Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
08.12.2017
16:03:50
Россия снизила на 20% квоту на иностранную рабочую силу на 2018 год далее »
12:53:49
Правительство Латвии одобрило ликвидацию русских школ далее »
12:31:42
В Молдавии запретили трансляцию российских новостей далее »
12:29:07
Глава МИД Украины заявил о массовом отъезде венгров из Закарпатья далее »
12:26:17
Лавров и Климкин обсудили обмен пленными в Донбассе далее »
07.12.2017
16:49:15
Дни русского языка прошли в Казахстане далее »
13:36:25
Власти ДНР не смутило прекращение продовольственных поставок ООН в Донбасс далее »
13:25:31
В Баку назвали конструктивной встречу глав МИД Азербайджана и Армении далее »
13:20:43
Порошенко раскрыл боевые потери ВСУ за время операции в Донбассе далее »
13:17:15
Ташкент и Ашхабад хотят активизировать работу по демаркации границы далее »

Грузинский «варяг» в новой украинской Сечи. 60 минут. Эфир от 07.12.2017 далее »

ПРАВ!ДА? Возвращение соотечественников: полный провал? далее »

Андрей Грозин: Саммит ОДКБ решал организационные вопросы далее »

Куда ведет украинский путь? Право голоса далее »

Какой будет судьба Донбасса? далее »

Как объединить международное сообщество в борьбе с идеологией фашизма на Украине? далее »

Кто и зачем обвиняет СССР в Холокосте? далее »

Рубрика / Политика

Пресс-конференция Президента Евгения Шевчука, посвященная 26-й годовщине со Дня образования Республики


31.08.2016 11:39:14

Евгений Шевчук: В первую очередь, хочу поздравить всех с наступающим нашим государственным праздником – 26-летием образования Приднестровской Молдавской Республики. К этому приурочена пресс-конференция. Рад видеть всех журналистов здесь в зале, готов ответить на вопросы. Думаю, что тем очень много, и мы сегодня с вами постараемся осветить наиболее жизненно важные.

Напомню, сегодня моя пятая такая предпраздничная пресс-конференция на посту Президента Приднестровской Молдавской Республики. Необходимо и уже можно подводить некоторые итоги.

Первое. В течение почти пяти лет моего мандата в Приднестровье сохранялся мир, спокойствие и поддерживается высокий уровень безопасности. В течение этих лет, несмотря на серьезные угрозы и риски, которые были, присовокуплены они и новыми рисками со стороны наших соседей, в Приднестровье не было массовых нарушений законности, террористических актов, актов вандализма. Власти делали все необходимое для того, чтобы сохранять спокойствие, поддерживать стабильность.

Второе. Вектор развития нашего общества, определенный на референдуме 10 лет назад, оставался незыблемым. Было расширено и укреплено сотрудничество с Российской Федерацией. Вы знаете, что в рамках протокола «Рогозин-Шевчук» было подписано довольно-таки значительное количество межведомственных соглашений, целью которых было, в первую очередь, укрепление и развитие экономических, культурных, социальных, гуманитарных связей с Российской Федерацией. Был расчет на то, что эти документы будут положены в основу активизации нашей экономической деятельности, экономических субъектов в направлении расширения торговли с Российской Федерацией. К сожалению, не все удалось реализовать в этой части по объективным причинам – из-за ситуации на рынках Российской Федерации и тех объективных факторах, которые воздействовали на Приднестровье. Очень важно, что нам удалось это сделать, именно за последние несколько лет. И в правовой базе Приднестровья есть эти документы, которые несут в себе огромные потенциальные возможности для экономики Приднестровья. Наше сотрудничество вышло на новый уровень. И мы впервые с вами стали очевидцами того, как Российская Федерация реализует довольно-таки значительные проекты на территории Приднестровья. Реальные – не на словах, не на бумаге, а на делах. Мы видим проекты АНО «Евразийской интеграции», сколько было запущено детских садов, школы еще строятся. Об этом СМИ много говорили, не буду напоминать. Но это впервые за 26 лет истории Приднестровской Молдавской Республики.

Хочу впервые озвучить, что сегодня это взаимодействие продолжается, развивается: в рамках сотрудничества с Российской Федерацией в ближайшую неделю в Приднестровье будет запущен проект по проведению изыскательских и проектных работ, направленный на перспективное строительство мелиорации в Приднестровье. В течение ближайшей недели мы ожидаем примерно 30 миллионов рублей для начала проектирования. Работа должна быть осуществлена в несколько этапов, цель – спроектировать такую систему мелиорации, которая бы защитила наше сельское хозяйство от тех природных катаклизмов, которые у нас порой бывают. Как известно, сельское хозяйство у нас всегда испытывает недостаток в определенных объемах осадков, и чем стабильнее будут возможности у сельского хозяйства поливать и орошать наши земли, тем стабильнее будет урожайность, безусловно, будет доходность и так далее. На это направлены усилия Администрации Президента и Правительства на протяжении двух лет. Мы приступаем к начальному этапу реализации и этого проекта. Мы рассчитываем, что в течение нескольких лет удастся изыскать ресурсы и реализовать этот проект, чтобы серьезно расширить возможности приднестровской экономики, в частности аграрного сектора. Тем самым сотрудничество с Российской Федерацией даже в этих непростых условиях продолжается. Непростых, в первую очередь, и для наших друзей, партнеров из Российской Федерации. Поэтому, пользуясь случаем, еще раз хочу озвучить слова искренней признательности и благодарности от всего приднестровского народа руководству Российской Федерации, всем тем должностным лицам, которые в непростых условиях в самой России, оказывают помощь приднестровскому государству, приднестровским гражданам. Это, в первую очередь, гуманитарные, экономические и социальные направления.

Самыми главными и непреходящими ценностями являются мир и спокойствие, поэтому особые слова благодарности Российской Федерации за то, что продолжается миротворческая операция. Основной составляющей миротворческой операции являются русские миротворцы. В Зоне безопасности мир поддерживается русскими миротворцами. И это, безусловно, заслуга Российской Федерации, за что признателен и благодарен приднестровский народ.

В прошлом году также удалось провести переговоры с представителями Европейского союза в части торговли с важным для нас рынком Евросоюза. Хочу напомнить, мало кто об этом, может быть, знает: в этих переговорах не всегда принимали участие, но принимали участие представители Российской Федерации. Это переговоры, которые должны были бы обеспечить торговые режимы с Европейским союзом для наших экономических субъектов.

Безусловно, у нас соглашения с Европейским союзом нет, но считаю, что заслуга, в первую очередь, Правительства в том, что удалось убедить наших партнеров в Европейском союзе, чтобы обеспечили условия для торговли нашими товарами на европейских рынках в 2016 году. И это позитивный результат внешнеполитического взаимодействия.

У нас есть и дальнейшие планы развития сотрудничества с Российской Федерацией, планы по модернизации секторов экономики и социальных объектов внутри Приднестровья. Эти планы, безусловно, необходимо реализовывать, что потребует совместных усилий всех органов власти в этих непростых условиях.

Третье. Наши партнеры из Молдовы. Всегда эта тема была очень важной. Впервые за пять лет мы продвинулись в некоторых вопросах, несмотря на то, что ситуация была уникальной. Напомню, за последние пять лет в Республике Молдова сменилось пять премьер-министров, в самой Молдове была внутриполитическая нестабильность. Это повлияло на активность и эффективность переговорного процесса. Повлияло и то, что Республика Молдова приняла ряд неконструктивных односторонних действий в отношении приднестровцев. В первую очередь, это возбуждение уголовных дел в отношении руководства наших экономических субъектов и ряда должностных лиц. Это подорвало ту конструктивную динамику, которая когда-то была. И мы практически полтора-два года являемся свидетелями того, что в рамках переговоров формата «5+2» существуют такие, как бы я сказал, «пробуксовки». Но нам с Молдовой удалось тогда разблокировать железную дорогу. То соглашение, которое иногда упоминается, было подписано в 2012 году и ежегодно продлевалось. К сожалению, в 2016 году Республикой Молдовой опять были предприняты односторонние действия, которые ухудшили наши условия. Это немного иная тема. Но целью этих соглашений было создать предпосылки, условия, повышающие эффективность наших экономических субъектов. И мы эту эффективность получили. Мы впервые договорились с партнерами в Молдове о том, чтобы наши граждане с нашими документами, паспортами, свидетельствами о рождении могли перемещаться через аэропорт города Кишинева. Хотя есть иногда проблемы. Но в рамках переговоров удалось достичь этого соглашения, и определенная напряженность была снята. И это очень важно, особенно в условиях того, что происходит на приднестровско-украинской границе, как мы ограничены в перемещении, в частности, через аэропорт Одессы.

На внешнеполитическом сегменте, что удалось во взаимодействии с посольством Российской Федерации, выездным консульским отделом, наладить работу выездного консульского отдела в более современном ключе. Это создало условия, в первую очередь, для того, чтобы уменьшилась очередность. И самое важное то, что восстановлена была возможность упрощенного получения российского гражданства для тех граждан, кто претендует на российское гражданство. Напомню, что до 2012 года таких возможностей практически не было. Были пересмотрены порядки предоставления гражданства.

Позитивным также примером сотрудничества с Российской Федерацией является и то, что впервые за развитие приднестровско-российских отношений граждане Российской Федерации, проживающие в Приднестровье, могут получать российскую пенсию без сложных процедур с выездом в Россию, могут оформлять эти документы здесь при поддержке выездного консульского отдела и так далее. Таких возможностей ранее не было. И это результат сотрудничества, направленный на то, чтобы защитить, в частности, граждан Приднестровской Молдавской Республики, наших заслуженных ветеранов, проживающих в Приднестровье, от дополнительных проблем с получением российской пенсии.

Четвертое. Хочу отметить, что мы во внешней политике исходили и исходим из того, что у нас нет врагов. У нас есть оппоненты, у нас есть соседи. И мы для решения проблем наших граждан обязаны взаимодействовать с органами государственной власти наших соседей для того, чтобы решать текущие проблемы экономики, перемещения транспорта и так далее. Поэтому во внешней политике мы всегда исходили из принципов добрососедства. Наша военная доктрина – оборонительная. И мы с уважением относимся к интересам во внешней политике наших партнеров-соседей и настаиваем на том, чтобы с уважением относились к интересам Приднестровья во взаимодействии с соседями. Более того, Министерство иностранных дел, все наши министерства и ведомства нацелены на то, чтобы отстаивать в первую очередь интересы приднестровского государства, приднестровских граждан и приднестровской экономики во взаимодействии с внешними партнерами.

Что касается внутриполитической ситуации. Безусловно, она не стоит на месте, развивается. Есть свои плюсы и минусы. Президент исходит из того, что и во внутриполитической жизни также нет врагов. Есть определенные оппоненты, которые иногда пытаются делить политическую и экономическую элиту на «своих» и «чужих», что контрпродуктивно. Президент исходит из другого: конструктивные силы обязаны объединять элиту Приднестровья. Не так-то много ее здесь. И не только элиту, но объединять все гражданское общество в целях конструктивной реализации задач государства, а это значит, и задач, которые ставят перед государством простые наши граждане. Поэтому я не приемлю работу политических сил или иных органов власти, направленную на дестабилизацию ситуации или подрыв государственности и стабильности в Приднестровской Молдавской Республике.

По факту почти пять лет знаменуются тем, что Приднестровье увидело и ощутило на себе – пусть не во всех сферах и не во всех населенных пунктах – масштабные инвестиции в инфраструктуру, здравоохранение, образование, ЖКХ, энергетику и так далее. По подсчетам наших специалистов, инвестиции за этот период составили более 200 миллионов долларов. Это и в энергетику, и в новые трансформаторы, и в новые кабеля, и в новый электротранспорт. Если подсчитать все вместе, то это больше, чем республиканский бюджет, по доходам. Это больше, чем за все 26 лет существования Приднестровской Молдавской Республики. А по некоторым направлениям это больше, чем за 40 лет инвестиций в Приднестровье. Это довольно-таки серьезные и ощутимые цифры. Понятно, что не везде, не в каждом населенном пункте, но практически во всех крупных городах и сельских населенных пунктах. Вы можете быть очевидцами того, что сделано. Можно увидеть отремонтированные школы, поликлиники, больницы. Я еще раз подчеркиваю: не везде, но сделан серьезный шаг прорывного характера вперед для того, чтобы ту инфраструктуру, которая обеспечивает жизнь наших граждан, преобразить, модернизировать, да и просто порой защитить от развала и обрушения.

В сферу ЖКХ с 2012 года сумма вложений – 60 миллионов долларов. У нас такого беспрецедентного вложения средств не было за всю историю. Безусловно, у нас потребности еще больше. Если мы даже и преобразили центральные части городов, но в этом нуждаются и другие районы. Но в этом и был замысел – сделать вначале центральные части городов, прокрутить проекты таких решений на центральных домах, а потом раздвигать эти проекты для реализации в микрорайонах уже крупных городов и так далее. Мы являемся очевидцами реализации одного из планов Президента Приднестровской Молдавской Республики, который в начале 2012 года объявил ряд приоритетов для своей внутренней политики – коренное изменение ситуации в сферах здравоохранения, образования. Данные отрасли нуждались в серьезных инвестициях, и не только инвестициях, но и в изменениях порядка управления в этих сферах, который еще предстоит нам завершить.

То, что вы можете сами увидеть, лицезреть, это было сделано для государственных, муниципальных учреждений и для объектов муниципальных ЖКХ. Это серьезный пример того, когда Администрация Президента, Правительство Приднестровской Молдавской Республики в первую очередь создают условия, чтобы фундаментальные, базисные элементы условий жизни граждан преображались в позитивную сторону.

26 лет – все же серьезный срок для человеческой жизни. И мы развиваемся – даже в условиях кризиса, перманентных блокад и различных испытаний. Это создает дополнительные проблемы, в сравнении даже с признанными государствами – такими как наши соседи, Украина и Молдова. Нам сложнее спрогнозировать развитие обстановки, последствия тех или иных решений. Для нашего народа сложнее планировать экономическую жизнь, экономическим агентам – преодолевать внешние препоны. Вместе с тем наша сила и богатство однозначно в наших мудрых гражданах Приднестровской Молдавской Республики, которые, прожив и пережив не одно испытание, поддержали Президента в его начинаниях. И благодаря только этой поддержке многое из того, что запланировал Президент, было за эти годы реализовано и сделано.

Пользуясь случаем, хочу еще раз поздравить всех граждан Приднестровской Молдавской Республики с наступающим нашим большим государственным праздником. Хочу заверить вас в том, что у нас есть серьезные хорошие перспективы, несмотря на внешние сложности. Я уверен, что вместе мы сможем и в дальнейшем искать лекарства от тех проблем, которые существуют на сегодняшний день в различных сегментах жизнедеятельности государства.

Нас ждут очень важные политические и общественно-политические события на территории Приднестровья. Сразу после Дня Республики, практически через несколько недель, будет день выборов в Государственную Думу Российской Федерации. Хочу призвать всех граждан Российской Федерации, проживающих в Приднестровье, как всегда, принять активное участие в выборах в Государственную Думу и отдать голоса за тех кандидатов, которые действительно не словом, а делом зарекомендовали себя как граждане Российской Федерации, государственники, действующие в целях развития российского государства. Считаю, что мы как граждане России должны принять активное участие. Призываю всех граждан Российской Федерации в день выборов посетить избирательные участки. Средства массовой информации проинформировали и еще будут информировать, где избирательные участки находятся.

У нас в этом году, 11 декабря текущего года, ожидаются президентские выборы. Я считаю, что у всех граждан Приднестровья есть возможность проанализировать все, что сделано за эти пять лет, что изменилось за эти пять лет, и сердцем сделать дальнейший выбор за тех, кто будет и в состоянии развивать Приднестровское государство.

Попрошу журналистов задавать вопросы.

Телеканал «ТСВ»: Евгений Васильевич, мой вопрос будет касаться ситуации на валютном рынке. В общем-то свою позицию в последний раз и единственный, наверное, Вы обозначили еще в марте в прямом эфире на Радио. С тех пор валютный кризис набрал обороты. Основной валютой, которая продается сейчас с банковского аукциона ПРБ, стал молдавский лей. В общем-то валюта недружественной нам страны. На прошлой неделе или пару недель назад была ситуация, которую эксперты назвали банковским сговором, то есть девальвация все-таки так или иначе произошла. В тот день, когда Вы выступали на Радио, Вы говорили о том, что «нам нужно управлять падением». Так Вы говорили о возможной девальвации. Вы им управляете?

Евгений Шевчук: Спасибо. Хороший вопрос. Постараюсь развеять некоторые сомнения. Я приготовил некоторые справки для этого.

Первое. Для того чтобы определиться, кто управляет и должен управлять падением, нужно, по большому счету, исходить из Конституции и законодательных актов. По действующей Конституции и по Закону «О Приднестровском республиканском банке» у нас пределами курсообразования занимается Верховный Совет совместно с ПРБ. Может быть, это новость для некоторых, но хочу напомнить, что это уже на протяжении не одного десятка лет в Приднестровской Молдавской Республике. Поэтому Президент не наделен компетенцией управлять курсообразованием, для этого есть ответственные органы власти и ответственные должностные лица. На сегодняшний момент эффективность действия должностных лиц, принятых решений или их неэффективность вы можете оценить очень просто – подойти в валютную кассу и купить по официальному курсу национальную валюту.

Предлагаю всем журналистам запастись терпением, потому что по валюте есть что сказать, конкретные цифры. Во-первых, по данным Приднестровского республиканского банка, которые даже сегодня озвучили, Ваша информация недостоверна. К сожалению, хочу отметить, что вы это делаете не впервые. Для достоверности: за семь месяцев объем проданных долларов примерно в два раза превышает объем проданных лей. Это объективные данные. И то, что на сегодняшний день мы с центральным банком это уже публикуем, – беспрецедентные условия для прозрачности. Более того, кто сколько ежедневно покупает, известно всем участвующим на аукционах ПРБ. Никакой тайны никто из этого не делает. Поэтому объем леев у нас продан в два раза меньше, чем долларов США.

Второе. Вы говорите: «Недружественная страна, молдавский лей». А доллары – это что валюта дружественной нам стране? На Ваш вопрос я отвечаю тоже риторическим вопросом. Доллары — это дружественная страна, американская валюта?

Я польщен, что Вы не даете мне возможности сказать и ответить, перебиваете меня, может, такое в политике вашего канала? Но я прошу быть сдержанными и дождаться моего ответа…

Ставить клише той или иной валюте – это такой интересный подход, и он меня заставляет подраскрыть некоторые детали общей ситуации.

В первую очередь хочу отметить, что в Приднестровье, действительно, сложились определенные диспропорции по валюте. Они сложились в силу ряда факторов, я сейчас не буду на всех останавливаться. Но отмечу лишь некоторые. Если у нас объем всего поступления в долларовом эквиваленте в 2013 году был 1 млрд 300 млн, то в 2015 году, когда начались те процессы, которые начались, у нас поступления всего были 700 миллионов всей валюты. Не надо иметь высшее экономическое образование, чтобы понимать, что валютных ресурсов стало меньше. В 2016 году за семь месяцев поступлений всего 250 миллионов. С 2013 года мы видим отчетливые тенденции падения валютных поступлений на территорию Приднестровской Молдавской Республики от всех экономических агентов. Почему это происходит? Я думаю, что детали понятны, но в первую очередь это происходит из-за снижения экономической активности в регионе в целом. Снижение экономической активности привело к тому, что за последние годы падение продаж завода «Тиротекс» было 25-30%. Я думаю, что собственник сам заинтересован в том, чтобы эти продажи были стабильны и росли. Наверное, для этого нет соответствующих экономических предпосылок – поддерживать продажи на том уровне. И поэтому государство вынуждено поддерживать некоторых собственников или крупные предприятия для того, чтобы сохранить рабочие места, не рос уровень безработицы.

Возвращаясь к валюте. При таком падении поступлений валюты вырабатываются решения и предложения центрального банка, Министерства экономического развития. Было обсуждение и при Президенте. Я хочу напомнить и раскрыть некоторые детали. В начале этого года Президент Приднестровья проводил два заседания Совета безопасности, несколько координационных совещаний по вопросу валюты, куда были приглашены, в том числе, и представители депутатского корпуса, ПРБ, условно говоря, наших валютных доноров – основных поставщиков валюты. Проигрывались разные сценарии. По моему глубокому убеждению, органы власти должны вырабатывать заблаговременные решения, когда видят негативный сценарий развития обстановки. На этих встречах было разработано несколько сценариев. Президент, не управляя курсом валюты, свел органы власти для того, чтобы выработать консолидированное решение. В СМИ я уже говорил, что выступаю за то, чтобы выработать консолидированное решение, направленное на то, чтобы курс рубля по отношению к твердой валюте был стабилен, чтобы эта валюта была доступна для всех экономических субъектов и граждан Приднестровской Молдавской Республики, а не как сейчас – только для тех, кто может участвовать в аукционе.

Сегодня у нас, на мой взгляд, ненормальная ситуация, когда мелкий и средний бизнес фактически лишен свободного доступа к валютным ресурсам из-за того, что у нас есть серьезные диспропорции и дефицит. Эти предложения были всем известны, направлены в органы государственной власти. Были заверения депутатского корпуса, некоторых его представителей – по-моему, Мартынова и директора «Агропромбанка» Тидвы, он сейчас тоже депутат: что вот, там эта история с «Энергокапиталом» и так далее. Значит, приняли антикризисный закон, по которому «Энергокапитал» сто процентов валюты уже продает центральному банку. Ну и что? Дефицит, диспаритет-то сохраняется. Торги показывают: диспаритет 1 к 10, в зависимости от дней – 1 к 5, 1 к 7 и так далее. То есть диспаритет не устранен. При том, что даже идет стопроцентная обязательная продажа для энергетики, а для всех остальных подняты пределы обязательной продажи, напомню, до предельных величин, которые возможно поднять. В соответствии с законом Президент Приднестровья может установить обязательную продажу до 25%. И этот предел поднят: 25-процентная обязательная продажа в этом году действует. По-моему, для аграриев наших – 7%, а для всех остальных – 25%. Даже при обязательной продаже у нас диспропорция сохраняется.

Напомню, в 2012 году была очень интересная ситуация. Тогда тоже были интересные диспропорции. Но в 2012 году мы отменили обязательную продажу, тем самым, на мой взгляд, расширили возможности экономических агентов свободно оперировать валютными ресурсами. И это как один из факторов привело, в том числе, к росту экономической активности.

По валюте позиция Президента заключается в следующем: органы государственной власти, которые отвечают за курсообразование, должны своими решениями заблаговременно обеспечивать возможности формирования соответствующих резервов, если мы ожидаем, допустим, падение наших резервов, рост спроса на валюту и так далее. И ситуация 2016 года – не только производная экономической ситуации 2016 года, это, безусловно, наращивание тех проблем, которые были в 2014-2015 годах. Напомню, что с 2014-2015 годов Приднестровье начало получать меньше доходов. В 2015 году было падение поступления валюты при росте в разы одновременного спроса на иностранную валюту у граждан Приднестровья.

Почему это происходило? Потому что на Украине из-за девальвации валюты товары резко подешевели по отношению к твердой валюте, и стало выгодно конвертировать ее, вывозить в значительных объемах. Тогда – в январе – мы на Совете безопасности говорили, что у нас так складывается обстановка, что с 1 марта мы будем в условиях рыночного соревнования на рынке энергетики в Молдове, где будем бороться дальше с украинскими поставщиками за рынок Молдовы, возможно, будут цены ниже на поставляемую электроэнергию. И в рамках этого обсуждения стало понятно, что будет еще падение валюты, если цена упадет. Вот график, который показывает падение контрактной цены на газ.

В тех условиях мы спрогнозировали, что необходимо сделать. Более того, Председатель Правительства ПМР Прокудин на совещаниях с группой депутатов предложил им, если они имеют возможности различного плана, в том числе и дипломатический талант более высокого уровня, чем наши исполнительные органы власти, пусть договорятся с Республикой Молдова о сохранении цены прошлого года или, по крайней мере, не такого падения. Депутаты отказались от участия в этой работе. Одновременно хочу сказать, что когда это стало известно – потому что это информация закрытого характера – более широкому кругу экономических субъектов, которые не могут не учитывать такие факторы, то грех не воспользоваться ситуацией. И мы по этому графику отмечаем, что «Агропромбанк» начал в этот момент времени, именно еще до начала контракта, предъявлять большие заявки на конвертацию валюты. О чем это говорит? О том, что, действительно, экономические агенты ожидали планируемое падение соответствующих валютных перечислений.

ПРБ в начале года предлагал и брал на себя ответственность за переход на курс 12,5 или 12,6, точно уже не помню эти параметры, которые были бы обеспечены и по безналичному расчету, и в наличном исчислении для валютной кассы. Правда, Косовский тогда сказал: «Я сам себя подвожу под расстрел, потому что это будет неимоверно сложно сделать». И вот эту дискуссию они перенесли потом в парламент. В парламенте выступили за то, чтобы сохранять прежним официальный курс валюты. Честно говоря, по секрету, я хочу, чтобы наша валюта была даже дороже, чем американский доллар. Я думаю, что и многие хотят. Но, кроме того, чтобы хотеть, нужно иметь для этого соответствующие возможности. Когда произошло то, что произошло, а ребятам с парламента нужно было дать реализовать их идеи, они реализовали. Антикризисный закон, который они приняли, был подписан Президентом в части валютного образования. Валюта по официальному курсу у нас котируется, просто она котируется в неограниченном количестве с учетом тех ресурсов, которые есть. Более того, мы сами подорвали наши возможности по резкому падению перечислений в ПМР. В последние месяцы у нас эти перечисления нулевые. Потому что, понятно, экономически невыгодно тем, кто работает за пределами ПМР, перечислять в наши банки и в банках получать по официальному курсу деньги в приднестровских рублях. Поэтому мы видим, как растут перечисления наших граждан в Варницу. Мы фактически увели целые группы финансовых потоков в соседнее государство. То есть, на мой взгляд, проблема заключается в том, что мы видим очевидные просчеты и ошибки депутатского корпуса, отвечающего за экономические рычаги регулирования в области денежного обращения. Если мы говорим о том, что у нас курс 11,5, нет проблем, но нужно для его реализации обеспечить соответствующие инструментарии. А разговоры о том, что «если бы не «Энергокапитал» и т.д., эта песня, будем говорить так, заказного характера, под выборы и далека от объективности.

Напомню по ситуации 2015 года. «Энергокапитал» дал больше валюты, налогов, и вместе с Молдавской ГРЭС в доле содержания республики в части расходов занимает 31%, а Шериф вместе со своими предприятиями – 7%. И очень интересные такие тенденции: Шериф со своими предприятиями в доле содержания республики 7%, а в доле приобретения валюты – 70-90%. Интересные такие показатели. Учитывая, что эти депутаты представляют, на мой взгляд, интересы крупного бизнеса и занимаются руководством «Агропромбанка» – коммерческого банка, я уверен, что они в первую очередь эти цифры все понимают и пытаются перевести дискуссию в политическую плоскость. А когда переводят конкретную проблему в разговорный жанр, то и получаем, что на сегодняшний день мы имеем – два курса, один – официальный, другой – коммерческий. Более того, затягивание с принятием реального решения по курсу, на мой взгляд, будет вести к тому, что неофициальный курс и далее может быть нестабилен.

Что касается коммерческих банков. Я против того, чтобы у нас было два курса. Второе. Порядок курсообразовавания и порядок работы коммерческих банков определяет не Президент, а законы, принятые Верховным Советом. Третье. Наши законы, действующие сейчас на территории Приднестровья в области курсообразования, отстают от духа времени, будем говорить так, с шестнадцатилетней историей. А время не стоит на месте, меняется, тем более, что Приднестровье находится в более сложной внешней ситуации. И это требует более оперативных инструментов для реагирования. Когда мы в этой части говорим, допустим, о российском примере, то в России все это регулируется по-другому – Государственная Дума не регулирует курс национальной валюты. При этом хочу отметить позитивные моменты. Если вы не заметили, все же при всех этих сложностях, которые есть, – когда с одной стороны два года идет война, с другой стороны меняется пять раз правительство, дороги закрывают и т.д., мы единственная страна в СНГ, которая четыре года поддерживала курс национальной валюты стабильным. Причём поддерживала не на словах, а на делах, когда можно было в валютной кассе реально по официальному курсу поменять. И это тоже потребовало усилий, это результат скоординированных действий всех органов власти. А когда нет скоординированного взаимодействия, то получается то, что, на мой взгляд, и получилось на сегодняшний момент.

Как дальше выходить из ситуации? Во-первых, сейчас при планировании республиканского бюджета уже в настоящем году Правительство и ПРБ уже вносят соответствующие документы прогнозного характера. Это и Концепция бюджетно-налоговой политики, это и единая кредитно-денежная политика, которая вносится в виде проектов документов для рассмотрения в Верховный Совет. При рассмотрении этих проектов будут, надеюсь, приниматься решения не только популистского характера – «мы хотим 11,5», но и целый серьезный блок решений, который направлен на то, чтобы обеспечить валютой по официальному курсу не на словах, а на конкретных делах. Поэтому когда мы не обращаем внимания на реальность, которая демонстрирует нам, что происходит, занимаемся порой популизмом, то мы имеем то, что имеем. Когда мы в 2015 году имеем всего валютных поступлений 700 млн, а в 2013 году имели 1 млрд 300 млн, то это дает основания как минимум задуматься.

Понятно, что все могут ошибаться в каких-то управленческих решениях, жизнь есть жизнь – всего не предусмотришь. Мы обратились в Российскую Федерацию, привлекли экспертов из научного сообщества. В Центральном банке Российской Федерации были совещания. Мы обратились с просьбой, чтобы они оказали консультативную помощь: что в этой ситуации делать и какими инструментами оперировать. Кстати, пригласили туда членов Правительства, центрального банка, Верховного Совета. Представители Верховного Совета не поехали туда – наверное, были заняты более важными вопросами. Более того, параллельно провели работу с одним из авторитетнейших вузов Российской Федерации, параллельно немецкие эксперты-экономисты Berlin Economics провели эту работу. К сожалению, их выводы не на стороне наших парламентариев, а на стороне ПРБ и Правительства. Центральный банк Приднестровской Молдавской Республики, хоть и мощная организация, но повлиять на мнение сотрудников Центрального банка России или экономистов Berlin Economics не могут.

В таких сложнейших вопросах я бы порекомендовал всем участникам этого процесса для того, чтобы принимать более выверенные профессиональные решения, руководствоваться рекомендациями тех экспертов, которые имеют серьезный опыт в этой деятельности. Управлять «Агропромбанком» и управлять денежно-кредитной политикой всего государства – это не одно и то же. А мне показалось, что некоторые перепутали коммерческие банки и интересы коммерческих банков с денежно-кредитной системой всего государства. И это основано на тех высказываниях, которые мы выслушали в рамках Совета безопасности.

Первое – у нас леев приходит примерно 50 процентов от долларов. Второе – если вы подходите на ТСВ с точки зрения того, что лей – это вражеская страна, я бы не рекомендовал подходить в информационном плане таким образом к любой стране. У нас леи используются в расчетах с молдавскими экономическими агентами, гривны у нас используются в расчетах с украинскими экономическими агентами. Доллары США как основная валюта «Агропромбанка» используются в расчетах с другими экономическими агентами. Поэтому я сторонник того, чтобы у нас было много и разной валюты для нужд нашего государства, наших граждан и наших экономических агентов.

У меня есть графики, я могу их показать, дополнительно предоставить. Графики свидетельствуют о том, что, действительно, ситуация с валютными ресурсами непростая. И, на мой взгляд, этими проблемами должны заниматься не политики, а должностные лица, ответственные за курсообразование, и так далее. И здесь, мне кажется, есть потребность в серьезном пересмотре законодательства. Кстати, предлагалось возложить ответственность на тех, кто осуществляет реальное управление этими процессами. Было предложено передать эти функции центральному банку и с него спрашивать за регулирование в тех или иных условиях. Сказали: «Нет, мы будем сами регулировать, мы примем закон, мы инициируем…». Все инициировали, все подписали. Результат, к сожалению, оставляет желать лучшего.

Что касается истории вопроса. Когда готовился к пресс-конференции, получил вопросы в Интернет-среде: когда Вы начали исполнять свои функциональные обязанности, как там реально, условно говоря. Сегодня хочу подтвердить некоторые факты. 29 декабря 2011 года – за день до инаугурации Президента – аукцион ПРБ, продажа «Агропромбанку» 32 млн долларов. Со стороны банка остается минус три – почти 4,5 млн долларов. Президент приходит к присяге, и мне в день инаугурации присылают записку: «Вчера валюту всю продали – резервов нет». Вот как оно было – вот документ.

Телеканал «ТСВ»: Евгений Васильевич, если можно, все-таки реплику?

Евгений Шевчук: Реплику – в конце. Вопрос, если я не осветил все аспекты, пожалуйста, можете уточнить, я на него отвечу.

Телеканал «ТСВ»: Это все-таки не вопрос.

Евгений Шевчук: Ваша позиция.

Телеканал «ТСВ»: Не моя позиция, а небольшая реплика. Напомнить всем присутствующим, что банки покупают валюту на аукционе ПРБ не для себя, а для своих клиентов – это предприятия нашей страны.

Евгений Шевчук: Однозначно, что банки выступают агентами по управлению ресурсами своих агентов. Действительно, от потребностей этих клиентов и, условно говоря, активности банков. Но мы знаем, кто является основными клиентами «Агропромбанка». Это группа оффшоров, фирма «Шериф» и аффилированные компании. Поэтому когда мы задаем вопросы или пытались задавать вопросы, куда девалась наличная валюта… Даже в Интернете стало известно о том, что некоторые специалисты или сотрудники клиентов «Агропромбанка» не помнят, кому передавали крупные валютные ресурсы. Там, не помню, 250 млн долларов наличными кому-то передали. И такие моменты есть. Более того, случайно так получилось, к нам в позапрошлом или в прошлом году пришел запрос из одной международной организации или какого-то посольства, сейчас не помню. Значит, пришел запрос по одному из оффшоров. Мы не в курсе, что это за оффшор. У нас есть процедура регистрации, они, условно говоря, адаптируются путем регистрации в наших органах. И наше Министерство финансов видит, что он не является налогоплательщиком на территории Приднестровья – этот оффшор, подписав Соглашение о взаимодействии с Министерством финансов Российской Федерации. Знаете, что такое было Соглашение, соответствующий документ. Обращается с просьбой в финмониторинг Российской Федерации: дайте нам данные расшифровки по этим оффшорам. А там некоторые оффшоры – тоже клиенты «Агропромбанка» – проводили политику довольно активной экономической деятельности. И кто-то из международников, не буду называть сейчас кто, – запросил у нас подтверждение этих документов и с точки зрения налогов и т.д. Минфин просто обратился в Российскую Федерацию, чтобы раскрыли данные по этим операциям с точки зрения возможного уклонения от уплаты налогов. Когда подвели определенные промежуточные итоги, – по крайней мере в этих документах эти цифры были: объем оффшорных операций за определенный промежуток составил 1 млрд 300 только через отчуждение «Агропромбанка». Из них 700 миллионов – один из оффшоров, который интересовал наших международных партнеров. И самое интересное: мы запрос по расшифровке этих операций, которые проводились через российские счета российских банков, отправили в Россию. К сожалению, не получили детального ответа. И у меня есть такие основания полагать, что некоторые «товарищи» в Российской Федерации, которые имеют эту информацию, просто не предоставили нам ответ, возможно, для некоторых целей. Но мы продублируем наши запросы.

Есть целая группа проблемных аспектов. Хочу отметить, что работа с оффшорами не несет изначально ничего незаконного. Это законная деятельность в рамках экономического поля различных государств. Но она регулируется, в том числе, в какой-то части национальным законодательством. Но когда приходят или международные запросы, или когда объем сделок значителен для многих стран, то любые эти сделки подвергаются более тщательному фактически финансовому мониторингу. Не более, не менее. Здесь, конечно, нельзя сразу всех подозревать, сидеть и говорить, что что-то там было незаконное. Были определенные операции, по которым возникают вопросы, и на эти вопросы нужно просто найти ответы. Я не собираюсь придерживаться политики некоторых коммерческих каналов, когда сразу выдвигают обвинения, не имея на это никаких фактов или доказательств. Пожалуйста.

Бендерский Совет ветеранов войны, труда и Вооруженных сил: У нас есть Комиссия по печати и информации. Я не понимаю, почему так много внимания уделяется сейчас валюте, ведь есть другие вопросы. Мы что экономисты, сейчас решим все здесь и будет хорошо? Дело в том, что ветеран получил пенсию, уплатил коммунальные, отложил деньги на питание и еще, к сожалению, на лекарства. Раньше было в Бендерах две аптеки, а сейчас на каждом углу по аптеке. Нас интересует больше идеологическая работа, она у нас почти не проводится. Когда в 70-е годы нам, слушателям Народного университета журналистики, говорили, что свобода слова, печати должна быть ограничена, я, комсомолка, первая возмутилась: «Как это ограничена? Что хочу – говорю, что хочу – пишу». И видите: прошло не более полувека, лет 40-45, и я поняла, для чего нужна ограниченная свобода слова. Особенно в предвыборной гонке. Это страшно слушать. Должно быть какое-то ограничение, мы не должны оскорблять друг друга, мы должны писать то, что надо и больше уделять внимание людям труда. Я написала Вам, Евгений Васильевич, что надо вернуть, при ПМР не было такого, медаль «Ветеран труда». У меня есть ответ, что сейчас невозможно. Когда я писала, что давайте на 18 лет нашей Республики городу Бендеры дадим звание «Город Воинской Славы», мне ответили, что у нас такого положения нет. Я говорила, что приеду, напишу это положение. Это шутка была. Но что? Наш город – «Город Воинской Славы». Значит, можно все сделать? Ветерану труда также нужна эта медаль. Мы понимаем, что сейчас тяжело, эти все льготы. Нас устраивают льготы, которые есть у пенсионеров, и необязательно еще какие-то льготы, чтобы получить эту медаль. Но мы идем, идут награжденные женщины с внуками и идет ветеран труда, проработавший 40 лет, отдавший свой труд этому городу. Идет и не отличается. И та женщина-тунеядка, что пять лет работала, если работала, и тот, кто 40 лет проработал. Пусть эта медаль будет, не надо льгот добавлять, достаточно. Я копию письма сейчас оставляю Вам. Надо вернуть медаль «Ветеран труда», мы должны видеть. Люди гордятся этим, пенсионеры скажут большое спасибо за то, что эту медаль вернут.

Евгений Шевчук: Большое спасибо за рекомендации, я постараюсь обратить внимание на это. Сразу и вопрос, и проблема. Я думаю, действительно, взаимоуважительного диалога в последнее время нам не хватает в первую очередь в коммерческих СМИ. Но я думаю, что все развивается, не стоит на месте, и это будет в определенном периоде стабилизировано.

Первый Приднестровский телеканал: Евгений Васильевич, хотелось бы вернуться к валютному вопросу. Если у нас продолжится ситуация, когда ПРБ предлагает одно, а Верховный Совет настаивает на своей позиции, скажем так. Это состояние неопределенности. Как Вы считаете, удастся ли урегулировать валютный кризис до декабря этого года?

Евгений Шевчук: Напомню, что выборы у нас состоятся 11 декабря. Но по факту мы видим, что уже потенциальные участники кандидатской гонки, а некоторые с февраля-марта начали работать на президентскую кампанию. А сейчас и того больше. Я думаю, что, с одной стороны, это несет негативный потенциал, а с другой – показывает людям, кто работает на государственные решения, на государство, а кто работает на пиар, на благие темы, лишь бы любой ценой снискать какое-нибудь, будем говорить так, незаслуженное уважение и попасть опять во власть.

Моя позиция такова: как бы сложно ни было, если объективные факторы заставляют принимать непростые решения, нужно обдумывать решения, проконсультироваться, возможно, привлечь, как мы это сделали, международных экспертов, в частности российских, потом в узком кругу органы власти должны прийти к единому знаменателю, какой он бы там ни был – позитивный или непозитивный. Тогда это будет влиять на стабильность. Потому что иначе – много слухов, много сплетен, много интриг. Существует нестабильность, паника на валютном рынке. То есть вот у нас – нестабильность, а будет еще более нестабильно. Никто не определен в четкости государственной политики. Поэтому считаю, что сегодня вопрос с валютой чрезмерно политизирован. Я повторюсь,здесь должны принимать решения профессионалы. Причем профессионалы не только «Агропромбанка», которые, на мой взгляд, попробовали решить эту проблему, и им это не удалось.

РИА «Новости»: Евгений Васильевич, у меня такой вопрос: Вы сегодня призвали участвовать в выборах в Государственную Думу, Вы призвали участвовать приднестровцев в выборах Президента. А Вы сами будете участвовать не только как избиратель? Будете ли Вы свою кандидатуру выставлять на очередной президентский пост? Спасибо.

Евгений Шевчук: Ожидаемый вопрос. У нас уже, по-моему, с 12 сентября стартует предвыборная кампания. Действительно, готовился к этому вопросу, не скрываю. И хочу на нем остановиться.

Во-первых, Президент является Главой государства, а так как он избирается всенародно, то это политическая фигура, политическая должность. И хочу отметить несколько таких важных элементов и сконцентрировать на них внимание. Политическая кампания по выборам Президента, на мой взгляд, началась более очевидно где-то в феврале-марте. Подготовка началась чуть раньше. И эта активность перешла в то, что многие государственные решения принимаются через призму очередных президентских выборов.

Что мы только не увидели за эти 8 месяцев 2016 года. Попытки обвинить Президента во всех грехах, во всевозможных преступлениях и так далее. Хочу поделиться с гражданами своим впечатлением, мнением. Я внимательно следил за тем, что происходит с парламентским большинством прошерифовских сил, находящихся на сегодняшний день у нас в Верховном Совете. Я ожидал определенного конструктивизма. С другой стороны, я должен был предоставить возможность всем гражданам ПМР увидеть, каковы подходы данной «обновленной» политической силы, каковы методы, действия как в информационном поле, так и в органах государственной власти. Думаю, что полезно было, с одной стороны, посмотреть, что реально происходит и, условно говоря, кто на что способен. На мой взгляд, предпринималась целая серия попыток сделать все возможное, чтобы действующий Президент Приднестровья даже не думал и не мечтал выдвигаться на очередные выборы, принять кое-какие решения, чтобы он тоже не выдвигался. Смотрите, даже закон меняли для этого, Уголовный кодекс, уголовную ответственность устанавливали разную. Пытались сформулировать требование под импичмент. И, на мой взгляд, основная мечта моих оппонентов – нынешнего руководства фирмы «Шериф», как я понимаю, финансирующих, в том числе, через различные аффилированные структуры ТСВ и частные каналы и, не исключаю, содержащие на зарплате значительную часть депутатского корпуса, Тираспольского горсовета, – не допустить любым способом действующего Президента к участию в президентской гонке. Напомню, ударными силами выступали обвинения: Президент украл 100 млн, другие спорят: не 100, а 80, Президент съел валюту. И вообще такой тезис: «Без нынешнего Президента, но с обновленной командой Шерифа будет рай в Приднестровье». Такой шлейф просматривался в информационном посыле в коммерческих СМИ. Все эти акты, на мой взгляд, четко спланированы и организованы не без участия политтехнологов, информационно упакованы в рамках стратегии – убрать нынешнего Президента с президентской гонки.

Давайте сейчас представим, сколько финансовых усилий конкретной организации стоит в кризис содержать не только футбол, но и, например, ТСВ, – как пишут в интернет-изданиях, в год стоит примерно 600 или 700 тысяч долларов, группу экспертов-депутатов, различных экспертов там и некоторых «добропорядочных» следователей. Это же колоссальные деньги. Представьте: если бы эти деньги направить на повышение зарплаты, например, на «Тиротексе». Какой мог бы быть эффект. Но нет, содержат средства массовой информации. Для чего? Понятно – для политических целей, обосновать необходимость прихода к власти своих, будем говорить, «протеже».

А чего стоили попытки вовлечь страну, на мой взгляд, в организованные кризисы. Напомню, продовольственный кризис. Где такое было, когда сами торговые организации делают кризис в своих магазинах? Что-то такое невероятное. Тут уже некоторые заволновались, думали: без хлеба насущного оставят. Не получилось. А знаете, почему не получилось? Потому что Президент и Правительство на протяжении последних трех лет пытались, где успешно, где не столь успешно, создавать параллельно конкурентные сети, чтобы уйти от монополизма или от доминирующего положения. И, на мой взгляд, именно это поддержало республику в сложный период времени. Поддержало тезис о том, что в любом секторе экономики должны присутствовать конкуренты – малые, средние, крупные. Крупный всегда должен быть ограничен законом, чтобы не давил малых и средних. Этого у нас, к сожалению, нет. Хотя мы и предлагали законы несколько раз. Не буду на этом останавливаться. Итак, нам угрожали продовольственным кризисом. И многие – и средний, и мелкий бизнес – понял: а как хорошо, когда крупная компания не торгует, как у них развивается бизнес. Для них хорошо, что у них больше обороты, больше объемы и так далее. В сфере продовольствия уже есть маленькие и средние магазины, в Тирасполе, к примеру, «Фуршет», какие-то мелкие другие сети по городам. Более того, Правительство, учитывая такие угрозы, ультиматумы государству, пошло на беспрецедентное решение, которым упростило процедуру ввоза товаров для мелкого и среднего бизнеса для того, чтобы поддержать обеспечение продовольствием. Да, были, надо признать, определенные неудобства в связи с тем, что крупные магазины, в частности, «Шериф» не работали. Но вместе с тем, когда вы заходили на рынки, то товар там присутствовал, как и в других магазинах. И это хорошо. Потому что у разных экономических агентов, как экономическая жизнь показывает, есть разные экономические этапы и истории. Кто-то развивается, кто-то банкротится и так далее, но от этого не должны страдать люди. У кого-то экономически получается, у кого-то не получается. В США миллион предприятий закрывается в год в связи с тем, что не выдерживают конкуренции на рынках. Но это не означает, что нет определенной динамики в экономике.

А чего стоит, допустим, дискуссия вокруг кризиса ГСМ? Очень интересная история с кризисом ГСМ. Значит, вот у нас, к примеру, нет валюты – не будем завозить и так далее. У нас нет лицензии, и вся история. Хочу сказать гражданам, что все это выдумки. Потому что экономический агент должен сам в тех условиях, которые формируются, – негативные они, позитивные –искать способы и методы доставки товара для реализации на территории республики, если он хочет находиться на этом рынке. У нас были наработаны традиционные системы поставок ГСМ. Да, некоторые наработки связаны с тем, что у нас ГСМ шел через Украину. Молдавия вместе с Украиной начали менять нам транспортные потоки и каналы поставок. Это сложности, проблемы, производные, в том числе, от нашего непризнанного международного статуса. Но это не означает, что мы должны оставаться без ГСМ внутри государства. Поэтому существующие альтернативные сети, как там они называются, которые мне тоже, кстати, приписывают. А мне все приписывают – «Энергокапитал» и магазины скоро припишут, вообще все –поставляли ГСМ. И я вижу только плюсы из-за того, что у нас есть конкуренция в этой среде. Но спекуляции достигли такого интересного уровня. Значит, одни завозят ГСМ, я так понимаю из Румынии, а одни ГСМ завозят из Белоруссии. Экономическому агенту, покупающему ГСМ здесь, на территории республики, по большому счету важна цена на этот продукт, качество этого продукта и чтоб оно было в достатке. Поэтому в этой ситуации непонятны интриги, склоки вокруг этих элементов. Значит, рассказывать, что альтернативная компания купила лицензию в Молдове и поэтому чуть ли не предала приднестровские интересы. Хочу для некоторых, может, открыть новость, но с 2006 года у нас практически все экспортные контракты возможны к реализации только тогда, когда они зарегистрированы в Республике Молдова. У нас даже при импорте определенных товаров без лицензии невозможно завезти товар, например, завод «Квинт» лицензию получает в Республике Молдова для того, чтобы завозить спирт. Это такие негативные внешние условия. Я как Президент, конечно, выступаю за то, чтобы эти искусственно навязываемые ограничения отменить и в корне пересмотреть. Но, к сожалению, это не только зависит от желания Президента. Есть объективная реальность, а реальность заключается в том, что с определенного промежутка времени официальный Кишинев и официальный Киев, на мой взгляд, действуют скоординированно в этих вопросах – оказывать давление по переводу экономического поля Приднестровской Молдавской Республики под контроль официальных властей Молдавии. Нам заблаговременно с начала года было известно о том, что будут меняться транспортные коридоры по железной дороге при поставке грузов через станции «Слободка-экспорт» и «Кучурган-экспорт».

Более того, наши спецслужбы обладали точной информацией, и были даже соответствующие телеграммы. Этой информацией обладал и Совет безопасности Приднестровской Молдавской Республики, то есть мы заблаговременно знали, прилагали политические усилия для того, чтобы каким-то образом минимизировать это негативное воздействие. Поэтому говорить о том, что это всё как снег на голову нельзя. Это неприятно, но мы ожидали, что такие мероприятия будут. Наверное, потому что эта информация тоже все равно расходилась, часть экономических агентов, например, «Тристар», как эти красные заправки называются, и фирма «Тиройл», зеленые заправки в Тирасполе, заблаговременно получили лицензию в Молдове. Причем «Тиройл» получил в Молдове лицензию на право провоза ГСМ через Республику Молдова на пять или шесть дней раньше, чем «Тристар». Таким образом, если сопоставить, кто является учредителем «Тиройла», это один из депутатов Верховного Совета, близкий к фирме «Шериф», то они получили соответствующую возможность завоза ГСМ и обладали этой ресурсной возможностью. Поэтому обвинять другую компанию, что они получили лицензию, когда они сами получили лицензию, это как-то, мягко выражаясь, попахивает демагогией. Кризис ГСМ, действительно, имел объективные факторы. Надо было пересматривать транспортные маршруты, решать проблемы с валютой и так далее, но имел место некоторый оттенок субъективизма.

Я расцениваю, что все эти кризисы: ГСМ, валютный и продовольственный – были искусственно сделаны для того, чтоб взбудоражить людей, направить весь гнев народа против Президента, чтобы опять же Президент не участвовал в президентской гонке. У меня сложилось такое впечатление после анализа всего, что происходило в коммерческих СМИ, и того, что нам стало известно из других средств массовой информации, мы на 26-й год жизни республики были очевидцами ультиматумов коммерческой структуры государству. Представляете? Скажите сейчас это где-то в Киеве, чтобы такое себе позволила какая-то структура, в Молдавии, в Российской Федерации, в демократичной даже нашей стране, где дружественная для «Агропромбанка» валюта – американская. Представьте себе, что какая-нибудь корпорация ультиматум выставила государству. Что с ней было бы? Поэтому это свидетельствует о высоком уровне достигнутой толерантности, прозрачности и открытости приднестровских властей.

Еще я хотел бы отметить, что если бы за всем этим шлейфом негатива я видел бы, открыто говорю, позитивный потенциал, устремления, конкретные предложения и результаты «прошерифовских» политических сил, конструктивизм в государственных решениях и его результаты, то однозначно поддерживал бы эти начала. Но уже можем подводить итоги вот этого девятимесячного, я бы так дал оценку, «словоблудия».

Например, конкретно – такая огромная политическая сила, обладающая конституционным большинством, как они говорят, обладающая 14-ю очень опытными дипломатами в Комиссии по международным связям, которые говорили, что там внешняя политика не та, там не то и так далее. За девять месяцев что-то я не вижу конкретных результатов расширения, углубления, приумножения наших контактов с нашими внешними партнерами, которые могли бы в результате привлечь на территорию республики ресурсы, на базе которых мы бы могли построить школы, отремонтировать детсады, купить медицинское оборудование.

Выйдите в город Тирасполь. Посмотрите, что нынешним составом парламентского большинства конкретно сделано за эти 9 месяцев. Что конкретно? А я хочу сказать, что ситуация ухудшается в этой части. И основной причиной является агрессивная и ошибочная, в том числе, экономическая политика парламентского большинства. На мой взгляд, наобещали на выборах прошлого года, а если так, по-народному, – обманули народ. И попали во власть, на мой взгляд, путем обмана.

Что касается самого вопроса. Я уже 16-й год в приднестровской политике на различных должностях, последние почти пять лет Президентом, где есть разное, но самое важное для меня было все же – мир и стабильность. И эти мир и стабильность сохранены. И кто бы там что ни говорил, я признаю, что есть и ошибки, потому что, действительно, кто не работает – тот не ошибается, не без этого. Но период в истории Приднестровья – не из простых в первую очередь из-за внешних условий. Чего только стоит развитие уже в течение двух лет украинских событий – война, концентрация вооруженных сил и так далее. У нас такого никогда не было, когда мы не могли контактировать с представителями официального Киева. А у нас на сегодняшний день абсурдная ситуация. Наши сотрудники Министерства иностранных дел просто «невъездные» на Украину. Говоря о расширении контактов с нашими партнерами, нужно понимать, что это зависит не только от нашего желания. Если мы говорим о контактах с кем-то, то надо понимать, что это должен быть какой-то представитель второй стороны. Эта сторона пока избегает этих контактов, более того, демонстративно. А наши экономически «продвинутые» депутаты даже закладывают в доходы бюджета деньги, опираясь на то, что Правительство Украины поменяет определенные постановления. Это нужно записать в книгу Гиннеса. И эти деньги они закладывают уже в зарплаты. То есть мы еще с ними ни о чем не договорились, и они не хотят с нами даже разговаривать. Зато уже доходы от отмены так называемого злосчастного 117 постановления уже заложены в бюджете 2016 года. Новые подходы в экономической политике – то, что заслуживает выдвижения на соискание очередной Нобелевской премии.

При этом, при плюсах и минусах, все же это период расширенного строительства в Приднестровье, ремонта, преображения. И в основных городах и крупных селах можно посмотреть реальные результаты действия команды Президента. При том, что проблемы, безусловно, есть. Я считаю, что города стали чище, красивее, более обустроенными. Изменен имидж республики, что немаловажно. Сейчас приезжающие гости удивляются тому, что нам удалось в таких сложных условиях всем вместе сделать. Это очень важно для нашей молодежи. Есть тенденция к преобразованию городов, можно где-то погулять, отдохнуть, инфраструктура меняется и так далее. Не все сделано, но я еще раз говорю, что это только один из этапов реализованного плана. Но позитивные результаты есть, и я несу ответственность за весь негатив, который тоже есть.

Президент Приднестровья должен удерживать стабильность в государстве, поэтому все эти 8 месяцев ввиду очевидных нападок я прилагал усилия, чтобы не ввязываться и не поддаваться на то, что меня втягивают в эти дискуссии. Пытались создать схемы: сказали – Президент оправдывается. Я думаю, что это было очевидно и понятно.

Пользуясь случаем, хочу обратиться ко всем здравым силам Приднестровской Молдавской Республики, я считаю, что их большинство – это представители малого и среднего бизнеса. Предлагаю поддерживать действующего Президента, иначе, на мой взгляд, этого сегмента экономики может не стать, если будет другой Президент от корпорации. А такой вариант тоже не исключен. Помните, была такая ситуация – был специмпортер. Мелкий и средний бизнес отчислял деньги определенной компании. И немалые. Все это может повториться. Многие уже не помнят, с каким трудом были сломаны разные потоки, когда почти все растамаживалось через фирму «Шериф», когда мало-мальски неплохая машина, ввезенная в ПМР, растамаживалась при определенном дополнительном «взносе». Напомню, кто забыл, что это было, и это мы все ломали. Поэтому я призываю идти вперед, не нырять обратно в прошлое. Нам особо важно защитить интересы людей труда, интеллигенции, представителей образования, здравоохранения, продолжить эти все проекты. Но нужна высокая активность конструктивного большинства наших граждан, чтобы мы исключили гипотетическую возможность экономического рабства. Известная мудрость гласит: «Нет рабства позорней, чем добровольное». Поэтому нужно всем думающим, активным более активно включаться в общественную деятельность. И уверен, что будет позитивный результат. Я знаю, что некоторые растеряны от хамства в коммерческих СМИ, некоторые запуганы уже тем, что представители «Шерифа», не только фирма, но и организация как таковаяшироко запустила «щупальца» в государственные органы власти. Но я знаю, что приднестровцы смелый народ – их этим не запугать. Уже слышал, что распределяют министерские посты, некоторым министрам просто намекают: «Вы там посмотрите, что с вами будет, когда мы придем – а мы точно придем». Все это недобропорядочная политика. Так политические деятели, представители, ответственные за свою страну, не должны вести.

Показательно, что уже сделано за все 9 месяцев депутатской деятельности. Я бы все же отметил некоторые. Первое – была беспрецедентно расширена депутатская неприкосновенность, практически пожизненная. Что успели сделать, то успели сделать. И сразу поспешили влезть в «президентские штаны», создать законодательную возможность уже подписывать даже законы. Но раз вы такие победители, то тут осталось уже три месяца. Чуть потерпите, или уже «терпелка» лопнула? Это беспрецедентное право при президентской форме правления создавать себе какие-то мотивы для подписания законов, борясь за справедливость.

Это кто у нас там за справедливость, настаивает на ней? Это те, кто на «шее» государства получили около миллиарда льгот и создали все, что имеет? Так государство вас создало. При том, что все остальные сектора экономики, честно говоря, были не в совсем конкурентной среде. И они еще имеют право указывать государству и действующему Президенту? «Честные», «добросовестные», «прозрачные». Один не помнит, куда 250 миллионов отдал, одни забыли, что они миллиард получали. А третьи рассказывали про «Энергокапитал» и забыли, что у них самих цена на газ в десять раз меньше, чем у «Энергокапитала».

Сегодня, на мой взгляд, дестабилизированы системные основы управления в государстве. Дестабилизированы одной политической силой, и это нужно признать. И они, смотри, как рвутся поуправлять, в СМИ уже хотят назначать главных редакторов и так далее. Демократы. Когда в других странах приходит большинство, и они понимают, что они большинство, то есть мышцы уже нарастили, и говорят: мы для контроля – мы ж цивилизованные, демократы – отдаем больше мест в Центральной избирательной комиссии, отдаем Счетную палату меньшинству, чтобы они своего представителя представили. И это демократично. А что у нас происходит? У нас борьба большинства за большинство в ЦИКе, большинства за контролем над Счетной палатой.

Кстати, про Счетную палату. Вообще парадокс. 17 июня Президент Приднестровья обращается к Счетной палате в закрытом режиме – сейчас рассекречиваю эти материалы: дайте экспертное заключение – может, в том опыте, когда был специмпортер, есть что-то полезное для того, чтобы получать валюту, дайте руководителю государства рекомендации. Документы, спецрепортаж таможенного комитета, по-моему, «Миллиард» назывался. Поручаю Счетной палате – проведите экспертную аналитическую работу. Они говорят: «Мы заняты, обратитесь в Верховный Совет». Счетная палата, представляете? Орган государственного контроля. Думаю, может, что-то не поняли там, может, не так прочитали. 27 июня издаю распоряжение, которое по Конституции обязательно для исполнения: проведите экспертную аналитическую работу, дайте рекомендации Президенту. Пишут: «Да Вы не имеете права, обратитесь в Верховный Совет». Что получается? У нас Счетная палата политически мотивированный орган? То, что Мартынов и еще пара товарищей-обновленцев постоянно Счетную палату посещают. У них что «диффузия мозгов» произошла там в Счетной палате? Значит, материалы о том, что государством предоставлены миллиардные льготы, оказывается, Счетную палату не интересуют. А зато интересует, например, Рыбницкий диагностический центр, который проверяют уже сколько раз, я уже не помню сколько, который ни копейки никуда не выводил, направляются все средства на развитие этого диагностического центра. Вот это у нас государственная демократическая политика парламентского большинства.

Считаю, что действия в этой части Счетной палаты политически мотивированы. Я обращусь в Прокуратуру и соответствующие органы для восстановления законодательства и привлечения к ответственности уполномоченных должностных лиц Счетной палаты, отказавших Главе государства в проведении контроля в отношении интересов государства.

Сегодня очевидно, что приднестровский олигархат, по моему мнению, направил свои капиталы против интересов страны.Вижу даже что-то похожее. А вы не видите что-то похожее с Ходорковским и Березовским, некие аналогии не проводите? Тоже рвались там за подконтрольные коммерческие СМИ и так далее. Считаю, что Президент Приднестровья и олигархат, который желает, по сути, править и Парламентом, и Президентом, несовместимы. Это угрожает национальным интересам Приднестровской Молдавской Республики. Поэтому, обдумав все аргументы «за» и «против», я хочу обратиться к своим сторонникам, людям доброй воли, добропорядочным гражданам – объединяться. Предлагаю поддержать Президента. Сегодня я хочу сказать, что я буду выдвигаться на очередных президентских выборах. Буду одним из кандидатов в Президенты. Я обращаюсь за поддержкой к думающему приднестровскому народу. Я обязан предоставить альтернативу. И у нас есть все шансы победить!

Газета «Новое время»: Евгений Васильевич, как Вы оцениваете степень гармонизации нашего законодательства с российским? И устраивает ли Вас та работа, которая сейчас ведется в этом направлении? Спасибо.

Евгений Шевчук: Как-то пресс-служба частично комментировала эти вопросы. Действительно, с одной стороны, мы готовимся торжественно к празднованию 10-летия, причем некоторые уже, как в народе говорят, «рвут рубашку» за Россию. А при этом не проголосовали ни одного очевидного российского закона, который предлагался или Президентом, или Правительством в базе. Что у нас по факту происходит? Где есть экономические интересы одной структуры, там законодательство не меняется. Надо сказать народу открыто, публично и понятно: дважды пытались поменять налоговое законодательство, оно не меняется. Пытались поменять антимонопольное законодательство – не меняется. Дошло до того, что не принимаются даже законы по типу Российской Федерации о запрещении должностным лицам, в том числе депутатам, иметь счета за пределами ПМР. То есть по факту мы говорим одно, а делаем совсем другое. Поэтому народ задает справедливые вопросы: «Уважаемый Президент, ответьте нам следующее. Высшим проявлением власти является народ? Народ. Результат референдума проведенного есть? Есть. Извините, пожалуйста, при Игоре Николаевиче Смирнове было издано распоряжение или указ о гармонизации законодательства, была плановая работа, что-то там делалось, не делалось, а почему за последние 5 лет ничего не принимается?» И сложновато ответить на этот вопрос. Потому что у нас нет ни антимонопольного законодательства, ни законодательства о ценах и ценообразовании, ни современного законодательства в области налогообложения, внешнеэкономической деятельности, в области валютного контроля в том числе. Какие рычаги у центрального банка и какие здесь? Разные вещи. Мы хотим, с одной стороны, понятного курсообразования, а с другой стороны, не принимаем законы, которые позволяют иметь соответствующие инструменты оперативного реагирования. Смотрите, что происходит в России. При этом всем кризисе там закрываются банк за банком при нарушении тех или иных нормативов. У нас даже полномочия на проверки у центрального банка, будем говорить так, размыты. Поэтому здесь серьезный блок проблем, и надо начинать с органов власти. И такие предложения тоже были. Напомню, что Президентом или Правительством, уже не помню, но предлагалось, чтобы депутаты у нас были на постоянной основе, чтобы занимались непосредственно в сложное время для республики выработкой государственных решений. А как же тяжело: надо идти на мероприятия деньги зарабатывать, семью обеспечивать, надо идти на сессию, на комитет, по команде, не по команде там руку поднять. Это же сложно. Поэтому государство заинтересовано в том, чтобы в первую очередь в государственных органах власти были преобразования российского образца. Это не только российские. Это во всех странах. Назовите парламент – молдавский, украинский, российский – что, не на постоянной основе работает? На постоянной основе работает. Поэтому для того, чтобы продвинуться вглубь по другим законам, нужно начинать с себя.

Нужно изменить подходы к формированию органов государственной власти, реально заняться тем, чтобы законодательные акты, напрямую противоречащие базовым условиям евразийского экономического пространства, российского законодательного пространства, не рассматривались и не принимались. Не потому, что именно 100% текста должно быть принято, а потому, что просто-напросто научная школа, научная база все-таки в Российской Федерации больше, шире, нужно это признать, чем наша приднестровская. И нужно этот опыт перенимать в тех вопросах, в которых у нас есть сомнения, есть недоработки и есть просто-напросто серьезный кадровый дефицит, который мы не можем восполнить на протяжении многих лет.

Проблема эта существует. Обращаясь к гражданам, хочу попросить, чтобы они обратили внимание в работе со своими представителями в Верховном Совете на гармонизацию законодательства. Насколько мне известно, Правительство сейчас тоже будет предлагать проекты законов, связанных с прописанием этой работы. Надеюсь, хотя бы к 10-летию что-то будет принято в этом контексте для того, чтобы эта работа была системная, регулярная и эффективная. Руководствоваться законами, которых нет нигде в правовом пространстве, которые нигде не просчитаны, принимать их и потом – иметь те последствия, которые мы имеем, – это слишком дорогое удовольствие для всей станы.

ИА «Новости Приднестровья»: Председатель Верховного Совета теперь получил право подписывать законы. При подписании данного документа была озвучена одна из причин: «ситуацию нужно вернуть в конституционное поле», так как Президент не подписывает законодательные акты. Их назвали 11 штук. Почему эти законодательные акты не были подписаны?

И второй вопрос. На протяжении этих 9 месяцев мы наблюдаем информационные угрозы и заявления коммерческих СМИ. Почему нет жесткой реакции на это? Спасибо.

Евгений Шевчук: Во-первых, для того, чтобы давать окончательную оценку тем или иным событиям, нужно руководствоваться законодательством. Вернемся в историю. Президент Приднестровья, когда возглавил государство, имея свою программу, подходы и планы, которые были поддержаны тогда гражданами, безусловно, захотел их реализовать. Большая часть возможностей для реализации планов заключается в изменении законодательных актов. На это особо обращаю внимание всех, потому что вас вводят в заблуждение, когда пытаются навязать клише, что, допустим, за валютную ситуацию, экономическую политику отвечает только Правительство. Это в корне не так. Обратитесь к первоисточникам, энциклопедиям и посмотрите, что такое экономическая политика. И вам будет понятно, что экономическая политика базируется на действиях тех или иных органов власти в рамках своей компетенции. Поэтому основные элементы изменения экономической политики могут быть приняты или изменены только законами. Например, налоговые законы, законы об организации внешнеэкономической деятельности, о валютном контроле, о деятельности, будем говорить так, монополий и т.д. Поэтому Президент Приднестровья, видя, что есть серьезные диспропорции и проблемы, начал вносить целую группу законодательных актов в режиме законодательной необходимости, которая предусматривала необходимость по Конституции рассмотреть в неотложном порядке данные законодательные акты и принять по ним решения. Это не означает, что обязательно принять, но рассмотреть обязательно.

Мы столкнулись с уникальным таким вопросом. Не хотел этим будоражить людей, граждан. Об этом особо нигде не говорилось. Но ситуация заключалась в следующем: некоторые законы, внесенные в режиме законодательной необходимости, которые предписывают, условно говоря, рассмотреть в сроки, которые устанавливаются Президентом или по согласованию, вместо рассмотрения в эти сроки рассматривались полгода-год. При этом рассматривались другие законы, которые избирательно нравились или не нравились, подбирались самими депутатами. Создавалась ситуация, когда законодательные инициативы Президента просто не рассматриваются или рассматриваются с грубым нарушением сроков. Поэтому для того, чтобы была ясность, с учетом того, что эти тенденциозные, наносные посылы забрасывались в общество, был сформирован запрос в Конституционный суд по неконституционной практике деятельности Верховного Совета, который рассмотрел более 100 законопроектов Президента с нарушением сроков в прошлом созыве парламента.

Здесь есть юридические тонкости, не хочу на них останавливаться. Но по действующей тогда Конституции они не имели права рассматривать иные законы, кроме президентских, внесенных в режиме законодательной необходимости. И создали правовой прецедент, когда все остальные законы можно ставить под сомнение. Здесь, наверное, пробелы в культуре поведения, культуре взаимодействия и культуре оценок. В соответствии с Конституцией Президент попытался провести согласительные процедуры. Я даже пытался применить другую норму Конституции, издавал указ или распоряжение о том, чтобы создать Согласительные комиссии между Правительством и Верховным Советом с целью выработки единой позиции. Или отложить ее, чтобы не выносить этот скандал постоянно на сцену коммерческих или некоммерческих каналов, не будоражить общество, а вырабатывать государственные решения и подходить по-государственному. По-моему, 14 или 17 раз я создавал эти комиссии, и в значительной части этих комиссий Верховный Совет даже не делегировал туда своих представителей. Они считают, что не нужно участвовать ни в каких согласительных комиссиях, будем принимать сами.

Я говорил и говорю, что потенциально созданы такие риски, когда мы имеем конкретные возможности быть очевидцами строительства парламентской республики. Сегодня теоретически и по законодательству сами депутаты и парламентское большинство могут разработать инициативу, сами могут ее принять, вне зависимости от позиции Президента и Правительства, могут преодолеть президентское вето по любому закону, а потом еще его и подписать. Президент что-то там напишет, проголосуют, Президент выступит, а мы сделаем так. Поэтому здесь есть и институциональные проблемы, даже внутри системы организации власти. Этим нужно заниматься, потому что много сплетен и инсинуаций.

Проблема заключается в чем? Как парламентское большинство, за которое проголосовало в два раза меньше людей, может игнорировать волю Президента. За них проголосовало, грубо, примерно 80 тысяч граждан. За остальных кандидатов, которые не прошли в Парламент, – 100 тысяч. За Президента на прошлых выборах – 160 тысяч. Хотя бы этот элемент, на мой взгляд, должен заставлять парламентариев, вне зависимости, нравится им Президент или не нравится, участвовать в согласительных процедурах для того, чтобы вырабатывать государственное решение.

В отношении законов ситуация непростая: иски, есть определения судов и т.д. Есть еще направленная группа исков. Если мы будем свидетелями того, что у нас Верховный Совет превращается из Верховного Совета во второй следственный орган – Следственный комитет, то мы будем очевидцами того, что Верховный Совет пытается подменить другие органы власти, что неконституционно. И напомню, что никому не позволено давать оценки преступности или непреступности тех или иных действий – ни депутатам, ни Президенту, никому. Есть суды, которые в окончательной своей стадии работы имеют право это делать.

Такая ситуация есть. Наверное, это какая-то проблема, связанная с проблемой роста сознания, ответственности и т.д. Здесь сидящие могут сказать: какова ответственность депутатов за ситуацию в республике, за принятые решения, в том числе по 2015 году, по бюджету, 30%? Что-то я не слышал, чтобы кто-то даже сказал, что мы голосовали за эти решения. Когда мы создаем орган, который имеет право принимать разные решения, но не несет никакой ответственности, при этом имеет неприкосновенность, то это серьезные риски. Последнее что?

Пресс-секретарь Президента: Второй вопрос касался провокаций коммерческих СМИ.

Евгений Шевчук: Провокации были, есть и будут. От культуры, от ума, от глубины познания, от глубины ответственности зависит и уровень, как говорят, глупости. Понимаете: что коммерческие СМИ, что часть депутатов, что часть других товарищей – они же на работе. Им платят за это деньги, есть определенная программа, дают команды, делают какие-то репортажи. И это не исключает, конечно, наличия собственного мнения. Но, мне кажется, в основном, это заказной характер. Поэтому нельзя настраивать против себя тех людей, которые работают, в том числе в коммерческих СМИ, может быть, они и думают по-другому. А я уверен, что некоторые и думают по-другому.

Опасность заключается в том, что когда у нас только один коммерческий канал, например телевизионный, и один государственный, это создает вот такие диспропорции. Было бы у нас три-четыре коммерческих канала, было бы немного по-другому. У нас маленькая республика, и желающих финансировать коммерческий канал, содержать его, к сожалению, нет. Поэтому вот такое положение дел есть. Когда для коммерческого СМИ прикрываются демократией, то эту демократию, на мой взгляд, просто используют или злоупотребляют ей для того, чтобы достигать на первый взгляд неочевидных политических целей. И это происходит.

ИА «Вести ПМР»: Я хочу вернуться внутрь республики, к теме кризиса. В ноябре государству придется возвращать заем, взятый у Шерифа, который брали, чтобы выплатить задолженности бюджетникам. Что будет делать государство? Все мы знаем ситуацию с бюджетом, казной, ситуацией вокруг, как сейчас сложно Приднестровью. Что государство будет делать в том случае, если у него не будет этих трехсот миллионов? Чем будем отдавать долг?

Евгений Шевчук: Знаете, что хорошо в этой ситуации? Президент не брал в долг, брало Правительство. Поэтому Председатель Правительства, наверное, готовится к детальному ответу на этот вопрос.

А если серьезно. Во-первых, позитивно то, что долги бюджетникам вернули. Второе, хочу отметить, что Президент обещал, что долги будут погашены, и они погашены. Третье – то, что погашение этих долгов фактически является актом подтверждения того, что бюджет 2015 года был принят с ошибками, не обеспечивающий финансирования заработной платы. И Правительство привлекло деньги для того, чтобы перекрыть ошибки бюджета 2015 года. Недопоступление налогов там, по-моему, 400 или 600 млн рублей. Поэтому, несмотря на то, что это «Шериф», неважно, если сделали люди что-то позитивное, конструктивное, нужно только это приветствовать, что-то построили, пусть даже для себя. Если есть плюс у государства, то это нужно одобрять. Я думаю, признавать плюсы и минусы – это объективно и справедливо.

Что будет делать государство к ноябрю? Я хочу сказать, что у нас бюджетные ошибки продолжаются. На мой взгляд, бюджет 2016 года принят еще с большими ошибками, с некоторыми, я бы так сказал, нобелевскими новеллами. Поэтому бюджет 2016 года демонстрирует, что исполнение его по доходам практически плачевное. Поэтому выплатить напрямую с бюджета 300 миллионов, на мой взгляд, в ноябре невозможно с точки зрения поступления налогов.

Как эта проблема будет решаться. Я знаю, что Правительство занимается изучением этого вопроса. Правительство изначально предлагало, чтобы возвращение этих средств было не в ноябре, а в конце года или хотя бы в начале следующего года. Но тот, кто субсидировал, владелец денег, настоял на своих условиях. Тоже понятно – какие-то свои планы.

Я знаю, что ходят разговоры или слухи о том, что будут якобы требования, чтобы какую-то государственную собственность отдать за эти долги. Но пока я не видел никаких официальных документов, слухи комментировать не буду. Отмечу, что мы проводили государственную политику, заключающуюся в том, чтобы не приватизировать оставшееся государственное имущество. Мы довольно-таки значительную часть уже продали. Кстати, почти пятилетний период моего президентства еще отличается тем, что по инициативе Президента не было продано ни одно государственное предприятие. Более того, мы не имели источника такого дохода, как приватизация.

Ранее приватизация в разные годы была довольно значительным источником доходов: и 20 млн долларов, и, по-моему, даже 37 млн долларов было доходов в один год. Сейчас у нас такого источника нет. Хотя Закон о бюджете предписывает Правительству продать часть акций. Продавать в кризисе – это, конечно, невыгодно. Нужно продавать на каком-то подъеме. Это компетенция непосредственно Правительства, они это рассматривают и принимают.

Таким образом, хочу отметить, что на сегодняшний день все же мы имеем погашенную задолженность, она была погашена при официальном курсе рубля, хотя уже были определенные элементы нестабильности. Были погашены в прошлом году и все выплаты нашим пенсионерам. То есть проблема 2015 года закрыта, и в этом я вижу соответствующий позитивный потенциал.

Телеканал «ТСВ»: Евгений Васильевич, с начала этого года Счетная палата проводила ряд проверок по деятельности так называемых фирм-посредников, которые начали действовать в Приднестровье за годы Вашего президентства. Речь шла о таких фирмах, которые работают при государственных предприятиях и ряде естественных монополий. Потом, как Вы уже отмечали сегодня, проверки этих предприятий провел Следственный комитет. Состава преступления там не нашлось, как мы все знаем. Но тем не менее была информация, и Счетная палата эту информацию подтверждала, о выводе средств, скажем так, государственных средств, в оффшоры. Вот хотя бы возьмем компанию «Энергокапитал», то есть эта компания, которая была создана как некая государственная, скажем так, функция, полезная для государства, некая функция для конвертации леев в доллары, как нам говорили и как Вы не раз отмечали. Уже известно, что эта компания в виде дивидендов, в виде прибыли вывела в оффшоры 20 миллионов долларов. В общем-то по закону, насколько я понимаю, ничего, никаких нарушений нет, просто бизнес и ничего личного или ничего государственного?

Евгений Шевчук: Спасибо. Во-первых, сам вопрос, на мой взгляд, построен в провокационном стиле, в котором есть некие утверждения, далекие от реальности. Есть утверждения, что это государственная фирма. Опять наносные штампы, которые пытаются «втюхать» в общество. Путем обмана, на мой взгляд.

Телеканал «ТСВ»: В чем обман?

Евгений Шевчук: Обман заключается в следующем, что «Энергокапитал» никогда не являлся государственной компанией. Первое. Я Вас не перебивал, у вас какая-то традиция там или… Вы что заканчивали? Наверное, какой-то спортивный факультет – борьбу или теннис? Только те спортсмены могут перебивать и идти вперед. Я Вас не перебивал и позвольте мне высказать свою позицию. Я понимаю, что у вас слышно только один голос, условно говоря. Всех остальных экспертов вы не приглашаете и более того, на государственный канал даже не ходите, я имею в виду тех, кого приглашают.

Первое. Все это вранье. «Энергокапитал» никогда не был государственной компанией. Второе. Прибыль «Энергокапитала», как и любой другой коммерческой компании, никогда не является собственностью государства. Почитайте Гражданский кодекс. За 2014 год, по памяти, если у «Шерифа» было 254 миллионов прибыли, то на нее никто не претендовал. Они этой прибылью распоряжались свободно. При том, что «Энергокапитал» создавался для того, чтобы обеспечить и реализовать ряд функций. Он их реализовал и реализовывал. Какая государственная задача и какой государственный интерес? Государственный интерес заключался в том, чтобы обеспечить участие приднестровских экономических агентов на рынках Молдовы, чтобы мы получили большую долю сегмента, чтобы мы получили большую возможность продавать тот товар, который здесь могут производить.

Первое. «Энергокапиталу» удалось это сделать. И доля расширена. Второе. Мы получили в 2015 году не меньше, а больше доходов. Потому утверждать и убеждать, что «Энергокапитал», условно говоря, зло, не соответствует фактам, потому что мы получили больше налогов. И мы получили большую долю участия «Энергокапитала» совместно с Молдавской ГРЭС в формировании нашей расходной части. Напомню, формирование расходной части – 31%. Значительные доли.

Что касается порядка заключений этих контрактов. Если Вы были внимательны, я говорил, но напомню Вам, что эта дискуссия не возникла вчера-позавчера, а еще до перезаключения контракта на 2016 год. Заблаговременно на Совете безопасности обсуждались в открытую эти вопросы, все руководители органов там участвовали, всем им предложено было принять участие в том, чтобы «Энергокапитал», во-первых, заключил договор, чтобы были максимально высокие цены. И у всех такая возможность была. Более того, Правительство этим занималось. Оно и предлагало депутатам поучаствовать. К сожалению, они не приняли активное участие. Второе. Вот документ, который мы рассекретили, вот он здесь, напечатанный. Неопубликованный, опубликуем сейчас. Вот документ, который говорит о том, что было бы сейчас, если бы у нас не было бы валюты от «Энергокапитала», не было бы этих возможностей. Плюс – если бы еще не было европейского рынка. Это уже к возврату к теме прошлого года. Расчеты наших специалистов, не только наших, говорили о том, что если бы этого валютного «ручейка» не было, плюс если бы еще Европа закрылась, то у нас негативные факторы были бы еще более существенные. Курс валюты мог бы достигать 69 рублей за доллар, а цены выросли в 10-12 раз. Более того, некоторые цифры были подтверждены немецкими экспертами, которые сказали, что если еще Европа закроется с 1 января, то мы еще потеряем 10 тысяч рабочих мест.

Помним о том, что до 2012 года существовала следующая система: когда только на конвертации валюты молдавских леев за поставку электроэнергии Приднестровье теряло в разные периоды от 10 до 15%. Посчитайте, по финансовым результатам, по обороту выйдете примерно на такие же самые или похожие цифры. Это первое. Второе. Сегодня в этой ситуации можно рассуждать – плохо, хорошо. Критиканством заниматься у нас даже модно, а никто ничего взамен организовать, сделать, даже по предложению Правительства, не мог. Если будут конструктивные предложения, направленные на то, чтобы повысить эффективность тех или иных предприятий и получить больше доходов, с удовольствием, я уверен, Правительство эти предложения выслушает и пойдет по соответствующему пути.

Напомню, если «Энергокапитал» в 10 раз получал валюты больше, работал и прибыль выводил, возможно, в оффшоры, то и «Тиротекс» работал с оффшорами, и сумма, по-моему, там гораздо больше, поэтому утверждать, что они там действовали незаконно или законно могут соответствующие компетентные органы.

Если мы, понимающие люди, думаем о сохранении рынков сбыта, то мы должны заботиться об этих предприятиях, о рынке и не создавать предпосылки для того, чтобы мы эти рынки потеряли. А ненужным враньем мы создаем предпосылки для дестабилизации работы в перспективе на этих рынках, и мы эти рынки теряем. К сожалению, мы такие возможности, что тоже не исключено, в состоянии потерять. И кто бы там что ни говорил, если мы потеряем 30% рынка, потеряем 50% рынка, это пропорционально скажется на уровне жизни всех граждан. И об этом, и об этих всех деталях знают, в принципе, все члены Совета безопасности, все экономические расчеты есть.

Итак, по «Энергокапиталу» – они начали давать прирост валюты и денег, а не минус. По «НЭКу» – давал налоги прирост, а не минус. По «Биохиму», еще кстати, интересная такая ситуация. У нас по «Биохиму», как я понимаю, ряд депутатов Верховного Совета со Счетной палаты проявили активность, предоставили справку с таможенных органов Республики Молдова о том, что, условно говоря, «корова не наша» там. Подняли шум в коммерческих СМИ и не только. Более того, обратились в следственные органы дела возбуждать, в суды уже пишут и т.д. некие «праведные» депутаты Верховного Совета, которые продавали имущество фирме «Шериф» в центре города или принимали участие в этой продаже за рубль. Есть же у нас такие тоже «честные»? Эта справка, которая была направлена Счетной палате. Меня органы государственные власти Молдовы официально попросили подтвердить достоверность этой справки и получили официальный ответ, что такой справки не существует в природе. В результате – ситуация вокруг «Биохима» дестабилизирована, подняли на уши этих работников, таможню, Следственный комитет. Завод стоит, 200 человек без работы. А по-моему, 600 тыс. долларов только валютных ресурсов этот завод приносил в республику. Вот что означает необдуманное, а порой и агрессивное отношение к любой информации. Потому что любая информация, пусть она даже приходит из авторитетных органов, должна быть перепроверена, и действия органов власти должны быть, на мой взгляд, выверенными. Если у вас есть варианты решить эту проблему каким-то другим способом, конструктивно, пожалуйста, двери Правительства всегда открыты, приходите, решайте.

Телеканал «ТСВ»: Евгений Васильевич, все-таки хотелось бы, чтобы Вы тоже об этом сказали. Как именно «Энергокапитал» зарабатывал 20 млн долларов в прошлом году. Что эта компания делает?

Евгений Шевчук: Да вы сами об этом уже рассказали. Уже, по-моему, у нас в самом маленьком селе об этом все знают. Вы рассказываете об этом неоднократно.

Телеканал «ТСВ»: Что она производит?

Евгений Шевчук: Насколько мне известно, это предприятие занимается реализацией электроэнергии в Республику Молдова. Кроме того, что занимается реализацией, оно занимается тем, что является основным поставщиком валюты в Приднестровье, 50% которой покупает фактически «Агропромбанк». Вот что он делает. Поэтому «Агропромбанк» покупает 50% той валюты, которую привозит в республику «Энергокапитал». Поэтому я думаю, что «Агропромбанку» нужно «магарыч» им поставить в какой-то части.

Телеканал «ТСВ»: О том, что «Энергокапитал» продает электроэнергию, которая вырабатывается на российском газе, стоит напомнить.

Евгений Шевчук: Так же, как «Тиротекс» производит постельное белье за цену российского газа в 10 раз меньше, чем «Энергокапитал», и потом раздают эти подарки гражданам, в том числе.

Телеканал «ТСВ»: Он не вырабатывает электроэнергию.

Евгений Шевчук: Он продает электроэнергию. Разницы между тем, кто продает или вырабатывает, – нет. Вы же говорите о цене на газ.

По регулированию доходов всех оффшоров и прибыли предприятий дважды вносились инициативы – как это сделать законно. Вносился проект закона об оффшорном сборе, чтобы уменьшить долю прибыли, и вносилось предложение по изменению законодательства, чтобы ввести вообще налог на прибыль и установить налогом на прибыль соответствующее налогообложение. Законодатели это не приняли. И пусть они отвечают за то, что они делают, а не переводят стрелки на «левых» и вводят журналистов в заблуждение. Законодательные возможности с 2014 года принять закон о налоге на прибыль и облагать прибыль, как положено, были. И кстати, еще до 1 октября не исключены эти возможности. Поэтому, когда мы не принимаем законы, при которых прибыль облагается, оффшорные операции облагаются, и потом пытаемся кого-то сделать дураком – это уже смешно.

Газета «Новое время»: Мой вопрос будет немножко обширней, может, в даже в какой-то степени философским. Если посмотреть со стороны, что за формация у нас в Приднестровье, то возникает масса вопросов, и очень больших вопросов. Вы сами в одном из своих интервью и выступлений говорили, что Приднестровье одной ногой осталось в социализме по уровню социальных гарантий и требований со стороны населения, а с другой стороны мы в капитализме, потому что кругом рынок, кругом определенные требования. И вот в самом начале своего выступления на пресс-конференции Вы говорили о том, что государство вынуждено поддерживать предприятия, в том числе и коммерческие предприятия, то есть, частные. Если взять тот же самый, допустим, «Тиротекс». Возникает вопрос, вот у меня лично такой вопрос возникает: государство помогает коммерческим структурам, дает более дешевые по цене энергоносители. Коммерческие структуры получают от этой работы прибыль, и эта прибыль идет в карман коммерческим структурам, к примеру, «Тиротексу», я так понимаю. Кроме того, что люди работают, никакой выгоды для государства нет. То есть, по большому счету, это какая-то непонятная такая субстанция полукапиталистическая, полусоциалистическая, и вообще непонятно, как это назвать. Как Вы расцениваете эту ситуацию, ведь дальше может продолжаться та же самая история. Что нам с этого? Почему нет никаких обременений? Ведь когда что-то продается или даются какие-то льготы, даются обременения в пользу государства и предполагаются ли они в будущем? Спасибо.

Евгений Шевчук: Действительно сложный вопрос, он производный от экономической ситуации. Напомню, что с 2003 года реализовывалась программа обширной приватизации, которая изначально предполагала, что бремя, условно говоря, содержания предприятий и модернизации будет переключено на новых собственников, на новых владельцев. Это была основная цель. Поэтому с каждым предприятием заключались соответствующие соглашения о взаимных обязательствах, по которым нужно было инвестировать, и так далее. С экономической точки зрения всем понятно было, что после приватизации, после выполнения индивидуальных условий все предприятия должны были бы перейти, как мы говорим, на рыночные отношения, на рыночные рельсы. То есть покупать энергоносители по рыночной цене. Здесь мы видим, что прошло уже 13 лет с начала приватизации. Мы сегодня дотируем практически все наши частные предприятия. За редким исключением практически все наши частные предприятия дотированы низкой ценой на газ. Кстати, по «Тиротекс-Энерго», они тоже ведь свет производят. «Тиротекс-Энерго» в 2010 году получал газ по 72 доллара, Молдавская ГРЭС получала – по 112 долларов. Почему-то тогда о прибыли никто не беспокоился, куда выводит «Тиротекс-Энерго». В 2011 году газ для Молдавской ГРЭС – 119, для «Тиротекс-Энерго» – 72 доллара. На этом графике показательно, когда идет контрактная цена, начинает расти внутренняя цена, а также цена, в частности, для энергопоставщиков. Но вместе с тем энергоносители предопределяют серьезную долю структуры себестоимости. И есть разные предприятия, находящиеся в разных условиях. Действительно, некоторые предприятия находятся в сложных условиях внешнего соперничества в сфере экономики. Например, конкуренция с китайскими производителями, у которых другие инвестиции, другой уровень зарплаты, другие условия. И мы действительно на уровне государства обязаны, на мой взгляд, поддержать на какой-то короткий период времени предприятие для того, чтобы сохранить определенное количество рабочих мест. Поэтому это не означает, что они все получают прибыль. Какие-то и получают прибыль, пусть незначительную, но получают. По нашим оценкам, доля государственной поддержки коммерческих предприятий в сумме долгов за газ – примерно 2 миллиарда 700 уже. Это довольно значительная сумма. Хотим мы или не хотим, но всем органам государственной власти надо думать о перспективах – что же дальше делать. И дальше только оставаться на старом налоговом законодательстве, на старой тарифной политике просто-напросто невозможно. И мы видели практику, как это все делалось, представлялось. На сегодняшний день у Правительства только два инструмента поддержки предприятия: это частично снижение налогов в рамках закона и снижение определенного тарифа для поддержки предприятий.

Поэтому да, если энергетика перейдет, а к этому все равно надо быть готовым, на рыночные основы, то большая часть предприятий фактически будет неконкурентна. Поэтому, пользуясь случаем, призываю еще раз наши предприятия готовиться к этому периоду, когда будут рыночные цены, – а они рано или поздно будут. Смотрите, транспортные коридоры строятся вокруг, я имею в виду для доставки газа в Европу, минуя Украину. Тут есть политические факторы. Напомню, что у нас даже было одно событие, по-моему, в 2008-2009 годах, когда зимой транзит через Украину был ограничен, и Приднестровье столкнулось с отсутствием газа, вынуждено было остановить промышленные предприятия и минимально поддерживать только социальную инфраструктуру. Это такой был «хороший» звонок о необходимости принятия других мер.

Что касается ныне действующих предприятий. Да, действительно, с экономической точки зрения и государственного подхода необходимо предоставлять льготы и прописывать это в качестве взаимных обязательств. Но это надо делать на основании закона. А закона у нас такого на сегодняшний день нет. Более того, долги, которые формируются этими предприятиями, не имеют четкую привязку к предприятию. Они имеют четкую привязку к государству. Поэтому действительно нужно прорабатывать законодательные возможные механизмы следующего характера: когда предоставляется с одной стороны поддержка, с другой стороны прописываются обязательства. Сейчас Правительство фрагментарно это делает только в рамках одного-двух лет, что позволяет закон, пытается сдержать численность работников предприятия, но это надо делать более системно. Одна из проблем серьезного диалога в переговорах с Европейским Союзом в том, что условия, которые предлагались Приднестровью, – это то, что Приднестровье должно в максимально сжатые сроки перейти на рыночные, в том числе и энергетические, тарифы для восстановления условий справедливой конкуренции. И здесь мы видим, что есть серьезная проблема. Пожалуйста, еще вопрос.

Первый Приднестровский телеканал: Евгений Васильевич, с Вашего разрешения вернусь к теме внешней политики. Такая ситуация складывается: Приднестровье заявило о необходимости проведения внеочередного раунда в формате «5+2» – в ответ тишина. Пригласили политического представителя Молдовы на переговоры – в ответ тишина. Рабочие группы тоже не встречаются, не работают. Так если это все не работает, может, есть смысл заявить о том, что нам не нужны переговоры и мы из них выходим. Может, это как-то отрезвит наших оппонентов и других участников переговорного процесса. Это первый вопрос. И второй. Хотелось бы узнать Ваше мнение по заявлению бывшего министра иностранных дел Приднестровья, который на прошлой неделе заявил о том, что Приднестровью и Молдове следует объединиться. Хотелось бы узнать, что Вы думаете по этому поводу как гражданин, ну и как Президент.

Евгений Шевчук: Во-первых, хочу сказать, что, на мой взгляд, в дипломатии язык ультиматумов не эффективен и не должен применяться, поэтому угрожать там кому-то и чем-то – это как бы сигналы из прошлого. Да, мы настроены на переговоры, да, мы настроены на поиск компромиссов в социально-экономической области. Но надо понимать, что у нас есть серьезные противоречия в политической сфере, поэтому мы всегда политическую корзину, условно говоря, откладывали на потом для того, чтобы хотя бы решить основополагающие базовые элементы социально-экономического сотрудничества и взаимодействия. Действительно, ситуация непростая, мы все дипломатические сигналы, которые возможно, предприняли для того, чтобы сигнализировать нашим партнерам и в Кишинёве, и всему формату «5+2», что те или иные негативные действия дестабилизируют переговорную площадку. И напомню, что были заявления Министерства иностранных дел, были заявления на формате «5+2». Т.е. дипломатическими инструментами было все это сделано. Но дипломатических инструментов явно не хватает, необходима политическая воля и наших партнеров. Возможно, есть слабая надежда, что изберут Президента Молдавии и повысится стабильность в самой Молдавии. Может быть, после этого будет какой-то импульс. С другой стороны, возможно, наши политические партнеры в Кишиневе действительно ждут завершения вот этого политического избирательного цикла. Для того чтобы вырабатывать единое консолидированное решение. На переговорную площадку влияет по большому счету политическая кампания уже и Приднестровья. Потому что все понимают, что политическая кампания тоже оказывает влияние на атмосферу, будем говорить, в самом Приднестровье. И многие, кто работает в формате «5+2», это понимают и учитывают. Поэтому здесь отмечу, что действительно существуют серьезные риски, в первую очередь по железной дороге, например. Второе то, что у нас «подвисло»: целая группа нерешенных проблем с приднестровскими документами. Это проблема с приднестровскими номерами на автотранспорте. Это ж не только железные дороги, там целая группа наработанных вопросов, которые ждут своего рассмотрения.

Про высказывания Лицкая. Действительно, как гражданин он может высказывать любую позицию. Но я напомню вам интересный такой сегмент подписания соглашения по железной дороге в 2012 году, которое было подписано Президентом. Почему-то о нем вспомнили в 2016 году, прошло 4 года его функционирования. Никто ничего не знал, все скрывалось. Правда, на сайте Министерства иностранных дел все в открытом доступе было. А тут раз, и депутаты вспомнили, что есть соглашение 2012 года. Вот тебе измена Родине. И хочу отметить, что некоторые из нынешних депутатов принимали участие, в том числе в некоторых более глобальных вопросах. Кстати, Валерий Лицкай, напомню: выработка документа, который называется «Меморандум Козака», по которому Приднестровье становилось ассиметричной автономией в составе Молдавии. Очень спорная как бы тема. Не хочу на этом останавливаться, но хочу сказать следующее: по моему мнению, существенные или радикальные изменения внешнеполитического вектора должны базироваться однозначно на консультациях с народом, т.е. на референдуме. Какая бы сложная политическая ситуация ни была, мы должны исходить из того, что политическое решение по дальнейшей судьбе Приднестровья, а оно на сегодняшний день, на мой взгляд, имеет определенность. Если есть у кого-то сомнения, если будет такая ситуация, то какие-то изменения станут актуальны, нужно определять на референдуме. На сегодня такой необходимости нет, потому что все социологические опросы показывают те же параметры, как и по результатам прошлого референдума. Поэтому я не хотел бы сейчас давать оценку выступлениям господина Лицкая. Это его мнение. Я надеюсь, что он это мнение высказал на встрече в Верховном Совете с участием Григория Борисовича Карасина, был у нас замминистра иностранных дел. Там обсуждался целый спектр вопросов. Парламент имеет возможность тоже это обсуждать. Ситуация не совсем простая. Знаете, я вижу, что СМИ любят «жареное» потиражировать, а еще «помусолить» и так далее. Но, наверное, каждый должен делать выводы сам.

Первый Приднестровский телеканал: Ваша кадровая политика вызывает очень много вопросов. За Ваши пять лет сменено столько министров, глав администраций, сколько не меняли, наверное, за всю историю Приднестровья. Будет ли в этом вопросе какая-то стабильность? Можете ли Вы прокомментировать последние Ваши кадровые изменения? Это глава Бендер – Николай Глига и министр обороны? С чем это связано? Спасибо.

Евгений Шевчук: Первое. Ничего нет вечного на этой земле, да? Поэтому жизнь идет, меняются задачи, функции, обязанности, полномочия, может быть, даже желание работать или не работать. Одна из проблем у государства тоже, и на нее мало кто обращает внимание, но она есть. Во-первых, не сформированы достаточные условия стимулирующего характера для государственной службы в Приднестровье. У нас на сегодняшний день с этим есть проблемы, и поэтому сложно привлечь профессиональные кадры на разные должности. А это опять связано где-то банально с заработной платой, где-то с условиями жизни и т.д. Поэтому на разных должностях есть разные люди, в основном, это профессиональные, добросовестные. Но есть разные, как везде в жизни, в любом коллективе. Поэтому когда нет должного материального обеспечения, когда заместитель руководителя города получает зарплату, условно говоря, 2 500 - 3 500 рублей в зависимости от стажа, сложно подобрать высокого профессионала на ответственную должность. Поэтому бывает по-разному. И то, что кадровая политика находится под таким спектром определенного внимания, это даже хорошо. Думаю, что нужно, чтобы под таким же самым спектром внимания находилась кадровая политика и в самом Верховном Совете, например, там, председателей комиссий, комитетов и т.д. Но да, действительно, мы исходим из того, что люди тоже болеют, работают и т.д. Поэтому по министру обороны хочу сказать, что это уважаемый заслуженный военнослужащий. Написал рапорт в связи с состоянием здоровья, он, кстати, об этом говорил неоднократно. И было принято решение о тех кадровых перестановках, которые есть или были произведены. Что касается главы города Бендер. На встречах с горожанами неоднократно были высказаны предложения назначить туда бендерского, условно говоря, местного жителя. И когда с Глигой решался вопрос о его назначении в Бендерах, тогда тоже обсуждалось, что будет продолжаться поиск туда бендерчанина. Более того, здесь сложение некоторых факторов, связанных с тем, что у нас есть кадровые проблемы в Министерстве регионального развития. Сейчас, вы тоже в курсе, принято решение законодателями, что все прибыли государственных муниципальных предприятий, в первую очередь энергетических, все концентрируются, изымаются для выплаты заработных плат. И Министерство регионального развития стоит перед выбором пути, что дальше делать, потому что нужно обеспечивать энергетику, сворачивание соответствующих инвестиционных программ. А там находятся вопросы и водоотведения, и водоснабжения, теплоснабжения, энергетики и т.д. Поэтому было предложено должностному лицу перейти на работу в руководство данного Министерства. По Бендерам Администрация Президента является органом, которое утверждает предложение. Напомню всем, что Правительство предлагает Президенту кандидатуры или для назначения, или для снятия, в частности глав администраций. Поэтому кадровая работа дальше продолжается. Сложно опять же найти профессионалов, но я думаю, что решения там будут приняты.

Пресс-секретарь Президента: Заключительное слово, если вопросов больше нет.

Евгений Шевчук: Все уже подустали. Давайте мы проведем пресс-конференцию, предлагаю, с журналистами канала «ТСВ». Я думаю, что мы пооткрываем все темы.

Во-первых, хочу поблагодарить за то, что очень внимательно, дружелюбно, на мой взгляд, мы сегодня с вами пообщались. Но я хотел бы все же попросить у вас еще времени и заострить внимание на одной теме, которая, думаю, что надоела всем. Но Президент должен высказаться по этому вопросу, потому что она уже имеет системный, на мой взгляд, долгоиграющий характер. В первую очередь проблема 30% прошлого года.

Итак, бюджет 2015 года был принят, к сожалению, без утвержденной концепции налоговой политики, без соответствующего прогноза – двух основополагающих документов, которые должны были быть положены в основу сначала разработки проекта бюджета. То есть началось все на старте. После этого утвердили бюджет без источников финансирования в 500 млн рублей. По исполнению 2015 года мы не получили почти 600 млн рублей. Из них более 200 миллионов недоплатил крупный налогоплательщик. «Энергокапитал» дал плюс. Это для «ТСВ» еще раз напоминаю. Ситуация складывалась таким образом, что если вы закладываете даже по социальным статьям условия, при которых нет денег на финансирование, то нужно определяться, что с этим делать.

Итак, там ситуация разбивалась на две составляющие – бюджет республиканский, 22 социальные статьи, зарплата и другие социальные. И поэтому заостряю внимание: когда депутаты и коммерческие каналы говорят, что невыплата зарплат и нарушение норм Конституции – они правы. Но они забывают сказать, что невыплата детям-сиротам пособий – это тоже нарушение Конституции. Только там другая социальная статья. Забывают сказать, что несодержание детдомов, интернатов – это тоже нарушение Конституции. Они забывают сказать, что нефинансирование в полном объеме медикаментов по жизненно важным показаниям в условиях риска для жизни – это тоже нарушение Конституции. И там таких статей целая группа.

Более того, может, открою кому-то что-то новое: в Конституции написано, что у нас медицина и образование вообще бесплатные. И почему-то не заострялось внимание, что эти конституционные нормы не в полном объеме исполняются. А нужно было заострить и обеспечить, чтобы получить деньги для их реализации. Поэтому в 2015 году действовало несколько факторов. Вынужден об этом сказать честно, мы готовим к публикации ряд документов закрытого характера.

Два фактора воздействия. Первый – дефицит бюджета. Второй – в какой ситуации мы находились. Резкая девальвация валют в Российской Федерации, на Украине, в Молдавии. Везде все рушится с точки зрения валютного курсообразования. Дальше – война в Донбассе и концентрация войск на территориях Украины, непосредственно соседствующих с Приднестровьем. Паника среди некоторых слоев наших граждан, которые писали в Администрацию Президента, что в селах Украины, соседних нашим, ездят так называемые народные «буханки» с громкоговорителем и рассказывают, что приднестровцы завтра идут войной. То, что творилось в государственных СМИ Украины, вы тоже знаете. Мы нападали, я сбивался со счета, то ли на Одессу в одну ночь, в одну ночь на Винницу, в одну ночь и на Одессу, Херсон и Николаев – все вместе хотели взять. Параллельно делались разные заявления, в том числе и высшим руководством, в Румынии были сделаны, что нужно «размораживать» приднестровский конфликт. Но до этого были предприняты конкретные действия с обустройством украинско-приднестровской границы. Начали рыть окопы, «ежики» эти строить.

Первое, что сделали, - закрыли проезд для всех граждан Российской Федерации. Напомню, мужчин, имеющих российские паспорта. Мы попали в довольно-таки сложную ситуацию для нас, потому что мы в нее попали впервые. По нашим подсчетам, по отчетам наших спецслужб, в непосредственной близости к нашим границам в разный период находилось от пяти до семи тысяч контингента украинских войск и разных отрядов. Причем они проводили тренировки, в том числе не только чтобы отражать атаки, но и непонятного характера, демонстрирующие нам возможные серьезные риски, особенно при взаимодействии с Молдовой.

Мы собрали Совет безопасности. И напоминаю, есть Закон «О мобилизационной готовности», в соответствии с которым Президенту вменено в обязанность вырабатывать и принимать заблаговременные решения по обеспечению мобилизационной готовности Приднестровского государства в ситуациях «Ч». По докладам военного командования и спецслужб Приднестровья стало ясно, что исключать возможный негативный сценарий нельзя. И Президент, как следствие, должен принять какие-то действия. В соответствии с Законом «О мобилизационной готовности» Президент дает поручение Правительству о переводе определенных элементов экономики в мобилизационное состояние. Тогда было принято еще одно решение, что мы не должны будоражить наших граждан в связи с тем, что мы действительно начинаем накапливать мобилизационные ресурсы, что мы рассматриваем и очень серьезно рассматриваем риски военных провокаций. Вы знаете, что параллельно был у нас инцидент – украинцы подстрелили нашего гражданина, был тяжело раненным.

В 2015 году мы столкнулись с этими проблемами: с одной стороны – налоги падают, с другой стороны – с курсом валюты непонятно что, с третьей стороны – бюджет дефицитный. Было издано распоряжение о мобилизации денежных ресурсов на счетах центрального банка, и эти ресурсы накапливались на газовом специальном счете. Никуда они не девались, никто их не расходовал, никто их не пропил, не проел. К чему это привело? Привело к тому, что мы начали сегментарно выплачивать пенсии, в частности. Около 70% выплачивали пенсии и зарплаты бюджетникам из-за проблем бюджета и т.д. Но по бюджету, еще раз напоминаю, что Правительство могло платить только зарплату. Но оно не должно было платить тогда ни армии, ни за медикаменты, ни содержать дома-интернаты и т.д. Поэтому Правительство что сделало? Оно на 70% профинансировало заработную плату по 2015 году, а все остальные статьи пропорционально – 45-50%.

Что касается наших иных решений закрытого характера. Были еще приняты решения закрытого характера, направленные на повышение безопасности Приднестровского государства.

C одной стороны, Украина. Напомню, что в Украине мобилизация шла. А в Законе «Об обороне» написано, что если у соседей, условно говоря, на границах проводится мобилизация, идет концентрация вооруженных сил, то это означает для Приднестровья риски вооруженной агрессии. И по закону Президенту нужно действовать. Была избрана тактика, которая заключалась в следующем: мы проводим ряд решений в закрытом режиме, для того чтобы не сеять панику среди граждан. И это тоже государственная задача и задача ответственных должностных лиц. Поэтому мне странно, когда участники Совета безопасности, коими являются и представители Верховного Совета, знающие эти материалы, знающие о наших проблемах в силовых структурах, об их потребностях на случай ситуации «Ч», потому что мы такие документы тоже собрали, как-то, мягко выражаясь, подзабыли об этих документах.

Параллельно мы напомним все же, это март месяц 2015 года – переговоры с представителями Европейского Союза по рынку Европы. Мы начинаем ощущать резкое падение торговли с Россией из-за девальвации российского рубля, контракты с Россией не выполняются в полном объеме. И так далее. Поэтому нам стратегически важно было сохранить возможности рынка 2016 года. То есть в расчетах предполагалось, что если сложатся обстоятельства, а они могли сложиться по-разному: к примеру, Европейский Союз и его представители не искали бы компромиссную формулу, молдавские партнеры не заключили бы с нами контракт на поставку электроэнергии. Кстати, контракт на поставку электроэнергии заключен не только с «Энергокапиталом», но и с Молдавской ГРЭС. И если бы эти два негативных фактора начали действовать вперемешку с падением доходов, то эксперты высокого уровня, не буду называть фамилии, которые были здесь, в том числе, сказали, что спрогнозировать курс приднестровского рубля даже не представляется возможным. Это означало, что мы стоим перед рисками резкого обнищания наших граждан в связи с резким возможным падением доходов. Поэтому нужно было готовиться к тому, что сценарии, возможно, будут негативными.

Мы должны верить, стараться сделать все позитивное, но как Президент исключать все варианты, риски угроз нельзя. Риски угроз есть и информационные, и экономические, и военные. Но вы все прекрасно знаете, что сейчас все в современном мире, все войны, все провокации начинаются со СМИ. Подготовкой общественного мнения, заброской материалов дезинформирующего характера. Что дальше было по факту. Я считаю, людей просто обманули, рассказали, что 30% у них украли. Ни одного налога, ни одной копейки налогов никто не украл, никто никуда не девал. Ни одного рубля с газового спецсчета никто никуда не дел. Пошли на выборы. Некоторые рассказали всем, что создадут условия для 13-й пенсии, что пенсию поднимут в 2 или 3 раза и так далее. Некоторые на 10%, на 20% и так далее. Все это было сделано в политических целях, умело использованы социальные проблемы граждан для попадания во власть. По факту случилось следующее: бюджет финансировал из того, что он мог финансировать при том дефиците бюджета. И здесь не надо перекладывать ответственность только на Правительство, а здесь нужно нести совместную ответственность. По большому счету принятие бюджета с дефицитом – это зона ответственности двух органов власти. Но за принятие отвечает Парламент.

2015-й год при всех сложностях для нас был позитивным. Потому что при таком агрессивном окружении поддерживать курс национальной валюты и стабильные выплаты даже в размере 70% нужно было постараться. Напомню, что 70% финансирования пенсий даже тогда, в тот период времени, все равно создавало условия, когда даже граждане, имеющие российское гражданство, переходили с российских пенсий на приднестровские пенсии. Безусловно, уровень доходов невысокий, он нуждается в улучшении как для бюджетников, так и для пенсионеров. Но в любом случае мы его поддерживали в тех параметрах, чтобы он был выше, чем в Молдавии и Украине.

Поэтому политическое «словоблудие» вокруг 30% подзатянулось и растянулось, на мой взгляд, умышленно и на этот год, чтобы опять же на этом «воронке» въехать уже в президентскую предвыборную кампанию. Там не было никаких иных решений и задач государственного характера и государственного уровня.

Когда в начале декабря состоялся саммит ОБСЕ в Белграде, на котором Министр иностранных дел Молдовы первым озвучил новость о том, что Приднестровье будет торговать с 1-го января 2016 года, мы тогда с учетом комплексности рисков и снижения напряженности дали команду разблокировать резервы и выплатить задолженность пенсионерам, что и было успешно сделано. Вот такова история 2015-го года.

Я хочу поблагодарить весь приднестровский народ, бюджетников и пенсионеров, что большая часть из них не поддалась на обман, на заблуждения, все эти лозунги. Надо сейчас понимать, что в нынешнее современное время, в нынешней обстановке многие используют информацию технологично, выводя наверх весь негатив для того, чтобы получить какие-то политические дивиденды. Поэтому во всех этих, так называемых комиссиях, которые там расследуют что-то, ищут вчерашний день, на мой взгляд, присутствует основной элемент политической кампании уже 2016 года. Там дача заключения, там Правительство не то сделало, там еще что-то сделано. А, интересно, вы слышали, что предлагалось, что сделать «то», например, и как? Например, говорят: «а что ж в 2015-м году тогда красили, что-то белили, что-то строили». Отвечаю здесь сразу. Красили, белили и строили. И я считаю, что нужно красить, белить и дальше строить, потому что еще много что не покрашено и не побелено. Это первое. Второе. Проекты эти различной гуманитарной направленности были целевыми, на определенные объекты. Ряд объектов был начат в 2014-м году и их нужно было завершать, а не кидать посреди дороги, условно говоря. Третье. Нам нужно было поддерживать стабильность в обществе, не сеять панику, потому что у нас в начале года, например, люди начали снимать деньги с депозитных счетов в банках. Могла рухнуть банковская система, еще один из рисков был по депозитным вкладам. И не только банковская система. Это все повлекло бы более сложные последствия. Поэтому нужно было поддерживать стабильность, моральную устойчивость и не сеять панику. И с другой стороны, мы этими социальными проектами поддержали целую отрасль строительства, сделали серьезный экономический вклад, потому что строители получили заказы. Они имели рабочие места, они получали доходы, платили налоги, и это тоже был серьезный экономический вклад. Поэтому это все нужно объединять в комплексе при даче оценки тому, что происходило в прошлом году. Более того, напомню, прошлый год, кто-то забыл уже, был годом юбилейным. 25 лет Приднестровской Молдавской Республике, которые мы отметили, и вы увидели, что некоторые усилия органов государственной власти не прошли даром. И увидели, в каком состоянии у нас боевая техника, был военный парад, солдаты и так далее. Мы никому не угрожали, но все прекрасно понимают, что проведение парадов – это тоже демонстрация определенных сигналов, направленных на то, что лучше военным путем с нами не разговаривать. Поэтому здесь тоже был предпринят ряд шагов непрямолинейного характера, направленных на поддержание стабильности в приднестровском обществе.

А сейчас хочу обратиться ко всем гражданам и сказать, что для Президента Приднестровской Молдавской Республики 2015-й и конец 2014-го года были серьезным испытанием. Испытанием в условиях, когда позиция официального Киева была очень напряженной, мягко выражаясь. И когда доклады соответствующих силовых структур свидетельствовали о том, что вооруженные провокации не исключены. Переживать такие моменты и принимать решения, а еще быть ответственным за эти решения - это, безусловно, доля Президента, но и ответственность всех граждан по тем функциям, за которые несет ответственность Президент, – поддерживать Президента в этих условиях. И я благодарю за поддержку Президента. Слава Богу, у нас не было никакой вооруженной провокации. Мир, спокойствие есть. Пенсии мы выровняли. Зарплаты выровняли, выплатили. Сейчас нужно решать текущие и последующие проблемы. Но самое главное, мир и спокойствие сохранены. И это наша ценность, которую нужно сохранять и дальше. Хотя еще раз подчеркиваю, никого не запугиваю здесь, но ситуация 2015 – 2014 годов была непростая. И были шансы, что, возможно, некоторым не совсем адекватным захочется что-то устроить, в том числе на территории Приднестровья или границах. Поэтому основной все же задачей Президента остается поддержание высокого уровня обороны и безопасности в государстве. По уровню преступности у нас, слава Богу, положение хорошее, у нас высокий уровень общественной безопасности. И буду и дальше уделять этому внимание. Более того, нам необходимо работать, чтобы реализовать и последующие планы серьезной модернизации и других отраслей, которые в этом нуждаются. Завершить то, что нужно сделать и с образованием, и со здравоохранением, и так далее, и двигаться вперед. Не смотреть в прошлое, идти только в будущее. А в будущее мы должны идти с конструктивным настроением, с позитивными мыслями – чего я всем вам желаю, всем гражданам Приднестровской Молдавской Республики.

Поздравляю с наступающей очередной годовщиной независимости Приднестровского государства. Я верю, что вместе мы сделаем еще очень многое для улучшения благополучия в Приднестровье и его развития. Спасибо огромное всем журналистам за внимание, всем зрителям, всем гражданам Приднестровской Молдавской Республики и всем друзьям Приднестровья, которые за пределами Приднестровья сочувствуют, сопереживают и помогают где добрым советом, а где и материально – это для нас очень важно в непростой ситуации. Спасибо вам огромное. Спасибо, что поддержали. Спасибо, что вы живете у нас здесь, в Приднестровье. Все мы вместе здесь живем, в Приднестровье. И мы любим свой край. И хочу отметить, что – видите, какой опыт восстановления субботников мы все же с вами пережили на протяжении трех лет. Первые субботники проходили без высокой активности, а сейчас активность все выше и выше, и дважды в год мы видим, как и возле домашних хозяйств, и в центрах городов преображаются наши улицы. Все аккуратненько поддерживают дворики, тротуарчики, бордюрчики. Красивые наши города. Будем дальше делать все, чтобы они были еще красивее. Спасибо огромное, успехов и с наступающим праздником. Всего доброго.


Источник



Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.