Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
75 лет Победы в Великой Отечественной войне

75 лет Победы в Великой Отечественной войне  далее »
04.06.2020
11:22:14
Лукашенко разогнал правительство и назначил нового премьер-министра Белоруссии далее »
03.06.2020
18:30:50
В Латвии одобрили запрет на георгиевскую ленточку на мероприятиях далее »
13:54:10
Токаев заявил об отсутствии планов Казахстана войти в Союзное государство далее »
13:51:35
МИД Украины анонсировал переговоры в "нормандском формате" далее »
13:39:46
В ЛНР закрепили за русским языком статус единственного государственного далее »
12:57:12
В офисе Зеленского назвали условие для нового обмена удерживаемыми лицами далее »
02.06.2020
19:21:32
Военные Армении примут участие в параде Победы в Москве далее »
13:03:01
Региональная неделя депутата Константина Затулина далее »
12:39:46
Президенты Узбекистана и Кыргызстана обсудили приграничный конфликт далее »
12:35:19
Генпрокуратура Киргизии надеется принудительно вернуть в страну экс-президента Бакиева далее »

Политолог Иван Скориков: при любом исходе выборов Белоруссия вынуждена считаться с РФ далее »

Индульгенция Майдана — основа режима на Украине далее »

Таджикистан - надежный союзник России по ОДКБ? далее »

Кирилл Фролов: Верующие УПЦ фактически привели к власти Зеленского далее »

Институт стран СНГ организовал Международную конференцию «Память о Второй Мировой войне и современная геополитика» далее »

Зеленский получил индульгенцию на "хорватский сценарий" в Донбассе далее »

Депутат Затулин поздравил сочинцев с Днем города далее »

Рубрика / Политика

Тарелки с алмазами для элиты


27.02.2017 12:47:41

Были ли готовы страны Центральной Азии к самостоятельности после распада СССР? Правильно ли воспринимать ЦА как единый социокультурный и политический феномен? На эти вопросы в ходе дискуссии «Центральная Азия: 25 лет без СССР», прошедшей в Москве в центре Сахарова при поддержке фонда Егора Гайдара, дали свои ответы профессор Алексей Малашенко и заведующий отделом Средней Азии и Казахстана института стран СНГ Андрей Грозин.

По мнению Алексея Малашенко, термин «Центральная Азия» весьма сомнительный. Он появился после развала СССР вместо привычного названия региона «Средняя Азия и Казахстан».

«Когда распался СССР и переименовали Среднюю Азию и Казахстан в регион Центральная Азия, вроде все осталось по-прежнему. Это был в общем единый массив. Но по мере того, как проходили годы без СССР, этот массив стал распадаться по целому ряду причин: религиозным, этническим, культурным, экономическим и по политическим в том числе.

Интеграции между его странами практически нет. Есть кое-какие взаимные связи, кое-какой взаимный интерес. Но спросите таджика, что его объединяет с узбеком, и он вам такую лекцию прочтет по поводу того, что их разъединяет, что будет очень «весело». И путей для региональной интеграции, если она не будет подталкиваться Россией или Китаем, я не вижу.

Внешние силы страны этого региона тоже воспринимают по отдельности и выстраивают отношения с каждой из них на двусторонней основе. А когда говорят в том же Вашингтоне про ЦА, то имеют в виду прежде всего кусок земли, который близок к Афганистану и Пакистану, плюс вспоминают о контактах с исламскими государствами и прочие подобные вещи.

Как дальше по мере взросления будут складываться отношения между этими странами, я не знаю. Но сегодня как единого целого, я полагаю, этого региона нет, и понятие «Центральная Азия» можно использовать только как рабочий термин. Другого нет, а это сомнительное».

Андрей Грозин согласен с профессором Малашенко:

«Центральная Азия давным-давно не является гомогенным регионом, как его по инерции продолжают воспринимать не только в России, но и на Западе. Я считаю, что разного между странами в этом регионе больше, чем где-либо еще. Политические системы, этнопсихологические стереотипы, экономические модели разводят страны очень сильно.

Восприятие региона как единого целого, который населяет схожий народ, это наследие 90-х годов, когда очень популярны и живы были парадигмы «Большой игры», когда этот регион по постсоветской инерции еще оставался более-менее единым. Но с каждым годом этого единства становится все меньше. И если раньше на уровне официальных речей больших начальников в этих странах периодически звучали тезисы об общей исторической общности, братстве и единстве, то сейчас такого почти не встретишь.

Стороны расходятся в разные углы. И очевидно, что лет через пять они будут еще дальше друг от друга по мере того, как в них будет совершенствоваться система государственного управления, как будет проходить процесс транзита власти, как будут меняться элиты, модернизироваться экономика или наоборот стагнировать. Этот факт вполне очевиден для экспертов по региону и не вызывает сомнений, хотя еще пять лет назад такие разговоры выглядели бы как революционные.

Неудача всех попыток регионального объединения на экономической почве, или политико-экономической, или на основе создания региональной системы безопасности объясняется незрелостью политических институтов 90-х годов. Достаточно вспомнить, что творилось везде на постсоветском пространстве в те годы — центробежные силы преобладали над центростремительными, и любые, даже рациональные доводы о том, что объединяться нужно, чтобы просто физически выжить, не воспринимались элитами. Эгоизм элит – основная причина того, что все попытки создания в ЦА региональных союзов не состоялись».

Отвечая на вопрос о готовности элит пуститься в самостоятельное плавание после развала СССР, Алексей Малашенко сказал:

«Представьте себе такую ситуацию: бьют тебя большой тарелкой по голове, сильно бьют и больно, но вдруг из нее на тебя посыпались одновременно золото и алмазы. Вот так и получилось. Кем были лидеры в союзных республиках? Первыми секретарями местной компартии, при которых состояли русские чиновники, которые могли в любой момент постучать по столу и призвать к ответу. Да, в рамках СССР вызревали эти региональные элиты, и фактически с разрешения Москвы они управляли республиками, будучи, по сути, на цепочке. Но вдруг они стали национальными лидерами! Это ж счастье! Но его осознали не сразу. Сначала испугались, никто не был готов к такому развитию событий. Однако в течение нескольких месяцев пришло осознание того, что можно поднять на флагшток собственный, а не красный флаг, создать собственный гимн, отправить послов в страны мира и самим принимать послов…

Произошла интересная вещь: с одной стороны, большой испуг, а с другой — огромная радость, счастье. Но как им распорядится? Опыта нет, денег нет, ничего нет, кроме земли, народа и ощущения собственного величия.

Эйфория от обрушившейся независимости прошла примерно к 1995-96 году, когда выяснилось, что работать надо, что у России денег нет, что нужно создавать государство, экономику – заниматься тем, что называется национально-государственное строительство. Вылезли многочисленные проблемы – клановые, этнические, не хватает воды, кое-где появилась исламская оппозиция и даже началась гражданская война. А элиты как таковой еще нет, кадров нет. Как строить государство? Демократия? А что это такое? Они даже книжки на эту тему не читали. Поэтому, я думаю, что элитам только кажется, что им удалось построить государство. А на самом деле? Ну, может быть только Казахстану».

По мнению Андрея Грозина, готовность элит к переменам в странах ЦА в принципе была разной.

«В Туркменистане количество людей, даже просто имеющих высшее образование, было невелико. Естественно, там не было людей, готовых к строительству государства. В Казахстане несколько лучше обстояли дела и у киргизов. Там были люди, которые могли возглавить МИД, имели опыт управления государством. На первых порах кадровые дырки латались в экстренном порядке, но за год-два удалось наладить механизмы, заработали программы подготовки кадров за рубежом – в Казахстане, например, это «Болашак». То есть постепенно кадровую проблему удалось решить. Сегодня вопрос о подготовке кадров вообще не стоит. Однако после развала происходил, безусловно, хаотический процесс, когда эта пресловутая золотая тарелка с независимостью уже есть, а что с ней делать на тот момент было не очень понятно».

Со временем у кого-то лучше, у кого-то хуже, но государственное строительство началось, и сегодня, как полагают эксперты, говорить о наличии постсоветского пространства не приходится — его больше не существует. Все страны «региона ЦА» пошли своей дорогой, все дальше оставляя за плечами совместное историческое прошлое.

Евгения Мажитова

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Комментарии

21.02.2018 17:52:00 Комментарий от Александр Матвеев(ahamemew1976)
Здесь точно и по хорошей цене можно заказать услуги бухгалтера в Киеве http://debet-credit.com.ua/

 

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Игры на узбекском поле

Центральная Азия, постепенно скатывающаяся на периферию внимания американцев, получила шанс отыграть свои позиции. Так прокомментировал российский политолог Андрей Грозин новость о том, что США выстраивают новый логистический коридор для транзита своих грузов в Афганистан. При реализации этого проекта в полном масштабе Узбекистан, по его мнению, может стать опорным транспортным хабом Соединенных Штатов в регионе.

Зачем Китаю Центральная Азия?

Мир переживают очередную геополитическую встряску с пока неясными итогами, считает российский политолог Андрей Грозин. Конфликт между Россией и Западом нарастает, далеки от безоблачных отношения Китая с США, плюс центробежные явления внутри Европы. При этом у многих стран есть свои интересы в Центральной Азии. 

Владимир Жарихин: меня удивляет конфликт "на мокром месте" в Центральной Азии

Замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин рассказал о том, почему руководители стран Центральной Азии начали экономическое и политическое сближение и что от этого ждать России 

Центральноазиатский союз 2.0: перспективы по-прежнему туманные

Вопросы безопасности в 2018 году продолжат оставаться ключевыми для стран Средней Азии 

Эмомали Рахмон обещает не создавать проблем соседям

Таджикистан и Узбекистан договорились о границе и визах 

Таджикистан и Узбекистан готовы отказаться от виз

Местные СМИ сообщили о скором потеплении в отношениях 

Узбекистан готов к сложной игре с высокими ставками

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, кандидат исторических наук Андрей Грозин прокомментировал состоявшийся визит узбекской делегации в Душанбе 

Страны Центральной Азии ищут возможность сближения

Казахстан созывает президентов региона на встречу 

Европарламент: Россия вытесняет США из Центральной Азии

Почему в регионе падает американское военно-политическое влияние? 

Негласное влияние России и Китая в Центральной Азии стало главной причиной упреков Европы в адрес США

Российское присутствие и военно-политическое влияние России в Центральной Азии в последние годы увеличилось, плюс оно дополняется экономическим влиянием и доминированием Китая. Западу в этой схеме просто нет места, отмечает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. 

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.