Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
20.09.2017
15:42:56
"Нафтогаз" подал иск к России на пять миллиардов долларов за активы в Крыму далее »
15:41:25
МИД Кыргызстана: Назарбаев вмешивается во внутренние дела КР далее »
15:37:06
Лукашенко о завершении учений «Запад-2017»: «Цели достигнуты» далее »
12:25:15
В США назвали условия предоставления Украине 500 млн долл. на оборону далее »
12:23:29
Украина направила в ВТО требование о консультациях с Казахстаном далее »
19.09.2017
16:06:54
Суд Одессы оставил под стражей на 60 суток обвиненных в сепаратизме «антимайдановцев» далее »
15:58:46
Китай передал Бишкеку председательство в совете РАТС ШОС далее »
15:54:47
США поставят оружие Украине для слежения за Черноморским флотом далее »
12:07:28
Минобороны РФ отвергло претензии Литвы о намеренном нарушении воздушного пространства далее »
12:02:49
Сенат США выделил Украине 500 млн долларов на оборону далее »

Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым далее »

Польский Троян далее »

Час Сивкова далее »

Что делать с Северной Кореей? далее »

Саакашвили на Украине далее »

Мирная Россия далее »

Русскому здесь не место? далее »

Рубрика / Безопасность

Философия войны в карабахском преломлении


24.07.2017 13:07:14

Война между народами и государствами — это самое негативное явление социальной истории. Бог дал человеку язык и разум, но он не всегда способен своевременно найти ключи к миру. В итоге противоречия между людьми перерастают в конфликт, а конфликт приводит к войне. Но всякая война, сколько бы она ни длилась, когда-нибудь завершится миром на определенных условиях конфликтующих сторон.

С древности известна такая притча. Долгие годы между двумя племенами шла непримиримая вражда и война, уносящая жизни людей и приносящая материальные разрушения. Однажды в период затишья Всевышний предложил предводителю одной из конфликтующих сторон все, что он пожелает, но с одним условием, что противоположная сторона получит вдвое больше. И тогда предводитель племени попросил выколоть ему один глаз, чтоб противника соответственно лишили двух глаз. Из этой притчи понятно, насколько ненависть затмевает разум человека в условиях конфликта. Увы, эта тенденция не теряется через глубину веков.

Война приносит людям невосполнимые потери, физические жертвы, материальные разрушения, моральные страдания, увеличивает число сирот и инвалидов, на долгие годы формирует комплексы, образ врага и ненависть к нему, создает демографические проблемы, отбрасывает на десятилетия поступательные процессы социально-экономического развития. Всего этого никому еще не удавалось избежать, но все эти издержки войны осознаются конфликтующими сторонами.

Почему же, несмотря на известные и ожидаемые потери, люди по-прежнему, как и сотни, и тысячи лет назад, готовы убивать себе подобных ради сохранения своих идеалистических представлений о мирной жизни? На этот фундаментальный вопрос история дает разные ответы, где нет единого подхода.

В частности, одни считают, что война бывает справедливой (освободительной) и несправедливой (захватнической). Агрессия одной стороны вынуждает других к обороне и защите. Другие полагают, что война — удел сильных, поскольку «язык Сервантеса» понимают немногие, международное право бессильно перед амбициями и агрессией и только война и сила сохраняют возможность подтвердить свое право на жизнь, свободу, территории, счастье и т.д.

Идеолог пантюркизма и младотурецкого Комитета «Иттихад ве теракки» («Единение и прогресс») д-р Назым в 1915 г. на секретном совещании партии, касаясь уничтожения армянского народа в Османской империи, призывал убивать всех армян независимо от статуса, возраста и пола. «Если довольствоваться частичной резней, — отмечал д-р Назым, — как было в 1909 г. в Адане и других районах, то это вместо пользы принесет вред, так как мы рискуем пробудить элементы, которых также собираемся смести с дороги — арабов и курдов; опасность увеличится втрое и затруднится осуществление нашего намерения… Если чистка не будет всеобщей и окончательной, то вред вместо пользы неизбежен. Армянский народ надо уничтожить в корне, чтобы ни одного армянина не осталось на нашей земле и забылось само это имя. Сейчас идет война, такого удобного случая больше не будет. Вмешательство великих держав и шумные протесты мировой прессы останутся незамеченными, а если они узнают, то будут поставлены перед свершившимся фактом, и тем самым вопрос будет исчерпан. На этот раз наши действия должны принять характер тотального истребления армян; необходимо уничтожить всех до единого».

При этом турецкий доктор призывал своих сторонников, убивая армян, оставить жалость и милосердие, поскольку война и уничтожение, по его мнению, есть объективный и прогрессивный ход истории, так же как животные пожирают друг друга, как в природе сильные организмы подавляют слабых. Он считал, что мирным путем сильные государства не строятся, армяне же, по мнению иттихадистов, стали тогда препятствием для сохранения Османской империи и помехой на пути стратегии пантюркизма.

И это говорилось в отношении народа, который являлся коренным народом Армянского нагорья (Малой Азии) и тысячелетиями жил на земле своих предков. И это говорилось в отношении народа, который, несомненно, внес созидательный вклад в культурное, экономическое и политическое развитие Османской империи. И не вина армян в репрессивной политике султана и Высокой Порты, которые своим преступным отношением к нетурецким народам империи спровоцировали подрыв ее территориальной целостности и катализировали национально-освободительные движения подвластных народов с целью избавления от восточной деспотии.

Что из этого вышло? Первый геноцид в истории ХХ в., массовое уничтожение в годы Первой мировой войны 1,5 млн армян, изгнание армянского автохтонного народа с этнической территории Южной и Западной Армении. Но стала ли от этого новая Турция сильней и счастливей? Можно ли счастье одних строить за счет несчастья других? В отдельном (корпоративном) случае, очевидно, да. В масштабном же проявлении — нет.

Противники войны (так называемые пацифисты) отрицают всякую войну в качестве метода политической борьбы и подтверждения своих прав, ибо ни одна слеза ребенка не стоит «счастья победителей», ибо разрушительная сущность войны противоречит созидательной природе человека и его тяге к жизни. Однако противников войны нередко считают слабыми и относят к предателям.

Изучение теории — удел философов и мыслителей, но не они правят миром, не они принимают решения о мире и войне, не они отвечают за последствия ими же придуманных теорий расового превосходства, «жизненного пространства», войн и конфликтов.

Люди создают государства и большие государства (империи) в том числе через силу и войны, ибо высшая форма социальной организации общества невозможна без насилия, ограничений и запретов. Не случайно Фридрих Ницше считал, что «государством называется самое холодное из всех холодных чудовищ». Однако другой формы социальной организации человечество еще не придумало, ибо анархия порождает хаос и ведет к еще большему насилию. Так или иначе, война остается самым негативным и нежелательным методом политического противостояния, но все еще сохраняет свою актуальность в современном мире и, видимо, в будущем.

При этом кадровые военные, кто ведет войну и знает цену войны, являются профессиональными противниками войн, но отказаться от войны не имеют права в силу принятой присяги на верность Отечеству, если такова воля политиков и враг начал агрессию. Как известно, войны начинают не военные, а политики и дипломаты. Побеждают военные, но политики и дипломаты не всегда адекватно пользуются итогами войны.

В истории бывали случаи, когда победа в войне оборачивалась на мирных конференциях поражением дипломатов. Например, итоги русско-турецкой войны 1877−1878 гг., закрепленные Сан-Стефанским мирным договором 1878 г. по судьбе тех же Турецкой Армении, Болгарии и Сербии, были сведены к минимуму согласно положениям Берлинского трактата 1878 г. из-за вмешательства европейской дипломатии. А получилось это из-за политической и военной беспечности русского царя Александра II и уступчивости русской дипломатии перед Англией. Если бы царь прислушался к рекомендациям генерала Михаила Скобелева, который предлагал перед турецкой кампанией начать в Туркестане силами 30-тысячного корпуса наступление на британскую Индию через Афганистан, то Лондон был бы вынужден стать более сговорчивым с Санкт-Петербургом по судьбе Стамбула. Геополитическое и геостратегическое же усиление Российской империи в Малой Азии и на Балканах не входило в планы Британии, поскольку ее монопольному могуществу в Средиземном море появлялась угроза в лице сильной России.

Можно считать, что и военные итоги карабахской освободительной войны 1991−1994 гг. оказались половинчатыми из-за соответствующей политики первого президента Армении Левона Тер-Петросяна, который не позволил командующему Армией обороны НКР генералу Самвелу Бабаяну нарастить наступление на восток, поставить Азербайджан на грань развала и принудить Баку к подписанию окончательного мирного договора. Но сослагательно история не пишется.

Адольф Гитлер считал философское творчество Фридриха Ницше настоящим гимном насилия и войн. Касаясь теории войны, Ф. Ницше в своей работе «Так говорил Заратустра о войне» отмечал: «Любите мир как средство к новым войнам. И притом короткий мир — больше, чем долгий… Я призываю вас не к миру, а к победе. Да будет труд ваш борьбой и мир ваш победою! Можно молчать и сидеть смирно, только когда есть стрелы и лук; иначе болтают и бранятся… благо войны освящает всякую цель. Война и мужество совершили больше великих дел, чем любовь к ближнему. Не ваша жалость, а ваша храбрость спасала доселе несчастных».

Из этого следует, что человечество больше времени, увы, тратит на войны, а мир выступает короткой передышкой к новым конфликтам. Лучшее средство избежать войн и кровопролитий — это укрепление армии и обороноспособности, чтобы у противника не появлялся соблазн войны и иллюзия победы. Война как вынужденная ответная мера в условиях внешних угроз агрессии становится неизбежным явлением и уделом сильных. В условиях же войны жалость и добродушие должны уступить место храбрости и хладнокровию, увы, жестокости, но справедливости. Война не отрицает разум, без чего нельзя сокрушить противника и завоевать победу, что станет условием великих дел — долгожданного мира на ваших условиях. Мира для несчастных граждан, оказавшихся под прицелом агрессии и угрозой оккупации.

В своем фундаментальном труде «О войне» Карл фон Клаузевиц отмечал, что «война есть не что иное, как расширенное единоборство… двух борцов. Каждый из них стремится при помощи физического насилия принудить другого выполнить его волю; его ближайшая цель — сокрушить противника и тем самым сделать его неспособным ко всякому дальнейшему сопротивлению. Итак, война — это акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнить нашу волю». Для достижения этой цели мы должны обезоружить врага, лишить его возможности сопротивляться.

Война предполагает кровопролитие, причем самое жестокое и массовое с учетом ожесточения разума противостоящих сторон и использования современных видов вооружения. К сожалению, военное искусство, не исключая разума, предполагает жестокость и крайнюю степень применения насилия с целью сокрушения противника. «Война, — как отмечал К. Клаузевиц, — дело опасное, и заблуждения, имеющие своим источником добродушие, для нее самые пагубные». Те, кто думает иначе, не только заблуждаются, но и ведут дело к поражению.

Степень жестокости и насилия на войне во многом зависит от уровня цивилизованности, культуры и общественного состояния конфликтующих сторон. В этой связи Клаузевиц говорил: «Если войны цивилизованных народов гораздо менее жестоки и разрушительны, чем войны диких народов, то это обусловливается как уровнем общественного состояния, на котором находятся воюющие государства, так и их взаимоотношениями».

Можно, конечно, жаловаться в международные инстанции на моральное состояние противника, например того же Азербайджана, и применяемые его вооруженными силами в ходе боевых действий жестокости в отношении мирного населения и убитых военнослужащих, как это было в апреле 2016? г. Но, увы, эти жалобы не найдут решения вопроса, пока противник не будет строго наказан на поле боя. Согласно тому же Клаузевицу, «введение принципа ограничения и умеренности в философию самой войны представляет полнейший абсурд».

Естественно, я ни в коей мере не оправдываю жестокость войны и вандализм в отношении мирных жителей, пленных и убитых военнослужащих. Но не я же придумал эту страшную войну, не я же отдавал соответствующие команды конфликтующим сторонам и я не в силах остановить безумие войны. Да, современное международное право включает гуманитарную конвенцию о правилах (методах и средствах) войны (те же Гаагская и Женевская конвенции о защите жертв войны 1949 г.), но кто их соблюдает в ходе боевых действий? Омбудсмены Армении и Карабаха собирали доказательную базу фактов глумления и издевательств азербайджанской стороны в ходе апрельской войны 2016 г., но какие международные инстанции приняли адекватные меры и санкции в отношении Азербайджана? И может ли быть, что разведслужбы США, России, Франции (то есть основных посредников Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию) об этих фактах не имели собственной информации?

Та же Венская конвенция 1961 г. о дипломатических сношениях запрещает право ведения разведывательной деятельности в ущерб интересам безопасности принимающей стороны, но кто из участников данной конвенции строго соблюдает положения международного права при организации разведывательной деятельности? О ней вспоминают лишь в случае провалов иностранных разведчиков и агентов, при объявлении персоной нон грата разоблаченных дипломатов из-за шпионажа, то есть «деятельности, несовместимой со статусом дипломата». Те же американцы и англичане, ведя войны в Югославии, Ираке, Ливии и Сирии, обрушивали тонны бомб на мирное население, жертвами которых становились десятки и сотни тысяч невинных людей, и где же сила гуманитарных конвенций? А Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи по какому праву и какими методами лишили жизни и где же оказались гуманитарные конвенции?..

Война, насилие, жестокость… Мне вспоминается 1995 г., время первого конфликта в Чечне и одна из бесед на берегах Волги с участием старшего российского офицера. Мой собеседник, умудренный жизненным и профессиональным опытом, почему-то допустил возможность оправдать насилие над местной чеченкой со стороны российского военнослужащего. Свою позицию он мотивировал тем, что у воина нет на войне полевой жены, он выполняет служебный долг, рискуя жизнью и в условиях жестокой враждебности местного населения, а девушка при этом еще и получит физиологическое наслаждение. Вот так, ни много ни мало. Тогда мне пришлось независимо от статуса и званий вступить в острый спор с этим «офицером». Мои аргументы сводились к тому, что действительно война не обходится без насилия и жестокости, но воин не может победить противника (тем более бандита или террориста), если не имеет представлений о долге и чести, если скатится к позиции обычного преступника, если защита жизни собственных мирных граждан (тех же чеченцев) не станет предметом его долга. Я спросил у собеседника, а как он повел бы себя, если бы вместо этой бедной чеченской девушки (женщины) оказалась его мать, жена, сестра или дочь? И как реагировать, если чеченец ответит жестокой, но справедливой местью? Очевидно, собеседнику тогда жутко не понравилась моя позиция и он все свел к кавказской солидарности. Но, откровенно говоря, мне было наплевать на его мнение, ибо он в миг упал в моих глазах как офицер.

Так что и на войне офицеру и солдату нужно сохранять лицо человека, ведь он выполняет миссию защитника своих граждан, а не террориста. Я это говорю не как сторонний наблюдатель кавказских войн и конфликтов, поскольку имел личное прикосновение к прошедшим трагедиям.

Так, отправляя обратно в Гудермес на государственные деньги чеченскую семью по их же просьбе, встречал благодарность в потускневших от черствости глазах чеченки, а сам переживал за их судьбу, поскольку с малыми детьми возвращалась она от холода людского в жар войны. Я говорю это, поскольку читал записки мертвого капитана с чеченской войны, прошедшего перед этим трудные версты Афгана, который в жестокой гражданской войне достойно защищал интересы России и был храбрым русским офицером. Я это говорю потому, что помню случай заступничества за незнакомую мне азербайджанку в телеграфном агентстве Степанакерта в августе 1988 г. Я это говорю потому, что в условиях карабахской войны в 1993 г. командующий Армией обороны НКР Самвел Бабаян категорически отказался от провокационных предложений одного залетного эмиссара применить химическое оружие против азербайджанской стороны и мирных граждан, заявив при этом, что он воин, а не террорист. Я это пишу не для того, чтоб кому-то из читателей показаться лучше, чем есть, а потому, что мужество воина определяется не его безрассудной и трусливой жестокостью, а честью и жестокостью войны, нацеленной на победу.

Еще наши деды говорили, как часто повторяет президент Армении Серж Саргсян, «на войне и в драке изюм не раздают». Стало быть жестокость, навязанная противником, получит адекватный ответ и будет подавлена сокрушительной силой национальной армии — ВС Армении и Армии обороны НКР.

Угроза возобновления широкомасштабной войны в зоне карабахского конфликта в современный период становится более чем очевидной. Это отмечалось неоднократно в публичных дискуссиях, СМИ, докладах разведывательных служб ведущих стран (например, директора Национальной разведки США Д. Коутса) и известных международных организаций (той же Международной кризисной группы). Данная угроза исходит из застопорившегося переговорного процесса Минской группы ОБСЕ, увеличившегося градуса военной риторики Азербайджана, нежелания Баку соблюдать условия перемирия 1994−1995 гг., регулярных нарушений данного режима на линии соприкосновения сил конфликтующих сторон, кардинально противоположных позиций Баку и Еревана по вопросу компромиссного мирного урегулирования карабахской проблемы.

Азербайджан против размещения технических механизмов контроля и расследования фактов нарушения режима перемирия, поскольку, как полагают в Баку, это приведет к укреплению статус-кво Нагорного Карабаха с сохранением за Степанакертом занятых территорий, что не продвинет окончательное решение вопроса. Армения же небезосновательно считает, что без соблюдения режима перемирия и выполнения одного из принципов политического урегулирования безопасности, а также без признания права карабахцев на самоопределение — невозможно вести переговоры. Фактически нет никаких Венских и Санкт-Петербургских соглашений 2016 г. о соблюдении режима перемирия, ибо Азербайджан не поставил своей подписи под этими договоренностями и после апрельской войны регулярно продолжал провокации на линии соприкосновения сил. Подобная ситуация медленно, но уверенно ведет стороны к очередному конфликту.

Азербайджан получает новые партии вооружения из России и готовится к приему еще 15 комплексов «Хризантема», что, несомненно, усиливает их оснащенность и придает уверенность в успехе новой войны. К тому же это стали отмечать должностные и знаковые лица из России (в частности, гендиректор «Рособорон-экспорта» А. Михеев и публицист А. Проханов). В свою очередь главный редактор газеты «Завтра», повторив бакинское турне А. Дугина, считает, что только войной Азербайджан способен вернуть Карабах. Странно слышать от писателя фактически призыв к войне, тем более Проханов представляет страну-посредника МГ ОБСЕ по Карабаху.

Что ж, если Баку столь уверен в своей победе, то армянам следует развенчать эту уверенность и самонадеянность азербайджанского политического и военного руководства в очередной войне. Другого не дано. Армения не может поступиться интересами своего народа в Карабахе и предать память павших за свободу Арцаха героев. На что надеется Азербайджан? Что Армения с хлебом и солью встретит азербайджанские войска и откажется от защиты собственных интересов, от права жить на своей земле? Я не стану предсказывать позицию ведущих стран в новой войне в зоне карабахского конфликта. Она, несомненно, покажет себя и не будет в поддержку Азербайджана.

Россия окажется в достаточно сложной ситуации, поскольку широкомасштабная война между Азербайджаном и Арменией из-за Карабаха будет иметь два фронта: восточный (собственно сам карабахский) и западный (то есть нахичеванский). Здесь дело даже не в том, что Армения — член ОДКБ и ЕАЭС, что на территории Армении размещены российская военная база и пограничники, что Москва имеет соответствующие соглашения с Ереваном о военной помощи, что созданы российско-армянские общие военные группировки и ПВО. Вопрос в том, что новая война поставит под сомнение российско-турецкие региональные договоренности и границы, а именно этой провокации пытаются, видимо, достичь в Анкаре и Баку. Азербайджан уже разместил на территории Нахичевани турецкие ракетные комплексы «Касырга», нацеленные на Ереван, проводит здесь совместно с турками военные учения, намерен открыть офис турецкого представительства. И как все это согласуется с московскими и карсскими договоренностями 1921 г. между Россией и Турцией?

Не обойтись здесь и без Турции, ибо Анкара постарается прямо или косвенно вмешаться в конфликт с опорой на ст. 3 Московского турецко-российского (кемалистско-большевистского) договора от 16 марта 1921 г. и фактически совместную военную базу в Нахичеванской автономии Азербайджана. Баку прямо угрожает Еревану запуском баллистических ракет, размещенных в Нахичевани, и задействованием в боевых действиях против Армении собственных ВС из Нахичевани. Что же в этом случае остается Армении, как не вести войну на два фронта?

Иран также вряд ли сможет отмежеваться от карабахского конфликта вблизи своих северных границ при условии вмешательства Турции и расширения военной эскалации в сторону Нахичевани. США и Франция вынуждены будут расширить ближневосточный театр военно-политического реагирования от Сирии и Ирака в сторону Южного Кавказа. Вступать в войну против Армении из-за Турции и Азербайджана Вашингтон и Париж не станут, но определенные меры военно-дипломатического и технического порядка предпримут.

Новая война станет не просто разрушительной для Армении и Азербайджана, но и новым экзаменом для существования данных государств в регионе Южного Кавказа. Ереван не сможет продолжать страусиную дипломатию невмешательства в конфликт, вынужден будет пойти либо на признание независимости НКР, либо на воссоединение Карабаха с Арменией, что повлечет вступление в войну с Азербайджаном. Данная война грозит армянской стороне потерей порядка 50 тыс. чел. живой силы, может привести к 100 тыс. беженцев гражданского населения из Нагорного Карабаха и приграничных с Азербайджаном районов, а также повлечет огромные материальные разрушения социально-экономической инфраструктуры.

Однако новая широкомасштабная война будет иметь не менее катастрофические последствия и для самого Азербайджана, поскольку армянской армии придется:

а) на восточном направлении расширить зону безопасности Карабаха и занять всю Куро-Араксинскую низменность (вплоть до линии Гянджа — Мингечаурское водохранилище — р. Кура — р. Аракс) и расширить границу с Ираном;

б) на западном направлении занять Нахичевань и выйти к р. Аракс, расширив тем самым границу с Ираном и Турцией.

Азербайджан может понести значительные потери в живой силе — до 300 тыс. чел., получить новую волну огромной армии беженцев гражданского населения (до 1 млн чел.), а также станет объектом значительных инфраструктурных разрушений в сфере энергетики, коммуникаций и военных инженерных систем.

«Война, — как отмечал Фридрих Ницше, — делает победителя глупым, а побежденного — злобным». Если вспомнить образование империй в эпохи античности и Средневековья, то не всегда победители изгоняли с освобожденных и захваченных территорий мирное население, а делали их частью новых больших государств, сохраняя их обычаи, язык, культуру и веру. Так увеличивалась численность государства, его производственный и оборонный потенциал. В частности, именно такую стратегию применяли Александр Македонский и Тигран Великий, а также русские цари.

Это значит, что Армении и Карабаху нужно из истории извлекать уроки. Армянская армия, вынужденно вступая в новую войну с Азербайджаном, не должна допускать неоправданного насилия в отношении противника, а главное, мирного населения. Освобождая и занимая новые территории, расширяя зону безопасности на восточном и западном направлениях, армянская армия должна предложить азербайджанскому населению право оставаться на своей территории и строить совместно с армянами мирную жизнь.

Злобу побежденных можно сгладить в мирных условиях разумной и толерантной политикой, уважением к их национальному достоинству, строгим соблюдением их гражданских и национальных прав и свобод, наконец, предоставлением этнической автономии в составе сильной и демократической Армении. Что ж, если Азербайджан и Турция не смогли перебороть в себе дух национальной нетерпимости и шовинизма, не смогли предоставить созидательным армянам подлинную автономию, то Армения может показать другой пример.

Таким образом, последствия новой войны могут оказаться не просто катастрофическими для ее начинателя в лице Азербайджана, но и разрушительными для основ молодой азербайджанской государственности. Ибо потеря практически половины территории способна привести к необратимым процессам распада этой республики при условии больших физических жертв и экономического коллапса, а также роста сепаратистских настроений и движений других народов страны (например, тех же талышей на юге и лезгин на севере).

«Только тот, кто строит будущее, имеет право быть судьей прошлого». Эти слова Ницше позволяют нам взглянуть по-новому в свое прошлое ради созидательного будущего. В ХХ в. армянский народ понес невосполнимые потери из-за политики Геноцида османских турок. Турецкая Армения оказалась без армян, русская Армения подверглась очередному разделу между большевистской Россией и кемалистской Турцией. Армянские автономии в Азербайджане получили незавидную судьбу даже в условиях большой России под названием СССР, что привело к исходу армян из Нахичевани и конфликту в Карабахе. Карабахское движение на рубеже ХХ-ХХI вв. стало знаменем армянского национально-освободительного движения, объединило мировое армянство, позволило отстоять свободу Арцаха в неравной борьбе с нефтеносным Азербайджаном. В этих условиях происходил распад СССР и возрождение независимой армянской государственности в лице Третьей Республики Армения.

Армения, отстаивая право карабахцев на независимость, становится центром армянского политического сопротивления турецкой стратегии геноцида и решения армянского вопроса. В этом процессе армянам вновь навязывается война, в которой Армения вынуждена будет ради будущего победить и выйти из нее более сильной и крепкой, более устойчивой и жизнеспособной, более демократичной и справедливой. Армения должна выступить в качестве освободителя не только Карабаха и Нахичевани, но и всех народов, кто жил и живет на этих землях (включая и самих азербайджанцев). Нам нужен мир с соседним Азербайджаном и добрососедство с географически близким азербайджанским народом. Только в таких условиях возможно решение всех проблемных вопросов. Однако выбор за Баку.

Такова философия войны в карабахском преломлении, которая со стороны армян воспринимается не как этнополитический конфликт с азербайджанским народом (о чем, к сожалению, говорят азербайджанские эксперты и СМИ, например, Эйнулла Фатуллаев в haggin. az), а как вынужденная реакция в ответ на очередную агрессию политического режима Азербайджана, который рассчитывает на реванш и военный путь решения карабахского вопроса. Но нужна ли война Азербайджану и азербайджанскому народу? На этот вопрос ответит время и сам Азербайджан.

Лично я, как человек и армянин, безмерно сожалею о возможности новой эскалации военной напряженности в зоне карабахского конфликта. Я знаю многих азербайджанцев с лучшей стороны, учился в школе и университете со многими сыновьями и дочерями азербайджанского народа, имел среди них верных армейских товарищей, благодарен отдельным из них за личное мужество оставаться человеком и за спасение жизней армянских друзей в условиях погромов в Сумгаите и Баку, с определенной ностальгией вспоминаю былые советские времена в теплом южном городе Баку (свой микрорайон, детский сад и школу, улицы и проспекты, приморский бульвар и общество «Динамо», каспийский берег бакинских пляжей и цветущий май местных пейзажей, уникальный архитектурный комплекс Сабунчинского вокзала и Старого города, Азербайджанской филармонии и Зеленого театра, а главное, соседей и знакомых, и мн. др.), признателен азербайджанской земле и культуре за их отношение к людям независимо от национальности, с определенным уважением отношусь к памяти Гейдара Алиева за его вклад в развитие советского Азербайджана и не могу не признать его заслуги в становлении независимого Азербайджана (хотя Г.А. Алиев совершил и немало политических ошибок в отношении армянского Карабаха).

Но, увы, сегодня в Азербайджане рассматривают карабахскую проблему как этнополитический конфликт, азербайджанские СМИ и эксперты ведут оголтелую армяноненавистническую информационную войну, азербайджанские власти продолжают военную риторику и угрозы возобновления войны. Если же эти прогнозы станут реальностью, то армянам остается принять данный вызов достойно и без всякой паники, но с холодной головой и военным разумом разрушить планы агрессора во имя мира на древней земле Кавказа.

Доктор политических наук, профессор Александр Сваранц

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Военные последствия передачи территорий нагорного Карабаха Азербайджану

Военные последствия передачи территорий нагорного Карабаха Азербайджану 

Карабахский тупик

Карабахский тупик  

Духовные лидеры Азербайджана и Армении подают пример политикам

В Москве готовится встреча шейха Пашазаде и католикоса Гарегина II по Нагорному Карабаху 

Владимир Евсеев: Ограничиваться только оборонительными действиями уже недостаточно

О возможных сценариях развития ситуации в Нагорном Карабахе и политике государств региона рассказал Владимир Евсеев, заместитель директора и заведующий отделом Кавказа Института стран СНГ, к.т.н. 

США назначили в Минскую группу по Карабаху нового представителя

Духовные лидеры Азербайджана, Армении и России 8 сентября обсудят в Москве Карабах

Путин и Саргсян обсудят сотрудничество в ЕЭАС и Нагорный Карабах

Сопредседатели минской группы ОБСЕ готовят встречу глав Азербайджана и Армении

Национальное собрание избрало президентом Арцаха Бако Саакяна

Баку выразил протест в связи с выборами президента в Нагорном Карабахе

Материалы партнеров