Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
19.10.2017
13:08:23
Президент Молдовы объявил о начале акций за президентскую форму правления далее »
12:59:50
Омбудсмен Латвии предлагает за десять лет решить вопрос гражданства для детей неграждан далее »
12:58:03
Киев отказался обсуждать вступление в силу закона о статусе Донбасса далее »
12:56:30
Замглавы МИД России встретился в Ашахабаде с президентом Туркмении далее »
12:41:11
Суд Киева решил взыскать штраф с имущества «Газпрома» далее »
18.10.2017
14:03:06
В ЕС решили платить Молдове за ужесточения контроля на границе с Приднестровьем далее »
13:05:41
Главы МИД России и Киргизии обсудили ситуацию в Центральной Азии далее »
11:37:11
Нидерланды получили от Грузии ракету «Бук» для расследования по MH17 далее »
11:15:43
В Ростовской области задержали участника организации "Правый сектор" далее »
11:13:30
В центре Киева, где разбит палаточный городок, усилили меры безопасности далее »

Вопрос Константина Затулина Владимиру Путину на Валдайском форуме далее »

Прибалтика. Почему русские не идут? Процесс 18.10.2017 далее »

Красная машина. Право голоса от 18.10.2017 далее »

Мультимедийный круглый стол "США: новая стратегия в отношении Ирана" далее »

Украинство было утверждено путем насилия и геноцида - Кирилл Фролов далее »

Ответ России. Время покажет. Выпуск от 12.10.2017 далее »

Украина: борьба с прошлым. Время покажет. Выпуск от 10.10.2017 далее »

Рубрика / Общество

«Не боевые»: посттравматический синдром, суициды и наркомания у ветеранов «АТО»


29.06.2017 12:12:01

Министр внутренних дел Украины А. Аваков неожиданно обратился к теме «не боевых» потерь: «По данным военной прокуратуры, на начало июня 2017 г. зарегистрировано около 500 случаев самоубийств участников антитеррористической операции после возвращения из зоны боевых действий. По информации Международного правозащитного центра "Ла страда Украина", уже в 2015 году количество обращений членов семей участников АТО с жалобами на бытовое насилие увеличилось в восемь раз».

Проблема ПТРС (посттравматического синдрома) у ветеранов «АТО», увеличение количества суицидов среди этой группы украинских граждан – одна из наиболее табуированных в сегодняшней Украине. Даже про вооружения ВСУ данные получить легче, чем о том, сколько армия потеряла вне боевых столкновений. Причем даже тогда, когда ответы получить удается, ложь является их постоянным спутником. В одной из статей, посвященной данной проблеме, приводится показательная позиция украинских силовиков: еще в середине прошлого года Военная прокуратура Украины сообщила, что количество небоевых потерь с начала «АТО» составило 1294 человека. Однако когда аналогичные данные запросили у министерства обороны через полгода, то там ответили, что таких лишь 655 человек. По данным 2016 года, количество небоевых потерь в ВСУ превысило количество боевых – 256 против 211. Конечно, далеко не все они погибли в результате самоубийств: тут и ДТП, отравления, болезни и пр.

Впрочем, чрезмерно доверять этим данным тоже не приходится: очень часто разнообразные смертельные ДТП или самоубийства отмечаются в статистике Минобороны как боевые потери. Причины этому во многом экономические – в случае самоубийства семья не получает от армии компенсации (около 600 тыс. грн.), начинаются проблемы у руководителей самоубийц, сослуживцев. Куда проще сказать, что был убит «врагами», чем долго объяснять военной прокуратуре, что в действительности произошло.

Показательно и то, как происходят эти самоубийства – очень часто они сопровождаются сопутствующими жертвами: ветераны «АТО» часто взрывают себя гранатами в своих квартирах, нападают на сотрудников правоохранительных органов или попадают в ДТП. И это проблема не только тех, кто уже не находится на службе – гибнут прямо на линии фронта. Один пример: один из бойцов ВСУ напился и, демонстрируя свою удаль, кинул гранату в буржуйку. В результате 6 человек убито и около 24 пострадало. В определенной степени такие случаи можно тоже квалифицировать как самоубийства – маловероятно, что человек с неизмененным сознанием стал бы такое делать, и, скорее всего, за такими поступками именно скрываемые суицидальные мысли.

Но самоубийства – это наиболее радикальная ситуация. Куда страшнее данные относительно несмертельных случаев – жертв ПТРС и, как следствие, наркоманов, алкоголиков, просто буйных и неадекватных людей. По данным военного психолога бывшего сотрудника Генерального штаба полковника ВСУ Олега Скрипкина, если общемировой показатель страдающих ПТРС 7-8%, то на Украине это – 20-25%: «Если в АТО участвовало около 300 тыс. украинцев, то речь может идти о 60-70 тыс. человек с ПТСР». По данным независимых психологов, таких людей еще больше – около 80 тыс.

О. Скрипкин дает типичную модель поведения таких «ветеранов»: «Вернувшись с войны, они оказываются очень раздражительными, реагируют на все кажущееся им несправедливым очень остро, а потому и становятся потенциально нестабильными в качестве социального элемента». Показательный пример: в марте нынешнего года во время отчета общественного совета государственной службы по делам ветеранов АТО Министерства социальной политики Украины один из бывших участников боев в Донбассе (Дмитрий Ризниченко) в ответ на замечание и просьбу успокоиться ударил головой генерала Виктора Палия, который является главой совета.

Еще в 2015 году помощник министра обороны по медицинским вопросам Всеволод Стеблюк отмечал, что минимум 9 тыс. ветеранов уже в полной мере ощутили чувство ненужности, брошенности, острые реакции на стресс, нарушения адаптации и обострение психических болезней, которые раньше не наблюдались. О том, что явление действительно массовое, говорят и сами солдаты ВСУ. Например, старший сержант Р. Мейсаков признается, что его боевые товарищи, которые ушли на гражданку, спиваются. Особенно в селах, где им уделяется еще меньше внимания. И это не разовые случаи – живут неуравновешенно, пьют, грабят, иногда убивают. Сам же Мейсаков рассказывал, как чуть не сломал жене руку, когда она до него дотронулась ночью.

Но таких же, только нерассказанных, историй – тысячи. Насилие в семьях ветеранов АТО – настоящий бич времени. В 2016 году больше 16 тысяч людей обратились на национальную горячую линию по вопросам домашнего насилия, 18,5% таких звонков связаны с насилием в семьях участников «АТО».

Еще одна проблема – наркомания и алкоголизм. Еще в 2015 году глава Ассоциации психиатров Украины Семен Глузман называл алкоголизм и наркоманию двумя главными проблемами демобилизованных украинских солдат: «Когда человек возвращается домой после года отсутствия, года в траншеях, потеряв связь с семьей и привычки нормальной жизни, привыкнув жить в опасности, ему нужно учиться жить с памятью о войне».

То, что многие «ветераны» обращаются к наркотикам, – общеизвестный факт. Сложно, однако, оценить реальные масштабы проблемы. Но врачи проводят четкую связь между «АТО» и ростом количества наркоманов. Главный врач областного наркодиспансера в Черниговской области Петр Седень вполне однозначно заявил, что Украину ожидает новый всплеск наркомании: «Сейчас уже 8 человек приехали из АТО с зависимостью». А наркомания это всегда – и рост преступности: «Он пришел из АТО, слонялся здесь. Вроде как наркоман. Витя, убитый хозяин дома, его вроде как подкармливал, что-то он там помогал. Ну, подкормил», после чего этот атовец ограбил и убил престарелую семейную пару, друзей своих родителей.

Что делает государство для своих «ветеранов». В целом – ничего. Или почти ничего – никаких центров реабилитации как таковых нет, а вся помощь – только на базе психлечебниц (куда, конечно, редко кто захочет идти). Но даже на такой «базе» сложно что-то делать, когда МОЗ Украины не выделяет на реабилитационную деятельность средств.

Интересно, что, по мнению врачей (работающих преимущественно в государственных учреждениях), Украине не грозит ни «афганский», ни «вьетнамский» синдромы, мол, потому, что это другой случай, в отличии от Афганистана и Вьетнама ветеранов «АТО» все любят и уважают. Так можно обманываться почти бесконечно, но реальность – вещь суровая. Сообщений в прессе про то, как участника боевых действий в Донбассе отказались бесплатно везти в маршрутке, не пустили в ресторан/кафе, выгнали из дома за долги и т. д. – море.

И все это не спишешь на «вражескую пропаганду», это та реальность, с которой все эти «ветераны» сталкиваются каждый день. Волонтеры прямо говорят, что участникам боев в Донбассе часто и от чиновников приходится слышать фразу «Мы вас туда не посылали». При попытке же получить землю (используя статус «участника АТО») они получают жесткий отпор от местных властей все с той же формулировкой: «...мы не знаем, кто вас туда послал». Власть демонстрирует полное игнорирование проблем этой категории людей. «Мы не видим четких действий государственных структур по интеграции атовцев в мирную жизнь, помощи в трудоустройстве, создании частного дела, реабилитационном лечении, обеспечении возможности заработать на кусок хлеба, а не ходить по госучреждениям за нищенской подачкой», – говорят сами участники «АТО».

Чувство ненужности – основное у большинства из них: «Мне первое время и поговорить не с кем было. Я мог неделю сидеть в квартире, не выходить, никто мне не звонил, я никому не звонил, никому я был не нужен. Это такое чувство ненужности... Точно так у других атошников это может проявляться. Многие же рассорились с друзьями на этой почве. Обществу мы не нужны, общество на нас закрывает глаза, вроде нас нет. Человек уже чувствует себя лишним в этом обществе» – именно так описывают свои чувства ветераны «АТО».

Следует понимать, что никакая государственная статистика даже близко не показывает реальные масштабы проблемы – нынешняя киевская власть четко настроена их скрывать. Скрывать любой ценой. Однако за такую политику «платят» простые украинцы – члены семей «атовцев», сами «ветераны» (превращающиеся в алкоголиков и наркоманов либо кончающие жизнь самоубийством) и абсолютно не причастные граждане (в силу общего роста преступности, связанного в т. ч. с проведением «АТО»). И пока гражданская война на востоке будет продолжаться, будут расти внутренние угрозы для украинского общества. Все больше людей будут возвращаться с этой войны и физически, и психологически покалеченными. Остановить процесс – в силах Киева. Но три года войны показали, что власть скорее готова воевать до последнего украинца…

Григорий Лацко

Источник 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.