Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма

Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма  далее »
22.05.2018
15:13:13
Россотрудничество может пересмотреть формат работы на Украине далее »
13:16:23
Россия обучит военных Узбекистана в связи с угрозой терроризма далее »
12:15:31
Военные ЮВО примут участие в параде ко Дню Первой Республики в Армении далее »
11:38:49
В Верховной раде пригрозили уничтожить Крымский мост далее »
11:36:06
Украинские силовики получили приказ "затянуть петлю" вокруг Донецка далее »
21.05.2018
17:36:03
Десять карателей ВСУ убиты при очередной атаке Горловки далее »
13:24:06
Армения получит на вооружение российские ЗРК "Тор" далее »
13:22:15
В Белоруссии заявили, что страна подходит к финальной части входа в ВТО далее »
13:08:16
Исполком СНГ не получал от Украины уведомления об отзыве ее представителей далее »
11:02:25
ФСБ раскрыла экстремистскую группу в Крыму далее »

Необходимо заново пересмотреть все договора о сотрудничестве, заключенные с Украиной далее »

Возвращение великой духовной традиции на постсоветское пространство далее »

Готов ли Запад к диалогу с Россией? Реакция. Эфир от 21.05.2018 далее »

Война санкций. Право голоса от 21.05.2018 далее »

Авантюрная провокация: в ГД прокомментировали отзыв представителей Украины из органов СНГ далее »

Игорь Шишкин: заявление Волкера о Донбассе - призыв союзников помочь Украине в войне с Россией далее »

Good bye, Армения? Точка зрения от 16.05.2018 далее »

Рубрика / Религия

Мусульмане России рассредоточиваются


18.01.2017 15:03:09

В мусульманском сообществе России проходят процессы децентрализации и смены поколений духовных лидеров. Эти тенденции ярко проявились на протяжении 2016 года.

Его главным событием, безусловно, стала антиваххабитская «Грозненская фетва», которая не только дала определение ваххабизму и другим «заблудшим сектам», но и сформировала антиваххабитский альянс муфтиятов, ядро которого составили Духовные управления мусульман Чеченской Республики (ДУМ ЧР) и Республики Татарстан (ДУМ РТ). Несмотря на продолжающиеся до сих пор попытки денонсировать или дискредитировать фетву, она состоялась и получила поддержку духовных лидеров, которые контролируют свыше 90% мусульманских общин страны.

Параллельно с антиваххабитской кампанией в минувшем году мы могли наблюдать кампанию «ресуфизации» татаро-башкирской уммы, которую начали муфтияты Татарстана и Дагестана. В ходе нее суфийские традиции, оправданно считающиеся хорошим профилактическим средством от ваххабизма, активно пропагандировались за пределами Северного Кавказа, особенно в Татарстане. Сейчас о своей приверженности им говорит все больше татарских духовных лидеров, включая влиятельных Талгата Таджуддина (Центральное духовное управление мусульман, ЦДУМ) и Камиля Самигуллина (ДУМ РТ), что открывает неплохие перспективы для полноценного возрождения татаро-башкирского суфизма.

Прошлый год отметился серьезным обострением в шиито-суннитских отношениях. Так, Совет муфтиев России (СМР) ополчился на азербайджанскую шиитскую общину, которую выгнал из своей главной мечети и посоветовал попросить помещение у посла Ирана. Со своей стороны, чеченский муфтий Салах Межиев последовательно раскритиковал российско-иранскую конференцию по сближению мазхабов, вышедший в российский прокат иранский фильм «Мухаммад» и новый перевод Корана на русский язык, выполненный по заказу иранцев. Более опасным здесь выглядит, конечно, азербайджанский вектор, поскольку иранцев в России проживает не в пример меньше.

Для двух мусульманских центров России – ДУМ РТ и блока муфтия Альбира Крганова – 2016 год стал очень успешным. Так, Крганов окреп настолько, что рискнул создать еще один федеральный муфтият – Духовное собрание мусульман России (ДСМР), куда вошли осколки Всероссийского муфтията (ВМ) и несколько региональных ДУМ юрисдикции ЦДУМ с общим числом общин до 200.

Пробившийся в «высшую лигу» муфтиев Крганов не собирается останавливаться на достигнутом и будет претендовать как на автономные муфтияты, так и на сегменты ЦДУМ и Совета муфтиев России. Его открытыми союзниками выступают ДУМ РТ и Координационный центр мусульман Северного Кавказа (КЦМСК), которым импонирует курс Крганова на распространение суфизма и борьбу с ваххабизмом.

Перспективы ДСМР пока неясны, однако они определенно оптимистичней, чем у занимавшего ту же нишу Всероссийского муфтията. Крганов имеет сейчас гораздо более серьезную поддержку властей, чем некогда лидеры ВМ, базируется в столице и является главным представителем мусульман в Общественной палате, что обеспечивает неплохую медийность. 200 общин из 5,5 тыс. зарегистрированных в России выглядят скромно, однако тот же муфтий Равиль Гайнутдин (СМР) имел куда меньший «стартовый капитал».

Тем временем муфтий Татарстана Камиль Самигуллин спокойно укреплял свои позиции как в пределах своей республики, так и на внешних площадках. Он показал себя ревнителем татарской идентичности, рискнув для сохранения самобытного татарского ислама перевести пятничные проповеди на татарский язык. Этот шаг вызвал резкую критику с разных сторон, однако в целом был воспринят благожелательно, поскольку во многих регионах за пределами национальной республики «татарский ислам» сдает позиции под натиском мигрантов и внутренних переселенцев. Кроме того, в 2016 году Самигуллин вышел на первую позицию по цитируемости среди российских муфтиев, а его электронные СМИ демонстрируют все большую эффективность.

Для КЦМСК 2016 год стал в целом проблемным. Острый конфликт между главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым и местным муфтием Исой Хамхоевым парализовал деятельность Духовного центра мусульман Ингушетии, а также нанес серьезный урон традиционному мусульманскому духовенству этой республики. Аналогичный конфликт едва не произошел в Дагестане перед парламентскими выборами, однако там все обошлось. Другой проблемой для КЦМСК стали шутки его председателя муфтия Исмаила Бердиева о женском обрезании, которые были восприняты серьезно и породили один из самых резонансных скандалов во всей религиозной сфере.

Впрочем, у КЦМСК были не одни только проблемы. Крупнейшие муфтияты этой организации – дагестанский и чеченский – свое влияние укрепили. Чеченцы смогли провести в Грозном солидную богословскую конференцию с результатом в виде антиваххабитской фетвы, а ДУМ Дагестана организовало широкое празднование Мавлида (дня рождения пророка Мухаммеда) по всей стране, направив представителей в десятки регионов. Этот муфтият окончательно вышел за пределы своей республики и создал сеть «просуфийских» общин по всей стране, став по факту еще одним федеральным мусульманским центром.

Для ЦДУМ прошедший год ознаменовался рядом болезненных потерь: из этой организации вышли санкт-петербургский, сургутский и пензенский муфтияты, а также ДУМ Сибири. Суммарное число общин оказалось не слишком велико – порядка 100, но стратегическое значение этих структур и сам факт выхода стали серьезным ударом по старейшей мусульманской организации России. Созданное в конце 2016 года и объединившее вышеупомянутые муфтияты ДСМР стало прямым конкурентом ЦДУМ и сейчас для него представляет гораздо большую угрозу, чем Совет муфтиев России.

Структуры Равиля Гайнутдина – Совет муфтиев России и ДУМ РФ по итогам 2016 года оказались в минусе. Конечно, восстановление отношений с Турцией серьезно приободрило СМР, однако чрезмерная лояльность Гайнутдина в отношении турецкого президента Реджепа Эрдогана находит все меньше понимания у внешнеполитического ведомства России. По информации автора статьи, сотрудничество Совета муфтиев и МИД России вообще свелось к минимуму из-за неконструктивной позиции структуры Гайнутдина, представители которой, например, продолжили дружеское общение с объявившим России джихад катарским богословом Али Карадаги. Аналогично не вызвали радости у властей и попытки СМР сначала саботировать принятие «Грозненской фетвы», а затем нейтрализовать ее своим богословским документом. Эта «война фетв» противопоставила Равиля Гайнутдина большинству других муфтиев России и резко ухудшила отношения с чеченцами. «Грозненская фетва» вскрыла серьезную проблему и внутри СМР: его крупнейший муфтият – ДУМ Республики Башкортостан – эту фетву поддержал, чем продемонстрировал демонстративное неподчинение лидеру централизованной организации.

По другим направлениям дела у Равиля Гайнутдина не складывались: самый масштабный после расширения московской Соборной мечети строительный проект «Муслим-сити» в Уфе был сорван, еще три имама его организации получили судимости, один был объявлен в розыск, а муфтий Свердловской области Альфрид Мустафин пополнил список предполагаемых экстремистов Росфинмониторинга. Кстати, в Свердловской области по линии СМР было создано еще два муфтията, что довело их общее число до рекордных семи. Появление ДСМР не оттянуло у СМР столько же общин, сколько у ЦДУМ, но урон нанесло не меньший – усиление муфтия Крганова очень опасно для Равиля Гайнутдина, главным козырем которого был именно монопольный «столичный» статус.

Таким образом, по итогам прошедшего года в мусульманском сообществе России выстроилась новая конфигурация центров силы, которая пока является самой сложной за весь период наблюдения. Длящийся уже четверть века конфликт Гайнутдина и Таджуддина уходит в прошлое и перестает быть главным катализатором трансформаций административно-территориального поля российской уммы, в котором сформировалось уже почти 100 централизованных организаций. Новое поколение мусульманских лидеров, – 40- и даже 30-летних заявляет о себе все громче, однако и «старая гвардия» на пенсию уходить не спешит. Да, внутримусульманский раскол будет преодолен еще не скоро, однако прежней опасности он не несет – исламисты уже не смогут воспользоваться этой раздробленностью для дискредитации традиционного ислама и захвата власти в умме. За прошедшие три года по ним были нанесены эффективные удары, которые за редкими исключениями позволили не только радикально уменьшить террористическую угрозу, но и маргинализировать носителей порождающих ее идей. По итогам 2016 года на повестке дня стоит вопрос запрета ваххабизма, а не диалога с его приверженцами.

Роман Анатольевич Силантьев – исламовед, профессор Московского государственного лингвистического университета.

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

В Институте стран СНГ прошёл круглый стол «Возрождение медресе «Расулия» и Интернет»

Муфтий думу «Умма» заявляет о системных преследованиях мусульман Украины

Муфтий думу «Умма» заявляет о системных преследованиях мусульман Украины 

Постсоветское пространство должно находиться под влиянием традиционного для наших народов понимания ислама

Стенограмма выступления руководителя портала по дистанционному изучению основ ислама imedrese.ru, президента Фонда поддержки инноваций «Инносфера» Рината Аляутдинова на круглом столе по теме «Религиозные и социально-культурные факторы расширения Россией международного сотрудничества в нефтегазовой сфере» 

Полуночная встреча В.В. Путина с муфтиями не внесла ясность в будущее исламского образования

Казахстан нуждается в повышении «качества» религиозности

В последние годы в религиозной сфере стали проявляться достаточно сложные и противоречивые тенденции, напрямую влияющие на настроения в казахстанском обществе. Об этих тревожных симптомах и о том, что необходимо делать для противодействия таким угрозам, мы беседуем с известным теологом Аскаром Сабдиным.   

Через образование к межрелигиозному диалогу: Болгарская исламская академия и позитивный отечественный опыт

Тезисы доклада заведующего отделом исламских исследований Института стран СНГ Ильдара Сафаргалеева на международной научно-практической конференции «Религия в современном мире: культура и практика»16 ноября 2017 года, ФАДН России 

В Таджикистане мечети «очистят» от выпускников зарубежных вузов

Муфтий останется при должности 

Об исламском образовании на конференции в Уфе

Казахстанский теолог с помощью «матрицы» дерадикализировал 280 мусульман

Казахстанский теолог с помощью «матрицы» дерадикализировал 280 мусульман  

Возрождение Тасаввуфа и Медресе «Расулия»

О возвращении великой духовной традиции 

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.