Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
21.04.2017
14:23:52
Стартовал Юбилейный Межгалактический теннисный турнир «Ракетка Байконура - 2017»! далее »
14:13:36
Фонд «Детям-инвалидам и сиротам Гюмри» обратился к Константину Затулину далее »
12:46:32
Украина направила МИД РФ протест против Ялтинского форума далее »
12:26:26
ЕС требует от Молдовы соблюдать Соглашение о свободной торговле далее »
12:17:54
Главные вузы Приднестровья и Крыма подписали договор о сотрудничестве далее »
12:07:06
Факт вербовки Джалилова и Азимова в Кыргызстане власти не установили далее »
20.04.2017
16:16:55
Заявление пресс-службы депутата Константина Затулина о дезинформации телеканала «Дождь» далее »
16:07:58
В Астане прошло заседание Совета национальных координаторов стран ШОС далее »
13:21:52
Песков: Москва не пытается интегрировать «ДНР» и «ЛНР» в Россию далее »
13:02:55
Александр Лукашенко заявил, что не играет с Россией «в одни ворота» далее »

Константин Затулин. «Казахстан: Новые поводы для беспокойства» далее »

Вечер с Владимиром Соловьевым. Специальный выпуск от 13.04.17 далее »

Почему русским не дают российское гражданство далее »

В режиме повышенной готовности. далее »

США: большие маневры. далее »

Выступление Кирилла Фролова на круглом столе "ЭСХАТОЛОГИЯ ПОСЛЕДНИХ СОБЫТИЙ В СИРИИ" далее »

25 лет СНГ. Визави с миром от 11.04.2017 далее »

Рубрика / Общество

Казачья Лопань


06.02.2017 13:28:49

Когда заходит речь в телепередачах, в газетах и журналах, наконец, в Интернете о российско-украинских отношениях, я часто вольно или невольно вспоминаю эпизод на украинско-российской границе, очевидцем которого я был в уже далеком июне 1995 года. Этот эпизод я наблюдал на станции Казачья Лопань. Раньше я часто ездил в скорых поездах от Запорожья до Москвы и обратно, но поезда проносились мимо этой станции, и, само собой, ее назва­ние никак не сохранялось в памяти. Теперь, когда прошло много лет, я заинтересовался, что же это за станция, и нашел кое-какую информацию.

В «Истории городов и сел УССР», в томе, посвященном Харьковской области (Киев, 1967, стр. 431-432), написано следующее: «Казачья Лопань – поселок городского типа, центр поселкового совета. Расположен в долине речки Лопань, за 27 километров от районного центра. Около поселка – железнодорожная станция Казачья Лопань и магистраль Москва – Донбасс; за 8 километров проходит автострада Москва-Симферополь, население – 10000 человек…(теперь 5878 – ред.). В Казачьей Лопании 4 школы, библиотека… На территории Казачьей Лопании в XVII столетии возникли военные поселения: в конце XVIII столетия тут жили государственные крестьяне. Строительство железной дороги (80-е гг. XIX столетия) обусловило превращение Казачьей Лопании в торговый центр близлежащих районов…Во время Великой Отечественной войны поселок был местом ожесточенный боев, переходил из рук в руки… В послевоенные годы построено 703 общественных и жилых здания». И ни слова о происхождении названия Казачья Лопань!

Совсем коротенькая информация содержится в 11-м томе Большой Советской Энциклопедии (Москва, 1973, стб. 518): «Казачья Лопань – поселок городского типа в Дергачевском районе Харьковской области УССР. Ж.-д. станция на линии Харьков-Белгород. Семеноводческий совхоз. Цех по переработке молока». И опять ни слова о происхождении названия Казачья Лопань. Смотрел я трехтомную «Историю запорожских казаков» Дмитрия Ивановича Яворницкого (Эварницкого) - тоже ни слова.

Новые информационные технологии облегчили поиски ответа. Благословенна «Википедия», в которой, может быть, встречаются не всегда самые точные сведения, но, во всяком случае, близкие к ним! В этой Интернет-энциклопедии мы читаем, что «Лопань – древнее славянское слово, которое означает «бьющая наружу, прорывающаяся вода» либо «Колодец на болоте». По данным знаменитого филолога Владимира Даля, это «колодец на топи, на болоте». Первое упоминание реки отмечено 1556 годом. Название же станции произошло от одноименного названия старинного села, основанного в 1655 году казаками-переселенцами, которые поселились на берегу реки тремя куренями. По одной легенде, речка поучила название от татарского языка, что на нем означало «речка на болоте». Существует и другая легенда, более красивая и в чем-то героическая. В старину, но когда точно, не известно, здесь проходила жестокая битва между казаками и татарскими завоевателями. Много было побито татар, но много и казаков. Очнулся на берегу реки раненый, но еще живой, молодой казак, потерявший много крови. Дотянулся он до воды и пил, пока сердце не выдержало и лопнуло. Вот будто бы с того времени поселение и стали называть Казачья Лопань.

С тех пор, как здесь в начале 90-х гг. прошлого уже века была создана таможня, станция преобразилась. Здание вокзала было отреставрировано, улучшилось обслуживание пассажиров, вынужденных пережидать здесь остановку на время таможенного досмотра. Отмечу, что из пяти работников станции двое носят русские фамилии (Топоркова и Филатов), а трое – украинские (Кочерга, Тедченко, Плющик).

Так вот, эпизод, о котором я расскажу, как раз и связан с таможней. В начале 1995 года мы с женой уволились из Запорожского университета и переехали в Россию. Уезжать было трудно и грустно, но историку тяжело было жить в среде, которая питалась мифами и легендами для создания «национальной истории». Увы, болезнь, пережитая многими странами и народами, излечима только по прошествии длительного времени. Но я еще продолжал числиться на четверть ставки в университете из-за того, что оставались аспиранты, руководство которыми надо было осуществлять. В начале июня 1995 г. я приехал в Запорожье, потратив на дорогу туда и обратно почти все деньги, которые были мне начислены за эту четверть.

Мой аспирант благополучно защитил диссертацию, и на следующий день я уезжал в Москву. Что делалось на перроне! Люди передавали через окна вагонов и через тамбуры своим родственникам и друзьям ящики с абрикосами для продажи в Москве. Шум, гам, ругань!!! Я еле протиснулся в плацкартный вагон и устроился на своем месте около купе проводников. На верхних полках устроились две девушки, ехавшие до Харькова, а напротив меня села молодая особа двадцати трех – двадцати пяти лет. Мы разговорились, и из беседы с ней я узнал, что она медсестра по образованию, мать-одиночка, которая, для того, чтобы прокормить сына, устроилась в Москве на одном из рынков продавщицей у хозяина-азербайджанца. Об азербайджанцах она отзывалась совсем не плохо, говорила, платят ей хорошо и, в общем, не обижают. Так за разговорами прошло несколько часов. За окном проплывали знакомые за много лет пейзажи степной Украины с ее фруктовыми садами и полями подсолнечников и пшеницы.

Когда уже стемнело, поезд прибыл в Харьков. Было десять часов вечера. Девушки с верхних полок сошли с поезда, но на их места никто не пришел. Я уже лежал, готовясь отойти ко сну, и вот тут-то и началось. Две немолодые проводницы в возрасте от пятидесяти до шестидесяти лет, судя по всему, жительницы пригородов Запорожья, полные, горластые, суетливые, вполне в духе юга Украины, засуетились. Они положили на верхние полки матрасы и что-то стали быстро под них засовывать. Подглядывая одним глазом, я увидел, что это были блоки сигарет «Мальборо». И тут меня осенило: это же один из вариантов переправки из южных портов Украины изготовленных в Турции сигарет для продажи их потом в российских городах как легально, так и нелегально. Типичная мелкая контрабанда!

Через двадцать минут поезд остановился на станции Казачья Лопань. В вагон быстро вошли два молодых таможенника, мужчина и женщина. Мужчина, очевидно, был старшим. Он сразу же на чистом русском языке, со среднерусском выговором, сказал своей напарнице: «Юля, смотри везде внимательно, не пропусти ничего!», а сам вошел в купе проводников. С ящиками абрикосов он никак бороться не мог, да они его и не интересовали. У него был другой интерес. «Что везете?» - обратился он к проводницам, которые сразу же дружно заголосили на смеси русского и украинского языков: «Та ничого, хлопче! Шо ты нас пытаешь? Ничого такого у нас нема». В ответ таможенник повысил голос и стал угрожать: «Я вас на стройках народной химии сгною, если чего найдем!» и в коридор: «Юля! Смотри внимательно!». Но Юля ничего не нашла, а сам старший, пройдясь вдоль полок, вернулся в купе и снова стал пугать проводниц: «А ну, показывайте, что у вас запрятано!». Те же торопливо, перебивая друг друга, громко закричали: «Та ничого! Шо ты от нас хочешь? Ничого нема».

В продолжение всего этого эпизода я беззвучно трясся от смеха, изображая из себя спящего. У меня еще был паспорт гражданина СССР со штампом об украинском гражданстве, и мне, в общем-то, нечего было бояться. Тем временем досмотр закончился, когда старший таможенник, покидая вагон, угрожающе сказал проводницам на прощание: «В следующий раз вы у меня попадетесь, и вам не сдобровать!».

Стало тихо. Примерно через сорок минут поезд прибыл в Белгород. Я немного приподнялся и выглянул в проход. По нему шел маленького роста российский таможенник с отвислыми усами, похожими на усы запорожских казаков. Он лениво подошел к купе проводников и с явным украинским акцентом, характерным для жителей приграничных с Украиной местностей, спросил: «Ну шо, ничего не везете? Все добре?». И, перекинувшись еще парой ничего не значащих фраз, покинул вагон.

И тут мне стало грустно. Я вспомнил, как за несколько недель до моей поездки первый президент России во время пребывания в Белгороде сказал, что там, за российско-украинской границей, живет дружественный народ – украинцы. Что, ему неизвестно было, что на Харьковщине и Белгородщине население делилось на две примерно равные группы – украинцев и русских? Боже, подумал я, как мог ты допустить, чтобы так по живому нас разделили в спешке, пока не опомнились, на две нации в тех территориях, где эта дележка смешна и нелепа!

Вот так и запомнилась мне поездка в Запорожье в июне 1995 года. С тех пор я был в Украине, как теперь говорят, а не на Украине, еще три раза, в 1996 и 1998 годах. Иногда переписываюсь с друзьями и коллегами. Увы, увы! Мы помним друг друга, но что-то независимое от нас теперь разделяет нас и не дает быть откровенными.

Про Казачью Лопань я вспомнил совсем недавно, три года назад, когда мы с женой решили поехать в санаторий в Алушту. Поехали в пассажирском поезде, который подолгу стоял на разных станциях вплоть до Белгорода. Но от российской границы пассажирский поезд мчался по расписанию скорого. В Казачьей Лопани остановки не было. В Харькове поезд стоял сорок минут. Выпустили пассажиров, ехавших до Харькова. Затем никого уже не выпускали на перрон. Пришли с проверкой украинские пограничники и таможенники. За пять минут до отправления поезда впустили новых пассжиров. Без остановок поезд мчался до Запорожья, где остановился на три минуты. Никого не выпускали и не впускали. До Симферополя поезд ехал без остановок. Все это наводило на грустные размышления и предчувствия.

В самом Симферополе, а тем более в Алуште, практически не чувствовалось украинского духа, очень редко слышалась украинская речь. Но деньги были украинские, названия улиц были украинские, и даже названия лекарств, производившихся в Украине, были на украинском языке.

На обратном пути поезд остановился на три минуты в Мелитополе. Обычно поезда, идущие на север, в Мелитополе подвергаются атаке местных жителей, предлагающих фрукты и грецкие орехи по крайне низким ценам. Мелитопольцы буквально облепили все двери вагонов, предлагая свой нехитрый товар. В этой суматохе мы успели купить «по дешевке» небольшой мешок грецких орехов, на что-то большее просто не было времени.

Последняя наша поездка, связанная с Украиной, произошла через несколько месяцев. Для экономии мы решили лететь на Новый год в Дубаи сложным путем – до Минска, а из Минска до Киева поездом, причем в плацкартных вагонах, а из Киева уже лететь прямо в Дубаи. Поскольку до вечера, когда самолет должен был вылететь в Эмираты, с утра было много времени, мы обратились с просьбой к одному из наших киевских друзей встретить нас и немного пообщаться. Он нас встретил, накормил, а, поскольку был занят по работе, дал нам провожатым своего сотрудника.

Тот не только поводил нас по давно знакомым любимым местам Киева, но и по нашей просьбе сводил нас на Крещатик, где уже некоторое время бушевал Майдан. Дело было 30 декабря, агрессивность на Майдане убавилась. Из палаток разливался запах жареного мяса. Какие-то люди, похожие на сотрудников силовых органов в штатском, прохаживались около палаток. Повсюду чувствовался дым горящих автопокрышек. На огромной сцене рядом с почтамтом пенсионер из Херсона читал свои стихи на русском языке, в которых жаловался на свою бедность, и заканчивал их словами «Слава Украине!». Наш провожатый, объясняя происходившее, постоянно говорил, что главная причина заключается в жадности не только Януковича, но вообще всей украинской политической элиты. Он показал нам дома, в которых живут бывшие президнты Украины Леонид Кравчук и Леонид Кучма, подчеркнув, что у Кучмы на двоих с женой квартира в 300 квадратных метров.

В киевский аэропорт «Борисполь» мы уезжали уже вечером. Наш друг с трудом организовал выезд в такси. Ехать пришлось, преодолевая огромные пробки, так как дорога через центр была из-за Майдана перекрыта.

Было не только грустно. С печалью и горестью уходило осознание того, что эта земля была с нами единым целым, несмотря на отличия. Было ясно, что за всем этим стоят силы, желающие нас оторвать друг от друга и получить от этого свою выгоду.

Поезда не будут больше останавливаться в Казачьей Лопани. Но для нас она была и остается символом раскола и незаживающей раны на теле наших народов.

Юрий Ивонин, заведующий кафедрой всеобщей истории Смоленского государственного университета

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Украина направила МИД РФ протест против Ялтинского форума


Киев странно отреагировал на громкое поражение от Москвы

Киев позитивно воспринял решение Гаагского суда, отказавшегося ввести временные меры по иску к Москве в связи с нарушением конвенции о финансировании терроризма. В России признали этот вердикт политическим поражением Украины.

Запад пока еще не съехал с глузду

Константин Затулин о провале украинского иска к РФ в суде ООН

Мнение: решение суда ООН по иску Украины к России – компромиссное

Мнение о Слушаниях в Международном суде ООН по иску Украины к России в связи с нарушением конвенции по борьбе с финансированием терроризма. 19 апреля 2017 года

МИД России отметил важность решения суда ООН, отказавшего Украине

Высокий суд Лондона: платить по долгам Украине придется

Высокий суд Лондона: платить по долгам Украине придется

Эксперт призвал российский бизнес уходить из Украины в ЛДНР

С таким призывом к деловым кругам в рамках Московского экономического форума выступил заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

Киев предупредили о желании нескольких стран бойкотировать «Евровидение»

Россияне хотят принять ДНР и ЛНР в состав РФ

Агрессивные действия властей Украины не одобряют большинство Россиян. Кроме того, значительная часть граждан РФ выступила за присоединение республик Донбасса к России.

Пора платить по счетам

Украину обязали вернуть России долг в 3 млрд долларов

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.