Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма

Дискуссия: Международно-правовые основы возвращения Крыма  далее »
19.01.2018
12:45:17
Кандидатом в президенты Армении от правящей партии стал Армен Саркисян далее »
12:42:33
Додон: участие Молдавии в ЕАЭС создало значительные возможности для развития страны далее »
12:40:12
Лавров: в РФ встревожены попытками реабилитации нацизма в ряде стран далее »
12:37:53
ЦБ не исключил экспансию рубля на территорию ЕАЭС или СНГ далее »
12:36:26
МИД Узбекистана отметил высокую динамику сотрудничества с РФ далее »
11:31:11
Трамп предложил перенести переговоры по Донбассу из Минска далее »
18.01.2018
14:44:48
Госдума намерена заявить о недопустимости дискриминации российских СМИ в Молдавии далее »
14:42:06
Путин пригласил страны СНГ стать наблюдателями при ЕАЭС далее »
14:39:20
Белоруссия передала РФ обновленный вариант соглашения о взаимном признании виз далее »
12:43:25
Почему Рада не денонсировала Договор о дружбе с РФ? далее »

Россия - агрессор? Время покажет. далее »

Зачем Назарбаев ездил к Трампу? далее »

Нет мира без войны. Право голоса далее »

Украина: прощание славянки. Право голоса далее »

Теория заговора - Запад о России: как пишутся сценарии катастроф? далее »

Договор о дружбе с Украиной. Время покажет далее »

Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым далее »

Рубрика / Политика

Крымский инцидент


16.08.2016 13:30:58

На протяжении всего июля 2016 года как на Украине, так и в России наблюдалось формирование информационного фона под некие грядущие решительные политические изменения вокруг идущего с 2014 года конфликта. В частности, часть наблюдателей прогнозировали обострение отношений с Украиной на август 2016 года. И обострение это последовало, но не в виде вспышки военных действий на Донбассе, а провокацией в Крыму.

10 августа 2016 года, через два дня после инцидента, президент Владимир Путин заявил, что Украина «перешла к террору» в Крыму. При этом вина за случившееся была возложена не на бесконтрольных украинских националистических радикалов, а непосредственно на украинские государственные структуры в лице военной разведки МО Украины. Путин заявил, что крымский эксцесс делает бессмысленными днем ранее анонсированные министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым переговоры на высшем уровне в «нормандском формате» на полях саммита G20 в Китае в сентябре 2016 года. В связи с происшедшим Путин обратился к тем, «кто поддерживает сегодняшние киевские власти». По мнению российского президента, они должны, если действительно поддерживают мирное урегулирование, «предпринять какие-то реальные шаги для того, чтобы оказать соответствующее давление на сегодняшние власти в Киеве». В последовавшем на следующий день заявлении МИД РФ также содержался призыв к «нашим партнерам, чьими стараниями во многом и удерживается у власти нынешний режим в Киеве, проявить благоразумие и добиться, наконец, от своих украинских подопечных прекращения постоянных провокаций и выполнения своих обязательств в соответствии с Минскими договоренностями о политическом урегулировании на Украине». «Если верховный главнокомандующий ВСУ [президент Порошенко] причастен к этим решениям [подготовке диверсий в Крыму], то он претендует на роль могильщика мирного процесса», утверждалось в заявлении российского МИДа.

Таким образом, в центре российского демарша содержалось требование оказать давление на Киев в деле выполнения Минских договоренностей. Очевидно, что, с точки зрения Москвы, пункты Минских соглашений февраля 2015 года должны выполняться в той последовательности, в которой они записаны в тексте договора, с учетом последовавшей в октябре 2015 года их модификации в вопросе приоритета выборов перед конституционными изменениями. Последний пункт — это максимум уступок, на которые пока согласилась Москва. Но сам факт подвижки внушил Киеву и «нашим партнерам» уверенность в требовании новых уступок со стороны Кремля. Новым пунктом стало требование введения международных миротворцев в зону конфликта.

В ответ на конкретный демарш Кремля от 10 и 11 августа 2016 года с требованием оказать давление на Киев в деле выполнения Минских договоренностей последовал не менее конкретный ответ Запада. Исполняющий в Киеве роль «проконсула» США — посол Джеффри Пайетт заявил: «Правительство США не видело никаких подтверждений российским обвинениям во вторжении в Крым, которые Украина уверенно опровергает». Пайетт отметил, что это не первое ложное обвинение Украины Россией, высказанное чтобы отвлечь внимание от своих собственных «противоправных действий». Он подтвердил, что США будут продлевать санкции против Российской Федерации, связанные с «оккупацией полуострова», до того времени, пока страна не возвратит Крым Украине. «Мы осуждаем и призываем к немедленному прекращению российской оккупации Крыма», — заявил Пайетт. «Крым есть и всегда будет оставаться частью Украины», — заявил посол США.

Представитель Госдепартамента США Элизабет Трюдо также заявила, что заявления России о якобы причастности Украины к «терроризму» в Крыму не должны отвлекать от реальной проблемы, которую создала РФ на Украине — «оккупации Крыма и агрессии на востоке страны». Таким образом, представители США обошли стороной вопрос о выполнении Киевом Минских договоренностей и сосредоточились в своих ответах на поводе, который сочли несуществующим. Более того, Москве почти прямо указали на то, что гибридный характер ведущейся войны не предполагает основательности претензий России по поводу крымского инцидента. При описании проблемы конфликта Крым был привязан к событиям в Восточной Украине.

В штаб-квартире НАТО, в свою очередь, заявили, что Россия не предоставила веских доказательств своих обвинений в адрес Киева. «Мы довольны решительным осуждением Украины терроризма во всех его проявлениях и формах», — заявили в Брюсселе. В НАТО полагают, что военная деятельность РФ в Крыму не помогает ослаблению напряженности и призвали Россию прекратить «незаконную и нелегитимную аннексию Крыма».

В МИД Германии назвали тревожной ситуацию вокруг обострения отношений между Москвой и Киевом и призвали обе стороны — РФ и Украину избегать шагов, которые могли бы ее усугубить. Таким образом, германская позиция отличалась от позиции США лишь равным распределением ответственности за обострение конфликта. Но и Берлин внешне проигнорировал и повод, и российское требование относительно Минских договоренностей.

Несмотря на выраженные многократно опасения в СМИ по поводу нынешнего обострения, на Западе серьезно не верят в готовность Москвы к военному наступлению на Украине. Там не считают, что Кремль воспользуется крымским инцидентом в качестве casus belli. «Принимая во внимание ее экономические проблемы, Москва пытается дистанцироваться от боевых действий на Украине в надежде, что санкции будут отменены», — подытожили развернутую публикацию о последнем обострении российско-украинских отношений в американском издании New York Times.

В итоге, российские требования относительно Минска были публично проигнорированы, а крымский инцидент стал для Киева хорошей возможностью проверить реакцию Запада на случай обострения конфликта. В спровоцированной ситуации США и ЕС вновь подтвердили свою полную политическую поддержку Украины. В подавляющем большинстве СМИ Запада был выражен скепсис в отношении российской версии крымских событий. Украинское руководство просто издевалось над Москвой. Более того, стало ясно, что возможные диверсии в Крыму, особенно если они будут вестись против российских военных и транспортной инфраструктуры, не встретят осуждения на Западе. Более того, они будут трактоваться, как акты сопротивления против «российской оккупации» Крыма. Отметим, что в готовящейся провокации Киев пытался ложно предъявить миру действующий крымско-татарский фактор. Информационно к подобному повороту Запад был заранее готов после потока ложных сообщений о массовых репрессиях против крымских татар в Крыму.

Отходя от частного случая, можно констатировать, что любые выступления России против любых провокационных действий Киева будут расцениваться в информационном поле Запада как подготовка агрессии или даже как акт самой агрессии. Враждебные действия Киева, наличие которых он будет отрицать, будут просто игнорироваться Западом. Подобная позиция, в свою очередь, провоцирует Киев на новые провокации, на продолжение конфликта и на его обострение.

Правда, попытка подключения Киевом проблемы Крыма пока не изменила общую схему урегулирования конфликта посредством Минских договоренностей. Внешне Минский процесс избежал каких-либо изменений, и Запад никак не откликнулся на попытку Киева вывести на первый план проблему Крыма. Однако крымский инцидент подтвердил ранее высказывавшиеся в России опасения, что урегулирование конфликта на Украине не затрагивает проблему одного только Донбасса. После сдачи ДНР и ЛНР Западом будет поднят вопрос о Крыме.

Другая реальность. Очевидно, что последний крымский инцидент оказался прямо связан с тупиком Минских соглашений. США, которым в лице нынешней президентской администрации был нужен хоть какой-то прогресс в выполнении Минских договоренностей к завершению администрации Барака Обамы и предстоящим президентским выборам, загнали украинское руководство в ловушку. С одной стороны, во имя продвигаемых США и ЕС высоких целей реформ украинские власти подняли кардинально коммунальные платежи для населения. С другой — Запад в лице МВФ притормозил, по крайней мере, до сентября предоставление Киеву очередного транша кредита размером в $ 1 млрд. Из-за позиции националистических радикалов и межпартийной борьбы в Раде президент Порошенко так и не смог продвинуть то немногое из Минских договоренностей, что требовалось от него Госдепом из Вашингтона. В этой ситуации условная «партия войны» в Киеве попыталась посредством провокаций в Крыму отбросить вообще Минские договоренности, списав это на Россию. В Киеве назвали происходящее планомерной подготовкой Москвы к обострению ситуации и срыву Минских соглашений. Условно говоря, киевские радикалы во власти стали заранее играть на руку следующей более воинственной президентской администрации США.

Основная проблема нынешнего августовского обострения отношений с Украиной — это судьба Минских соглашений. В финале при их срыве необходимо определить виновную сторону, поскольку вопрос вращается вокруг санкций, их возможного частичного снятия или продления. Напомним, что в конце прошлого года выполнение Минских соглашений продлили до конца 2016 года. Вопрос о санкциях в ЕС будут решать в конце этого года, уже буквально через три месяца. Теперь на исходе лета становится ясно, что Минские соглашения не будут выполнены и в этом году. Более того, обострение на Донбассе и провокация в Крыму демонстрирует, что посредством Минских соглашений не удалось ни заморозить конфликт на Донбассе, ни создать двухчастную схему с выведением Крыма за скобки общего конфликта Украины с Россией.

В западных СМИ уже прозвучало сожаление о том, что Москва не желает участвовать в переговорном процессе. Однако последние заявления российского руководства нельзя расценивать, как выход из Минского процесса. Хотя Минские соглашения мертвы, да здравствуют Минские договоренности!

Возникает вопрос: если не Минские соглашения, то тогда, что вместо них? Как альтернатива им, стало звучать предложение заключения нового соглашения — условно говоря, Минска-3, ключевым пунктом которого должно стать введение международных миротворцев на Донбасс. С последним предложением согласна та часть российского экспертного сообщества, которая ориентируется на снижение «геополитической напряженности» в отношениях России с Западом. Однако в этой части подобное предложение вызывает опасение, что и введение «международных миротворцев» на линию военного разграничения в Донбассе совсем не приведет к замораживанию конфликта или его разрешению. Что если и после подобной акции украинская сторона откажется выполнять основную часть Минских договоренностей и использует присутствие «международных миротворцев» в качестве инструмента новых военных провокаций? Ведь весь предшествующий год Киев демонстрировал принципиальную недоговороспособность.

Как продемонстрировали последние крымские события, набор возможных действий киевского руководства на поле провокаций и обструкции может быть весьма широк. Крымский инцидент еще раз показал Москве, что условного компромисса с сохранением лица не будет. Противникам России нужна полная политическая капитуляция ее руководства. Пока что последний крымский инцидент показал, что США готовы повышать ставки в конфликте на Украине. Россия же, связанная Минскими договоренностями — нет.

Источник

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Крым догнал остальные регионы

Правозащитники отметили проблемы со свободой собраний, слова и совести 

25 лет Крымскому казачьему Союзу

Крымский казачий Союз сегодня – это авторитетное и известное в республике объединение граждан, имеющее единое управление (при одновременной внутренней самоуправляемости общин), городские и районные ячейки в большинстве муниципалитетов Крыма, а также свои казачьи станицы, заставы и хутора в сельской местности. 

В Крыму за шпионаж в пользу Украины задержали российского военного

Власти Крыма сообщили о провале телевещания с Украины на полуостров

В Крыму прокомментировали назначение постпреда Украины в регионе

ФСБ задержала готовившего диверсии в Крыму агента СБУ

Туристическая блокада

Почему Украина не пускает своих отдыхающих в Крым 

Власти Крыма сообщили о подготовке Украиной туристической блокады региона

По Крыму шагает «Великое русское слово»

Дайджест событий в Крыму за прошедшую неделю

Обзор СМИ в период с 26 мая по 2 июня 2017 г.  

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.