Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
24.07.2017
12:56:43
Делегация госдепа США прибыла в Донбасс далее »
12:54:41
Минск планирует в несколько раз увеличить поставки техники в Украину далее »
12:50:33
Казахстан отказался покупать электричество у Кыргызстана далее »
12:17:04
Киев выставил на торги семь крупных энергокомпаний далее »
12:01:02
В порт Одессы прибыли корабли постоянной военно-морской группы НАТО далее »
11:58:13
Атамабаев: Киргизии угрожали ракетным ударом из-за авиабазы США далее »
11:28:09
Додон предупредил об угрозе появления границы между Молдовой и Приднестровьем далее »
11:12:05
За десять лет число граждан России в Латвии выросло на 28 тысяч далее »
21.07.2017
15:21:42
Порошенко заявил о срыве «хлебного перемирия» в Донбассе далее »
14:53:23
Парламент Молдовы потребовал от РФ вывести войска из Приднестровья далее »

Константин Затулин о важности сотрудничества с Арменией в области космоса далее »

Евромечта Украины далее »

Воскресное "Время" с Валерием Фадеевым далее »

Выступление К. Затулина по ратификации Соглашения об Объединенной группировке войск России и Армении далее »

Украина — как вернуть Донбасс? далее »

Поправки в закон о гражданстве далее »

Лед тронулся далее »

Рубрика / Политика

Приднестровский феномен и реалии послевоенного двадцатипятилетия


02.06.2017 14:10:26

В этом году исполнилось двадцать пять лет с момента трагических событий 1992 года. Указанная годовщина является поводом, чтобы на минуту остановиться, оглядеться, осмыслить пройденный путь, выявить в нем как слабые, так и сильные места с целью дальнейшего оптимального конструирования будущего.

Один из ключевых эпизодов недавней истории –президентские выборы в ПМР, состоявшиеся в 2016 году. В рамках нашей статьи мы целенаправленно абстрагируемся от каких-либо политических оценок, для за нас здесь главное –сделать замер сегодняшнего состояния приднестровского общества.

Настоящие выборы стали для Приднестровья особым явлением. Ожесточенность, с которой велась избирательная кампания, стремительно проникала в низы общества, раскалывая и ссоря людей. Мне кажется, в приднестровском социуме, традиционно холодном и даже во многом равнодушном к любым политическим проблемам, давно не было видно такого градуса политизированности и нервозности. Сказанное касается не только традиционных центров приднестровской общественной жизни –Тирасполя, Бендер, Рыбницы – но и отдаленных приднестровских сел. Все происходящее очень напоминало события в Южной Осетии, происходившие в ноябре 2011 года, чуть не поставившие республику на грань гражданской войны.

Прошедшие выборы имели, однако, одну существенную особенность. Раскол приднестровского общества, особенно в его низах, не институционализировался и не вел к политической определенности, к выбору народом той или иной стратегии. Иными словами, многие до последнего дня окончательно не знали, за кого они будут голосовать. Бывало так, люди ссорились, выясняли отношения, а за что спорили – окончательно решали у избирательной урны. Указанное явление показывает, во-первых, всю болезненность сегодняшней приднестровской социальной ткани, а во-вторых, крайне затрудняли прогнозирование результата текущей избирательной гонки. Напомню, что все эти процессы проходили не в благополучной Швейцарии, а в маленькой непризнанной республике, окруженной не очень дружелюбными соседями, крайне внимательно мониторящими текущую ситуацию. Именно о внутреннем состоянии приднестровского общества и хотелось бы здесь поговорить прежде всего.

Мои большие друзья несколько месяцев назад передали мне часть своего приднестровского архива. Приднестровьем они занимались внимательно, и начали делать это намного раньше меня. В указанном архиве находились документы, газетные вырезки и книги периода 90-х – начала 2000-х годов. Говоря откровенно, я читал все это и не верил своим глазам. Какая грандиозная, потрясающая работа была проделана в те годы на этой маленькой полосочке земли! Приднестровскую территорию смогли героическими усилиями не только отстоять в войне 1992 года против развязавших ее фашиствующих румынизаторов, но и (что не менее сложно!) отстроить на этой территории полноценную государственность. Очень горько и тревожно, что память об этом стремительно стирается из народной жизни, а ведь с военного времени прошло всего лишь двадцать пять лет! Потеря исторической памяти демонтирует народ, запутывает его в текущих рифах повседневности. Что особенно горько, этот процесс происходит в условиях, когда живы еще очень многие активные участники тех событий. Увы, своей безалаберностью в плане собственной военно-исторической памяти приднестровцы способны создать конкуренцию разве что южным осетинам. Интересно было бы сегодня провести соцопрос и выяснить, какой процент приднестровцев сможет ответить на вопрос: кто такие Кицак, Когут, Костенко (при всей разности отношения к вышеописанным полевым командирам приднестровского сопротивления). Сможет ли хоть кто-то из случайной выборки вспомнить хоть одного героя Приднестровской войны? Уверен, результаты шокируют многих.
Поскольку истории свойственно повторяться, очень важно, чтобы, во избежание многочисленных трагедий в будущем, и общество, и власть обратили на данный вопрос самое серьезное внимание, ибо как уже говорилось выше, потеря исторической памяти – прямой путь к демонтажу народа и его дезориентации в социально-политической жизни. Напомню, что именно благодаря подвигу 1992 года авторитет и вес Приднестровья в российском патриотическом движении до сих пор исключительно высок, а сама республика воспринимается им в качестве иконы русского сопротивления.

Наличию сегодняшних проблем способствовала целая система аспектов, имеющих как объективный, так и субъективный характер. Постараемся их внимательно проанализировать:

1. Война 1992 года неодинаково захватила территорию формирующегося молодого государства. В разговорах со многими представителями старшего поколения приходилось не раз слышать, что даже, к примеру, во время июньского нападения на Бендеры, ряд сел, находящихся у окраины города, жил своей жизнью и с войной соприкасался весьма слабо. Именно поэтому ситуация 1941 года в отношении большого Советского Союза с основополагающей песней «Вставай, страна огромная», и ситуация в ПМР 1992 года были принципиально различными. Именно поэтому о войне помнят в основном те, кто в ней участвовал и те, чьи населенные пункты наиболее значительно соприкасались с прифронтовой зоной.

2. В военное ополчение пошли многие уроженцы Приднестровья, однако мало кто, как в то время, так и сейчас, по-настоящему понимал и понимает всю геополитическую значимость происходивших здесь событий. На войну шли в основном люди, наслышанные о зверствах молдавско-румынских ОПОНовцев и волонтеров, в памяти многих из которых акцентировались воспоминания о различиях приднестровского и бессарабского менталитета, свойственные обеим общностям и в дореволюционное, и в советское время. Понимание того, что войну развязывают Румыния и совокупный Запад против большой цивилизационной России, для которых и Молдова и ПМР -лишь пешки в большой игре – было в Приднестровье совсем у немногих. Война имела свойство гражданского, а не межнационального противостояния, чему свидетельствовало как немалое количество добровольцев из Молдовы, воевавших на стороне ПМР, так и наличие уроженцев Приднестровья, занявших сторону официальной кишиневской власти.

3. Недостаток работы приднестровской государственно-властной вертикали в идеологическом и идейно-стратегическом направлении развития государства. Приднестровские элиты рассматривали и рассматривают свою страну как территорию, которую следует разместить под российским зонтиком, а об остальном – пускай думает Россия. Между тем, подобное ведение дел в данной области является исключительно ошибочным. Современная Россия – не СССР, она сама поражена идейно-смысловым кризисом, ее системные блоки не предназначены для того, чтобы конструировать собственную стратегию в каждом регионе планеты. Сегодняшние московские круги заняты тем, чтобы избегать текущие острейшие угрозы для всего общероссийского социума в целом. Как российским региональным, так и постсоветским государственным элитным звеньям пора усвоить следующий императив- хочешь влиться в московский мейнстрим – разрабатывай собственные сценарии подобного «вливания» -и никак иначе. Как бы порой обиден и неприятен такой подход не был –жизнь диктует именно такие правила игры. Не будешь их соблюдать –проиграешь. В частности, официальная Москва не может, да в общем то и не должна, централизованно заниматься сохранением приднестровской исторической памяти –у нее хватает и других забот. Сказанное касается не только ПМР, но и всех остальных непризнанных (или частично признанных!) республик.

4. При всем героизме указанной эпохи, в ней есть страницы, о которых многие сейчас не хотели бы вспоминать. Вопросы подготовки обороны Бендер весной – летом 1992 года, вопросы технологии послевоенного «строительства» приднестровской армии из совокупности существующих формирований, ряд иных аспектов – обо всем этом последующим поколениям придется рассказать правду, какой бы сложной и не слишком приятной она бы казалась, иначе мы дадим нашим противникам дополнительные карты в игре. Самое главное – избегать при этом как излишней патриотической патетики, таки очернительства тех или иных фигур, выпавших впоследствии по тем или иным причинам из приднестровского исторического мейнстрима.

При всей своей сложности и многогранности, проблема сохранения военно-исторического наследия в ПМР и его передача молодому поколению стоит весьма серьезно. Этот фактор, как бы кому того не хотелось, неизбежно будет детерминировать устойчивость и стабильность приднестровского социума. Если общество Приднестровья захочет самосохраниться в долгосрочное перспективе -этому вопросу необходимо уделить самое пристальное внимание.

С очень схожими проблемами сталкиваются сейчас Абхазия и Южная Осетия.[1] Было бы очень хорошо, если бы научно- экспертные сообщества трех вышеуказанных государств взялись бы сообща за решение указанной проблемы. Уверен, что при подъеме подобной инициативы помощь из Москвы обязательно придет. Кстати, подобный комплекс проблем очень скоро встанет и перед республиками Донбасса. Очень хорошо, если им удастся предложить уже готовые и опробованные на практике рецепты действия из республик, послевоенный период в которых насчитывает уже длительное время.

В год 25-летия также необходимо по-новому взглянуть на сегодняшние реалии приднестровско-молдавского конфликта. Многие представители политического и политэкспертного актива России воспринимают молдово-приднестровские отношения в контексте 1992 года, то есть 25-летней давности. Между тем, это не вполне верно. Тогдашняя и нынешняя картины, характеризующие механизм конфликта, принципиально различны.

В сегодняшней Молдове имеется небольшой прорумынский актив, имеющий на сегодняшний день значительные и непропорциональные своему электорату политико-финансовые возможности, и во многом пассивное большинство, ценностно и цивилизационно ориентированное на Россию. Как ни парадоксально, к нему часто относятся и люди, работающие в Европе, а потому, исходя из повседневно-практических соображений отдающие голоса за проевропейские партии (однако, если Россия по-настоящему повернется к Молдове – текущие политические симпатии указанной группы людей станут заметно меняться)

Первой группе людей Приднестровье фундаментально не нужно, им нужна скорейшая уния. Конечно, если Бухарест станет форсировать присоединение Бессарабии, он никого спрашивать не будет и от «Транснистрии» не откажется. Не позволят ему это сделать и его американские кураторы, для которых главная задача- максимально ослабить Россию на Балканском направлении.

С пассивным пророссийским большинством в Молдове дел обстоит сложнее. За последние 25 лет оно неоднократно убеждалось, что сегодняшнее Москве до него попросту не было дела. Нынешняя ситуация с избранием Игоря Додона Президентом страны немного по-иному расставила аспекты, однако дальнейшее будущее этого процесса при текущем элитном раскладе остается проблематичным и туманным. Именно эти люди, часто высоко оценивая поведение приднестровцев в 1992 году, тянутся к ним в надежде договориться и обрести в своем государстве каркас «достроенного дома».

В то же время позиция сегодняшнего Приднестровья понятна и объяснима. Во-первых, в лице России оно имеет устойчивого гаранта и защитника от румынской экспансии. Во-вторых, если для Молдовы внутригосударственная гегемония собственно молдавского социокультурного пространства (в том числе и для проживающего там русского и русскоязычного населения) понятна и органична, то для реалий ПМР указанный эгрегор – лишь одно из составляющих его факторов (помимо не менее сильнодействующих других -суворовского наследия, казачества, украинского влияния и т.д.).

Сегодняшняя базовая задача для всех здравомыслящих сил, вовлеченных в указанную межрегиональную политику состоит в осуществлении взаимоуважительного стратегического диалога между приднестровской элитой и представителями молдавского цивилизационно-евразийского большинства. Молдавизм может быть по-настоящему крепким только на российской социокультурной почве, в противном случае он будет уничтожен румынизмом. Исходя из этого, Приднестровью необходимо стать не только форпостом России на Балканах, но и активировать в себе собственно молдавистские (в противовес румынистским) социокультурные коды. И конечно, во всем этом требуется активная посредническая поддержка России.

Исходя из вышеуказанных параметров, мне видится следующий реалистичный алгоритм действия -переход Молдовы на евразийский путь развития, создание молдавско-приднестровской равноправной конфедерации и постепенное, в рамках данного формата, залечивание ран прошлого. Только так можно постепенно прийти к исчерпыванию конфликта, имеющего на сегодняшний день более чем двадцатипятилетнюю историю.

Александр Сергеев



[1] Указанной проблеме в РЮО была посвящена моя прошлогодняя статья «РЮО: взять подлинные идейно-смысловые рубежи» // http://kavkazgeoclub.ru/content/ryuo-vzyat-podlinnye-smyslovye-rubezhi

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

В Молдавии приняли декларацию о выводе войск России из Приднестровья

Парламент Молдавии проголосовал за принятие декларации о выводе российских войск из Приднестровья. Их присутствие на «территории республики», как уточняется в документе, представляет собой угрозу для суверенитета страны 

Посол Румынии: Парламент в Бухаресте готов проголосовать за объединение с Молдовой

Молдавия начала силовую реинтеграцию Приднестровья

Кишинев открывает себе дорогу в НАТО, взяв под контроль границу непризнанной республики 

На что рассчитывает Бэсеску в Молдове?

На что рассчитывает Бэсеску в Молдове? 

Бэсеску назвал Додона "пуделем" Путина

«Проект Украина» срывается: Россию втягивают в новую войну — в ПМР

«Проект Украина» срывается: Россию втягивают в новую войну — в ПМР 

Константин Затулин: Поддержка Додоном Молдо-украинских постов как-то не согласуется с разговорами о необходимости диалога и шагов навстречу друг к другу

Депутат Госдумы выразил сожаление о том, что президент РМ поддержал идею создания совместных постов Молдовы и Украины на границе с Приднестровьем 

Ситуация вокруг Приднестровья. Большие дебаты в Москве

Ситуация вокруг Приднестровья. Большие дебаты в Москве 

Влияние Украины на развитие ситуации вокруг Приднестровья

Выступление Константина Затулина на"круглом столе" Комитета Государственной Думы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками на тему: "Влияние Украины на развитие ситуации вокруг Приднестровья" 8 июня 2017 года 

Депутаты Госдумы призвали ОБСЕ остановить разжигание конфликта в Приднестровье

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.