народа, потратившего много сил и отдавшего немало жизней своих сыновей и дочерей в борьбе с польско-шляхетскими господством за свободу белорусской земли. Подобной инициативой определенные деятели в Белоруссии стремятся дестабилизировать ситуацию в стране, преподнести историю белорусского народа в антиисторическом духе и героизировать польско-панских угнетателей белорусского народа.

Вот объективно к чему сводится «мудрость» современных «белорусизаторов», когда они говорят о национальном возрождении Белоруссии, европейской демократии и европейских ценностях.

Послесловие.

Минская городская организация Белорусского союза офицеров справедливо обратила внимание на тот факт, что безымянный сквер, о котором идёт речь, расположен рядом с местом казни фашистами в 1942 году минских подпольщиков, в том числе Героя Советского Союза Владимира Степановича Омельянюка. О подвиге минских подпольщиков говорят пять мемориальных досок, установленных на небольшом «пятачке» у сквера. Поэтому инициатива о присвоении данному скверу имени Эдварда Войниловича - польского магната, прислужника немецких и польских оккупантов есть не что иное, как оскорбление памяти белорусских патриотов, отдавших свои жизни за свободу Отечества. И если уж так хотелось связать данный сквер с исторической памятью белорусского народа, то абсолютно справедливо было бы назвать его сквером имени «Героев Минского подполья», а не оскорбительным для белорусов именем безмозглого (так именовали белорусские крестьяне польскихшляхтичей) польского пана. В противном случае все пафосные речи о патриотическом воспитании молодежи, о важности идеологической работы в республике будут обыкновенным фарисейством и приведут к совершенно противоположному результату.



[1] «Советская Белоруссия» («СБ. Беларусь сегодня»), 17.06.2017

[2] «Коммунист Беларуси», 2017, №27

[3] http://pawet.net/library/history/bel_history/_memoirs/012/Эдвард_Войнилович._Воспоминания. 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.