Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
28.04.2017
13:57:52
В Думе высмеяли планы Украины потопить Черноморский флот далее »
13:41:39
Россия заявила об искусственном затягивании международных переговоров по Молдо-Приднестровскому урегулированию далее »
13:16:35
Выпускники РИУ ЦДУМ России получили напутствие Верховного муфтия далее »
13:12:05
Киев подтягивает войска к границе Крыма далее »
27.04.2017
14:27:48
Азербайджан получил от России новую партию оружия и военной техники далее »
14:23:10
Беларусь хочет направить гуманитарную помощь жителям Донбасса далее »
14:06:05
ВСУ готовы ввести военное положение при необходимости далее »
13:57:24
«Газпром» увеличил требования к украинскому «Нафтогазу» до $37 млрд далее »
13:16:07
2 мая в Москве состоится панихида по погибшим в Одессе в Доме Профсоюзов далее »
26.04.2017
15:11:26
Главы МИД Армении, Азербайджана и России 28 апреля встретятся в Москве далее »

Константин Затулин в эфире программы "День "Кубань 24" далее »

Атомная энергетика Украины: в шаге от катастрофы далее »

Украина. Из кризиса через войну. далее »

Дипломатия канонерок. далее »

Интервью Главы АПЭ Кирилла Фролова далее »

Русский мир. Кто с нами? далее »

Ответ на угрозу. Время покажет далее »

Рубрика / Общество

Русский патриотизм: философия, психология, практика


25.02.2017 13:51:50

Еще десять лет назад дискуссии о патриотизме и тем более его публичная защита были невозможны ни в прессе, ни тем более на политических ток-шоу. Все, кто его защищал смотрелись маргиналами. Сегодня ситуация коренным образом поменялась и те, кто нападают на патриотизм сами смотрятся как динозавры, сохранившиеся с 90-х годов. Надолго ли эта ситуация, думают многоопытные люди, привыкшие и к невероятным идеологическим кульбитом либералов и к неожиданным поворотам русской истории.

Потому полезно присмотреться к самому феномену патриотизма и рассмотреть его под несколько иным углом зрения, включая подход социологии и социальной психологии.

Патриотизм в русской и мировой истории

Где бы ни выступал человек, он должен выступать как патриот.

Михаил Салтыков-Щедрин

Привязанность русских к своей земле, стихийный жертвенный патриотизм нашего народа отмечались всеми ее противниками. Знаменитую защитную функцию патриотизма сформулировал еще в XIII веке благоверный Александр Невский: «Кто с мечом придет, от меча и погибнет. На том стояла и стоять будет русская земля». За последние несколько сот лет Россия благодаря мощному патриотическому настрою народа не проиграла ни одной серьезной битвы, которая поставила бы под вопрос ее суверенность. Лишь в конце XX cтолетия мы, столкнувшись с войнами нового типа потерпели поражение в холодной войне. Одной из самых важных причин этого поражения по мнению многих экспертов является утрата патриотизма. Его возвращение, связанное с Русской Весной и присоединением Крыма вселило в сердца миллионов людей надежду на то, что наука побеждать еще не окончательно забыта нашим народом. С этой точки зрения патриотизм - это меч русской победы, который последние четверть века ржавел на складе нашей Истории.

С легкой руки президента России В. В. Путина понятие патриотизма, казалось бы отвергнутое в ходе наших прозападных реформ получило с 2012 года новый импульс к развитию. Ржавчину с этого меча стряхнула Крымская весна. Правда есть мнение, что спасение страны нужно начинать не с патриотических деклараций, а с экономического обустройства жизни. Однако недавно ушедший от нас замечательный писатель-патриот Валентин Распутин сказал, что именно с патриотизма нужно начинать стоительство страны, поскольку за ним стоит очень многое - и совесть, и долг, и истина, и добро, и вера, и личность, и гражданин, и многое другое: «Патриотизм — вот слово, которое представляется мне всеобъемлющем и если не спасительным, то в огромном клубке наших нравственных и духовных проблем тем узлом, который легче всего поддается распутыванию».

Распутин прав в том, что по-настоящему обустраивать Россию могут только люди патриотического мировоззрения. Тот, кто не любит нашу родину, не способен к национальному созиданию и выведению страны из кризиса, даже если занимает самый высокий пост и имеет финансовые ресурсы. Скорее всего, выведет деньги куда-нибудь в оффшоры и уедет. А если останется, то в лучшем случае будет заниматься решением личных вопросов.

Патриотизм словари определяют чаще всего как «любовь к Родине, привязанность к родной земле, языку, культуре, традициям». Это определение фиксирует эмоциональную составляющую патриотизма, но не менее важна ее ментальная (сознательная мировоззренческая убежденность в своей позиции) и волевая стороны (готовность совершить поступок во имя своей страны без расчета на выгоду). Триединство интеллекта, чувств и воли- залог душевного здоровья индивида и нации. Очень важно сохранение укрепление единства между элементами этой триады. Иначе патриотизм будет ущербным - или слепым и фанатическим, или мечтательным и пассивным, или чисто рациональным, холодным.

Любовь к Родине с одной стороны простое и понятное, а с другой стороны сложное и многосоставное чувство. Разные люди любят отечество по-разному. Если попытаться выделить разновидности патриотизма, то можно говорить:

1) об официальном государственном патриотизме как мировоззрении и внутреннем эмоциональном чувстве родины, то есть о большой и малой родине;

2) о территориальном патриотизме («почва») и чисто национальном самоощущении («кровь»);

3) о патриотизме этническом и патриотизме гражданском;

4) о просвещенном патриотизме, основанном на знании истории и национальной культуре и предполагающем терпимое отношение к другим народам и странам и узком, неграмотном, шовинистическом убеждении в превосходстве своей страны;

5) о безоговорочном патриотизме, построенном на убеждении, что в моей стране все хорошо и она всегда права и о критическом патриотизме, который видит недостатки своей страны и стремится их исправить, а в каких-то случаях способен заявить: моя страна неправа.

Как справедливо заметил исследователь темы патриотизма, доктор философских наук В.И. Лутовинов: «Истинный патриотизм понимается как та вершина, лишь поднявшись на которую, мы сможем увидеть духовные вершины других народов»[1].

В принципе этих оттенков и разновидностей патриотизма столько, сколько людей и если вспомнить о богатстве человеческого материала и психотипов в России, то можно сказать- да, мы богаты патриотическим разнообразием и пусть расцветают сотни цветов патриотизма.

Какова эволюция понятия патриотизм в истории? Как он понимался в разных странах и культурах?

Словарь Ожегова определяет понятие «патриот» как термин греческого происхождения (от греч. patriotes - соотечественник - patris - родина), означающий «любовь к родине; привязанность к месту своего рождения, месту жительства»[2] В античности на каждого члена полиса возлагалась моральная обязанность активно участвовать в военной защите города и в его управлении. И хотя уже в те времена были философы, чьи взгляды являются предтечей космополитизма (тот же Диоген и киники считали себя «гражданами мира»), полисный патриотизм Древней Греции стал предтечей имперского патриотизма Древнего Рима. В эпоху Средневековья патриотизм вновь стал местным, вотчинным, предполагавшим преданность вассалов сюзерену. Исключением была героическая борьба против англичан Жанны д’Арк, на короткое время сумевшей объединить страну благодаря мощному подъему патриотизма.

Полисный характер патриотизм вернул себе в эпоху Возрождения с ее борьбой между городами (Венеция- Генуя, Флореция-Рим). Новое качество патриотизм приобрел в Новое Время в период буржуазных революций, проходивших под знаком любви к отечеству и на какое-то время приравнявших патриотов к революционерам. Отныне патриотизм как приверженность человека к территории страны («принцип почвы»), где он жил, стал противопоставляться любви к человеческой национальной общности или нации («принцип крови»).

Новую жизнь понятие «патриотизма» получило в Англии XVIII века, где радикалы и консерваторы боролись за нишу патриотов и где он чаще использовался оппозицией и противопоставлялся центральной власти, многие представители которой обвинялись в коррумпированности. Была даже создана Патриотическая партия.

О любви к отечеству постоянно говорили французские просветители, которые противопоставляли верность стране верности церкви или короне монарха. Эта любовь не может сочетаться с деспотизмом, поскольку она выражает идею общего блага и предполагает равенство, относясь к категории политических или гражданских добродетелей. Произведение Шарля-Луи Монтескье «Дух законов» утверждает, что всеобщее благо стоит на двух столпах- любви к закону и любви к отечеству.

Вся Великая французская революция прошла под патриотическим лозунгом «Отечество в опасности», помогавших превращению французов в единую внесословную нацию. Был даже сформирован батальон «патриотов 1789 года». Монархические чувства людей были заменены принципом «служу государству». Именно с этого времени Франция начала воспитывать во французах качество гражданского патриотизма, когда отечеству служат свободные, объединенные единым настроением граждане страны.

В России термин «патриот» впервые был применен в XVIII веке вице-канцлером П.П. Шафировым в значении «сына Отечества». (Позднее в близком смысле, то есть как «отечественник» этот термин употреблял и великий русский полководец А.В.Суворов). Однако патриотизм, понимаемый как любовь к родине и готовность отдать за нее жизнь, можно встретить в русской жизни задолго до Петровских времен, где это понятие становится частью государственной идеологии. Патриотическими настроениями пронизано древнерусская литература – «Повесть временных лет» Нестора, «Слово о полку Игореве», «Слово о Законе и Благодати» митрополита Иллариона. Еще в XII веке Владимир Мономах на съезде перед удельными русскими князьями в Любече произнес слова, наполненные неприятием междоусобицы и заботой о целостности Русской земли:

«Пошто губим русскую землю, сами же себе делая котору, половцы землю нашу несут розну и радуются, когда между нами встает рать. Будем едины сердцем и соблюдем Русскую землю » (62;С. 18).

Россия является самой большой и холодной территорией мира, обустройство которой сопряжено с гораздо большими волевыми усилиями и экономическими затратами, чем в Европе и Америке. Чтобы ее по-настоящему отстаивать и строить в ней что-то долговременное, нужно ее искренне любить, то есть быть патриотом. Патриотичными были и ратные подвиги многих русских князей, которые защищали независимость своих городов (единого отечества тогда еще не было) и, безусловно, любили свою малую историческую родину. Как великих патриотов запомнила Россия имена Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьму Минина, Дмитрия Пожарского, русских полководцев Александра Суворова, Михаила Кутузова, Федора Ушакова, Михаила Лазарева, Павла Нахимова, Владимира Корнилова, Владимира Истомина. Патриотами, хотя и разными, начиная с Ивана Калиты, были и все русские цари. Об этом свидетельствует та же переписка Грозного с Курбским, где царь вменял в обязанность всем своим поданным служить государю верой и правдой - это и было официальной формой тогдашнего патриотизма. При Петре Первом патриотизм, понимаемый как усердие в государственных делах, стал для чиновничьего сословия главной заслугой и добродетелью. В воинских сражениях бойцам и военноначальникам вменялось сражаться за государство, православие и честь своего рода, причем различного рода уставы и законы закрепили патриотизм на законодательном уровне. Служение отечеству означало также и русскую самоидентификацию тогдашних чиновников и военных, а триада графа С.С. Уварова: «Православие, Самодержавие, Народность», кстати никогда напрямую не поддерживаемая русскими царями стала своего рода формулой официального патриотизма.

Не при каждом царе слово «патриот» было одинаково популярны. Так при Павле I это слово старались слишком часто не употреблять: слишком много ассоциаций с французской революцией оно вызывало.

Большую роль в пробуждении и укреплении патриотического чувства в народе сыграла Русская православная церковь. Вселенский характер ее принципов («несть ни эллина, ни иудея») не содержали никакого противоречия с практикой поддержки патриотического поведения власти, и народа. Вспомним благословение, которое получил Дмитрий Донской от Сергия Радонежского перед Куликовской битвой и грамоты, призывающие русский народ к сражениям против польских захватчиков которые рассылал Патриарх Гермоген.

Поскольку Россия две третьих своего исторического времени провела в войнах, то вполне понятно, что сутью идеологии любви к Отечеству было военно-патриотическое воспитание. Воспитанию гражданского патриотизма в России уделялось внимание значительно меньше и не удивительно, что российская элита и «высший свет» нередко были носителями прозападных взглядов, тяготевших то к франкофилии (в начале XIX века, салон Анны Павловны Шерер у Толстого), то к германофилии (середина XIX века, русские аристократы, не вылазившие из Баден Бадена), то к англофилии (начало XX века, владельцы магазинов на Морской, воспетые Набоковым в «Чужих берегах»). В русской литературе подробно описаны эти прозападным образом ориентированные круги русской элиты. В периоды, когда «симфония властей» была вполне устойчивой, патриотический тонус был весьма высок, на подъеме находилась и сама Россия. Гражданский патриотизм проявлялся на самых разных уровнях и в различных формах - в земском движении, в народничестве, в трудовом подвиге русских инженеров и рабочих, в сложнейших условиях строивших Транссибирскую Магистраль. Об этом ярко писал русский мыслитель и патриот Иван Солоневич, закончивший свои дни в далеком Уругвае.

Но когда национальное единство ослабевало, и симфония властей нарушалась, люди переставали понимать смысл происходящего в стране. Тогда патриотический настрой падал, вслед за чем начиналась нестабильность и смута. Историки будущего, возможно, вычертят график, где будет установлена корреляция между состоянием государства, его экономики, военной мощи и степенью патриотического подъема нации на данный момент.

О необходимости патриотизма для процветания России на протяжении всей истории страны всегда говорили русские писатели, философы, деятели культуры, ученые. «Идея Отечества одинаково для всех плодотворна. Честным она внушает мысль о подвиге, бесчестных — предостерегает от множества гнусностей, которые без нее, несомненно, были бы совершены»[3], — писал Салтыков-Щедрин, который был еще и Рязанским и Тверским вице-губернатором. А Николай Добролюбов еще в 1858 году утверждал, что «патриотизм живой, деятельный именно и отличается тем, что он исключает всякую международную вражду» [4]. Человек, одушевленный таким патриотизмом, готов, по мнению критика трудиться для всего человечества. Вся русская литература от Александра Радищева до Валентина Распутина была наполнена темами, интонациями и образами патриотизма. Иногда он не был заметен и не выпячивался напрямую, но часто буквально пронизывал ткань художественного произведения и основу воспроизведенного в нем русского характера.

Можно найти сотни, если не тысячи афоризмов и высказываний, принадлежащих таким людям, как Николай Карамзин, Александр Пушкин, Виссарион Белинский, Лев Толстой, Федор Достоевский, Николай Лесков, Александр Островский, Антон Чехов, Дмитрий Менделеев, Николай Бердяев, Иван Ильин, Георгий Флоровский, Лев Карсавин, Владимир Вернадский, Петр Капица и множество других имен, свидетельствующих, что лучшие люди России жили, мыслили и творили в парадигме устойчивого патриотического мировоззрения, хотя имели к государству множество претензий. Но и те, чья деятельность была направлена против России, например, члены Временного правительства и даже генерал Власов называли себя патриотами. Вот как оценивал тонус советского патриотизма и его необходимость для защиты страны один из самых жестких критиков «красного периода России» русский философ-эмигрант Георгий Федотов:

«Новый советский патриотизм есть факт, который бессмысленно отрицать. Это есть единственный шанс на бытие России. Если он будет бит, если народ откажется защищать Россию Сталина, как он отказался защищать Россию Николая II и Россию демократической республики, то для этого народа, вероятно, нет возможностей исторического существования»[5].

Единственный период, во время которого политическая элита страны откровенно признавалась в своей нелюбви к патриотизму - это, конечно, 90-е годы, после которых страна могла больше и не подняться. Разумеется, это настроение, многократно обыгранное в прессе и СМИ не могло не передаться простым людям и не повлиять на состояние умов и душ очень многих людей в сторону снижения патриотизма. Нельзя сказать, что в России на протяжении всей ее длинной истории среди той же элиты не было людей, настроенных против России и носивших в себе ген предательства. Увы, их хватало. Антипатриотами были и князья, погрязшие в междусобицах и переходившие на сторону татаро-монголов, и Андрей Курбский, и Владимир Печерин, и член Временного Правительства Николай Некрасов, состоявший в масонской ложе «Великий Восток», и Лев Троцкий, и генерал Андрей Власов, и генерал КГБ Олег Калугин, и целый ряд представителей нашей политической элиты.

Немалое количество либералов продолжают и сегодня нападать на патриотизм, усердно цитируя ложно истолкованную ими цитату английского литературного критика XVIII века Самуэля Джонсона «Патриотизм - последнее прибежище негодяев», а иногда и приписывая ее Льву Толстому, который просто воспроизвел ее в своем «Круге чтения». Джонсон, произнесший эту фразу перед парламентскими выборами в 1774 году, боролся с оппозицией и ее «ложным патриотизмом» как форме политической демагогии и определил именно этот вид псевдопатриотизма столь жестким способом. Точный перевод этой фразы диаметрально противоположен общепринятой либеральной трактовке: «Для негодяя патриотизм- это последнее прибежище». Таки образом для сегодняшних либеральных негодяев последним прибежищем остается искаженное смысловое пространство фразы Джонсона, где они уютно свили гнездо.

Как воспитывают патриотов на Западе?

Истинный человек и сын Отечества есть одно и то же

Джордж Сантаяна.

Ни одна страна мира не преуспела без воспитания в своих гражданах любви к Родине. Патриотическому воспитанию уделяется немало времени в разных странах мира - Германии, Франции, Великобритании, Японии, Китая. Все знают упрямый британский патриотизм, проявляющийся во всех сферах- от любви к либеральным законам и парламентско- роялистскому устройству до поведения английских болельщиков. Правда эмигранты, берущие власть в одном за другим городе Германии постепенно размывают эту глубинную национальную установку. Верность идеям ислама для них важнее, нежели верность идеалам западной демократии. Но сегодня наибольшие проблемы с патриотизмом испытывает объединенная Германия. Этот европейский гигант слишком силен, чтобы сдаться беженцам сразу, но если заглянуть в будущее германского государства, то оно неутешительно. И все потому, что патриотические установки, соединяющие нацию воедино сегодня сдают позиции либеральной идеологии.

В Европе, увязшей в толерантности наиболее серьезное внимание уделяется воспитанию народа в любви к своей стране во Франции. Все мы знаем, насколько патриотичны французы в своих товарных предпочтениях, которые проявляются в том, что все, сделанное во Франции покупается в первую очередь и уже потом иностранное. Французы очень любят не только свои товары, но и свое кино и потому оградили свой кинорынок от проката иностранных, прежде всего американских фильмов.

Но особенно тщательно патриотическим воспитанием занимаются в США. Если для нас патриотизм ассоциируется с ремеслами, гармошкой или военными победами, то для американцев основа патриотизма - это права человека и конституционные свободы и государственные символы. Самыми главными из этих символов являются американский флаг, украшающий не только все госучреждения, но и частные дома, и национальный гимн, слова которого там знают гораздо большее число граждан, чем у нас знают собственный гимн.

Патриотизм в США – это ощущение, что у тебя реально равные права с любым человеком и эти права надежно защищены законом. Каждый может стать кем захочет, хоть президентом, что создает у любого американца уверенность в реальности его участия в государственных делах. Реализация прав – это, своего рода, гражданская религия американца, усиленная убеждением, что США во всех отношениях – первая страна мира, избранная Всевышним для демонстрации преимущества свободы. Вера в американскую исключительность и богоизбранность прививается с раннего возраста и коренным американцам, и всем прибывающим в страну иммигрантам.

С первого класса обучения в школах ученики в начале занятий клянутся в верности американскому флагу. Перед началом занятий ученики в ряде штатов ежедневно произносят Клятву в верности флагу и произносят следующую фразу:

“Я клянусь в верности флагу Соединенных Штатов Америки и Республике, которую он символизирует, одной Нации под Богом, неделимой, со свободой и справедливостью для всех. Я верю в Соединенные Штаты Америки как правительство народа, из народа и для народа; чья прочная сила производна от согласия управляемых; в демократию в республике; в суверенную Нацию под Богом многих суверенных штатов; в совершенный союз, единый и неделимый; установление тех принципов свободы, равенства и справедливости, за которые американские патриоты жертвовали своими жизнями и счастьем. Я поэтому верю, что моей обязанностью является любить страну, поддерживать ее Конституцию, повиноваться ее законам, почитать ее флаг и защищать ее против всех врагов».

Проявление патриотизма в США – это и культ военных: 87 % американцев убеждены, что военная служба- это любовь к своей стране. Другими факторами патриотизма является процедура голосования и фигура президента, которого можно персонально критиковать, но который является воплощением самого духа американизма и носителем цивильной» религии («сiviс religion»).

В школах дети еще в младших классах заучивают, что такое Декларация независимости, а также афоризмы и цитаты американских президентов. Для лучшего запоминания и усваивания духа исключительности дети разыгрывают костюмированные сценки о том, как создалась Декларация независимости. Учебники постоянно восхваляют деяния президентов, которые если и совершали какие-то ошибки, то всегда из-за стечения обстоятельств или действий врагов Америки.

Общественные организации, принимающие участие в воспитании патриотизма - ветеранские и скаутские движения, а также церковь и различные психологические школы. Появились сведения, что военно-патриотическое воспитание в армии США проходит с привлечением популярной ныне школы «позитивной психологии». И, конечно, один из наиболее сильных институтов, продвигающий патриотизм и внутри, и вовне страны является Голливуд. Непатриотичных фильмов в США просто нет, даже если отдельные фильмы разоблачают отдельные деяния конкретных политических деятелей. Следует признать, что патриотическое воспитание в США носит очень продуманный характер и потому поколение одних патриотов в этой стране сменяет другое поколение, но сама матрица практически не меняется.

Что такое патриотизм?

Патриотизм состоит не в пышных возгласах и общих местах, но в горячем чувстве любви к родине, которое умеет высказываться без восклицаний и обнаруживается не в одном восторге от хорошего, но и в болезненной враждебности к дурному, неизбежно бывающему во всякой земле, следовательно, во всяком отечестве

В.Белинский

Когда цена на нефть была свыше 100 долларов за баррель и не было ни санкций, ни угрозы войны серьезный разговор о патриотизме был невозможен и неинтересен нашей политической элите. Она не восприняла бы этих тем, даже если бы они зазвучали с самой высокой трибуны. Однако в ситуации предвоенного характера запрос на патриотизм существенно вырос, да и народ его все больше требует. Ведь на кону реально судьба России. Вполне возможно, что думские и последующие президентские выборы будут происходить под знаком патриотизма и кандидаты будут состязаться, кто из них больше любит Родину. По этому поводу можно улыбаться или зубоскалить, а можно принять это как факт.

Ожидает ли нас горячая или затяжная холодная война, ее не выиграть без патриотизма. Это в свое время очень хорошо осознавал Сталин, постепенно заменивший ценности пролетарского интернационализма и мировой революции на любовь к социалистическому Отечеству. Он понимал, что патриотизм опирается на архетипические ценности и потому реставрировал многое из дореволюционной России, включая обычаи, традиции, литературу и даже ослабил давление на религию и церковь. В результате мы подошли к войне, несколько не успев осуществить перевооружение армии, но зато сумев мобилизовать население, которое было стопроцентно готово к войне психологически и даже вооружено знанием языка противника. Факт, но по свидетельствам многих пожилых людей в тогдашние предвоенные годы население в целом знало немецкий язык лучше, чем сегодня английский.

Чтобы патриотическое чувство проснулось, человек должен что-то знать об истории и героях своей большой и малой родины. Знание о победах и достижениях своих предков пробуждает в человека естественное чувство гордости за них и за страну, без которого патриотизм невозможен. Сегодня знание о заслугах, открытиях и русских победах умело замалчивается и сами эти победы обесцениваются, потому патриотизм нации постепенно охлаждается. Но знать мало, надо регулярно об этом напоминать, делая это ненавязчиво и мастерски. Это задача государственной пропаганды. Но и этого мало в эпоху виртуальной реальности, распыляющей внимание человека и замусоривающей его сознание чем угодно, кроме патриотизма. Может быть молодому патриоту необходимо регулярно, как это делают американцы повторять формулу своего отношения к стране (есть же такая формула у космополитов: «где хорошо, там и родина»), иметь яркий и отчетливый образ родины.

Но нужно понимать и другое – любовь рождается и живет как дух святой свободной, она веет, где хочет. Патриотизм – мировоззрение внутренне свободного человека, который не потерпит внешнего рабства и принуждения. Искусственным, волевым способом это чувство не пробуждается. Чтобы пробудить любовь, как живой цветок необходимо создать условия. Для закрепления этого чувства любви к своей стране и его перевода в систему убеждений, позволяющую отстаивать страну в случаях столкновения с носителями противоположных взглядов или информационной войны необходима воля. Ее должны проявлять и соответствующие институты государства, и сама личность.

Несмотря на двадцатилетнее игнорирование темы патриотизма в России и его поношение либеральными СМИ и прессой история с присоединением Крыма и народное ликование по этому поводу показали - патриотические чувства в российской нации отнюдь не испарились: они живы и очень востребованы. Но мало праздничного ликования - когда-то наступают суровые будни, время каждодневной работы, которая в идеале должна проходить у каждого человека под знаком патриотизма, как когда-то в предвоенное десятилетие.

Очевидно, что настоящий патриотизм не может быть «квасным» и должен стать просвещенным, терпимо относящимся к особенностям и даже проблемам, которые может принести общение с другими нациями и культурами. Подлинный патриотизм предполагает внутреннюю работу человека по освоению духовной культуры страны и нравственные усилия по отстаиванию патриотических идеалов в условиях враждебного окружения. И, наконец, патриотизм должен быть последовательным. Недопустимо позволять называться патриотом бывшему либералу, как флюгер переместившемуся в другой лагерь только потому, что это стало выгодно. Так же нельзя считать патриотом человека, интеллектуально и духовно слепого, неспособного видеть недостатки страны и поведения народа и откровенно говорить о них.

Патриотизм в информационную эру

Воспитывать патриотизм сегодня намного сложнее, чем пятьдесят лет назад. Ведь сегодня существует виртуальная реальность, которая воздействует на человеческое сознание и бессознательную сферу намного сильнее, чем мы предполагаем. А она, эта реальность изначально была придуманы на английском языке и ключи от нее находятся в руках англосаксонской цивилизации. Да, можно пытаться воспитывать любовь к родине в Рунете, но конкуренция с англоязычными ресурсами, символами, образами огромная. Потому разговор о патриотизме нужно начинать с осмысления новой информационной реальности, в которой мы оказались.

Многие ученые, философы, представители прикладных междисциплинарных областей знания, занимающиеся исследованием информационных технологий, утверждают, что человечество вступило в новую информационную эру или фазу развития цивилизации. Она, по мнению экспертов, характеризуется появлением особой информационной среды, которую по-разному называли ученые предыдущего столетия (ноосфера В.Г. Вернадского, коллективное бессознательное К.-Г. Юнга, континуальное поле сознания В.В. Налимова, инфосфера современных онлайн-методологов: А.Д Иванников, А.Н. Тихонов, И.В. Соловьёв, В. Я Цветков и др.). В конце ХХ века, с появлением интернета, эта среда приобрела новые характеристики - она в сотни и тысячи раз увеличила объёмы циркулирующей в ней информации, которая сделалась более агрессивной и манипулятивной. Виртуальная реальность, ставшая новым фактором истории, сделалась инструментом глобализации, представляющей собой попыткой одной цивилизации на планете – западной - навязать свой путь всем остальным цивилизациям планеты. В мире помимо обычных войн непрерывно происходят информационные войны, сетевые сражения.

Появление и распространение электронных средств массовой информации означает вступление человечества в новую фазу эволюции, которая может быть названа информационной стадией (что вполне согласуется с термином «информационное общество», распространенным в западной социологии и означающим фазу развития, следующую за постиндустриальной стадией).

Воспитывать патриотизм в век англоязычного по своему происхождению интернета и информационных войн во много раз труднее, нежели в прошлые эпохи. Но времена не выбирают – перед Россией стоит задача победы в цивилизационной, а значит и информационной войне

Патриотизм, система ценностей и национальная идея России

Государство существует не для того, чтобы превращать земную жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад.

Николай Бердяев

Не менее очевидно, что патриотизм при всей его исключительной важности сам по себе не может быть единственным элементом национальной идеи. Важно понимать, какую родину любит человек. Об этом хорошо сказал Е. Н.Трубецкой:

«Особенность русского патриотизма заключается в том, что он никогда не воодушевляется идеей родины как такой, служением русскому как такому. Чтобы отдаться чувству любви к родине, нам нужно знать, чему она служит, какое дело она делает. И нам нужно верить в святость этого дела, нам нужно сознавать его правоту. Нам нужна цель, которая бы поднимала наше народное дело над национальным эгоизмом»[6].

Фашисты тоже любили свою Германию, совершали боевые подвиги (если оценивать их деяния с точки зрения воинского мастерства) и отдавали за страну свои жизни. Но их патриотизм, разделяющий народы на высшие и низшие расы и допускающий возможность умерщвления людей другой крови не может ни по одному критерию быть примером для патриотического воспитания молодежи.

Патриотизм связан с той системой ценностей, которую исповедует человек и которая помогает понять, какую родину любит человек. Британский патриотизм давно стал притчей во языцах, но система ценностей того же Киплинга с его культурным империализмом и тостами за английский банковский счет, попавшими в стихи, это совсем иной патриотизм, плохо совместимый с патриотизмом русским. Хорошо ли мы прояснили самим себе российскую систему ценностей, чтобы говорить о патриотизме как национальной идее? Не нужно ли еще раз повторить и усвоить, что кредо русской культуры и завет, оставленный русским старцами и классиками- это справедливость, любовь, общинность, самопожертвование, творчество, способность к мобилизации, наконец, сила духа, способная победить не только внешнего врага, но и внутреннего противника в виде соблазнов потребительства, пошлости и ненависти?

Если попытаться выделить критерии, по которым можно считать человека патриотом, то наверное нужно будет говорить о самоидентификации ( в этом случае человек должен назвать себя человеком с патриотическими взглядами), эстетических национальных вкусах и предпочтениях, физическом присутствии патриота в стране (может ли быть патриотом добровольный эмигрант, ищущий лучшей доли?), наконец, о реальных поступках, совершенных и совершаемых во имя своей страны.

Сегодня мы все чаще официально и неофициально говорим о возвращении к традиционным ценностям. Но на самом деле правильнее говорить о новом, современном прочтении этих ценностей, которые сегодня в урбанизированном ультрамодернистском мире усваиваются совсем по-иному, нежели в условиях традиционного дореволюционного быта с сельским пейзажем, батюшкой и крестьянской общиной. Традиционные ценности – это правильное, здоровое ощущение своей целостности, которая сегодня разрывается на части многозадачной и нервной компьютеризированной жизнью. Как сохранить свое сознание, внимание и душевный строй в той чистоте, духовности и незамутненности, которая была присуща нашим дедам и прадедам? Если мы сумеем ответить на этот вопрос не теоретической статьей, но воссозданием здоровой среды или хотя бы ее элементов в настоящем, мы приблизим свою победу.

Выгодно ли быть патриотом?

Самое трудное в России- быть патриотом в течении всей жизни

Неизвестный автор

Тема любви и тем более любви к родине и прагматизм, выгода - на первый взгляд также, как и гений и злодейство - две вещи несовместные. Однако нельзя требовать от обычных людей невероятной духовности и самопожертвования в массовом масштабе. Понятно, что истинных патриотов мало, как мало истинных христиан, истинных героев, истинных поэтов, истинных интеллигентов и нужно быть готовым к тому, что немалое количество людей, достаточно равнодушных к гражданской тематике, станут называть себя патриотами, если это на какой-то момент станет выгодно.

Кроме того, массовый человек реагирует на моду и тренды, особенно в наше время глобального манипулирования сознанием. Мы все хорошо помним 90-е годы, когда тема патриотизма была табуирована в СМИ и когда любой политик, журналист, общественный деятель, да в общем-то и чиновник, заявлявший о своем патриотизме всерьез, автоматически попадал в число маргиналов, на карьере которого можно было ставить крест. Можно было произносить лишь некие общие слова о любви к России, конечно, новой и демократической, но все это оставалось в рамках некоего ритуала. И наоборот, в политических, телевизионных, и светско-тусовочных кругах было выгодно позиционирование себя как не-патриота и западника: это обещало гораздо большие карьерные возможности. Политики, публицисты, эксперты, выступающие с патриотических позиций подвергались тогда сильнейшему шельмованию. Требовалось большое личное мужество, чтобы идти против потока и продолжать говорить о своей любви к России и о ее самобытном пути.

Сейчас все изменилось, звание патриота стало почетным. Если ты стремишься занять какое-то положение в обществе и продвигаешься по карьерной лестнице, но при этом молчишь на тему патриотизма, ты будешь в лучшем случае иметь репутацию аполитичного профессионала. В худшем случае к тебе могут начать присматриваться - не симпатизируешь ли ты либералам и Западу, наш ли ты человек?

Но если посмотреть в глубину проблемы, то эта тенденция неустойчива и никто не может сказать со стопроцентной убежденностью, что сегодняшний курс России с жесткой антизападной риторикой сохранится на долгие годы. Современные западные советологи-русоведы плохо понимают российскую национальную психологию и думают, что жители России во всех своих решениях танцуют от чисто материальной ситуации: если экономика в результате санкций падает, то и страна проголосует за прозападных политиков. Нет, мы, когда на нас давили извне, всегда закусывали удила. Но когда нам начинали улыбаться и предлагать объятья, то мы очень легко расслаблялись и прощали противниками практически все прошлые национальные оскорбления и проступки.

Если Запад это поймет и попробует зайти с другой стороны, тогда есть риск, что наша политическая элита за право снова быть принятыми в Европе и Америке начнет давить на руководство и в итоге мы снова получим перестройку-2. А она сделает новый отбор элиты и все, кто слишком усердствовал на патриотической ниве, могут снова оказаться не у дел.

Понимая такую возможность и риски, немалое число политиков и публичных личностей занимают очень гибкую позицию. С одной стороны, они поддерживают официальный российский курс, а с другой стороны, аккуратно обходят опасные места (принадлежность Крыма или отношение к событиям в Донбассе), как бы оставляя для себя возможность при смене политической команды продемонстрировать свою либеральную ориентацию. А некоторые высокие госслужащие, сочетающие свою работу с бизнесом даже позволяют себе говорить, что Крым – это часть Украины. Потому нельзя сказать, что патриотизм остается до конца выгодным предприятием.

Если же говорить о стратегической выгоде, то патриотизм не просто некая нравственная категория, но условие выживания, выгодное для любого жителя России. Ведь если Россия потерпит стратегическое поражение, то она расколется на несколько осколков и ее ожидание судьба Боснии, потеря суверенитета, остановка промышленности, безработица, а может быть и гражданская война. Запад, которому достанется этот пирог, наверняка не оценит преданности внутренних предателей и через какое-то время элита будет сметена. Те, кто свергал Милошевича в Сербии и помогал американцам сегодня в своем большинстве не у дел, да и Яценюк тоже был вынужден подать в отставку.

Но такая стратегическая выгода требует мудрости и терпения, которой, увы, нет у российских либералов.

Но хитромудрые карьерные либералы довольно слабо чувствуют маятник истории. Победа Трампа спутала карта многим сторонникам либерализма и на Западе, и в России и она невольно подталкивает и нашу страну и другие страны к некоторой сосредоточенности на своих делах, что невозможно без патриотизма. Такую тенденцию задала пока еще самая сильная страна мира и это превращает патриотизм в движущую силу успеха любой амбициозной страны. Во всяком случае для того, чтобы сделать политическую карьеру в сегодняшней России пока не нужно быть активным либералом.

Патриотизм в России в зеркале статистики

Не принимай на веру того, что говорит статистика, пока тщательно не изучишь, о чем она умалчивает.
Уильям Уотт

Чтобы не заниматься спекуляциями и ответить на вопрос, как обстоит дело в нашей стране с патриотизмом, сейчас обратимся к статистике и начнем с исследований Левада-центра [7]. Понимая, что цифры, как и факты вещь упрямая, скажем так же, что они –вещь изменчивая и не нужно ими обольщаться. Как мы помним в 1989 году 87% жителей России проголосовало за сохранение СССР и выступало против его развала. Кроме того, всегда может вступить в действие некий «фактор икс», выражающий таинственную и непостижимую Божественную Логику истории. Но с другой стороны на Бога истории надейся, а сам не плошай, в том числе и на выборах, чтобы не получилось как в Германии в 1933 году, да и у нас в 1991. Все-таки, цифры («потому что все оттенки смысла умное число передает»-Н.Гумилев) позволяют говорить о тенденциях и опираться на реальность.

В первую очередь нужно отметить, что патриотизм сегодня вошел в число основных жизненных ценностей жителей России и стал модным, хотя цифра 83% составляет почетное четвертое место. Первые три места делят другие факторы: семья, дети, дом (их важность для себя отметили 95% опрошенных россиян), душевный комфорт (92%), материальное благополучие (88%). Далее идут друзья - 81% и с большим отрывом религия (55%) и политика с общественная жизнь (42%). О чем говорят эти цифры? О том, что первые три позиции, олицетворяющие человеческий эгоизм, право на который так защищает современный либерализм, к сожалению, перевешивают патриотические настроения, более альтруистичные по своей природе.

Изменилась и форма патриотизма. Несмотря на то, что мы любим патриотические праздники современный человек все больше считает, что настоящий патриотизм проявляется не на трибуне или на политическом ток-шоу, а в повседневной жизни, работе и даже взаимоотношениях. Наши люди считают, что патриотизм - в хорошем воспитание детей (50%), почитании традиций (47%) и профессиональной самоотдаче (30%). А вот за другие действия дают другие цифры-голосование на думских выборах за партии, называющие себя патриотическими (17%) и празднование исторических дат (14%). Участие в работе организаций, называющих себя патриотическими (12%), как видно по цифрам, жители России почти не связывают проявлением истинного патриотизма. Мало кто считает патриотизмом критику недостатков в стране (12%) и тем более частные разговоры со знакомыми на патриотические темы (7%). Эти цифры говорят о том, что с одной стороны в век прагматизма люди начинают смотреть на патриотизм более технократично, а с другой стороны постепенно набирает силу точка зрения, что патриотизм-это мое частное дело, как хочу, так и люблю родину.

Хорошо это или плохо? В свое время именно технократический патриотизм, помноженный на правильную кадровую политику помог Советскому Союзу подготовиться к войне, когда демагоги старой ленинской гвардии были заменены на молодых патриотов-технократов. Правда, этот технократизм с опорой на людей дела был подкреплен мощным гуманитарным просвещением народа (вспомним сотни тысяч бойцов Красной Армии с томиком Пушкина в походном ранце). Что касается частных форм патриотизма, то наверное бдительный партийный агитпроп был прав - в условиях войны они не должны превращаться в некое художественное самовыражение: любое слово должно подкрепляться делом.

На вопрос, что, по вашему мнению, значит «быть патриотом?» в 2013 году были получены следующие ответы (в скобках данные 2000 года):«любить свою страну» – 59% (58%); «защищать свою страну от любых нападок и обвинений» – 21% (22%); «стремиться к изменению положения дел в стране для того, чтобы обеспечить ей достойное будущее» – 21% (23%); «считать, что твоя страна - лучше, чем другие страны» – 21% (17%); «работать/действовать во благо/для процветания страны» – 21% (35%); «говорить о своей стране правду, какой бы горькой она ни была» – 11% (12%); «считать, что у твоей страны нет недостатков» – 6% (4%).

Российский патриотизм стал намного менее жестким. 63% респондентов полагают, что можно быть патриотом, но работать в иностранной фирме, 62% думают, что переезд в другую страну также сочетается с патриотизмом, а 52% уверены, что брак с иностранцем также не повод записать человека в ряды антипатриотов. При этом 48% полагают, что патриотизм требует знания государственной символики. Интересно насколько выше процент американцев, убежденных в необходимости знания символики США, при том, что у них почти пред каждым домом без всякого принуждения властей вывешивается национальный флаг?

Патриотические настроения в России менялись за последние 25 лет. В лихие 90-е годы, особенно после 1993 года уровень патриотизма граждан начал падать. И хотя власть заигрывала с патриотизмом (вспомним Ельцина, после событий в Белом Доме публично распекавшего министра обороны Павла Грачева за то, что его программа военной реформы «недостаточно патриотична»), в целом ни народ, ни власть, ни тогдашняя интеллектуальная элита не проявляли к патриотизму большого интереса.

По субъективному ощущению многих людей в 2000 году было меньше патриотически настроенных граждан, нежели сейчас. Статистика ( хотя степень ее объективности зависит от политических вкусов и пристрастий руководства такого центра) рисует немного другую картину. Так исследования »Левада-центра» говорят, чтоесли в октябре 2000 года 77% респондентов называли себя патриотами России, то к октябрю 2013 года их число снизилось на 8% до 69%. И наоборот число тех, кто к патриотам себя не относит выросло (правда незначительно) с 16% до 19%. Изменился и градус активности патриотизма, ведь одно дело быть готовым что-то сделать для своей страны в 2000 году людей этого типа было примерно 35%), а сейчас 21%), а с другой стороны просто говорить об этом.

Как проявляется патриотизм у разных возрастных и социальных групп? Можно даже не приводить никаких цифр и уверенно утверждать, что как и на голосовании на думских и президентских выборов самой активной электоральной группой окажутся пожилые люди, а самой пассивной, плохо или безразлично относящихся к стране и самой идее патриотизма будет молодежь. И неважно, что они скажут перед телекамерами на слете в Селигере. Важно, что более 50 % молодых людей при возможности навсегда бы уехали из России. Такое «голосование» гораздо лучше раскрывает существо дела. И конечно власть не должна говорить, что это нормально и что во всех западных странах значительная часть населения хочет уехать в другие страны. Такие высказывания воспринимаются во-первых, как поощрение к эмиграции, во-вторых, как неверие власти в потенциал своей страны, в-третьих, как некое чиновничье равнодушие к Родине, выглядящее очень странно на фоне глубочайших демографических проблем России, восточные территории которой скоро некому будет защищать.

Причины падения патриотизма в молодежной среде различные эксперты объясняют по-разному, но большинство из них сходятся в том, что на этот процесс оказывают влияние общая ситуация в стране, а именно отсутствие патриотической идеи в обществе (52,42%), негативное влияние друзей и сверстников, среди которых множество поклонников западных ценностей (41,42%) и, наконец, негативную атмосферу в российских семьях (35,48%).

Что касается степени патриотизма людей среднего возраста, то эти настроения менее устойчивы и меняются в зависимости от ситуации.

А вот результаты социологического исследования, проводимого в Тольятти [8]. Оно показывает, что элементы патриотизма выстраиваются в сознании людей следующим образом: « любовь к Родине (35,9%), уважение своего народа, ощущение принадлежности к нему (22,3%), знание истории и культуры своей страны (16,1%)». Наименее значимым для людей оказывается такой фактор патриотизма как уважение к государству и готовность совершать конкретные поступки в его интересах- 10,0%. В качестве негативного фактора исследователи отмечают, что называя себя патриотами (85% юношей и девушек), молодежь все меньше интересуется историей и культурой своего народа.

Можно попытаться заглянуть в черный ящик сознания и понять, что думают о судьбах своей страны наши соотечественники. Согласно опросам уже другого социологического центра - ВЦИОМа у четверти граждан (24%) вообще никогда не думали о будущем России через 5-10 лет. Глубоких патриотов, думающих о Родине всегда -11%, тех, кто задумывается на эту тему хотя бы иногда 36%. Причем мысли наших соотечественников на эту тему довольно оптимистичны: 43% россиян ( и это число не меняется, что говорит не столько о точности анализа настоящего, сколько о неизменности психотипа) убеждены, что уже к 2020 году Россия станет "великой и процветающей".

Несколько изменилось и понимание жителями России природы патриотизма. Почти неизменной, хотя и снижающимся остался тренд уважения к традициям (48% - в 2013 году и 46% в 2010). Уменьшилась готовность бескорыстно и с самоотдачей работать ради страны ( с 37% до 26%). Зато выросла готовность участвовать в праздниках, посвященных историческим событиям (с 13% до 19%) и готовность вести беседы на патриотические темы (с 6% до 13%). Для многих патриотизм является просто чувством и лишь 19% связывают это чувство с готовностью что-то делать для блага страны.

Изменения в патриотических настроениях россиян говорят о том, что они в своих отношениях с Родиной стали более прагматичными и готовыми к взаимности только в том случае, если государство начнет выполнять свои социальные обязательства. Если вспомнить слова Гоголя «полюбите нас черненькими, беленькими нас любой полюбит», то нужно признать- все меньшее количество людей готово безоглядно любить неприбранную страну. Законно? Конечно, законно и справедливо, если ты сам готов хоть как-то поучаствовать в уборке. Почти как в известном афоризме Кеннеди: «Не спрашивай, что твоя родина может сделать для тебя, — спроси, что ты можешь сделать для своей родины». Государство же должно создать для этого условия и не плодить ряды нереализованных талантливых патриотов.

Еще раз обратимся к комплексному исследованию молодежного патриотизма, проведенном в Тольятти. Было выявлено, что вне зависимости от возраста респонденты считают, что на формирование индивидуального патриотического сознания больше всего влияет семья (41, 3%), образование (20, 6 %), патриотических фильмы и книги )12, %), воздействие СМИ (11, 5%). Если увязывать степень патриотизма с миграционными настроениями населения, то 58, 5% старшего населения и 39% молодежи не собираются покидать Россию, но 18, 3% старших и 24,0% молодых людей при возможности уехали бы. Много это или мало? Конечно, недопустимо много и потому необходимо признать, что несмотря на локальный патриотизм и привязанность людей к своему родному гнезду, уровень патриотизма в российской глубинке недостаточно высок.

И когда 80% нашего пестрого в своем воззрениях населения заявляют, что в стране должна быть создана единая система развития патриотизма у каждого человека, которая будет работать в школах, вузах, с составом МВД и вооруженных сил, то это выглядит немым укором властям, которые так и не создали единой структуры, которая координировала бы работу по воспитанию как военного, так и гражданского патриотизма.

Весьма удручающими выглядят и следующие показатели, которые выявил ВЦИОМ, исследующий отношение жителей России к своим эмигрировавшим из страны согражданам. На вопрос должны ли эти эмигранты во всем поддерживать Россию положительный ответ дали только 50% респондентов, а 36% сказали «нет, не должны», на второй вопрос должны ли уехавшие из России поддерживать политику той страны, где они поселились, если она враждебна России твердое «нет» сказали 45%, а поддержали тех эмигрантов из России, кто приветствовал антироссийскую политику своих новых хозяев целых 39%.

Так мы страна патриотов?

В статье Бориса Брука [9] приводятся новые данные исследований в Левада центре, показывающих динамику представлений жителей России о патриотизме в 2014 году:

Таблица 1. Что, по Вашему мнению, значит быть патриотом?
(Несколько вариантов ответа)



2000

2007

2014

1.

Любить свою страну

58

66

68

2.

Работать / действовать во благо / для процветания страны

35

27

27

3.

Стремиться к изменению положения дел в стране для того, чтобы обеспечить ей достойное будущее

23

21

22

4.

Защищать свою страну от любых нападок и обвинений

24

21

18

5.

Считать, что твоя страна лучше, чем другие страны

17

18

16

6.

Говорить о своей стране правду, какой бы горькой она ни была

12

10

11

7.

Считать, что у твоей страны нет недостатков

4

4


8.

Нет ответа / затрудняюсь ответить

10

6


О чем говорят все эти показатели? О том, что в стране имеет место количественный рост патриотизма (если так можно выразиться), но его качество, связанное с готовностью что-то делать для своей страны ухудшается. К сожалению, наше вербально продвинутое время вполне может быть охарактеризовано строчками Николая Гумилева « и как пчелы в улье опустелом дурно пахнут мёртвые слова». Заболтано практически все и люди все больше тяготеют не к действиям во имя страны, а к околопатриотическим (хотя и полезным) зрелищам типа исторических реконструкций и разговорам. Огромное число молодежи старается любыми путями откосить от армии, но зато не прочь эмигрировать на Запад и попасть туда, «где чисто, светло» (Хэмингуэй). Как это контрастирует с военным и послевоенным временем, когда молодежь рвалась на фронт, а позднее на целину и комсомольские стройки!

С психологической точки зрения, можно говорить о разрыве между эмоциональной и волевой составляющей у значительной части населения, тяготеющего к ненапряженному существованию и некоей праздничной форме патриотизма. С такими настроениями не поднять экономику страны и не выиграть ни обычную, ни гибридную войну.

Многие сегодня причисляют себя к патриотам под влиянием исторического прошлого России, которое стало более доступно, нежели до перестройки благодаря историческим изданиям, фильмам и телепередачам. Само по себе это отрадный факт, но патриотизм, основанный на ностальгии и не распространяющийся на настоящее страны, едва ли перейдет в действие, когда стране понадобится прямая помощь. Ностальгировать по прошлому величию царской России, ругая коммунистов и нынешнюю власть можно и не находясь в стране и не разделяя с ее согражданами боли и проблемы Родины. Очевидно, что восприятие патриотизма как исключительно эмоционального ретро-события по меньшей мере недостаточно. Падение мотивации делать что-либо бескорыстно для России легко объяснимо. Многие россияне разочаровались в российской государственной системе, которая кажется им совершенно равнодушной к их бедам и проблемам. Трудно говорить о патриотическом отношении к государству, в котором власть отдана миллионам холодных эгоистических грамотных чиновников, сплоченных в монолитную систему и весь свой креатив, направляющих на дальнейшую эксплуатацию народа. К государству, которое, уже ничего не скрывая, называет систему образования и здравоохранения системой услуг, проявляя весьма жесткое отношение к малоимущим и планируя новые сокращения такой помощи.

Дело не только в маленьких зарплатах и недостаточном финансирования государством своих социальных обязанностей. Россия знавала времена куда меньших зарплат, но при этом патриотическое чувство было на высоте. Дело в вопиющей несправедливости распределения этих благ, которая в России всегда переносилась крайне болезненно. Чиновники вместе с политической элитой и представителями крупного бизнеса живут по отношению к народу в параллельном государстве и не собираются ни в чем с ним смешиваться. Если сравнить с ситуацией военного времени 1941 года, то бросается в глаза абсолютно разное поведение власти в различных условиях: если сейчас в ситуации отсутствия прямой войны снова начались задержки с зарплатами, как и было в лихие 90-е годы, то в войну солдатам и офицерам с абсолютной регулярностью и строжайшей финансовой дисциплиной всегда четко выплачивали скромную, но спасительную зарплату. Да и летчики за каждый сбитый немецкий самолет получили прибавку к жалованию. Обо всем этом подробно и убедительно рассказано в цикле статей известного экономиста Михаила Делягина «Экономика победы»[10].

Понимание качества народного патриотизма необходимо для того, чтобы оценить возможность сопротивления, которое должна оказать наша страна и народ при столкновении двух цивилизаций- западной и российской. «Если завтра война», как пелось в одной известной в те далекие годы песне, то пока нет оснований полагать, что российское население будет в массовом порядке дезертировать. Наоборот, любая подобная агрессия сплотит народ - национальные воинские архетипы еще не выветрились из народного сознания. Но если на несколько лет продлится гибридная война, которая захватит несколько направлений, то сохранение сегодняшней модели развития страны приведет к быстрому истощению остаточного патриотического ресурса. Большинство людей продолжает жить ценностями эгоизма и потребления, причем нет никаких признаков, что тяга к этим ценностям слабеет.

Насколько устойчива патриотическая тенденция в наши дни?

Одна из глубочайших особенностей русского духа заключается в том, что нас очень трудно сдвинуть, но раз мы сдвинулись, мы доходим во всем, в добре и зле, в истине и лжи, в мудрости и безумии до крайности.
Д. Мережковский

Сегодня большинство экспертов утверждают, что ресурс мощного патриотического подъема, охватившего страну в марте 2014 года в значительной степени растрачен. Настроение людей при дальнейшем ухудшении уровня жизни и полном идеологическом вакууме рискует от восторгов качнуться в иную, негативную сторону. Причем мы сейчас находимся в такой фазе истории, которую можно назвать манипулятивной, когда настроение масс может смениться на прямо противоположное достаточно быстро. К сожалению, патриотические симпатии не всегда устойчивы. Сто лет назад в далеком августе 1914 рейтинг Николая II зашкаливал. Но уже через три года совокупность ошибок, сделанных последним русским императором, настолько достала все слои населения, что страна практически не заметила царского отречения. Вспомним и ситуацию в Сербии, где после прекращения натовских бомбардировок в 1999 году Милошевича буквально носили на руках. Но уже через год с небольшим он был свергнут толпой, не захотевшей выполнять требования властей о соблюдении законности при выборах.

Что произойдет, если в результате гибридной войны страна будет сражаться с умным и сильным противником, а ее элита и народ втайне любить Запад и хотеть жить также, как и Европа и Америка? Скорее всего, может произойти то, что произошло в Ираке, когда военноначальники страны были куплены США за хорошую цену. В Иране это просто немыслимо, потому что градус патриотизма оказался там гораздо сильнее, чем в Ираке. Одно государство светское, другое, построенное на религиозном фундаментализме и такие разные результаты в смысле патриотизма.

Кого будут пытаться купить у нас, кроме оппозиции? Мусульманские регионы страны (по ним будут бить с целью стравить последователей ислама и православных), молодежь, креативный класс, либеральную интеллигенцию, политическую элиту? Вероятно, что это будет некая системная спецоперация, которая, собственно, ведется сейчас и кульминация которой должна произойти перед президентскими выборами. Легко представить, как будет вести себя российская оппозиция в случае обострения военной ситуации в стране. Она на какое-то время затаится, а потом начнет раскачивать народ на выступления против продажной власти, которая, оказывается, сама испортила отношения с Западом и запуталась в коррупции.

Даже если посмотреть на европейскую историю, то можно увидеть, что многие революции проходили под патриотическими знаменами. В 91-м году ельцинисты взяли власть, обойдясь без патриотизма. Тогда уставшее от пустых прилавков и железного занавеса население имело слишком большие иллюзии в отношении Запада и хотело братания с ним любой ценой. Вполне возможно, что сегодняшняя оппозиция в конце концов убедится, что ее либеральные мантры не работают, и попробует выступить под патриотическими знаменами, разоблачая ложный патриотизм сегодняшней власти. Объяснение будет следующее - именно мы - настоящие патриоты, которые любят страну, и желают, чтобы мы все жили, так замечательно, как Европа и Америка, о чем пел Игорь Тальков, в отличии от коррумпированных чиновников из «Единой России», почему-то присвоивших себе звание патриотов, но живущих исключительно ради себя. И это способно повлиять на настроение народа, если экономическое состояние станы будет ухудшаться.

Проблемы нашей жизни столь остры и недостатков во всех сферах экономики и управления страной так много, что не замечать их или сглаживать углы (по формуле «кое-кто у нас порой честно жить не хочет») может только недалекий человек или карьерист во власти. И что, он теперь патриот, а те, кто видят проблемы и говорят о них – враги России? Но именно эти сервильные патриоты будут обличать сегодня истинных, не желающих молчать патриотов в недостатке патриотизма, пессимизме, желании свести счеты с идеологическими противниками.

Такое уже не раз было в российской истории. Вспомним Чаадаева, говорившего о том, что хотел бы любить родину «с открытыми глазами». В другой раз он сказал еще более жестко: «Я предпочитаю бичевать свою родину, предпочитаю огорчать ее, предпочитаю унижать ее, только бы не обманывать». Мне не один раз приходилось сталкиваться с мнением, что Чаадаев не патриот. И в те времена его тоже в этом обвиняли.

Институты воспитания патриотизма

Воспитатель сам должен быть воспитан.

К.Маркс.

Все сегодня признают, что для воспитания просвещенного патриотизма нужна определенная культурно-психологическая подготовка человека. В советское время ее осуществляли система партийного политобразования. Сейчас ни чиновники низшего и среднего звена, ни элита, ни народ не получают такой подготовки, потому что философия патриотизма в современной России не разработана. Школы менеджмента и даже академии госслужбы не имеют серьезных программ и курсов этой направленности. Хотя отрадно, что на высшем уровне принято решение учить основам отечественной истории (а значит и патриотизму) губернаторов, руководителей заксобраний и крупных госчиновников.

Некоторые попытки говорить о патриотизме молодежи делались даже в рамках движения «Наши», где говорилось о том, что молодой человек должен соблюдать правильный баланс между служением обществу и стране и собственными карьерными интересами. Но кто измерит правильность этого баланса? Есть все основания полагать, что призыв был услышан, понят в духе времени и помог активистам этого движения сделать хорошую личную карьеру.

Какие институты должны заниматься воспитанием патриотизма в стране? Часто говорят, что патриотизм- это глубоко интимное чувство, в которое нельзя грубо вмешиваться и что вполне достаточно, если естественным воспитанием этого чувства будет заниматься семья. Но в этом случае нет никакой гарантии, что космополитически, и тем более антироссийски настроенная семья ( а таких немало) сумеет воспитать патриота. Система образования, семимильными шагами идущая к превращению в систему платных услуг, не сможет заниматься этим хотя бы потому, что у замученных избыточной отчетностью учителей и преподавателей на это не хватит ни сил, ни элементарного времени.

И, конечно, специальные уроки патриотизма, уступают по своей убедительности тем урокам, где эта тема вплетена в ткань изложения и в процесс обучения. Воспитание этого чувства должно быть растворено в качественном преподавании других предметов - истории, русского языка, литературы, граждановедения, краеведения, философии. Но сегодняшнее обилие учебников далеко не всегда свидетельствует, что данная тема присутствует на их страницах столь же обильно. Наоборот, все большая коммерциализация системы образования, а особенно переход на систему Global Education Future со временем сделает тему патриотизма в школах и вузах просто излишней.

Экспертное сообщество, разделившееся на либералов и патриотов, тоже пока не принимает в выработке системы патриотического воспитания активного участия. Либералы боятся показаться отсталыми и любят абстрактные западные свободы гораздо больше конкретной России. Патриоты небезосновательно опасаютcя, что их идеи могут быть использованы в конъюнктурных предвыборных целях.

Разработкой темы патриотического воспитания занимаются чиновники Минобразования и ряд ученых. Есть целый ряд ведомств и творческих коллективов, которым поручено заниматься исследованием патриотизма в Институте социологии РАН, Институте социально-политических исследований РАН, Институте психологии РАН, Главном управлении воспитательной работы ВС РФ, Центре военно-стратегических исследований Генерального штаба ВС РФ, Военном университете Министерства обороны РФ, Екатеринбургском государственном педагогическом университете. Есть целый ряд государственных программ патриотического воспитания населения, прежде всего молодежи. Одна из последних- Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2011–2015 годы. Однако нет достаточной координации между этими организациями и программами. По стране периодически проходят конференции с участием ветеранов, куда иногда удается пригласить молодежь. Но по большому счету это капля в море. К сожалению, стратегия малых дел в век глобализации работает все меньше.

Нельзя не упомянуть и такой важнейший общественно-духовный институт как Русскую Православную Церковь. Уже говорилось о том, какую громадную роль в воспитании патриотического сознания русского народа сыграли русские святые, тот Преподобный Сергий Радонежский. Амвросий Оптинский говорил: "Плохой гражданин Отечества земного, будет таким же гражданином Отечества небесного". Сегодня молитвы о России и ее деятелях возносятся на литургиях, о любви к России говорят многие священнослужители в своих проповедях, включая и Патриарха Кирилла, выходит много церковно-патриотических книг и старых, и современных авторов. Церковь сотрудничает с вооруженными силами России в деле патриотического воспитания молодежи, призывников, солдат и офицеров, все более активно участвует и в различных светских мероприятиях, взаимодействует на этом поприще с творческими союзами, в особенности с Союзом писателей России, который в 90-е годы либералы называли «гнездом реакционного патриотизма».

Следует признать, что не всегда Церковь находила язык с деятелями патриотического направления. Последние упрекали ее в том, что отрицая советский период РПЦ, сознает она или нет, но объективно способствует расколу единого национального самосознания. Однако уже несколько лет наблюдается заметное сближение между патриотами советского замеса и Церковью: они сошлись на признании сакральной роли подвига России (которая тогда называлась Советским Союзом) в Великой отечественной войне. Сближение проявляется и в оценке русской культуры: когда епископ, и замечательный православный писатель Тихон Шевкунов говорит о высоком нравственном значении творчества Льва Толстого это дорогого стоит. И хотя до полного сближения позиций еще далеко, сам поворот внушает надежду.

Важной организацией, фактически занимающейся воспитанием патриотизма российского населения оказывается наше внешнеполитическое ведомство. Казалось бы главное направление ее деятельности - внешняя политика не влияет на рост патриотизма, но на самом деле влияет, да еще как. И началось это влияние с появления в российском МИДе такой фигуры как Евгений Максимович Примаков, одним своим разворотом самолета развернул общественное сознание в направлении правильной истории. Сегодняшний МИД успешно продолжает линию «великого гражданина России». Глядя как сотрудники МИДа на брифингах и в телеинтервью рассказывают о своей сложнейшей работе по продвижению интересов России в мире люди во-первых, начинают лучше понимать в чем эти интересы состоят, а во-вторых, наполняются гордостью за свою страну, видя самоотверженную и тяжелую работу дипломатов.

Но, похоже, что многие годы у семи нянек дитя было без глазу. Обилие организаций, курирующих патриотическую тему, не справляется с задачей и распыляет энергию. Главной силой, вырабатывающей сегодня патриотическую идеологию является пресса и телевидение. И надо признать, что подобная работа в целом дает свои плоды - многие люди в России, ориентированные в либеральном ключе после украинских событий и поведения Запада постепенно прониклись патриотическими настроениями. Идут сдвиги и в восприятии России в мире, хотя и не столь быстро как хотелось бы- изменить мировоззренческие стереотипы западного высокомерного отношения к России очень трудно, почти невозможно.

Но говоря по правде отечественные СМИ в идеологической войне с Западом действуют очень часто по наитию и не имеют возможности использовать различные аналитические разработки в той мере, как это делают страны –агрессоры. Публицист Сергей Черняховский справедливо заметил, что патриотизм укрепляется, когда он становится гонимым со стороны официальной пропаганды и, наоборот, уменьшается, если превращается в объект восхваления.

На мой взгляд ни экспертам, ни чиновникам не нужно впадать в связи со словами президента о патриотизме в административный раж и выдвигать инициативы, которые могут скорее навредить патриотическому воспитанию населения, чем помочь ему. Недавно прозвучавшее из уст одного из сенаторов предложение о создании специального рейтинга патриотизма регионов при своей реализации может иметь двоякие последствия. В благоприятном случае можно будет иметь мониторинговые данные о том, как разные факторы современной жизни и действия со стороны местной власти влияют на сознание жителей региона. Неблагоприятный вариант развития событий - формализация хорошего дела и начинания, рост коррупции, связанной с попыткой регионов и чиновников доказать, что они большие патриоты, чем их соседи, зубоскальство в либеральной прессе по поводу самого этого начинания и, наконец, разъединение регионов и элит.

Иногда наши тележурналисты перебарщивают с интенсивностью информационного нападения на оппонента (а в таком тонком деле как любовь к родине плохо недосолить, но пересолить, наверное, хуже), в других случаях впадают в ступор, как в своей реакции на чудовищный случай в Москве с отрезанной детской головой. Видно, что ни СМИ, ни их властные кураторы не определились, как реагировать на подобные дикие случаи. В итоге была выбрана испытанная тактика отложенного конфликта, которая при повторении инцидентов уже не сработает.

.

Главные препятствия для воспитания в гражданах чувства патриотизма

Величайшим грехом по отношению к нашим согражданам является не ненависть, а равнодушие к ним.

Б.Шоу

Убежден, что при анализе этой проблемы не обойтись не только без социальной, но и без этнической, национальной, исторической, цивилизационной психологии. Многие препятствия уходят корнями в глубинные национальные психологические установки, которые постепенно навязала народу российская власть и интеллигенция.

В первую очередь – это массовое глубинное убеждение, что все лучшее во всех сферах создано за границей и России с ее отсталостью остается только присоединиться к передовому и прогрессивному человечеству. Именно это качество побуждало министерство образования во чтобы то ни стало присоединить образовательную систему страны к Болонской системе, а российское правительство любой ценой войти в ВТО. Именно это убеждение заставляет российское телевидение делать ремейки западных передач, копируя в них все – от обсуждаемых тем до шуток телеведущих. Как справедливо заметил историк Андрей Фурсов «одна из линий метафизической войны против России всегда заключалось в том, чтобы убедить нас, что мы неполноценная, недоделанная, недостроенная Европа»[11]. И мы легко, с удовольствием и даже с самоубийственным ражем принялись воплощать эту внушенную нам установку во внешней и внутренней политике 90-х годов, и до сих пор выполняем ее во многих областях жизни.

Петр Чаадаев называл эту черту «склонностью к подражательству». На бытовом уровне это подражательство проявляется как желание быть в тренде и соответствовать модным тенденциям. Сегодня эта наша национальная черта стала мишенью западных технологий, сформировавших не только вне нашей страны, но и внутри нее особый мем: критиковать агрессивную и отсталую Россию- это признак принадлежности к продвинутому классу и хорошему обществу. В Америке критика России – условие успешного карьерного продвижения, без нее не стать ни успешным политиком, ни известным журналистом-международником. Запад сумел внушить свое убеждение и какой-то части нашего населения. Поскольку ругать Россию модно, то очень многие, включая молодежь, соревнуются в этом навыке в соцсетях.

Во-вторых, неверие в Россию и недооценка собственных национальных достижений. Все, что сделано в России за тысячелетие ее существования обесценивается, а исключения (русская литература, ядерное оружие и современные виды вооружений) лишь подтверждают правила. Особенно жесткой критике и осмеянию подвергаются те направления, которые обслуживают потребность человека в комфорте. Подобная недооценка проявляется и в резко негативном отношении российской элиты к государству, которое использует, прежде всего, как кормушку, но при этом ухитряется презирать.

Главным объектом этой недооценки и критического отношения, является русский народ, лучшие государственнические инстинкты которого объявляются проявлением рабской психологии. Неверие в Россию проявляется и в виде запрета на поиски самостоятельного пути России, который постоянно звучит в высказываниях либералов, ухитряющихся сегодня заявлять, что они тоже патриоты. Не о них ли говорил в свое время Достоевский: «Тот патриотизм, который в самостоятельность русского развития не верит, может быть искренний, но, во всяком случае, смешной патриотизм»? [12]

В-третьих, разрыв исторической преемственности, стремление вычеркнуть и объявить нелегитимными целые периоды истории, прежде всего советские 70 лет, когда были одержаны самые грандиозные победы в истории, и страна из разряда крупной региональной державы превратилась во вторую в мире по мощи мировую сверхдержаву. С прерыванием традиции естественным образом прерывается и патриотизм, который становится усеченным разорванным чувством.

В- четвертых, склонность к отождествлению бюрократического класса в данную эпоху со всей страной в ее вечном измерении, когда недостатки этого класса по сути объявляются недостатками каждого жителя России, простого человека. Так тезис «Россия- страна, где воруют» (причем воруют, прежде всего, чиновники всех мастей) превращается в тезис, что каждый россиянин реальный или потенциальный вор, а главное, что так будет всегда.

В-пятых, экономизм и прагматизм российской правящей элиты, привыкшей измерять ценность жизни жизнь размерами денежных сумм. Если патриотизм не приносят дивиденды, не помогает делать карьеру, не вызывает одобрения начальства, то очень многие практичные люди теряют к нему интерес. Но если он становится выгодным предприятием, как сейчас, то чиновники входят в раж и превращают тонкую творческую задачу воспитания патриотизма превращать в уродливый и безвкусный китч. Если в советское время воспитание патриотизма было заменено скучными мероприятиями и казенными речами, в пафос которых никто не верил, то сегодня это чаще всего фальшивый оживляж и позитивчик вроде концертов звезд во время дней любого российского города.

Монетаризм стал не просто фактором финансово-экономической политики государства, но главной психологической доминантой жизни любого чиновника и обывателя. Продается все и вишневый сад давно продан!- вот как можно определить умонастроение эпохи, превращающий души и сердца людей в калькуляторы, выщелкивающие выгоду. Никто не ставит задачи преодолеть эту пагубу, без которой Россия существовала тысячу лет и с которой она не войдет в XXI век и не сможет конкурировать с Америкой: мы по своему психотипу плохие бухгалтера. Если мы вспомним свое назначение- быть воинами на поле брани и в духе, тружениками на земле и за письменным столом, творцами в искусстве и культуре, способными многое делать бескорыстно, мы сможем победить Кощея вначале в своей душе, а потом и за океаном.

И, конечно, расцвету патриотизма мешает гигантский объем отчетности, придуманный чиновниками для оправдания собственного существования и мешающей учителям, вузовским преподавателям и работникам культуры заниматься своим главным делом – патриотическим образованием и просвещением людей. Сократить отчеты, которые не читают проверяющие в десять раз и высвободить время для создания чего-то главного- вот задача из задач для России, которую, наверное не решить без воли первого лица. Так и хочется воззвать к лидеру нации, чтобы он помог решить эту проблему и вошел бы в историю как царь освободитель от ненужной отчетности!

Не дай бог доверить воспитание патриотизма таким чиновникам из того же Минобразования, которые придумывали ЕГЭ и придумывают все новые формы отчетности для оправдания своего существования, но других у нас, к сожалению, очень мало.

В-шестых, недооценка идеального и гуманитарного фактора жизни. Она началась давно, еще вначале 60-х, когда в результате ложной дискуссии, навязанной стране, лирики были побеждены физиками и поэтами эстрадной ориентации. Истинный патриотизм – это Пушкин, Куинджи, Нестеров, Есенин, Рубцов, Свиридов. Это яркие, знакомые с детства образы родины. Это и русская березка, и русская песня, и традиционная народная культура, и русский пейзаж, а не уродливая заставка для передачи «Культурная революция». Без гуманитарного начала невозможно осознать значение малой родины, а без нее хромает и образ Родины Большой. Те, кто сегодня задают повестку дня – чиновники, руководители СМИ, тележурналисты, звезды, политики крайне мало читают русскую классику, плохо знают русское искусство и не придают гуманитарной сфере должного значения. Роль физики сейчас занимает холодный компьютерный мир с огромными возможностями виртуального отвлечения на другие цивилизации, страны и миры. Виртуальная родина, пространство которой занимает весьма небольшой сегмент на пространстве англоязычного жесткого диска, а значат и в нашем сознании... Можно ли ее любить столь же страстно, сколь реальную?

Кстати, говоря о природе России как о предпосылке качественного воспитания патриотического чувства (по крайней мере так было раньше), нельзя не замечать, что урбанизация, согнавшая в города более 70% жителей России деформировала традиционный пейзаж. Теперь вместо березок, рек и просторных равнин мы и наши дети вынуждены созерцать индустриальные виды и агрессивную среду с однотипными домами-коробками, о чем в свое время писал поэт Юрий Кузнецов. Все это явно не способствует пробуждению в наших душах любви к малой родине, которая еще со времени «Иронии судьбы...» стала сплошными Черемушками, одинаковыми и в Москве и в городе на Неве, и в любом городе-миллионнике России. Если власть когда-нибудь задумается обо всем этом всерьез, она должна будет привлечь к задаче обновления визуального пространства большинства городов России специалистов по теории образов, художников, психологов, специалистов по имиджу, которые должны попытаться наполнить атмосферу наших городов новыми патриотическими смыслами и картинами. Они должны найти правильное соотношение между традицией и модерном в визуальной символике российского цивилизационного пространства. В этом смысле полезно присмотреться к опыту Казахстана и дизайну Астаны, в котором блестяще сочетаются ультрасовременные символы набирающей мощь компьютерно-технологической цивилизации и древние архетипические образы степного мира.

Что касается недооценки идеального фактора бытия, которое можно назвать управленским и недиалектическим материализмом ярче всего это проявилось в ситуации с Украиной. По признанию нашего высшего руководства общий объем разного рода финансовых дотаций в украинскую экономику за последние двадцать с лишним лет составил примерно 200 миллиардов долларов. В тоже время Америка вложила в информационно-идеологическое переформатирование украинской нации в сторону национализма и отрыва от России всего лишь 5 миллиардов долларов и стопроцентно победила Россию на этом поприще. Работа специалистов США с денежной точки зрения оказалась в 40 раз эффективнее, чем работы наших специалистов. И, что, кто-нибудь наказан?

Действительно, если мы мозги и человеческое сознание ценим меньше, чем газовые трубы, если послом России до сих пор остается бездушный монетарный технократ Зурабов, проваливший социальную политику, а потом проморгавший украинские события, то, похоже, наше дело действительно труба. Когда же наша политическая элита хотя бы на твердую тройку выучит диамат, которому она практически следует и осознает, что сознание, дух, настрой народа на тот или иной цивилизационный выбор- это не прямое следствие экономического уровня страны, а самостоятельный фактор национального бытия, напрямую не зависящий от денег?

В-седьмых, отношение к творцам патриотизма- русским поэтам, писателям, музыкантам, режиссерам, художникам национального направления. Власть в лучшем случае не замечает их, а в худшем случае сдерживает их творческую активность. До сих пор не готов закон о творческих союзах, а профессия писателя вообще исчезла из реестра профессий. Много ли можно увидеть русских писателей - патриотов на Международных книжных ярмарках? Часто ли их показывают по телевидению и пишут о них в прессе?

Сегодня поэт-патриот не имеет возможности продать выпущенный им за свои скудные деньги собственный тоненький поэтический сборник: библиотекам запрещено заниматься коммерческой деятельностью, да и кассового аппарата у них, как правило, не бывает. «Если поэты хотят продавать свои сборники пусть регистрируются как частные предприниматели, заводят бухгалтера, начинают вести коммерческую деятельность, просчитывают риски, платят налоги» -, говорил в частной беседе один чиновник в сфере культуры. Его собеседник, русский поэт сказал в ответ этому чиновнику, что при царящей сегодня атмосфере в области культуры «ни новый Пушкин, ни Толстой, ни Достоевский никогда не появится: невозможно быть одновременно настоящим художником и мелким неэффективным менеджером, гением и владельцем ИП». Воистину формула «души прекрасные порывы»для наших чиновников оборачивается именно своим вторым глагольным смыслом.

Значение той или иной эпохи измеряется количеством творцов, живших в это время. Кто управлял Германией, когда жил Гете, Францией, когда жил Верлен, Америкой, когда жил Эдгар По? Возможно, что современной политической элите, живущей по принципу «после нас хоть потоп» глубоко наплевать на необходимость создания достойных условий для живущих одновременно с ними творцов. Потому она не хочет помогать им, чтобы те, прославив себя, прославили и их, как Фидий прославил Перикла, Джотто и Петрарка прославили династию Медичи, а Пушкин прославил и Александра Первого и Николая Первого. Гении, даже если они критиковали власть всегда патриотичны, в том смысле, что они на долгие века прославляют свою страну. Если же власть создала атмосферу, в которой нет места национальным гениям и талантам, то такую элиту ждет историческое забвение и вытеснение чужой элитой.

Но все-таки главным фактором, мешающим воспитанию патриотизма является равнодушие элиты, глубинный непатриотизм и всего поглощающая любовь к Западу со стороны нашей элиты, словно вирус проникающий в иммунную систему всех слоев населения и растлевающий его дух. Еще недавно правительственные чиновники имели двойное гражданство, недвижимость за границей, детей и жен, живущих в Европе и США и с удовольствием проводили летний отдых на Лазурном Берегу, а Зимний в Куршавеле. Сегодня обстоятельства заставляют их отказываться от второго гражданства, продавать западное имущество, публично произносить патриотические речевки, но насколько искренен их сегодняшний патриотизм? Где сокровище ваше, там и сердце ваше.

Если в дореволюционное время царское правительство было «главным европейцем в стране», то сегодня оно в своем большинстве «главный американец». К чему приводит правление этого коллективного американца? К политике равнодушного и негативного отношения к человеку со стороны государства, выражающемся в стремительном росте бедности и нищеты и увеличении разрыва между стремительно беднеющими и стремительно богатеющими слоями населения. Сохранится ли у нас тренд патриотизма как долгоигорающий, если будет присутствовать и другой тренд дальнейшего расслоения - «богатые богатеют, бедные беднеют»?

Почему в течение нескольких веков в нашей стране воспроизводится одна и та же матрица западничества во власти, которая была отключена от государственного тела только в сталинские годы, но при Хрущеве уже начала оживать? Наверное, дело в том, что после перехода с православной модели идеологии на советскую не был проработан вопрос о фундаментальных ценностях человека и не было показано, превосходство пути следования духовным идеалам над любыми формами богатого потребления. Мы начали гордиться только теми достижениями, которые могут быть монетизированы и предполагают рост потребления и комфорта. Отсюда постоянно преследующая позднесовестскую и российскую элиту зависть к богатым американцам.

Как это контрастирует с позицией лидеров кубинской революции на попытки американцев взять в отношениях с ними покровительственный тон! Мгновенная реакция 80-летнего лидера Кубы Рауля Кастро, не позволившего Обаме похлопать себя по плечу - яркое тому подтверждение и вообще жест века. Подробный анализ причин этого явления выходит за формат этой работы, сейчас- главное понять, как избавиться от этой напасти в ближайшее время. Но если в ближайшие годы страна не найдет способа надолго отлучить от власти всех искренних и перекрасившихся не-патриотов, Россия может быть уже никогда не сможет всерьез подняться с колен.

Патриотизм и поездки за границу: две вещи совместные?

Ногами человек должен врасти в землю своей родины, но глаза его пусть обозревают весь мир.

Давид Сикейрос

Опросы показывают, что индивидуальная свобода как ценность, никогда не увлекавшая народные массы России, не особенно увлекает и сейчас. Подавляющее большинство выбирает стабильность и материальное благополучие. Интеллигенция, которая, как правило, предпочитала сотрудничеству с властью, фронду, иногда открытую, но чаще ту, которая держится в кармане, конечно, говорит о том, что свобода для нее важнее. Так называемая офисная интеллигенция, а точнее псевдоинтеллигенция - креативный городской класс, живущий намного лучше, чем среднестатистический житель России, тоже говорит о свободе. Поскольку эта социальная группа незначительна в своем процентном соотношении с другими электоральными группами в стране, власть решила не придавать этому протесту большого значения. В конце концов - отсутствие пармезана не главная проблема современной России.

Но одна ценность, по поводу которой власть, на мой взгляд, говорит в не совсем правильной тональности может в настоящем и будущем создать проблемы для продвижения патриотической идеи – это свобода перемещения и выезда за границу. В свое время на этой проблеме споткнулась советская власть, опасавшаяся шока, с которой столкнется любой выезжающий из страны гражданин СССР, который увидит, что капитализм-то отнюдь не загнивает и по многим показателям выглядит привлекательнее социализма. Выбранный путь запретов и всевозможных ограничений вызвал, в конечном счете, нам объясняли обратную реакцию и был одной из причин победы либералов-западников с их гимнами свободе потребления над сторонниками социализма.

Вспомним также снос Берлинской стены и сумасшествие, охватившее немцев, жаждущих свободы и разбивавшихся насмерть, но все равно перелазивших через бетонную преграду. Сегодня ограничения, коснувшиеся ряда стран (прежде всего Египта и Турции), в которые турагентствам не рекомендовано делать выездные туры, не достигают степени советского тотального контроля и не выглядят как злая запретительная воля властей. Логика государства простая: хочешь выбираться в опасные страны, действуй на свой страх и риск.

Но дьявол в деталях. Во-первых, людей пугает эмоциональная тональность, с которой представители власти, те же депутаты начинают говорить - ну и правильно, что запретили делать туры за рубеж, пусть люди ездят по стране, на Байкале и Камчатке лучше, чем на Лазурном берегу и предлагают узаконить этот запрет под предлогом заботы о безопасности граждан.

Ну ладно депутаты, им нужно любым, самым экстравагантным образом поддерживать рейтинги. Но когда руководитель всей туристической области России с металлом в голосе говорит по центральному ТВ: мы не будем поддерживать внешний туризм, это дело граждан, мы заинтересованы исключительно во внутреннем туризме, то это не может не настораживать. В том конкретном телеинтервью чиновник только с четвертой или пятого захода нехотя ответил на вопрос телеведущей, какие страны могут заменить Турцию и Египет. Разумеется, граждане воспринимают это как начало курса на полный запрет всех зарубежных турпоездок.

Во-вторых, совет вместо Европы поехать на Байкал и Камчатку для тех же жителей европейской части России выглядит то ли издевательством, то ли полной оторванностью от понимания экономической ситуации и толщины среднероссийского кошелька. Ведь поездка-то будет в раза в два дороже, чем аналогичный тур в Болгарию, Черногорию и даже Испанию. Не будем говорить о сервисе и о состоянии российской туристической инфраструктуры. Да и в Подмосковье цены в санаториях и домах отдыха кусаются как зубы пираньи.

В-третьих, помимо тех туристов, которым в принципе все равно, где валяться на пляже, главное, чтобы в Сочи и Крыму не было дороже заграницы, есть еще немалая часть людей, кто выезжает на Запад с культурно-познавательной целью. Это интеллигенция, учителя, врачи, преподаватели, управленцы, пенсионеры. Они уже объездили Россию и теперь хотят реализовать свое законное право посмотреть мир, зайти в Лувр, Уффицу или Прадо, побродить по развалинам Колизея и поразмышлять о бренности бытия, одинаковым образом завершающим жизненный путь простолюдинов и правителей. Как они будут относиться к власти, от которой услышат: а вы лучше путешествуйте по своей стране?

Перестройка и особенно реформы стали трагедией для одних людей и драмой для других, потерявших в ходе этой социального эксперимента очень многое. Целый ряд свобод, которые мы получили, оказались эфемерными или отягощенными дополнительными трудностями, которые их обесценили. Но одна из реальных свобод, которая как-то компенсировала потери, была свобода путешествий по миру. Сейчас она стремительно сокращается. И даже если чиновники скажут нам, что они никак не ограничивают этой свободы, есть деньги, бери и путешествуй куда хочешь, у миллионов людей возникнут вполне резонные мысли - а кто, разве не вы, чиновники либеральной ориентации и довели страну и людей до состояния, когда денег на поездки нет? И оно, «народное мнение», которое в пушкинском Годунове было показано, как сила помощнее государевой пропаганды перевесит все объяснения чиновников и может сыграть с властью на выборах нехорошую электоральную шутку.

Если сегодняшняя политическая элита не хочет убить патриотические настроения народа, она должна сделать все, чтобы не впасть в изоляционизм и сохранить возможность для миллионов людей ездить за границу. Не надо бояться, что люди посмотрят мир и миллионами побегут в Европу. Наоборот, побывав там, они увидят, что ситуация с беженцами и терроризмом такая, что именно Россия является островом стабильности.

Но чтобы такая возможность сохранилась ездить по миру сохранилась, нужно ограничить политику Центробанка, искусственно вздернувшей курс доллара до невообразимой высоты. Абсолютно прав сенатор С.В. Калашников- курс доллара реально стоит 40 рублей и его нужно вернуть к этой величине.

Что делать: конкретные шаги

Однажды святого Августина спросили:

— Что делать, чтобы жить правильно?

Августин сказал:

— Люби. И тогда, что бы ты не делал, всё

будет правильно.

Аврелий Августин

Чтобы воспитать в народе такой патриотизм, который смог бы помочь выдержать давление на Россию, на наш взгляд, нужны следующие шаги и меры.

1. Создать Единый координационный центр по патриотическому воспитанию, который установил бы связи между разными институтами страны, ведущими эту тематику. (К сожалению, или к счастью, но в России без институтов и центров нельзя). Он должен дополнить работу Управления по общественным проектам при администрации президента, созданного еще в 2012 году с целью оказать поддержку общественным инициативам патриотического характера. Необходимость подобного дополнения вызвана тем, что реально получаю господдержку и гранты незначительная часть из поданных проектов. Многие полезные инициативы не получили поддержку из-за недостатка финансирования или неправильно подобранной документации, и их тоже нужно поддерживать – и финансово, и организационно.

При этом центре необходимо образовать творческую группу, в которую вошли бы философы, психологи, педагоги, священнослужители, журналисты, блоггеры, специалисты по теории образов, имиджмейкеры, литераторы и представители других творческих профессий. Такая группа могла бы обобщать бы самые разные методы и методики по воспитанию патриотического сознания. Важно, чтобы этот центр работал в тесной связке с журналистским сообществом в стране, включая главные телеканалы и интернет-сообщество.

Но говорить о патриотизме самом по себе, в отрыве от той информационно-психологической войны, которая нам объявлена не будет правильно. Поскольку агрессивная виртуальная реальность - это новый фактор истории и сила информационного давления на Россию обладает огромной разрушительной энергией государству необходимо принять решение о специальных средствах защиты национальной психосферы. Центр патриотического воспитания народа должен быть одновременно центром, курирующим информационную борьбу нашей страны за свое право присутствовать в мировом цивилизационном пространстве.

Такой центр должен подчиняться администрации президента или Совету безопасности и объединять лучших специалистов в стране.

Он должен находиться в тесном контакте с академическими институтами страны (Институт философии, Институт истории, Институт мировой литературы, Институт психологии, Институт социологии, Институт природного и культурного наследия и др.), с общественными научно-политологическими институтами (РИСИ, Институт стран СНГ), каждый из которых мог бы создать в своих стенах рабочие группы, ведущие исследования по соответствующим темам. Важно только, чтобы исследования были не только академическими, но и прикладными, предполагающими достаточно быструю оперативную аналитику.

Он должен действовать в координации с министерством обороны и другими силовыми структурами и вырабатывать новейшие идеи, стратегии и технологии подобной борьбы, доводя их до всех телеканалов и СМИ, которые на сегодняшний момент словно партизаны сражаются на информационном поле против регулярных частей противника самостоятельно.

Он должен также готовить пропагандистов новой формации, способных грамотно и высокопрофессионально защищать Россию.

Он должен вырабатывать стратегию информационно-психологической безопасности и методы защиты индивидуальной и коллективной национальной психики, обучать население науке правильно жить в новых условиях непрерывных и изощренных информационных войн.

Он должен вооружить и высоких чиновников, и военных, и журналистов, и обычных людей, и молодежь новыми методиками, помогающих сохранить психологическую устойчивость, адекватность, мобилизованность и мощную, спокойную установку на победу.

2. Поручить академическим гуманитарным институтам изучить опыт формирования патриотического чувства и мировоззрения у населения и молодежи в других странах (Англия, Франция, США, Испания, Швейцария, Китай, Индия, Бразилия и др.)

3. Дать заказ социологическим центрам провести системные социологические и психологические исследования, измеряющие состояние патриотизма. Критерии оценки патриотизма могут быть выбраны разные, но важно, чтобы они позволяли каким-то образом измерить реальную готовность людей сделать что-то для своей страны.

4. Необходимо создать некий кодекс патриотизма, более интересно и ярко написанный, чем схематичный и сухой кодекс строителя коммунизма, тем не менее, оказавший огромное влияние на советский народ. Этот современный кодекс нужно иллюстрировать живыми примерами из отечественной истории. Для этого необходимо составить список национальные российских героев, добившихся больших успехов в различных областях жизни и сделавших много для России и по-новому рассказать о них людям, показав, что добиться всего этого (даже если это была высокая трагедийная жертва) им помогла страстная любовь к стране. Патриотизм должен подаваться как мощный ресурс творческого развития личности. Нужно снимать и показывать фильмы об этих людях, сделать патриотические порталы и ролики, причем было бы очень полезно, чтобы по регионам России устраивались конкурсы на самые разные патриотические акции.

Кодекс патриотизма должен быть и кратким описанием самой России как некоей священной территории света и справедливости, силы и любви, труда и творчества, радости и мудрости, веры и свободы. Нужно искать образ России, который соединит все эти черты в единое привлекательное целое и который нужно найти. Образ, объединяющий огромное пространство и тысячелетнюю историю, понятный для самого простого человека и глубокий по наполнению должен воодушевить миллионы людей.

5. Исключительную роль играет в этом процессе распространение знаний по истории России. Общество русской словесности могло бы составить список из ста книг патриотической направленности, рекомендованных для чтения, а книжные издательства должны получить от государства заказ на выпуск самых разных книг данной тематики, которая должна варьироваться в зависимости от региональных исторических и краеведческих особенностей. Нужны также патриотически ориентированные клубы и кружки, работающие по самым разным направлениям. Очень важно, чтобы сохранилась связь между поколениями. И, конечно, необходимы и патриотические уроки в школах, в которых могли бы принимать участие не только ветераны и фронтовики, но и писатели, ученые, артисты, спортсмены, т.е. все, кто добился профессиональных успехов, имеющих значение для страны. Такие уроки и встречи могли бы транслироваться для провинциальных школ в онлайн- режиме.

6. Необходимо уделить информационной среде особое внимание и найти способ разнообразной поддержки всех патриотически настроенных блоггеров, которые сегодня выполняют роль партизан на войне. Если бы мы их не использовали в 1941 году, цена победы могла быть намного выше. Да и патриотические НКО используются бессистемно, а надо было бы не заставлять их участвовать в грантовых конкурсах, где их скорее всего обыграют профессиональные дельцы, а найти способ помогать адресно.

7. Заказать практическим психологам создание специальных семинаров и тренингов, помогающих увязать мировоззрение патриотизма с пониманием личностной реализованности человека, чтобы они объясняли- сейчас наступает время, когда реализоваться в нашем обществе может прежде всего человек с патриотическим мировоззрением. Подобные тренинги, включающие в себя различные коммуникативные игры и методики, погружающие человека в ситуации, в которых патриотическое чувство и мировоззрение увязывается с другими позитивными личностными чертами и качествами человека.

В качестве примера могу рассказать, что уже несколько лет без всякого заказа со стороны государства провожу несколько тренингов на тему «Как правильно смотреть телевизор: защита от психоинформационного воздействия», « Русская сила», «Долгосрочная карьера» (тренинг на преодоление таких мотивов, которые могут помешать успешному продвижению по службе, для чиновников это склонность к коррупции). Иногда эти темы оказываются фрагментами других тренингов на более общие темы личностного роста. Хочу сказать, что интерес к данной тематике, реально пробуждающей в человеке его патриотическое Я растет, и люди все чаще хотят участвовать в таких мероприятиях. Особенный интерес вызывают интерактивное общение, введенное в тренинг в виде групповых дискуссий и коммуникативных игр, во время которых участники тренинга глубже познаю историю или оттачивают свое мастерство в переубеждении идеологического оппонента. Людям это нужно!

8. Помогать клубам исторической реконструкции создавать и проводить такие мероприятия, которые делают упор на событиях истории России. Они должны быть не просто досуговым хобби для десятков тысяч слоняющихся людей, но высокоинтеллектуальным мероприятием, после которого зрители и участники должны выходить обновленными и обогащенными новым пониманием России.

9. Мощным ресурсом воспитания патриотизма у молодежи является разработка различного рода компьютерных игр, помогающих молодым людям на их языке и системе образов осознать важность любви к родине. Известно, что аналогичная система молодежного воспитания работает в Китае, где полным ходом идет разработка онлайновых игр под названием National Spirit Online, цель которых пробудить чувство единства нации и повысить патриотический дух, чтобы китайцы, играющие в эту игру победили бы японский милитаризм. В США таких игр, где американцы побеждают русских и уничтожают Россию тысячи. Но у нас и в этом бизнесе полная политкорректность и почти полное отсутствие подобных игр.

10. Самые разные профессиональные структуры и сообщества должны поработать над тем, чтобы воспитание патриотического чувства не превратилось в прямую и грубую пропаганду, выхолащивающую прекрасную идею любви к родине, чтобы заработали более тонкие, косвенные механизмы пробуждения и включения в человеке высоких чувств и чтобы патриотизм стал не просто модным, но устойчиво привлекательным навсегда. Именно этим силен американский патриотизм, позволяющий критиковать любые просчеты государственной машины, но не позволяющий замахнуться на саму Америку и американскую мечту. В общественных дискуссиях, проходящих в Америке по поводу тех или иных национальных проблем одним из самых обидных обвинений, которое можно услышать будут слова «Вы – не американец!» (речь идет не о гражданстве, а о мировоззрении, духе аргументации). Американцы могут критиковать сами себя весьма жестко, но люди, прожившие там по многу лет, утверждают, что в США не принято рассказывать анекдоты, где американцы предстают в невыгодном свете в сравнении с другими народами и государствами. Мы же всегда с удовольствием рассказывали сочиненные в западных советологических центрах анекдоты, выставляющие русских недоделанными людьми на фоне людей Запада. Эту тенденцию нужно постепенно переломить, однако кроме Михаила Задорнова, в своих пародиях высмеивающего элементы ярко выраженного идиотизма в американской жизни, никто этой темой не занимается.

Опасность лобового преподавания патриотизма видит доцент Московской духовной академии протоиерей Павел Великанов:

«Патриотизм невозможно преподавать «в лоб». Детьми все «патриотическое» должно восприниматься «косвенным зрением»: что-то на одном уроке истории, что-то на другом литературы или географии. Но для этого нужно иметь соответствующее содержание образования»[ ]

11. Главным оружием патриотизма являются русские пассионарии, общественные лидеры, люди огненного темперамента, владеющие словом и через него имеющие ключ к тайнам народной души. Их устные выступления, публицистические статьи, разнообразные творческие деяния влияют на сознание современников, не позволяя им скатиться в уныние и давая новые ориентиры, смыслы и векторы движения. Они должны получить свободный доступ к трибуне и массам, включая СМИ, прессу, интернет, чтобы передать народу и прежде всего молодым людям энергию своего патриотического отношения к миру.

12. Основным показателем патриотизма являются конкретные дела государства и общее состояние страны, включающей ее экономическое развитие, социальную политику, уровень развития науки и состояние культуры, степень позитивности цивилизационной среды и психологической атмосферы, царящей в обществе. Если все будет плохо, то никакой пиар не поможет. Как справедливо сказал кто-то из политиков «Сталинград не спиаришь». Если все хорошо или даже неплохо, то нужно исключить, в том числе и на законодательном уровне оплевывание своей истории. Именно оно погубило СССР поздней формации, когда на этот в целом добротно работающий самосвал только по причине его плохого дизайна и не самых удобных сидений было вылито столько разрушительной грязи, что он в конце концов сильно забуксовал. Россию спасет большой проект или сумма проектов, Великое Русское Дело возрождение России, за которое давно пора браться.

PS. Патриотизм и фактор Трампа

Как повлияет на тонус российского патриотизма избрание Трампа? Конечно, рискованно делать предположения, когда у нас крайне мало информации о реальных планах новоизбранного президента США в отношении нашей страны. Предвыборные заявления – это одно, а реальность другое. Трамп клялся, что он посадит Хилари Клинтон в тюрьму, как только станет президентом, но после победы на выборах пообещал этого не делать. Но главное не в этом – Трамп своей победой и программой изменил либеральный вектор глобализации, запустив моду на патриотизм. Это немедленно отразилось на политической ситуации в целом ряде европейских стран. Старые политические союзы рушатся на глазах и государства сосредотачиваются на внутренних проблемах. Это всегда подымает в цене национальные чувства везде, в том числе и в России. Патриотизм получает новый импульс, а либерализм, сознательно стремившийся разрушить все патриотические идеи и проекты в России отступает на периферию истории.

Всемирность этой тенденции отмечают многие эксперты. Так канадский политолог, специализирующийся на теме изучения послевоенного национализма Гиа Нодиа полагает, что либерализм проиграл потому, что он опирается на представлении о человеке как разумном потребителе, для которого важнее всего, чтобы окружающий его мир стал безопасным супермаркетом. Однако для значительной части человечества важнее государства и границы между ними, отделяющими одну большую группу от другой соседней группы. И ради национальной самоидентификации, порождающей общность они, люди, готовы на очень многое. Либеральный плавильный котел их не устраивает.

Главной проблемой для патриотизма в России может стать не возрастающее давление Запада на нашу страну (его скорее всего в прежнем объеме не будет, а потуги Германии и лично Меркуль на роль главы всемирного антироссийского либерального интернационала несостоятельны), а разрядка. Особенностью русского национального характера, может быть его слабостью является легковерие, готовность уступить в ответ на дружеский жест: нас очень хорошо взять вместе с потрохами за лояльное к себе отношение. И если Трамп действительно будет позитивно говорить о России и делать незначительные уступки, то есть риск, что политическая элита вновь расслабится так же как во времена высоких цен на нефть. Но их-то как раз Трамп нам не обещал. Потому патриотизм в России победит только вместе с мобилизацией.

Сергей Юрьевич Ключников, кандидат философских наук

Примечания

1 .В.И. Лутовинов. Современный российский патриотизм: сущность, особенности, основные направления http://cyberleninka.ru/article/n/sovremennyy-rossiyskiy-patriotizm-suschnost-osobennosti-osnovnye-napravleniya

2.Словарь Ожегова http://www.ozhegov.org/

3. Салтыков-Щедрин, с.5 Том 13. Убежище Монрепо. С.97- М.,1965, »Художественная литература»

4. Н. А. Добролюбов. Избранные педагогические сочинения. Москва: Изд-во «Педагогика», 1986. – 348с. (136)

5.Г.Федотов. "Защита России". - «Новая Россия», Париж, № 4, 1936

6. Н. Трубецкой, с.12 Смысл жизни, Спб, 1918 с.351

7. Исследования патриотизма Левада–центра. http://fito-center.ru/obschestvo/60871-statistika-po-patriotizmu-v-rossii.html

8. Аналитическая записка по итогам социологического исследования «Патриотические настроения молодежи г. о. Тольятти» в 2015 году. http://pandia.ru/text/80/083/18635.php

9. Б. Брук. Подмена понятий: патриотизм в России., 2014 http://www.levada.ru/2014/05/27/podmena-ponyatij-patriotizm-v-rossii/

10. М. Делягин «Экономика победы» (цикл статей в газете «Завтра» http://zavtra.ru/blogs/ekonomika-pobedyi

11. А. И. Фурсов «Нас ждет очередной накат на историю» http://ss69100.livejournal.com/1127284.html

12. Достоевский Ф.М. собрание сочинений, т.11, с.337

13.Г.Шугаев «Такой застенчивый патриотизм», http://rusplt.ru/society/society_16984.html

Комментарии

26.01.2017 21:36:26 Комментарий от Claytontaity Claytontaity(Claytontaity)
Я уже посмотрел этот фильм на нормальном сайте, просто супер, не зря его так долго ждал!
Кто ещё не видел, смотрим здесь, ребята - HD17.RU

 

04.02.2017 13:39:49 Комментарий от Michaelfon Michaelfon(Michaelfon)
Я уже посмотрел этот фильм на нормальном сайте, просто супер, не зря его так долго ждал!
Кто ещё не видел, смотрим здесь, ребята - HD17.RU

 

07.02.2017 19:14:05 Комментарий от AnthonyNal AnthonyNal(AnthonyNal)
Я уже посмотрел этот фильм на нормальном сайте, просто супер, не зря его так долго ждал!
Кто ещё не видел, смотрим здесь, ребята - HD17.RU

 

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.