Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
29.06.2017
12:29:39
Президент Латвии в очередной раз пообещал решить проблему детей неграждан далее »
12:27:54
В ЦИК Киргизии поступило восемь заявлений от желающих участвовать в выборах президента далее »
12:25:58
Президент Армении заявил о полном доверии к правительству Карена Карапетяна далее »
12:21:25
Президент РФ наградил главу Туркмении Орденом Александра Невского далее »
12:15:37
Порошенко поручил изменить статус Крыма в конституции Украины далее »
28.06.2017
14:49:45
Главы МВД стран СНГ обсудили с президентом Таджикистана борьбу с терроризмом и наркотиками далее »
14:39:48
Сейм Литвы вновь собрался признавать Компартию преступной организацией далее »
13:55:31
Володин: списание долгов Киргизии направлено на развитие отношений далее »
13:53:01
Минобороны опровергло захват российского военного в ЛНР далее »
11:49:17
На Украине пленного военнослужащего объявили российским контрактником далее »

Украина на коленях далее »

Госдума одобрила законопроект о курортном сборе в первом чтении далее »

В центре событий с Анной Прохоровой далее »

Битва за Балканы. Право голоса далее »

Славянский мир под прицелом. далее »

Говорит Грузинский Народ! далее »

60 минут. Ток-шоу с Ольгой Скабеевой и Евгением Поповым от 21.06.17 далее »

Рубрика / Экономика

Перспектива создания радиоактивной свалки в центре Европы велика


18.04.2017 14:27:14

Внутренние проблемы Украины, ее социально-экономические и экологические катаклизмы всё чаще чреваты неприятностями для сопредельных государств. Недавний пожар на военных складах в Балаклее происходил в каких-то 100 километрах от приграничных земель Белгородской области. На злополучном арсенале № 65 (техническая территория – почти 400 га) хранилось около 180 тысяч тонн боеприпасов. В непосредственной близости от балаклейских военных складов проходят три транзитных газопровода из России.

В первые после взрыва дни муссировались слухи о повышенном радиационном фоне в огнеопасном районном центре. Эту информацию, подхваченную некоторыми СМИ, опровергали украинские власти. Но у жителей Белгородской области в любом случае были основания для беспокойства, особенно при южном ветре. Профессор кафедры космической радиофизики Харьковского национального университета Леонид Черногор в интервью местному СМИ прикинул объем выбросов вредных веществ в атмосферу. Балаклейский пожар вылился для окружающей среды в 220 килотонн углекислоты, две-три килотонны угарного газа, одну килотонну дыма, 200-300 тонн сажи.

Мартовский пожар в Балаклее должен был бы стать очередным тревожным сигналом, серьезным поводом переключиться с маниакальных поисков вездесущего, но неуловимого «внешнего врага» на диагностику состояния собственного организма. Но сегодняшние украинские власти легких путей не ищут.

Абсурдная история с львовским мусором, кочующим по всем регионам, вплоть до чернобыльской зоны, – по сути, стала метафорой послемайданной Украины. Проблему не устраняют – ее пытаются сгрузить как попало и где попало, переложить на плечи соседей, вывалить на головы сограждан…

Кроме того, карикатурный сюжет о маршрутах львовского мусора – абсолютно вторичен. Схема, в которой «благодетель» щедро делится с «партнером» какой-нибудь гадостью и это подается как неоспоримая выгода для второго, придумана не мэром Львова. Она апробирована на Украине более солидными господами… Если вспомнить проект по строительству ядерного могильника на Украине, реализуемый американской компанией Holteс International, то станет понятно, чьи манеры наследует львовский мэр.

Как правило, подобные волюнтаристские решения украинских властей всегда обставляются чиновничьими реляциями и бодрыми информационными сообщениями о том, как американский господин наконец-то успешно доводит до ума украинский атомный долгострой. У американского господина ведь по определению душа болит, как импортировать на Украину что-нибудь жизненно важное – будь то майдан или отработанное ядерное топливо…

Планы по строительству промежуточного хранилища отработавшего ядерного топлива вынашивались и подогревались годами. Но заметно активизировались уже в послемайданные времена. В 2014-м и 2015-м Holteс International и «Энергоатомом» были подписаны очередные контракты и дополнительные соглашения о строительстве могильника на территории Чернобыльской АЭС. Сдача в эксплуатацию планировалась то на 2017-й, то на 2018-й.

Председатель правления ассоциации «Поставщики Таможенного союза» Олег Ногинский уверен, что на реальную опасность этого проекта закрывают глаза: «Чем может обернуться решение о создании ядерного могильника на территории Чернобыльской АЭС? Фактически это прямо на границе с Республикой Беларусь, возле водонесущих слоев. Если вдруг деньги будут разворованы (как это обычно на Украине происходит), и соответственно не будут соблюдены технические нормы хранения, то имеем очень большую вероятность того, что в результате получим вторичное радиоактивное заражение – и соседнего государства РБ, и водонесущей Припяти. А это уже опасно всем, кто находится ниже по течению. И напрасно люди относятся к этой перспективе расслабленно. Если завтра, не дай бог, хранилище в Чернобыле, которое собираются построить, прорвет и это всё уйдет в воду, то ее отравят до киевской дамбы точно».

Разумеется, украинские чиновники уверяют, что будущее хранилище не имеет ничего общего с ядерным могильником, что проект, осуществляемый в соответствии с международными договоренностями, нацелен исключительно на «повышение безопасности» и «снижение рисков»… Однако у экспертов есть большие сомнения.

Украина не торопилась с возведением нового хранилища даже в благополучный период, когда еще можно было вести речь о надежности проекта. А тут вдруг строительство форсируется в самые трудные времена. И при этом активизируются опасные эксперименты в атомной энергетике: использование тепловыделяющих сборок американского производства (Westinghouse) в реакторах советского типа, рассчитанных на российское топливо. На Украине подобные авантюры называют иначе – диверсификацией поставок ядерного топлива. И с этими экспериментами как раз и связано напрямую строительство ядерного могильника. Если российская компания ТВЭЛ не только поставляет топливо, но и вывозит отработавшее на переработку, то отходы «жизнедеятельности» тепловыделяющих сборок Westinghouse остаются «бонусом» для Украины. То есть американская компания не только втюхивает украинским партнерам ненадежную продукцию, но и вынуждает их озаботиться хранением отходов.

Однако ненадежность Westinghouse не смущает украинскую власть, которая любую «ганьбу» и «зраду» с легкостью интерпретирует как «пэрэмогу». Вот и недавняя новость о банкротстве Westinghouse Electric была воспринята украинскими СМИ с нездоровым энтузиазмом: дескать, ничего страшного не произошло; это японская компания «Тошиба», владеющая Westinghouse, малоэффективно контролировала процесс. С обанкротившейся Westinghouse действительно ничего страшного не произошло, потому что у нее есть киевская власть, готовая платить за сомнительные эксперименты, и есть украинские горе-эксперты, включающие заезженную пластинку о необходимости диверсификации. А вот с Украиной может произойти непоправимое.

Украинским «диверсификаторам» можно сколько угодно обвинять российских экспертов в том, что они руководствуются интересами компании ТВЭЛ, входящей в состав «Росатома». Но так уж получается, что эти интересы совпадают с интересами жителей Украины. Ведь в этом споре украинским экспертам изначально нечего было возразить на вполне резонные предостережения российских коллег: Киев в ущерб себе закупает экспериментальные тепловыделяющие сборки Westinghouse за 180 миллионов долларов, в то время как российские (более надежные, поскольку на них и рассчитаны реакторы советского типа) обходятся на 70 миллионов дешевле. То есть Украина еще и переплачивает за чужой эксперимент и собственную диверсификацию поставок ядерного топлива! Хотя, по логике вещей, диверсификация должна быть направлена на удешевление, а за эксперимент, проводимый на территории Украины, должна бы доплачивать компания Westinghouse.

Допустим, год назад российские эксперты, в преддверии диверсификации, сгущали краски, предупреждая об опасности перехода на «неродное» топливо. Что же получили в результате эксперимента? Обратимся к украинским источникам. В мае 2016-го Вадим Денисенко, народный депутат от Блока Петра Порошенко (стало быть, его не заподозришь в отстаивании интересов «Росатома»), озаботился состоянием отечественной атомной энергетики: «По сравнению с прошлыми годами аварийность выросла в 5 раз». А теперь просто обратим внимание на «занимательную» арифметику. В 2016 году доля поставок на Украину ядерного топлива компании «ТВЭЛ» уменьшилась до 386,8 млн. долларов (в 2015-м – 610,9 млн.), а долевое участие компании Westinghouse в поставках ядерного топлива наоборот увеличилось с 32,7 млн. долларов до 162 млн. Рост аварийности на украинских АЭС в 2016 году (в 5 раз в сравнении с прошлыми годами) оказался прямо пропорционален росту долевого участия компании Westinghouse в поставках ядерного топлива. Случайное совпадение?

О. Ногинский отмечает еще одну закономерность: «Обратим внимание на аварийность станций. Все серьезные аварии почему-то происходят на Запорожской и Южно-Украинской АЭС, так же как и все эксперименты американской компании Westinghouse. Не слышно о серьезных проблемах на Хмельницкой либо Ровенской АЭС, куда по-прежнему поставляется топливо российской компанией «ТВЭЛ». Они находятся на Западной Украине. И если бы серьезные аварии происходили там, то Европа бы уже начала возмущаться, потому что это вблизи их границы. Там прекрасно понимают, чем это грозит. Почему были выбраны Южно-Украинская и Запорожская АЭС для поставок ядерного топлива от Westinghouse? Можно предположить только одно: Европа не хочет экспериментов у себя под боком. А так практически рискуют Россия и юго-восточная Украина получить проблему на своей территории».

Уместно напомнить, что в 2007 году чешская АЭС «Темелин» вышла из строя именно на топливе Westinghouse. Вскоре после аварийной остановки первого энергоблока было принято решение: досрочно выгрузить из реакторов топливо американского поставщика, заметно деформировавшееся в процессе эксплуатации. В конечном итоге чехи перестали испытывать судьбу и вновь вернулись к российскому топливу. В 2008 году похожая авария была на АЭС «Кршко» в Словении, и там тоже при эксплуатации реактора советского типа вдруг решили перейти на топливо Westinghouse.

Однако если европейцы извлекли урок из этих происшествий, то на Украине, где в то время президентствовал Ющенко (прилежно выполнявший все американские пожелания), поступили наоборот. В 2008 году был подписан контракт на поставки тепловыделяющих сборок Westinghouse. А три года спустя Южно-Украинская АЭС приступила к их экспериментальной эксплуатации. Логическим итогом эксперимента стала аварийная ситуация в апреле 2012 года. Ее последствия пришлось расхлебывать российским специалистам. В 2013 году Украина пользовалась только российским топливом. Но в 2014 году майданный режим вернулся к излюбленной украинской забаве под названием «наступи на те же грабли». И продолжил эксперименты с топливом Westinghouse на Запорожской и Южно-Украинской АЭС.

Строительство хранилища отработавшего ядерного топлива. Его ведут люди-труженики, делающие на ЧАЭС все от них зависящее, и не их вина в том, что властями издаются сомнительные циркуляры по строительству сомнительного объекта

Председатель правления ассоциации «Поставщики Таможенного союза» считает ситуацию в атомной энергетике основным сигналом опасности, знаком беды. Но вызывают тревогу и другие отрасли. «Фактически сегодня Украина представляет собой дикий полигон с опасными неблагополучными предприятиями, – говорит О. Ногинский. – В принципе, это то, о чем мы предупреждали перед подписанием ассоциации с ЕС: Украина нужна Евросоюзу как источник сырья, дешевой рабочей силы и как полигон для экологически небезопасных производств, для хранения токсических и экологически опасных отходов. То есть такая себе мусорная свалка в центре Европы. Не секрет, что украинские химические предприятия дряхлеют. Никто из собственников вкладывать деньги в их реконструкцию не собирается (проще дать намного меньше денег проверяющей комиссии – и продолжать эксплуатировать устаревшее оборудование). На некоторых предприятиях износ основных мощностей уже доходит до 100 процентов. В любой момент здесь по абсолютно техногенным причинам может произойти авария, чреватая катастрофическими последствиями. Никто не хочет инвестировать украинское производство, а все занимаются только извлечением денежных средств из страны. Эксплуатируют, пока оно эксплуатируется. Прекратит работать – бросим и уйдем. Это, к сожалению, основной подход сегодняшних собственников на Украине. А забывают, что любой химический комбинат – это, в принципе, химическая бомба».

Эксперт напомнил также, что на Украине находится огромное количество военных складов (около 180). И пожары, подобные балаклейскому, случались даже в спокойные нулевые годы. Тогда горели арсеналы в Артемовске, Новобогдановке, Лозовой. А в послемайданное время произошли взрывы боеприпасов в Сватово и теперь в Балаклее.

О. Ногинский подчеркивает: «Нет никакой гарантии, что завтра не взорвутся очередные склады, где хранится данное вооружение. Халатность присутствует везде. И если раньше их хотя бы не трогали, то сегодня происходит активный вывоз боеприпасов на восток. При этом начинают всплывать факты давнего разворовывания. Очень странно, что пожар в Балаклее случился накануне запланированной инспекции по инвентаризации. Совершенно «случайно» склады взорвались. Точно так же, как и в Новобогдановке, когда-то пожар начался перед инвентаризацией. И все такие склады представляют собой большую опасность».

Глеб Годунов

Источник

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.