Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
17.11.2017
15:20:54
Атамбаев прибыл в РФ с последним визитом в качестве президента Кыргызстана далее »
15:03:56
Лукашенко ратифицировал договор о Таможенном кодексе ЕАЭС далее »
14:58:40
МИД: РФ будет стремиться к введению безвизового режима с Грузией далее »
12:31:57
Чиновники будут поддерживать межконфессиональный диалог далее »
16.11.2017
15:50:00
Президент Киргизии расторг соглашение с Казахстаном о помощи в рамках ЕАЭС далее »
15:34:36
К 2040 году Кыргызстан должен стать парламентской страной далее »
13:16:25
СБУ подтвердила готовность к обмену пленными в Донбассе далее »
13:00:20
Парламентарии Молдавии одобрили изменение государственного языка с молдавского на румынский далее »
11:48:36
Глава ЛНР подтвердил готовность к обмену пленными далее »
15.11.2017
18:31:10
Верховный Совет ПМР поблагодарил Константина Затулина за дружественное отношение к Приднестровью далее »

Сегодня Утром выпуск 160 далее »

Вместе нам не сойтись? Право голоса далее »

Госдума одобрила продление срока возврата кредита Абхазией на шесть лет далее »

После разгрома. Террористы бегут на север далее »

США: голос России. Время покажет. Выпуск от 09.11.2017 далее »

Россия и США: время договариваться? Время покажет. Выпуск от 08.11.2017 далее »

Украина разрывает отношения? Время покажет. Выпуск от 08.11.2017 далее »

Рубрика / Общество

Февральская катастрофа и украинский сепаратизм


22.02.2017 16:05:31

В конференции приняли участие эксперты Института Стран СНГ, Византийского Клуба, Ассоциации православных экспертов и Союза православных граждан.

С докладом "Февральская катастрофа и украинский сепаратизм" выступил заведующий отделом по взаимодействию с Русской Православной Церковью Института стран СНГ Кирилл Фролов. Он отметил, что Февральская катастрофа 1917-го, вызванная «заговором элит», привела к крушению Российской государственности и к попытке отделит Южную Россию, искусственно переименованную в «Украину» от России северной. Малороссийский сепаратизм и «ересь украинства» также были и остаются «элитным заговором», глубоко антиправославным и антинациональным явлением.

«Первый Президент Украины» Грушевский и Центральная Рада не были всенародно избранными и легитимными, степень влияния "самостийнической" идеологии еще в первой четверти XX века была совершенно ничтожной. Об этом ясно свидетельствуют результаты единственного в те годы прецедента свободного волеизъявления граждан. Речь идет о муниципальных выборах на Украине летом 1917 года. На этих выборах в органы местного самоуправления было избрано: от общероссийских партий - 870 депутатов, от украинских федералистских партий - 128, от сепаратистов - ни одного (А. Дикий. Неизвращенная история Украины-Руси. Т. 2. - Нью-Йорк, 1961).

Пресловутая Центральная Рада никогда и никем (!) не избиралась (это был просто клуб единомышленников) и что "первый президент" Украины Михаил Грушевский был избран именно этой Центральной Радой, а не народом.

Самозванная «Центральная Рада претендовала только на автономию в составе России и только на следующих территориях: Киевская, Волынская, Подольская, Полтавская и Черниговская губернии.

Провозглашение нелегитимной «Центральной Радой» «независимости Украины» было реакцией на нелегитимный большевистский переворот. Таким образом, и рада, и большевики, и украинство и большевизм –нелегитимны. Легитимна только единая и неделимая, Великая, Малая и Белая, Россия!

Таким же маргинальным, антиправославным и преступным было автокефалистское движение в Малороссии, именно сторонники автокефалии УПЦ МП стоят за убийством святого митрополита Киевского Владимира (Богоявленского).

Вот что пишет о той истории Олесь Бузина:

"Киевские выборы 1917-го года Центральная Рада продула с треском

Как известно, Центральная Рада была самозваным органом, сформированным не избирателями, а представителями разнообразных национально-сознательных "спилок" и организаций. Парламентом (от французского "парле" -- говорить) ее можно называть только в том смысле, что болтали под куполом Рады действительно много. Но в одних настоящих выборах соратникам Грушевского и Петлюры в 1917-м году все же пришлось поучаствовать. Это были выборы в Киевскую городскую Думу. Блок украинских эсеров и эсдеков из 125 мест получил только 24! Еще один мандат достался украинским социалистам-федералистам. Русские эсеры добились на тех выборах 44 места, "Бунд" вместе с другими еврейскими партиями – 12. Русский блок под лозунгом "Долой Украину и украинизацию!" продвинул 18 депутатов. И еще 10 получили кадеты.

Еще скромнее были достижения украинских партий в том году в Одессе. Там из 120 мест украинские партии набрали симпатий избирателей только на 5. В Житомире из 98 мандатов им досталось 9, а в Екатеринославе – из 110 только 11. Это и были реальные показатели популярности Грушевского и К среди горожан Украины. Больше свободных выборов во время революции в Украине не проводили. За власть решили бороться или штыком, или подтасовками, закамуфлированными под волеизъявление народа.»

Кирилл Фролов также сослался на документы, убедительно доказывающие, что нелегитимная «Центральная Рада» даже не мыслила о полном отделении от России, только об автономии, и не претендовала на Крым и Новороссию:

«…Созданная 4 марта 1917 г. (на второй день после отречения Николая II) Украинская Центральная Рада (УЦР) изначально придерживалась идеи автономии и заявляла о поддержке Временного правительства. Прозрачно намекая последнему, что в ответ ожидает "полного осуществления наших давнишних стремлений к свободной федерации свободных народов".

У Временного правительства имелось собственное видение справедливого решения национального вопроса. 20 марта 1917 г. вышло постановление "Об отмене вероисповедных и национальных ограничений", провозглашавшее равенство перед законом вне зависимости от конфессиональной или национальной принадлежности. Декларировалась свобода совести, право на получение образования на национальном языке, допускалось применение национальных языков в делопроизводстве (хоть и с ограничениями), отменялась "черта оседлости".

На обращения националистов Временное правительство не реагировало, заняв позицию пассивного наблюдателя. Собственно, особого выбора у него и не было. Делиться властью с самопровозглашёнными "радами", непонятно кого представляющими и кем реально поддерживаемыми оно не собиралось. (На тот момент говорить о "всеукраинском" представительстве УЦР, избранной группой активистов в Киеве, говорить было явно преждевременно). С другой стороны у него самого имелись проблемы с легитимностью, а вот средств противодействия распространению национальных движений не было.

Между тем, если в Петрограде тянули кота за хвост, в Киеве события развивались стремительно. 6-8 апреля 1917 г. состоялся Всеукраинский (848 делегатов) национальный съезд, принявший решение о создании органа государственной власти и выработке проекта автономного статута Украины. Череда "профессиональных" всеукраинских съездов (военный, крестьянский, рабочий, кооперативный) добавила новые требования: назначение при Временном правительстве министра по делам Украины, участие представителей Украины в будущей мирной конференции, формирование украинских национальных частей, украинизация Черноморского флота и отдельных кораблей Балтийского флота. Рада обзаводилась опорой, а рамки требуемой "автономии" расширялись.

3 июня Временное правительство наконец-то чётко высказалось об «отрицательном решении по вопросу об издании акта об автономии Украины». Керенский решительно запретил проведение 2-го Всеукраинского военного съезда. И… ровно ничего не сделал для приведения запрета в действие.

Съезд благополучно открылся 5 июня. А 10 июня на нём обнародован "Первый универсал", провозглашающий автономию Украины в одностороннем порядке. 16 июня Центральная Рада создаёт свой исполнительный орган - Генеральный секретариат во главе с В. Винниченко.

Игнорировать не получилось, на запрет наплевали – пришлось Временному правительству идти на переговоры. 28 июня в Киев прибыли делегация, уполномоченная сообщить, что против автономии правительство возражать не будет. Однако, просит воздержаться от одностороннего провозглашения и оставить окончательное решение Учредительному собранию. На переговорах удалось добиться взаимных уступок.

2 июля 1917 г. обнародована правительственная декларация о признании Генерального секретариата, как высшего распорядительного органа Украины. А на следующий день вышел "Второй универсал", в котом говорилось о том, что Центральная рада "…всегда стояла за то, чтобы не отделять Украину от России", а Генеральный секретариат объявлялся "органом Временного правительства". А намерение об учреждении автономии откладывалось до Учредительного собрания. Так же пока снимался вопрос о создании национально-территориальной армии.

Компромиссное соглашение вызвало негодование у радикалов. Дело дошло до вооружённого выступления в Киеве (мятеж "полуботковцев").

Тем временем, правительственная комиссия отвергла предоставленный на рассмотрение "Статут Генерального секретариата" и заменила его "Временной инструкцией Генеральному секретариату" (утверждён 4 августа 1917 г). "Инструкция…" официально утвердила Генеральный секретариат "высшим органом временного правительства по делам управы Украины", а так же оговорила территории, не которые распространяется его юрисдикция. Это губернии Киевская, Волынская, Подольская, Полтавская и Черниговская (с выемкой уездов Мглинского, Суражского, Стародубского и Новозыбковского и возможностью расширения).

Таким образом, на Украине к октябрю 1917 г. существовала Центральная Рада, которая полноценным "всеукраинским" представительным органом всё ещё не была (хотя и заметно продвинулась в этом направлении с момента учреждения). И существовал её исполнительный орган – Генеральный секретариат, который одновременно числился местным органом Временного правительства. Несмотря на статус, это пока скорее общественная организация, а не орган, располагающий реальной властью. Государственные учреждения его игнорируют. Финансирования нет. Налоги идут мимо, напрямую в российскую казну.…»

Кирилл Фролов констатировал, что провозглашение нелегитимной «Центральной Радой» «независимости Украины» было реакцией на нелегитимный большевистский револот. Таким образом, и рада, и большевики, и украинство и большевизм –нелегитимны. Легитимна только единая и неделимая, Великая, Малая и Белая, Россия!

Таким же маргинальным, антиправославным и преступным было автокефалистское движение в Малороссии, именно сторонники автокефалии УПЦ МП стоят за убийством святого митрополита Киевского Владимира (Богоявленского):

Святые Новомученики и украинский церковный вопрос.

Мне хотелось бы сказать о св. Новомучениках в контексте одного из главных вопросов Русской Церкви - украинского. Как относились Святые Новомученики к идее украинской автокефалии, ведь мнение последних, самых близких к нам святых, важно в наибольшей степени.

Как известно, большевики поддерживали насильственную украинизацию, особенно на территории Донбасса и Новороссии (огромное пространство от Екатеринослава до Тирасполя), которую большевики в борьбе с "великорусским шовинизмом" передали УССР. Большевики активно поддерживали украинский автокефалистский раскол, им было необходимо полностью уничтожить Русскую Православную Церковь. И святой Патриарх Тихон ликвидирует автономию, данную Украинской Церкви Всероссийским Поместным Собором 1917-18 г.г. Св. Тихон устанавливает Патриарший экзархат на Украине.

Мы можем определенно утверждать, что большинство, то есть Собор Новомучеников, были категорически против отделения Киевской митрополии Русской Церкви. Это Владыки Никодим (Кротков), Константин (Льяков), Михаил (Ермаков), Онуфрий (Гагалюк), Анатолий (Грисюк), священномученик Роман (Медведь) и многие, многие другие. ИХ жития собраны в книге протоиерея Николая Доненко "Наследники Царства" (Симферополь, 2000 г.).

Приведем свидетельство о священномученике архиепископе Херсонском Прокопии Титове.

На допросе в НКВД на вопрос "Как вы относитесь к дореволюционной России" он ответил следующее:

"Я националист и люблю Россию. Я люблю Россию в том виде, в каком она существовала до революции, с ее мощью величием, с ее необъятностью, с ее завоеваниями. Происшедшее после революции дробление России и, в частности, выделение Украины, Белоруссии и т.д. я рассматриваю как явление политического упадка, тем более печального, что для этого дробления нет никаких оснований. Украинцы и русские всегда составляли единое целое. Украинцы и русские один народ, одна нация, и выделять Украину в какой бы то ни было форме из общего целого нет никаких оснований" (Цит. соч., стр. 273).

Первая жертва большевиков-митрополит Киевский Владимир (Богоявленский). Перед тем как его убили большевики, его травила братия Киево-Печерской Лавры во главе с еп. Алексием (Дородницыным), распропагандированная автокефалистами.

Наш современник митрополит Омский Владимир (Иким) так описал страдания и смерть священномученика митрополита Владимира (вот ссылка):

"В Киеве автокефалисты приняли законного архипастыря в штыки. Церковная Рада потребовала, чтобы святитель Владимир - ни к чему людина, как его называли раскольники, - покинул украинскую столицу в течение суток. Но святой митрополит отказался подчиняться беззаконникам. Так началось стояние святителя Владимира за православную Киевскую Русь.

В атмосфере травли, окруженный ненавистью, святой митрополит с терпением и лаской пытался вразумить заблудших. Ему уже угрожали смертью, и он понимал, что это не пустые слова. Но как и всю жизнь свою, так и мучительные месяцы в революционном Киеве святитель Владимир провел всецело предавшись воле Божией. Я никого и ничего не боюсь, - заявлял он в ту пору, приближавшую его к славе святых страстотерпцев, о которых говорит он в своих творениях:

«Мы просим, чтобы воля Божия и насельниками земли осуществлялась так же, как и насельниками Неба, так же полно и беспрекословно, так же непрестанно и добровольно, с таким же подданным детским сердцем, которое исполняет волю Бога, не спрашивая, почему это нужно, а исполняет только потому, что это воля Бога...

Последователи Христовы всякое поношение и гонение за имя Его почитают честью для себя. Они благодушно и с радостью переносят всякие нужды и лишения, лишения не только имущества и благ земных, но и самой жизни. Они благодушествуют и ликуют среди своих мучителей, которые подвергают их пыткам и убивают. Кровь Распятого Христа и их мученическая кровь делаются семенем Его Церкви.

Святой равноапостольный великий князь Владимир просветил святой верой диких язычников. Отстаивая Православие в России там, где оно началось, в городе своего Небесного покровителя, святой митрополит Владимир противостал врагу гораздо более жестокому, чем языческое невежество. Идол национальной идеи, подобно древним Молоху и Ваалу, требовал кровавых жертвоприношений.

Однажды в покои святителя Владимира в Киево-Печерской лавре ночью явился член Церковной Рады иерей Фоменко вместе с каким-то человеком в военной форме и начал льстиво предлагать ему сан "Патриарха всея Украины". Святитель отклонил фальшивую "честь" сделаться раскольничьим первоиерархом. Тогда ночные посетители сменили тон и, угрожая оружием, потребовали выдачи ста тысяч рублей из церковных средств. Чтобы избавиться от "идейных" бандитов, митрополит вынужден был обратиться к братии лавры. На этот раз иноки вступились за своего архипастыря. Увы! Вскоре их ревность была разъедена националистической пропагандой.

Глава раскольников архиепископ Алексий вселился в лавру и повел среди монахов-украинцев "национально-автокефальную" агитацию. Этот злой посев принес плоды: некоторые из братии стали недоброжелательно смотреть на святителя Владимира, грубить и всячески досаждать ему. Остальные не находили в себе мужества пресечь подобные выходки. В стенах монастыря, коего он, как все архипастыри Киевской митрополии, являлся настоятелем, святитель Владимир остался в одиночестве».

В январе 1918 года в Киеве по благословению Святейшего Патриарха Тихона был созван законный Всеукраинский Церковный Собор. При голосовании вопроса об автокефалии члены Собора 150 голосами против 60 отвергли националистические притязания. Если бы время было мирным, вопрос был бы исчерпан. Но на Украине полыхало пламя гражданской войны.

23 января 1918 года революционные войска, составленные из большевиков, левых эсеров и анархистов, ворвались в Киев. Еще при штурме города революционеры обстреливали из пушек монастыри и храмы. После взятия Киева начался безудержный разбой, причем революционные банды поделили между собой городские районы. Киево-Печерская лавра досталась "на поток и разграбление" анархистам.

(Показательно, что палачами первомученика Русской Церкви XX века, святителя Владимира, явились не большевики, которых ныне представляют единственными виновниками революционного кошмара, а анархисты. Партия анархистов, выставляемая романтическими "народными повстанцами", сейчас снова вышла на политическую арену, издает свою газету, ведет пропаганду. Между тем в программе анархистов, с ее лозунгом "Анархия - мать порядка", содержался призыв к крайнему произволу и вседозволенности и более явственно, чем у большевиков, проступала демоническая разрушительная сущность. В российском обществе был представлен широчайший спектр революционных партий, и все они были в той или иной степени заражены безбожием и нацеливались на свержение православной монархии. Представители этих более умеренных, чем большевики, но также преступных течений затем заняли очень видное место в безоглядно восхваляемом ныне Белом движении, а потом оказались в эмиграции. Там же очутились и многие украинские националисты - настоящие убийцы святого Владимира, митрополита Киевского, тогда как бандиты-анархисты явились только его палачами. Вот что нужно понимать, чтобы с должной осторожностью относиться к церковным и политическим веяниям, как исходящим из-за рубежа, так и возрождающимся в современной России).

Киево-Печерскую обитель стал навещать отряд анархистов из пяти человек во главе с комиссаром в кожаной куртке и матросской бескозырке. (Матросская "братва", эта "гвардия революции", в начале всероссийского мятежа принадлежала по большей части к анархистам.) Посетители ели в лаврской трапезной. Комиссар остался недоволен поданным на стол черным хлебом и бросил его на пол с криком: "Разве я свинья, чтобы есть такой хлеб?" Таковы были барские замашки "борца за народное счастье". Инок-трапезарь отвечал: "У нас, господа, лучшего хлеба нет, какой нам дают, тот мы и подаем". Потом "господа-товарищи" с деланным участием начали расспрашивать братию: нет ли жалоб на начальство? Один из иноков, распропагандированный автокефалистами, стал указывать пальцем наверх, где находились покои митрополита, заявляя: "Народ несет в лавру тысячи и миллионы, а поедает их он!"

Знал ли иуда-националист, кому он приносит клеветническую жалобу на своего архипастыря? Не мог не знать. Еще в 1917 году пьяная революционная матросня кощунствовала в лаврских пещерах, подвергая надругательству честные мощи угодников Божиих. Вот и на этот раз "участливые гости", распоясавшись, начали угрожать монахам: "Скажите, отцы, что у вас в пещерах? Все оттуда вынесем и посмотрим: если ничего не окажется или окажутся воск и опилки - всех вас перережем". А один из "гостей" добавил: "Отец Серафим в Сарове был вторым лицом после царя, потому-то Серафим и святой. Вот и ваш митрополит Владимир будет святой". (В отношении святителя Владимира этот бандит невольно оказался пророком: так бесы иногда против своей воли выкликают истины Божии).

Предательство и робость царили среди лаврской братии, и бандиты поняли, что любое преступление здесь останется безнаказанным. Уходя из трапезной, комиссар сказал своим спутникам: "Нужно сделать здесь что-нибудь особенное, замечательное, небывалое". "Замечательные" дела революционеров обычно заключались в насилиях, пытках, убийствах.

Вечером 25 января эти революционеры явились к святителю Владимиру. Запершись с ним в его спальне, они вымогали деньги, издевались, душили святого цепочкой от креста. Когда палачи выводили старца-святителя из комнаты, он жалобно обратился к стоявшим в сторонке епископу Феодору и наместнику лавры архимандриту Амвросию, сказав: "Вот, они уже хотят расстрелять меня, вот что они со мной сделали". Однако ни архиерей, ни архимандрит не нашли в себе мужества вступиться за святого митрополита Киевского.

У крыльца лавры к окруженному убийцами святителю подошел под благословение его келейник Филипп. Комиссар оттолкнул его с криком: "Довольно кровопийцам кланяться! Кланялись - будет!" Тогда митрополит, сам благословив келейника, сказал: "Прощай, Филипп", - и прослезился. По свидетельству Филиппа, идя на казнь, святитель Владимир был уже совершенно спокоен, словно бы шел на служение Божественной литургии, и по пути напевал: Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив...

Бандиты на автомобиле привезли семидесятилетнего старца-мученика на поляну, расположенную неподалеку от лавры. Случайно оказавшийся поблизости от этого места очевидец потом рассказал об обстоятельствах славной кончины святителя Владимира. Выйдя из автомобиля, страстотерпец спросил: "Вы здесь хотите меня расстрелять?" - и услышал в ответ: "А что ж, церемониться с тобой что ли?" Перед расстрелом святитель коротко помолился вслух: Господи прости мои согрешения вольные и невольные и приими дух мой с миром, - а затем крестообразно, обеими руками благословил своих палачей, промолвив: Господь вас да простит.

Выстрелы слышали в лавре. При этом между иноками затеялся спор: Владыку ли это расстреливали или для расстрела одного человека выстрелов было слишком много? Потом все отправились на покой, и обитель спала спокойно.

Только наутро от пришедших в лавру паломниц (эти женщины сыграли роль жен-мироносиц священномученика Владимира) братия узнала, где лежит изувеченное тело святого страстотерпца.

Медицинское освидетельствование тела святителя выявило картину изуверского убийства: святого Владимира кололи штыками, целясь в лицо, в грудь, в живот; один удар был так силен, что разворотил всю грудную клетку; потом палачи, наслаждаясь зрелищем его страданий, "достреливали" мученика".

Кирилл Фролов убедительно проиллюстрировал, что сама идея украинской автокефалии является антиправославной, униатской.

Собственно, идея отдельной от Москвы Западно-Русской митрополии с целью постепенного ее подчинения Ватикану была впервые выдвинута в 15 веке отступником от Православия Московским митрополитом Исидором, изгнанным из России и возведенным в Ватикане в кардинальское достоинство.

В XVII веке в католических кругах разрабатывается новая идея, призванная не допустить консолидации русского народа и усиления влияния Русской Православной Церкви, что было бы гибельным для с трудом сколоченной Брестсткой унии и трещавшей по швам Речи Посполитой.

Сами униаты признают, что проект создания “Киевского Патриархата” был изобретен в Ватикане. Имеется в виду именно католический Патриархат восточного обряда (Рим создал свои униатские “патриархаты” в противовес Православным патриаршим кафедрам - Антиохийской и Иерусалимской и др.)- в 1996 г. на симпозиуме “400 лет Брестской унии. Критическая переоценка”, состоявшемся в г. Нейменген, Голландия, доктор Фрэнсис Томпсон (Антверпенский университет, Бельгия) утверждал, что униатский митрополит В. Рутский направил в 1624 г. в Рим план создания униатского Киевского Патриархата. Согласно этому плану “после избрания Патриарха, он и его епископы - коллеги принесут присягу Святому Престолу, а верующие постепенно приспособятся к новому положению. Эту схему, которую с известной долей справедливости прозвали “благочестивым мошенничеством”, Рутский направил в Рим в 1624 г.»(400 лет Брестской унии. критическая переоценка. М. Издание Библейско-Боголовского ин-та. 1998). Все это как нельзя более актуально - всем должно окончательно). стать ясно, откуда проекты “Украинской Поместной Церкви”, “украинской автокефалии”, “канонической”, или “неканонической”, “Киевского Патриархата” и т.д.

Уникальным документом, также подробно иллюстрирующим, кто стоит за проектом украинской автокефалии, является записка униатского митрополита Андрея Шептицкого, публикуемая ниже.

В 1912 году, в преддверие первой мировой войны, Шептицкий составил для Австрийского императора записку следующего содержания:

«Как только победоносная Австрийская Армия вступит на территорию Русской Украины, нам предстоит решить тройную задачу- военной, правовой и церковной организации края…для того, чтобы эти области возможно полнее отторгнуть от России…

Церковная организация:

Эта организация должна бы преследовать ту же цель: возможно полнее отделить украинскую церковь от русской.

Не касаясь вероучений…следовало бы издать ряд церковных постановлений( например, украинская церковь изъемлется из ведения петербургского синода, запрещается молиться за царя, предписывается молиться за его Величество(австрийского императора.К. Ф.), соответственные(великорусско-московские) святые вычеркиваются из календаря…

Все эти декреты могли бы от имени «митрополита Галицкого и всей Украйны» постановить все то, что было бы соответственным и согласным с основаниями восточной церкви, традициями митрополии и было бы одобрено военной администрацией.

Как митрополит, я мог бы это сделать, так как, согласно постановлениям восточного церковного права и традициям моих предшественников, я имею право, одобренное Римом, осуществлять архипастырскую власть во всех этих областях…

Известную часть епископов, уроженцев Великороссии, а также тех, которые не подчинятся этим распоряжениям, можно будет устранить, заменив их другими, исповедующими украинские и австрийские убеждения.

Рим впоследствии согласился бы с этими постановлениями и назначениями. Одобрят их и восточные патриархи, оплаченные правительством….

Таким путем единство украинской церкви будет сохранено или создано, и отторжение ее от русской будет прочно и основательно установлено. Канонические основы для такого образа действий приемлемы с точки зрения католической, а сточки зрения восточноправославной- законны, логичны и не требуют объяснений (? ! - К. Ф.).

Признание всего этого я мог бы провести в Риме, или, вернее, я уже в значительной степени все подготовил…»

Далее К.Фролов сослался на статью в "Православной энциклодедии",свидетельствующей о провале униатской идеи украинской автокефалии на Всекраинском Церковном Соборе 1917-18 г..:

ВСЕУКРАИНСКИЙ ПРАВОСЛАВНЫЙ ЦЕРКОВНЫЙ СОБОР 1918 г.

(ВПЦС), созван для решения вопросов церковной жизни, ставших актуальными в связи с изменением гос. устройства России и Украины.

В июне 1917 г. на Всероссийском съезде духовенства и мирян в Москве группа укр. делегатов заявила, что в условиях автономии Украины, провозглашенной Секретариатом (правительством) Центральной рады, дела церковные должны решаться на ВПЦС.

Ряд епархиальных и благочинных съездов духовенства Малороссии высказался за проведение Собора с целью обсуждения насущных проблем церковной жизни на Украине. 17 июня Киевская епархиальная рада назначила проведение ВПЦС на 30 июля - 5 авг. Т. н. Епархиальная рада, избранная в апр. 1917 г. на Киевском епархиальном съезде, 30 июня объявила о создании комиссии для созыва ВПЦС во главе с вик. Киевской епархии, Уманским еп. Димитрием (Вербицким). Комиссия обратилась в Святейший Синод за разрешением на созыв Собора, а 9 июля выпустила соответствующее обращение к духовенству и мирянам.

Киевский и Галицкий митр. сщмч. Владимир (Богоявленский) высказал резко негативное отношение к идее проведения Всеукраинского Собора, полагая, что он может быть использован националистически настроенными силами для захвата высшей церковной власти и достижения автокефалии Украинской Церкви. Митр. Платон (Рождественский) от имени Синода объявил членам комиссии о нецелесообразности созыва Всеукраинского Собора ввиду ожидавшегося в авг. 1917 г. открытия Всероссийского Собора в Москве, на к-ром можно было обсудить и проблемы церковной жизни Украины. Обер-прокурор Синода А. В. Карташёв подтвердил запрет на проведение Всеукраинского Собора. После объявления решения Синода еп. Димитрий вышел из состава комиссии, деятельность к-рой приобрела характер, оппозиционный по отношению к священноначалию.

Радикально настроенные укр. церковные деятели, не будучи избраны в число делегатов Поместного Собора РПЦ, активизировали деятельность по созыву самостоятельного Собора. По свидетельству Василия Липкивского (впосл. главы Украинской автокефальной правосл. церкви), члены комиссии обратились к участникам Собора в Москве с просьбой о созыве Всеукраинского Собора, но вновь не получили положительного ответа.

Летом 1917 г. при поддержке Центральной рады немногочисленные, но хорошо организованные сторонники автокефалии Украинской Церкви образовали Братство Воскресения, гл. обр. с целью подготовки Всеукраинского Собора, на к-ром они собирались поднять вопрос об автокефалии. Братством также был создан комитет для подготовки Собора.

После Октябрьской революции 1917 г. и провозглашения 7 нояб. Украинской Народной Республики национальное движение на Украине усилилось. Политические партии, выступавшие за независимость Украины, приобрели влияние среди военных; в армейской среде получила поддержку идея церковной автокефалии. В кон. окт.- нач. нояб. 1917 г. на состоявшемся в Киеве III Всеукраинском военном съезде эту идею высказала группа военных священнослужителей во главе со свящ. Александром Марычевым. 9 нояб., незаконно вмешиваясь в дела Церкви, военный съезд принял резолюцию о том, что правосл. Церковь на независимой Украине также должна быть независимой и автокефальной и что богослужение должно совершаться на укр. языке. Съезд создал Организационный комитет по созыву Всеукраинского Церковного Собора.

23 нояб. 1917 г. на совместном заседании этого комитета, комитета Братства Воскресения и комиссии по организации Собора Киевского епархиального съезда была образована Всеукраинская Православная Церковная Рада (ВПЦР). В тот же день рада приняла решение о созыве Всеукраинского Собора. ВПЦР и ее почетному председателю архиеп. Алексию (Дородницыну) удалось привлечь на свою сторону значительную часть братии Киево-Печерской лавры. На собрании в лавре 1 дек. 1917 г. предложения члена ВПЦР свящ. М. Маринича об украинизации Церкви, о проведении Собора и провозглашении автокефалии поддержали мн. монахи во главе с самочинно избранным братией наместником архим. Клементием (Жеретиенко). В оказавшейся в руках сторонников автокефалии типографии лавры было напечатано воззвание ВПЦР к верующим Украины «Слава Тобi, показавшему нам свiт», в к-ром рада сообщала о том, что принимает на себя временное управление правосл. Церковью на Украине до созыва Всеукраинского Собора.

В нач. дек. 1917 г. ВПЦР приняла решение открыть Всеукраинский Собор 28 дек. 1917 г. В обращении «К украинскому народу» от ее имени сообщалось о намерении добиться автокефалии Украинской Церкви, первым шагом на пути достижения к-рой должен был стать Всеукраинский Собор, предлагалось путем прямых выборов избрать на Собор делегатов - украинцев по крови и приверженцев идеи украинизации: от каждой епархии - по архиерею, от епархиального города - по священнику, диакону и мирянину, от уезда - по священнику, диакону и по 3 мирянина, от мон-ря, духовной школы и воинской части - по 1 представителю. В числе важнейших вопросов церковной жизни Украины назывался вопрос об отношении к новоизбранному Патриарху Тихону, выдвигалось требование запретить его церковное поминовение на Украине.

Деятельность сторонников автокефалии встретила сопротивление большей части духовенства и верующих Украины. Инициативы ВПЦР осудил Союз приходских советов Киева. Его представители обратились к Патриарху Тихону с призывом запретить проведение Всеукраинского Собора и лишить сана священников - членов ВПЦР. Они опасались, что в стремлении к автокефалии ее сторонники могут пойти на сближение с греко-католиками Галиции.

Делегаты Всероссийского Поместного Собора от Украины уже 20 нояб. 1917 г. высказались за проведение Всеукраинского Собора под председательством Киевского и Галицкого митр. Владимира (сам он был противником созыва Собора) для выработки новой стратегии управления правосл. Церковью на Украине. 6 дек. выработанная укр. делегатами позиция была представлена Волынским архиеп. Евлогием (Георгиевским) на общесоборном заседании. Архиепископ полагал, что следует перехватить инициативу у движения, добивавшегося проведения Собора с целью достижения автокефалии, и провести канонический Собор, на к-ром возобладала бы позиция большинства клириков и мирян, выступавших за единство Русской Церкви. Он предложил направить в Киев от имени Патриарха Тихона и Всероссийского Поместного Собора делегацию для ознакомления с церковной ситуацией на Украине и для ее нормализации.

Всероссийский Собор это предложение одобрил. Во главе делегации был поставлен владевший укр. языком митр. Платон (Рождественский). В ее состав вошли бывш. товарищ министра исповеданий проф. С. А. Котляревский, религ. философ кн. Е. Н. Трубецкой, свящ. Иаков Ботвиновский и К. Мирович. Делегации предстояло принять участие во Всеукраинском Соборе и провести переговоры с правительством Центральной рады и церковными орг-циями Украины с целью умиротворения церковной жизни. Получив сообщение об обращении ВПЦР «К украинскому народу», делегация немедленно выехала из Москвы в Киев.

Опасаясь не добиться перевеса на предстоящем Всеукраинском Соборе, сторонники автокефалии предприняли ряд непоследовательных действий, в т. ч. попытались получить благословение Патриарха Тихона на проведение Собора. Патриарх принял для беседы прибывшую в Москву 12 дек. 1918 г. делегацию ВПЦР во главе со свящ. А. Марычевым. Впосл. в кругах укр. автокефалистов бытовало предание, что свт. Тихон якобы благословил членов рады на проведение Собора, однако подтверждающих этот факт документов не обнаружено. Напротив, согласно утверждению Харьковского митр. Антония (Храповицкого), Патриарх заявил, что об автокефалии Украинской Церкви не может быть и речи, но согласился на ее широкую автономию.

Делегация представителей Патриарха и Всероссийского Собора прибыла в Киев, и 20 дек. 1917 г. митр. Платон официально уведомил митр. Владимира и всех правящих архиереев укр. епархий о проведении Всеукраинского Собора в Киеве. Делегатов на него предлагалось выбирать по той же схеме, что и на Всероссийский Собор: помимо епископата от епархиального города или уезда - священник, диакон (или псаломщик) и 3 мирянина, от Киевской ДА - 3 представителя, от семинарий, др. духовных учебных заведений и мон-рей - по 1. Позже было решено, что по 1 делегату на Собор направят и воинские части.

Стремясь предотвратить влияние ВПЦР на работу Собора, митр. Платон уведомил раду, что Собор будет проведен на канонических основаниях - его созовут и возглавят епископы; члены ВПЦР могут принять в нем участие наравне с представителями др. церковных орг-ций Киева, за исключением лиц, участие к-рых в Соборе невозможно по каноническим причинам. Он резко осудил решение ВПЦР не признавать постановления Всероссийского Собора и прекратить поминовение Патриарха Тихона за богослужением. Владыка отмечал, что вопрос об автокефалии Украинской Церкви не имеет под собой канонических и исторических оснований, решить его можно лишь на основе свободного волеизъявления всей укр. паствы. Митр. Платон предупреждал о неоднозначном отношении к идее автокефалии в церковном народе, что было чревато расколом, и вновь повторял, что Украинская Церковь может ограничиться автономией с правом полного внутреннего самоуправления.

Представители Патриарха и Всероссийского Собора провели в Киеве серию встреч с членами ВПЦР, в ходе к-рых последние заняли жесткую позицию в плане достижения церковной независимости Украины, в результате чего переговоры вскоре были прекращены. 21 дек. 1917 г. ВПЦР, признанная Центральной радой законным представителем правосл. Церкви на Украине, в грубой форме попыталась отстранить митр. Владимира от управления Киевской митрополией. Активисты ВПЦР потребовали от митр. Владимира и его викария, Чигиринского еп. Никодима (Кроткова), покинуть Киев, передав управление викарному епископу укр. происхождения Уманскому еп. Димитрию (Вербицкому) или Каневскому еп. Василию (Богдашевскому). Члены ВПЦР надеялись таким способом не допустить работы Собора в русле, намеченном канонической церковной властью.

Все архиереи ответили отказом на эти требования. Митр. Владимир направил в Центральную раду запрос о причинах, побудивших правительство признать эту самозваную орг-цию в качестве законной церковной власти. Опасаясь влияния на церковную жизнь Украины, поддержанной властью ВПЦР, ряд иерархов решили пойти на компромисс. Волынский архиеп. Евлогий (Георгиевский) и Черниговский еп. Пахомий (Кедров) продолжили переговоры с ВПЦР. В обращении киевского Союза приходских советов в Киевскую митрополию от 26 дек. 1917 г. утверждалось, что Всеукраинский Собор может послужить умиротворению.

В кон. дек. 1917 - нач. янв. 1918 г. в укр. епархиях проходили выборы делегатов на Собор. Во мн. местах к идее Всеукраинского Собора отнеслись с недоверием. Представители епархий нередко обращались к митр. Владимиру, прося его подтвердить, что Собор действительно будет проходить на канонических основаниях. В нек-рых местах выборы не удалось провести. В Киевской ДА лишь 6 янв. были избраны делегаты: профессора прот. Николай Гроссу, И. Четвериков и П. П. Кудрявцев.

Архиеп. Евлогий сумел добиться компромисса с ВПЦР. Было решено: раду возглавят правосл. епископы укр. епархий, а сама она станет законным органом церковной власти, к-рый и созовет Всеукраинский Собор; выборы делегатов на него будут организованы по образцу выборов на Всероссийский Собор; епископы Украины образуют Соборную раду, автоматически войдут в состав президиума Собора и изберут из своего числа его председателя; члены ВПЦР станут делегатами Собора, однако Собор может исключить их по своему усмотрению (поправка внесена по инициативе митр. Платона). ВПЦР получила согласие церковных властей на проведение Собора и гарантии участия в нем своих членов и легитимизировала свою деятельность, а епископат избежал опасности проведения неканонического Собора и обеспечил себе главенство на Соборе. Открыть Собор было постановлено 12 янв. 1918 г. Председателем созданной для его подготовки Предсоборной рады стал Екатеринославский и Мариупольский еп. Агапит (Вишневский), товарищем председателя - представитель ВПЦР свящ. А. Марычев.

Правительство Центральной рады не финансировало проведение Собора, что впосл. помогло избежать давления с его стороны. По распоряжению митр. Владимира деньги были выделены Церковью: 20 тыс. р.- из кассы свечного завода, 5 тыс. р.- из средств Златоверхого киевского во имя св. арх. Михаила мон-ря, 1 тыс. р.- из кассы киевского в честь Покрова Пресв. Богородицы мон-ря. Когда ВПЦР обратилась к киевским мон-рям с соответствующей просьбой, еп. Никодим (Кротков) потребовал передавать выделяемые средства Предсоборной раде, к-рая использовала их для финансирования начального этапа Собора. Митр. Владимир оплатил проезд делегатов из Киева домой после вынужденного прекращения заседаний 1-й сессии ВПЦС 21 янв. 1918 г.

Ввиду поспешности, с к-рой был организован Всеукраинский Собор, его программа не была разработана, вопросы формулировались в ходе заседаний.

1-я сессия Собора

открылась 7 янв. 1918 г. (однако уже 31 дек. вышел в свет 1-й номер издания «Вiстi з Украïнського Православного Церковного Собору») при наличии 279 участников. Выборы в Полтаве и Херсоне провести не удалось, в Киев не приехали нек-рые делегаты из вост. областей Украины, где шли военные действия. Несмотря на отсутствие кворума, собравшиеся решили начать работу. 7 янв. в Софии Святой соборе в Киеве был отслужен торжественный молебен. Богослужение возглавил митр. Владимир, к-рый затем обратился с приветственным словом к участникам Собора. Митр. Платон на правах личного представителя Патриарха Тихона от его имени объявил Собор открытым.

В 1-й день работы Собора иерархи провели суд над архиеп. Алексием (Дородницыным), к-рого Патриарх неоднократно вызывал в Москву и к-рый по совету членов ВПЦР игнорировал эти приглашения; за непослушание священноначалию и нарушение канонов Церкви архиеп. Алексий был извержен из сана. 8-11 янв. состоялись выборы президиума и комиссий Собора. Митр. Владимир был избран почетным председателем; при выборах председателя наибольшее число голосов (109) в 1-м туре набрал митр. Антоний (Храповицкий), во 2-м туре председателем избрали Балтского еп. Пимена (Пегова), вик. Подольской епархии. Товарищем председателя стал еп. Димитрий (Вербицкий). В президиум Собора вошли: еп. Черниговский Пахомий (Кедров), священники А. Марычев и Е. Капралов, диак. А. Дурдуковский, псаломщик С. Баваровский, миряне проф. Ф. И. Мищенко, И. Черниенко, П. Янченко и Ястребцов. В Соборную раду были избраны: Екатеринославский архиеп. Агапит (Вишневский), свящ. Иаков Ботвиновский, проф. В. В. Зеньковский, М. Погребной и М. Заболотный. Т. о., позиции сторонников автокефалии в руководящих органах Собора оказались прочными.

На 1-й сессии Собора сформированы 6 постоянных комиссий во главе с архиереями для подготовки вопросов повестки дня. «Урядова комiсiя» (председатель - митр. Антоний, члены: проф. КДА прот. Ф. И. Титов, священники И. Яструбецкий и И. Богачевский, проф. М. Ясинский) готовила «Положение» о Высшем церковном управлении на Украине. Комиссию по вопросам епархиального управления и приходской жизни возглавил архиеп. Агапит (Вишневский) (члены: прот. В. Липкивский, X. Говядовский, Л. Баранник, Д. Чалый и В. Ковальчук), комиссию по проблеме украинизации Церкви - архиеп. Евлогий (члены: архим. Николай (Гумилевский), священники Е. Сувчинский и П. Цыганенко, Ф. Щетинюк). Учебная комиссия занималась духовным образованием, религ. просвещением верующих, миссионерской и издательской деятельностью (председатель - ректор Киевской ДА Каневский еп. Василий (Богдашевский); члены: проф. прот. А. А. Глаголев, священники К. Лужинский и А. Полулях, К. Мирович), экономическая комиссия - вопросами материального обеспечения Церкви и духовенства (председатель - Чигиринский еп. Никодим (Кротков), его помощник - прот. Н. Шпачинский). Мандатную комиссию возглавлял Прилукский еп. Феодор (Лебедев) (члены: прот. К. Левицкий, П. Патера). Предложение 67 делегатов Собора создать комиссию по вопросам церковной дисциплины и духовного суда не было реализовано, как и предложение о создании монастырской комиссии.

Протоколы 9 первых пленарных заседаний, проходивших в янв. 1918 г., материалы работы Соборной рады и комиссий не сохранились (вероятно, погибли при взятии Киева большевиками). Скорее всего соборные комиссии не успели принять существенных решений. Соборная рада рассмотрела предложения делегатов относительно работы и постановлений Собора. 10 янв. по инициативе делегатов от псаломщиков, крестьян и военных рада приняла решение включить 2 крестьянских представителей в число своих членов и отклонила предложение направить делегацию Собора в Центральную раду, дабы получить офиц. уведомление о позиции властей по религ. вопросу.

11 янв. 1918 г. представитель правительства Центральной рады комиссар по делам исповеданий А. Карпинский выступил на Соборе и потребовал принять решение об автокефалии Украинской Церкви, заявив, что такую задачу поставило правительство Украинской Народной Республики. Большинство делегатов не реагировали на этот призыв, и обсуждение вопроса о характере связей Украинской Церкви с Московским Патриархатом было отложено. Собор согласился издать обращение к народу с призывом защитить Украинскую Народную Республику от наступавших на Киев большевиков.

14 янв. принято решение протоколы вести на укр. языке, речи стенографировать на языке оригинала, резолюции формулировать на рус. и укр. языках. По протесту 30 делегатов указано на недопустимость ношения священниками мирской и военной одежды на соборных заседаниях; на 2-й сессии Собор по предложению митр. Антония вновь вынес порицание священнослужителям, к-рые стригут волосы и бороду и ходят в мирской одежде. В тот же день избраны кандидаты в редакционную комиссию для подготовки выпусков периодического издания Собора «Вiстi з Украïнського Православного церковного Собору»: протоиереи Н. Шпачинский, Ю. Сицинский и Юшков, свящ. А. Ходзицкий, профессора Зеньковский и Мищенко, миряне Мирович, Патера, А. Левицкий, В. Пархоменко, В. Страшкевич.

Единственное решение, принятое Собором на этом этапе, касалось материального содержания делегатов. По постановлению от 15 янв. делегатов содержали епархии, направившие их на Собор. Те, кто оказались на Соборе иным способом, должны были озаботиться данным вопросом самостоятельно. Постановление задело представителей ВПЦР и делегатов от Холмщины и Галиции, к-рые обратились к Собору с просьбой выделять им содержание из общецерковных средств. Было ли принято соборное решение по их обращению, неизвестно.

В ходе работы комиссий были заслушаны доклады на темы, к-рые предстояло обсуждать участникам Собора: профессоров прот. Ф. Титова и Мищенко об автокефалии, проф. В. И. Экземплярского по вопросам церковного права, доцента И. Огиенко об украинизации литургии.

Спустя неделю после открытия Собора делегаты начали разъезжаться ввиду наступления большевиков на Киев. 79 участников выступили с предложением распустить его до мая 1918 г. К ним присоединились еще 15 делегатов, к-рые указали на необходимость обсудить на местах вопросы украинизации и автокефалии и на отсутствие кворума на Соборе. 19 янв. предложение поддержано большинством голосов (94 - за прекращение соборных заседаний, 42 - против).

Опасаясь лишиться возможности реализовать свою программу, 49 делегатов (гл. обр. члены бывш. ВПЦР: священники А. Марычев, Н. Шараевский, М. Маринич, Ю. Сицинский и др.) потребовали до окончания работы Собора решить вопросы о статусе Украинской Церкви, ее высшем церковном управлении и духовных школах. Сознавая, что находятся в меньшинстве, в условиях, когда на поддержку Центральной рады уже не приходится рассчитывать, они предложили компромисс: избрать в качестве высшего церковного органа Всеукраинскую церковную раду во главе с митрополитом Киевским. Вероятно, они надеялись проникнуть в раду и, оттеснив митрополита, узурпировать управление Церковью. Предложение поддержки у большинства делегатов не нашло.

23 янв. 1918 г., когда войска большевиков подошли к Киеву, завершая работу 1-й сессии ВПЦС, Соборная рада создала справочное бюро для ведения канцелярской работы, имеющей отношение к Собору, в составе еп. Димитрия (Вербицкого), свящ. А. Марычева, секретаря Собора Страшкевича. Комиссии должны были сдать в справочное бюро все документы, касающиеся их деятельности. Возобновление работы Собора планировалось на 23 мая, и сделать это могла лишь возглавляемая митрополитом Киевским комиссия, включавшая по 2 участника Собора от каждой епархии. С янв. по май 1918 г. на епархиальных съездах решено было обсудить вопрос о целесообразности украинизации и автокефалии Церкви. Митр. Вениамин (Федченков) впосл. в воспоминаниях отмечал, что наступление большевиков в янв. 1918 г. способствовало тому, что попытки добиться на Соборе принятия решения об автокефалии Украинской Церкви так и не увенчались успехом.

13 (26) февр. 1918 г. митр. Антоний (Храповицкий) доложил Всероссийскому Поместному Собору в Москве о работе 1-й сессии ВПЦС и об убиении митр. Владимира (Богоявленского), дав Всеукраинскому Собору резко негативную характеристику. В докладе 25 марта 1918 г. отрицательно отозвался о Соборе и митр. Платон (Рождественский). Обстоятельное сообщение об итогах 1-й сессии ВПЦС сделал 2 апр. 1918 г. еп. Пахомий (Кедров).

Т. о., несмотря на давление правительства Центральной рады, сторонники независимости Украинской Церкви оказались на Соборе в меньшинстве и не смогли добиться принятия положительного решения по вопросу автокефалии правосл. Церкви на Украине.

2-я сессия Собора

После завершения 1-й сессии произошел ряд событий, существенным образом повлиявших на церковную жизнь Украины. Правительство Центральной рады пало под ударами большевиков, а последних сменил режим гетмана Павла Скоропадского. При большевиках в Киеве был зверски убит митр. Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский). Правосл. архиереи Украины отказались поддержать предложение министра исповеданий гетманского правительства В. Зеньковского и отложить выборы нового митрополита до Всеукраинского Собора. 19 мая 1918 г. на Киевскую митрополичью кафедру ими был избран Харьковский митр. Антоний (Храповицкий).

К 23 мая в Киев съехалось лишь ок. 100 делегатов. Большинство епископов участвовали в работе Всероссийского Собора и предлагали отложить Всеукраинский Собор на нек-рое время. В кон. мая 1918 г. на Киевском епархиальном съезде объявлено о готовности укр. епархий возобновить ВПЦС и решено открыть его 2-ю сессию 20 июня 1918 г. На ее проведении особенно настаивал министр исповеданий Зеньковский. Он считал, что, ускоренно решив вопрос о Высшем церковном управлении и утвердив автономию Украинской Церкви, Собор облегчит ее существование в независимом гос-ве; после нормализации церковной жизни на Украине можно будет эффективно противодействовать пропаганде католицизма в зап. областях. По его инициативе 2-3 июня 1918 г. состоялось совещание епископата, на к-ром архиереи высказались против созыва новой сессии Всеукраинского Собора, опасаясь дискуссии об автокефалии и украинизации. Однако по настоянию Скоропадского епископы вскоре согласились на возобновление работы Собора. Его делегаты сохраняли свои полномочия, в епархиях, где ранее выборы не проводились, избирали новых делегатов.

На проведение Собора гетманское правительство выделило Мин-ву исповеданий 1 117 600 карбованцев. В отличие от правительства Центральной рады оно практически не оказывало давления на участников Собора, благодаря чему доминирующую позицию занял епископат во главе с митр. Антонием.

2-я сессия открылась торжественным молебном в Софийском соборе Киева 20 июня, а завершила работу 11 июля 1918 г. Полномочия делегатов проверяла мандатная комиссия из 20 членов (по 1 от каждой епархии) во главе с Сумским еп. Митрофаном (Абрамовым). На комиссию внутреннего распорядка из 15 делегатов во главе с Елисаветградским еп. Прокопием (Титовым) возлагалось поддержание порядка на соборных заседаниях. К началу заседаний прибыл 251 делегат, через неделю их было 429, к концу работы сессии - 502. Полномочия 82 делегатов (в т. ч. представителей профобъединений) не были признаны действительными.

21 июня начались заседания Собора (всего их состоялось 16). Во вступительном слове председатель Собора еп. Пимен (Пегов) подвел итоги 1-й и сформулировал вопросы 2-й сессии: Высшее церковное управление на Украине, материальное обеспечение духовенства, духовные школы. Он объявил, что 2-я сессия будет непродолжительной ввиду летних сельхозработ и что требующий дискуссии вопрос об автокефалии Украинской Церкви не будет обсуждаться.

21 июня на 1-м пленарном заседании Зеньковский огласил декларацию о государственно-церковных взаимоотношениях и от имени правительства просил участников Собора положительно решить вопрос о создании в Киеве независимого от Москвы Высшего церковного управления без обсуждения автокефалии и украинизации Церкви. Он объявил, что правительство гетмана не намерено вмешиваться в церковную жизнь и объявлять автокефалию в законодательном порядке. Т. о., власти сформулировали перед делегатами Собора задачу достижения церковной автономии, но не автокефалии Украинской Церкви. От имени правительства министр выразил недовольство действиями Патриарха св. Тихона, утвердившего избрание Киевского митр. Антония, происшедшее на Киевском епархиальном съезде, а не на Всеукраинском Соборе, и рекомендовал участникам ВПЦС вернуться к этому вопросу. В тот же день Собор вновь утвердил Антония митрополитом Киевским и Галицким.

Поскольку правительство гетмана Скоропадского не настаивало на автокефалии, большинство участников Собора уже в начале 2-й сессии выступили за отстранение от соборных заседаний делегатов из числа членов бывш. ВПЦР. На заседании 12 (25) июня 62 делегата во главе с прот. Ф. Титовым предложили: перепроверить мандаты участников Собора (прежде всего тех, кто представлял не епархии, а иные орг-ции); переизбрать президиум Собора, оставив в нем лишь епископов; выносить на всеобщее обсуждение вопросы лишь после их обсуждения в комиссиях; принять постановление, осуждающее убийство митр. Владимира и санкционирующее проведение расследования этого преступления. Соборная рада во главе с еп. Пименом не поддержала эти предложения. После того как за резолюцию рады проголосовало 145 делегатов (в т. ч. 5 епископов), против - 153 (в т. ч. 2 епископа), президиум Собора и его председатель еп. Пимен объявили о сложении своих полномочий.

3-е заседание 26 июня на правах товарища председателя Собора созвал еп. Пахомий (Кедров), председательствовал на нем митр. Антоний. Владыка объявил, что его избрание на Киевскую кафедру признано правительством, и предложил подавшему в отставку президиуму вернуться к исполнению своих обязанностей. Предложение поддержала группа из 124 делегатов во главе с проф. П. Кудрявцевым. С небольшим перевесом голосов такое решение было принято.

На 4-м заседании 27 июня обсуждались вопросы об ускорении темпов работы комиссии по Высшему церковному управлению, учебной и экономической комиссий, о травле митр. Антония в укр. прессе и об участии в ней делегата Собора П. Мазюкевича (добровольно сложил с себя полномочия делегата на 5-м заседании). Архиеп. Евлогий, избранный председателем комиссии по церковному управлению, сложил с себя полномочия главы комиссии по украинизации. Ее председателем был избран еп. Димитрий (Вербицкий), зам. стал Щетинюк. В дальнейшем комиссия практически не работала.

На 5-м (1 июля) и 6-м (3 июля) заседаниях бывш. члены ВПЦР попытались изгнать с Собора архим. Вениамина (Федченкова), к-рого считали одним из наиболее опасных противников автокефалии, оспорив его мандат представителя архиеп. Таврического. Большинством голосов полномочия архим. Вениамина были признаны действительными. Впосл. митр. Вениамин (Федченков) вспоминал, что сторонники автокефалии не давали делегатам обсуждать иные (кроме автокефалии) вопросы церковной жизни.

При обсуждении на 5-м и 6-м заседаниях декларации о государственно-церковных взаимоотношениях, изложенной 21 июня В. Зеньковским, консервативно настроенные делегаты предлагали осудить вмешательство гос-ва в дела Церкви, а сторонники национальной и церковной независимости Украины - выразить лояльность режиму гетмана. С этим вопросом делегаты Собора увязали проблему признания «в государственном порядке» Киевского митр. Антония. Большинство делегатов поддержали Соборную раду, предложившую обратиться с соответствующим заявлением к властям. Ряд делегатов, в их числе архим. Вениамин (Федченков), полагали, что вопрос о законности избрания митрополита решен после его благословения Патриархом св. Тихоном.

2 июля в Софийском соборе состоялось торжественное богослужение, к-рое возглавил митр. Антоний. На богослужении присутствовали гетман Скоропадский и министры. После литургии митр. Антоний произнес проповедь, в к-рой выразил надежду на то, что возрождение нормальной жизни в России начнется с Украины.

На 7-м заседании 5 июля 102 делегата, сторонника автокефалии, обвинили Собор (прежде всего епископат) в том, что он не отражает истинного настроения правосл. укр. народа и противодействует политике властей. Собор выразил им порицание. Оскорбительное для священноначалия заявление и атака на архим. Вениамина спровоцировали ответную дискуссию о законности полномочий делегатов от нецерковных учреждений, по большей части приверженцев ВПЦР; мандаты значительной группы сторонников автокефалии были аннулированы. На 7-м заседании 5 июля члены, вошедшие в состав ВПЦР после 8 дек. 1917 г. (иером. Иоанникий, иеродиак. Порфирий, священники Витвицкий и Словачевский, генералы Новицкий, Радзимовский), были исключены из делегатов Собора.

На 8-м заседании 6 июля выступил гетман Скоропадский, приехавший на Собор в сопровождении Зеньковского, премьер-министра Ф. Лизогуба, министра просвещения Н. Василенко, гофмаршала М. Ханенко и начальника штаба ген. В. Дашкевича-Горбацкого. Гетману пропели: «Спаси, Господи, люди Твоя» - с прибавлением: «Победы благоверному гетману Павлу на сопротивныя даруя». С ответным словом на укр. языке выступил митр. Платон (Рождественский). Делегатам, сторонникам ВПЦР, настаивавшим на том, чтобы их представителю свящ. И. Ботвиновскому разрешили обратиться к Скоропадскому с речью, в к-рой он намеревался призвать к утверждению автокефалии Украинской Церкви, Собор отказал. На заседании была образована следственная комиссия по делу об убийстве митр. Владимира в составе еп. Прокопия (Титова), архим. Тихона (Лященко), священников Г. Лобова и Н. Гаврилова, проф. И. Бич-Лубенского. Финансировать ее работу поручили Киево-Печерской лавре. Комиссия работала параллельно с комиссией, образованной Всероссийским Церковным Собором.

Активизация делегатов от ВПЦР заставила на 8-м и 9-м (7 июля) заседаниях вновь поставить вопрос об их полномочиях. Мандатная комиссия указала на отсутствие необходимых для участия в Соборе документов (ВПЦР первоначально предоставила список из 58 имен, затем сократила его до 46 - по состоянию на 8 дек. 1917). Большинством голосов (172 против 142 при 13 воздержавшихся) за ВПЦР сохранили 3 мандата с правом самостоятельно определить персональный состав своей делегации. На 10-м заседании Собор принял к сведению заявление свящ. А. Марычева о неприемлемости для ВПЦР соборной резолюции от 7 июля, после чего членам ВПЦР предложили покинуть зал заседаний. Собор потребовал от них письменных объяснений по поводу действий, противных канонам. (После окончания работы Собора потерпевшие фиаско делегаты, сторонники автокефалии, опубликовали обращение к укр. народу, в к-ром обвинили соборное большинство в москвофильстве и предательстве национальных интересов Украины.)

На 10-м (8 июля) заседании был представлен проект Положения о Высшем церковном управлении на Украине, утвержденный 3 июля комиссией во главе с архиеп. Евлогием, сменившим на этом посту митр. Антония после его избрания на Киевскую кафедру. Проект предусматривал автономию правосл. Церкви на Украине с сохранением ее канонической связи с Московским Патриархатом. Патриарх сохранял право утверждать самостоятельно избираемых митрополита Киевского и др. укр. архиереев, принимать и рассматривать жалобы на них. Его имя должно было возноситься за богослужением во всех правосл. храмах Украины. Патриарх являлся для Украинской Церкви высшей судебной инстанцией, получал право благословлять созыв Всеукраинского Собора, а после принятия на Соборе Положения о Высшем церковном управлении на Украине утверждал его, после чего документ должна была одобрить высшая гос. власть.

Согласно проекту, высшей церковной властью на Украине признавался созываемый 1 раз в 3 года Всеукраинский Церковный Собор в составе всех правящих епископов или замещающих их викариев, а также избранных от каждой епархии делегатов из числа клириков и мирян. Между Церковными Соборами постоянными рабочими органами становились созываемый ежегодно Собор правящих архиереев и Высшая церковная рада, а в промежутках между Соборами правящих архиереев - Малый Собор епископов с ежегодно обновляемым составом. В Высшую церковную раду должны были войти митрополит Киевский, 3 архиерея, 4 клирика и 5 мирян; последних предполагалось избирать на Всеукраинском Соборе сроком на 3 года. Митрополит Киевский возглавлял как раду, так и Малый Собор.

Проект предусматривал минимальное участие гос-ва в делах церковного управления - контроль за средствами, выделяемыми Церкви из госбюджета, и за законностью деятельности церковного управления. Единственный посредник в отношениях между Церковью и гос-вом, митрополит Киевский, должен был войти в состав высшего органа гос. власти.

Проект обсуждался на 10-12-м заседаниях. Большинство выступавших поддержали его, он был принят 213 голосами при 128 воздержавшихся с внесением ряда существенных поправок: 1) Патриарх утверждает и благословляет митрополита Киевского; утверждение остальных архиереев остается в компетенции Украинской Церкви, а благословляет их Патриарх; 2) Церковный Собор состоит из правящих и викарных епископов, а также избираемых на уездных собраниях клириков и мирян; допускалось, что при отсутствии викарного епископа зам. правящего архиерея может быть священник; 3) в состав Высшей церковной рады помимо митрополита и 3 архиереев входят избираемые на 3 года 4 представителя клира (один из них - псаломщик) и 6 мирян; 4) Собор епископов и Высшая церковная рада подотчетны Церковному Собору; 5) со стороны гос-ва посредником между Церковью и гос-вом является министр исповеданий (обязательно православный).

Перед представлением проекта на утверждение Патриарху следовало получить одобрение властей на предмет его соответствия гос. законодательству Украины. До утверждения Положения о Высшем церковном управлении на Украине митрополит Киевский и Галицкий признавался единственным представителем Церкви в ее взаимоотношениях с властями и главой управления всеми церковными учреждениями, в т. ч. духовными школами.

9 июля на 12-м пленарном заседании митр. Антоний (Храповицкий) выступил с инициативами, целью к-рых было содействие введению национального движения на Украине в канонические рамки и противостояние межпартийной борьбе в церковной среде. Митрополит предлагал создать церковно-археологическую комиссию для изучения древнего укр. церковного пения и зодчества, призывал гетманское правительство содействовать укреплению Православия на Зап. Украине и оказывать помощь в миссионерской работе правосл. Церкви в этом крае. Он высказался за снятие Собором анафемы с гетмана Мазепы, однако подчеркнул, что окончательное решение по этому вопросу должно быть принято Патриархом; митр. Антоний объявил, что в случае положительного решения Патриарха готов возглавить панихиду по Мазепе.

В соответствии с разработанным Положением о Высшем церковном управлении на Украине 9 июля на 13-м заседании утверждены избранные епископатом члены Собора епископов: митр. Платон (Рождественский), архиеп. Евлогий (Георгиевский) и еп. Пахомий (Кедров). В состав Высшей церковной рады Собор избрал: от клира - проф. прот. Н. Гроссу, проф. прот. Ф. Титова, свящ. Г. Лобова, от псаломщиков - А. Цуйманова; от мирян - профессоров Бич-Лубенского, И. Морачевского и М. Ясинского, а также К. Тюльпанова, Чернявского и Марченко. Без обсуждения был принят проект штатов для членов Собора епископов и Высшей церковной рады, фактически повторявший проект Всероссийского Собора. Материальное содержание указанных лиц обеспечивалось за счет Гос. казначейства Украины.

9 июля Собор рассмотрел 10 первых пунктов проекта Положения о материальном обеспечении духовенства на Украине, подготовленного прот. Н. Шпачинским и рассмотренного в экономической комиссии Собора. Проект исходил из принципа гос. финансирования клириков и предусматривал выплату священникам 3600 карбованцев в год, диаконам - 2700, псаломщикам - 2400. 11 июля принято положение о выплате правящим архиереям по 12 тыс. карбованцев в год, а викарным - по 8 тыс. Индексацию этих сумм предполагалось осуществлять 1 раз в 5 лет. Проект предусматривал надбавки для различных категорий клириков: кафедральных, больничных, кладбищенских, тюремных, железнодорожных и др. Обеспечение духовенства жильем возлагалось на гос-во и прихожан. Вопрос об обеспечении духовенства землей переносился на 3-ю сессию Собора.

10 июля на 14-м заседании делегаты рассмотрели письмо председателя укр. делегации на переговорах с большевистской Россией С. Шелухина, настаивавшего на признании независимости Украинской Церкви от Москвы, что наряду с гос. характером Церкви на Украине могло стать важным аргументом в переговорах о возвращении из России на Украину церковных и культурных ценностей укр. происхождения. Мн. участники Собора оценили письмо как посягательство на прерогативы Собора. Товарищ министра исповеданий Мирович отмежевался от высказываний Шелухина, заявив, что это не позиция мин-ва. Принимая резолюцию о возвращении церковного имущества укр. епархий из России, Собор подчеркнул неприемлемость высказанной Шелухиным т. зр. на автокефалию, признал необходимым использовать гос. механизм для решения проблемы возвращения церковной собственности и принял решение направить своих уполномоченных (по 1 от каждой из 10 укр. епархий) в состав делегации.

10 июля вынесла свои разработки на соборное обсуждение учебная комиссия, возглавлявшаяся еп. Василием (Богдашевским) и включавшая всех делегатов, представлявших духовные школы Украины. Рассмотрев разработанный Мин-вом исповеданий и 4 июля переданный в комиссию проект реформы муж. духовных школ, комиссия предложила повысить их общеобразовательный уровень до уровня гос. средних школ, сохранив специфику церковных учебных заведений, объем преподаваемых богословских дисциплин и религ. характер воспитания учащихся. Жен. епархиальные уч-ща комиссия предлагала преобразовать по образцу светских жен. гимназий и наделить правами средних духовных школ. В отношении церковноприходских школ было постановлено изъять их вместе с имуществом из ведения Мин-ва просвещения и передать Церкви; школы должны были содержаться за счет гос-ва или приходов (при гос. поддержке) и подчиняться Мин-ву исповеданий или приходским советам.

Митр. Антоний резко осудил проект реформы, разработанный учебной комиссией. По его предложению Собор принял решение отложить обсуждение проекта реформы до 3-й сессии, высказался за сохранение старой структуры духовных школ и против их передачи в ведение Мин-ва исповеданий, определил, что реформа должна идти не в светском направлении, а в сторону усиления церковно-пастырского характера. Собор обратился с ходатайством к гетманскому правительству о материальной поддержке преподавателей духовных школ и об уравнении их в оплате со служащими Мин-ва просвещения, об освобождении занятых органами власти и гетманскими войсками помещений церковных школ и о выделении средств на их ремонт.

В ходе 2-й сессии был принят ряд важных решений. На 4-м заседании постановлено: церковнослав. язык остается богослужебным языком правосл. Церкви на Украине, чтение Свящ. Писания за богослужением осуществляется на нем же, по желанию прихожан укр. язык используется для проповеди.

На 7-м заседании постановлено: духовенство правосл. Церкви на Украине освободить от повинностей и налогов в пользу гос-ва, а церковные земли - от казенных сборов; утвердить предложенные епископатом формулы поминовения высшей церковной и светской властей («Всероссийский Священный Собор, Священный Собор всея Украины, Святейший Патриарх Тихон, местный правящий архиерей, Богохранимая Украинская держава, благоверный гетман Павел, вся палата и воинство его»). Режим Скоропадского в отличие от большевистской власти и Центральной рады воспринимался Церковью как продолжение дореволюционной имперской власти и преддверие ее возрождения. Его далекая от давления церковная политика вызывала встречное благожелательное движение. Монархическое по духу восприятие личности гетмана церковной властью не исключало критического отношения священноначалия к гетманскому правительству, в т. ч. к Мин-ву исповеданий.

На 8-м заседании постановлено: в связи с переходом гетманского правительства на григорианский календарь все записи в метрических и приходо-расходных книгах Украинской Церкви вести с указанием дат по обоим календарям, а вопрос о календарной реформе решать на всеправосл. уровне; восстановить Белгородскую епархию, существовавшую в Киевской митрополии в XI-XIII вв., и ходатайствовать об этом перед Патриархом св. Тихоном; по сообщениям еп. Пимена (Пегова) о фактах захвата католиками правосл. храмов в Виннице и Козельце, принадлежавших им в древности, и еп. Пахомия (Кедрова) об аналогичных фактах в отношении старообрядцев Черниговщины, а также архиеп. Евлогия об усилении прозелитизма римо-католиков и униатов на Волыни, просить власти Украины защитить интересы правосл. Церкви.

На 14-м заседании постановлено: здания и имущество церковных школ признать собственностью Церкви при гос. их финансировании.

При закрытии 2-й сессии постановлено: для Украинской Церкви решения Всероссийского Церковного Собора и Патриарха св. Тихона обязательны вплоть до окончательного определения статуса Украинской Церкви и характера ее канонических отношений с РПЦ; подтверждено решение Всероссийского Собора об отмене выборности священно- и церковнослужителей на приходах с сохранением за ними права просить архиерея о поставлении того или иного кандидата.

11 июля на последнем пленарном заседании принято обращение к правосл. населению Украины, составленное митр. Антонием и подписанное им и 10 архиереями, с призывом хранить правосл. веру, жить по заповедям Божиим, не покушаться на церковное имущество, честно трудиться и проявлять послушание гетманской власти.

По случаю завершения 2-й сессии ВПЦС был отслужен благодарственный молебен; возглавивший его митр. Антоний по окончании богослужения произнес речь. Было пропето многолетие Патриарху св. Тихону, митр. Антонию, правосл. епископату Украины, всем членам Всероссийского и Всеукраинского Соборов, гетману Скоропадскому и его воинству. Секретариат Собора и редакционная комиссия во главе с еп. Димитрием (Вербицким) подготовили общий и тематические отчеты о работе 2-й сессии. Комиссия по поддержанию внутреннего порядка во главе с еп. Прокопием (Титовым) и хозяйственная комиссия во главе с еп. Назарием (Блиновым), а затем с архиеп. Агапитом (Вишневским) составили финансовый и персонально-учетный отчеты. «Краткая летопись Всеукраинского Церковного Собора» и Соборное послание к народу Украины были напечатаны и распространены по епархиям.

3-я сессия Собора

начала работать 28 окт. На ее проведение оставались значительные средства из выделенной гетманским правительством суммы. К назначенному сроку в Киев прибыли 120 чел.; делегаты приезжали до нач. дек. 1918 г.; в общей сложности зарегистрирован 351 участник Собора. Преобладали сторонники канонического строя в Церкви, сторонников автокефалии оказалось 60-70 чел. Прибывшие на ВПЦС представители были ознакомлены с постановлением Всероссийского Церковного Собора и Патриарха Тихона, к-рым утверждалось Положение о Высшем церковном управлении на Украине, принятое на 2-й сессии Всеукраинского Собора. 29 окт. делегаты Собора приняли участие в панихиде на месте убиения митр. Владимира (Богоявленского).

30 окт. 3-я сессия официально открыла свою работу литургией, к-рую в Успенском соборе Киево-Печерской лавры возглавил митр. Антоний (Храповицкий), после богослужения обратившийся к делегатам. Хотя председателем Собора оставался еп. Пимен (Пегов), в соответствии с Положением о Высшем церковном управлении на Украине заседания проходили в Благовещенской ц. лавры под председательством митр. Антония. Вечером, после соборных заседаний, архиереи собирались у митрополита на заседания Епископского совета. Его возглавлял митрополит Киевский, секретарем являлся еп. Гомельский Варлаам (Ряшенцев), вик. Могилёвской епархии. На этих заседаниях формулировались решения, к-рые выносились на обсуждение всех участников Собора.

1-е соборное заседание началось с оглашения приветственной благословенной грамоты Патриарха св. Тихона. Делегатов поприветствовал новый министр исповеданий гетманского правительства А. Лотоцкий, вновь поднявший вопрос о независимости Украинской Церкви, что встретило сопротивление большей части участников Собора.

31 окт. при наличии 190 делегатов был избран президиум Собора: архиеп. Евлогий (Георгиевский), еп. Пимен (Пегов), проф. Бречкевич, Рогальский, М. А. Кальнев, Исай. В его секретариат вошли: проф. прот. Н. Гроссу, прот. Ф. Булдовский, Стемпковский. Архиеп. Агапита (Вишневского) и Л. Марченко ввели в состав Соборной рады. Еп. Пимен (Пегов) возглавил хозяйственную комиссию. Были созданы миссионерская (митр. Антоний, еп. Прокопий (Титов), М. Кальнев), издательская (еп. Никодим (Кротков)), монастырская (архим. Вениамин (Федченков)) комиссии.

На 3-й сессии одной из центральных тем стало Положение о Высшем церковном управлении на Украине. В «Урядовой комиссии» рассмотрели постановление Всероссийского Собора и послание Патриарха Тихона по этому поводу. Комиссия в лице архиеп. Евлогия и прот. Ф. Титова 4 нояб. представила на утверждение Собора следующие предложения: 1) присовокупить к Положению о Высшем церковном управлении на Украине грамоту Патриарха в качестве акта, определяющего автономию Украинской Церкви; 2) согласованные с правительством пункты Положения внедрить в жизнь, проинформировав об этом власти Украины; 3) подать на утверждение правительства полные штаты органов Высшего церковного управления; 4) обсудить с правительством еще не утвержденные им пункты Положения. В комиссию для составления соборного ответа Патриарху Тихону вошли: архиеп. Евлогий (Георгиевский), Минский и Туровский архиеп. Георгий (Ярошевский), архим. Тихон (Лященко), профессора прот. Ф. Титов, прот. Н. Гроссу и Ясинский, Каменев.

Выступивший на Соборе 5 нояб. митр. Антоний поставил вопрос об автокефалии и проблему католич. прозелитизма в зап. областях Украины, в резких тонах отозвался о речи министра исповеданий Лотоцкого на Соборе. Делегаты потребовали от министра объяснений в связи с нежеланием правительства признать ряд пунктов Положения о Высшем церковном управлении на Украине. Прибыв на Собор 12 нояб., Лотоцкий от имени правительства вновь говорил об автокефалии (по имеющимся сведениям, гетман Скоропадский был против автокефалии и не подписал соответствующую резолюцию правительства), угрожал Церкви прекращением гос. финансирования и высылкой в большевистскую Россию недовольных действиями укр. властей. По нек-рым данным, в случае отказа объявить автокефалию правительство намеревалось распустить Собор и провести новые выборы делегатов, с тем чтобы обеспечить преобладание сторонников независимости Украинской Церкви. 14 нояб. произошла смена кабинета министров, новый состав занял более умеренную позицию в церковной политике, что успокоило участников Собора. При голосовании за автокефалию высказалось лишь 3 делегата.

Проблема взаимоотношений священноначалия и Мин-ва исповеданий неоднократно обсуждалась на 3-й сессии. 7 нояб. в ответ на запрос группы делегатов митр. Антоний доложил, что мин-во вместо исполнения функций посредника между Церковью и гос-вом пытается вмешиваться в дела церковного управления, он высказался против нового Устава Киевской ДА (ДА изъята из ведения митрополита Киевского и высшей церковной власти и передана мин-ву) и др. инициатив Мин-ва исповеданий. В тот же день митрополит обратился к председателю Совета Министров Украины с резким письмом по поводу деятельности мин-ва и министра. Собор постановил обратиться к правительству с запросом относительно причин, по к-рым Мин-во исповеданий не признает в лице митрополита Киевского единственного представителя Церкви и проводит реформы без ведома священноначалия, поддержал требование митр. Антония об освобождении мин-вом помещений Киевского митрополичьего дома (владыка отмечал: особо нетерпимо то, что работающие в мин-ве клирики носят мирскую одежду и бреют бороду) и принял решение о скорейшем введении в действие Положения о Высшем церковном управлении на Украине. Во исполнение его Собор епископов Украины 7 дек. уведомил о начале работы епархиальной консистории.

18 нояб. «Урядовая комиссия» предложила четко разграничить сферы деятельности священноначалия и Мин-ва исповеданий, сосредоточив в мин-ве дела, связанные с инославными и иноверными конфессиями, и сохранив в правосл. департаменте лишь отдел, ответственный за вопросы материального обеспечения духовенства.

Вопрос о взаимоотношениях правосл. Церкви с гетманским правительством был тесно связан с проблемой окормления правосл. верующих в Галиции и на оккупированных территориях Холмщины и Волыни. Собор постановил просить у правительства содействия в организации архипастырских поездок митр. Антония в эти области и выразил протест против предпринимаемых в зап. областях Украины репрессивных мер против правосл. духовенства и верующих. Было решено создать братство под патронатом митрополита Киевского для противодействия унии, защиты православных Зап. Украины и организации помощи правосл. беженцам из этих областей, а также выделить материальную помощь священнослужителям-беженцам и пострадавшим от военных действий епархиям.

На заседании Собора 12 дек., к-рое посетил гетман Скоропадский, принято решение об избрании митрополита Киевского и др. правосл. архиереев Украины на Всеукраинском Церковном Соборе с последующим утверждением Патриархом Московским и всея Руси и информированием Правительства Украины; власти Украины не получали права вето по данным вопросам. Собор вновь подчеркнул, что правосл. Церковь является первенствующей конфессией на Украине и имеет соответствующий юридический статус.

Экономическая комиссия во главе с еп. Никодимом (Кротковым) рассмотрела и после внесения незначительных поправок 10 дек. одобрила проект Мин-ва исповеданий об окладах клирикам, разработала «Положение о пенсиях духовенству», приняла решение направить 3 делегатов в Мин-во земледелия для отстаивания церковного землевладения. В комиссии были разработаны принципы материального обеспечения духовенства: 1) сохранение землевладения причта как исторического способа содержания клира вплоть до проведения II Всеукраинского Собора; 2) бесплатное служение клириков в случае введения гос. обеспечения духовенства. Собор постановил оставить клирикам земельные наделы даже при условии выплаты денежных окладов гос-вом.

Комиссия по украинизации богослужения, председателем к-рой был Кременецкий еп. Дионисий (Валединский), вик. Волынской епархии, предполагала вынести на обсуждение Собора подготовленный прот. Николаем Бортовским вопрос об издании учебников Закона Божия на укр. языке, но к рассмотрению предложений комиссии приступить не успели.

По инициативе митр. Антония в составе комиссии по вопросам духовного образования во главе с еп. Василием (Богдашевским) была создана подкомиссия для рассмотрения утвержденного правительством нового устава Киевской ДА; в нее вошли: митр. Платон (Рождественский), архиеп. Георгий (Ярошевский), еп. Василий (Богдашевский), архим. Тихон (Лященко), профессора Ф. Титов, Глаголев, М. Мухин и Станиславский.

Учебная комиссия вновь вернулась к вопросу об освобождении помещений духовных учебных заведений и о ремонте их за счет духовных школ. В отношении реформы ДС комиссия предлагала: выделить в отдельные муж. школы первые 4 класса, преподавать в них общеобразовательные дисциплины и предоставить их выпускникам право поступать в светские учебные заведения; в 5-м и 6-м классах ДС преподавать специальные богословские дисциплины; последние 2 класса семинарий выделить в пастырско-богословские школы с более сложной богословской программой. Собор выразил протест против нового закона о церковноприходских школах. Он признал необходимым возвысить до степени епископа ректора Киевской ДС. 2-3 нояб. 1918 г. в Софийском соборе при участии 20 архиереев - делегатов Собора были совершены наречение и хиротония ректора семинарии архим. Амвросия (Полянского) во епископа Винницкого, викария Киевской митрополии.

Последние заседания Собора проходили в условиях разрушения гетманского режима под напором войск С. В. Петлюры. 19 нояб. Собор выступил с призывом к укр. народу сплотиться вокруг гетмана и его правительства ради спасения Украины и России и торжества Православия. 30 нояб. епископат от имени Собора опубликовал послание, в к-ром предостерегал народ Украины от братоубийственной вражды и насилия и призывал его оставаться законопослушным и верным заповедям Евангелия. Собор высказался за обращение к странам Антанты с просьбой о помощи режиму Скоропадского.

В послании от 22 нояб. Собор объявлял о сохранении канонического единства с Патриаршей Церковью и высказывал предостережение противникам церковного единства и канонического строя. На заседании 13 дек. Собор вновь высказал осуждение бывш. членам ВПЦР, отметив их ведущую роль в организации травли митр. Владимира (Богоявленского). 16 дек. 1918 г. соборные заседания были прерваны гос. переворотом и приходом к власти Директории. Т. о., политические события неблагоприятно сказались на церковной жизни Украины.

Арх.: ЦГАВО Украины. Ф. 1071, 1072, 3984; ЦГИА Украины. Ф. 182.

Ист.: Вiстi з Украïнського Правосл. Церк. собору. К., 1917. № 1; Киевлянин. 1917-1918; Краткая летопись первого Всеукр. Церк. Собора и его важнейшие постановления в янв. и июне 1918 г. К., 1918; Положение о временном Высшем управлении Правосл. Церкви на Украине и письма свт. Патр. Тихона. К., 1918; Скрынченко Д. Всеукр. Церк. Собор // Киевский правосл. вестн. 1918. № 4; он же. Всеукр. Церк. Собор: (Зап. участника) // Малая Русь. К., 1918. Вып. 3. С. 29-46; Хроника Всеукр. Церк. Собора // Церк.-обществ. мысль. 1918. № 15-20; Липкiвський В. Вiдродження Церкви в Украïнi (1917-1930). Торонто, 1959; Вениамин (Федченков), митр. На рубеже двух эпох. М., 1994; Евлогий (Георгиевский), митр. Путь моей жизни. М., 1994; Игнатуша О. М. Док-ти державних архiвiв Украïни з iсторiï Украïнськоï Автокефальноï Правосл. Церкви (1917-1930 рр.) // Архiви Украïни. 1994. № 1/6. С. 44-56; Зеньковский В., протопр. Пять месяцев у власти (15 мая - 19 окт. 1918 г.). М., 1995; Скоропадський П. Спогади, кiнець 1917 - грудень 1918. К., 1995.

Лит.: Доленга С. Скоропадщина. Варшава, 1934; Неуеr F. Die Orthodoxe Kirche in der Ukraine, von 1917 bis 1945. Кöln; Braunsfeld, 1953; Блажейовський Д. Iєрархiя Киïвськоï Церкви (861-1996). Львiв, 1996; Ульяновський В. Церква в Украïнськiй Державi, 1917-1920: (доба Украïнськоï Центр. Ради). К., 1997; он же. Церква в Украïнськiй Державi, 1917-1920: доба Гетьманату П. Скоропадського. К., 1997; Фотиев К., прот. Попытки Укр. Церк. автокефалии в XX в. // Правосл. Церковь на Украине и в Польше в XX ст. М., 1997. С. 7-85. (Мат-лы по истории Церкви; Кн. 14); Власовський I. Нарис iсторiï Украïнськоï Правосл. Церкви. К., 1998. Т. 4. Ч. 1; Феодосий (Процюк), митр. Обособленческие движения в Правосл. Церкви на Украине. М., 2004.

Затем гл.Редактор газеты "Русь Триединая" Сергей Моисеев прочитал доклад о духовных корнях февральской катастрофы:


Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.