Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
22.09.2017
12:17:02
Положение русских в Прибалтике остается дискриминационным, заявили в МИД далее »
12:15:16
Премьер Хорватии предложил опыт Загреба в урегулировании на Украине далее »
12:10:19
Главы МИД стран ШОС обсудили усиление взаимодействия с ООН далее »
12:07:59
Трамп обсудил с Порошенко урегулирование ситуации на востоке Украины и реформы далее »
11:43:59
Либеральная партия подготовила проект постановления парламента для отставки президента Додона далее »
21.09.2017
11:53:25
Президент Узбекистана предложил проводить саммит стран Центральной Азии далее »
11:41:34
Украина выплатила России часть судебных издержек по делу о госдолге далее »
11:39:20
Федерация мигрантов СНГ заявила о задержании 250 человек у ТЦ «Москва» далее »
11:37:09
МГБ ПМР рекомендует гражданам с 23 по 25 сентября не посещать Молдову далее »
11:26:13
МИД РФ: в развертывании миротворцев на границе с Украиной нет смысла далее »

Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым далее »

Польский Троян далее »

Час Сивкова далее »

Что делать с Северной Кореей? далее »

Саакашвили на Украине далее »

Мирная Россия далее »

Русскому здесь не место? далее »

Рубрика / Безопасность

Владимир Евсеев: Для безопасности в Черном море основным игрокам нужно учитывать интересы России


27.06.2016 14:31:20

Владимир Валерьевич Евсеев

Заместитель директора Института стран СНГ,заведующий Отделом евразийской интеграции и развития ШОС.
перейти на страницу автора

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Евсеев рассказал о влиянии на безопасность в Черноморском регионе Турции и стран НАТО.

- Владимир Валерьевич, какие цели преследует США и блок НАТО в черноморском регионе?

- Я полагаю, что Соединенные Штаты Америки не только наращивают своё присутствие, что мы видим на примере Румынии, где была развернута противоракетная база, но и путем организации различного рода провокаций. Именно так следует расценивать заход американских боевых кораблей. Как правило, это эсминцы с управляемым ракетным оружием. Они имеют на борту различные ракеты, включая крылатые ракеты типа «Томагавк», которые потенциально могут быть использованы для нанесения ударов по Российской Федерации. Совершенно понятно, что нам приходится на это реагировать, и с этой точки зрения, США очень хотят, чтобы Россия отвлекалась на различные театры военных действий, где она вести боевые действия не собирается. В частности, США очень хотели бы, чтобы Россия скапливала свои силы на границах стран Балтии, имела значительные группировки войск для сдерживания возможной активности со стороны других стран НАТО и при этом не мешала им действовать, например, в Сирии, либо каких-то других странах. Я полагаю, что на эти подходы США будут отвечать ассиметрично, то есть, Россия не будет размещать столько же войск, сколько НАТО – это в принципе невозможно. Однако Россия готова размещать определенные виды вооружений, которые служат адекватным ответом на такого рода действия.

В частности, Россия имеет такие вооружения, которые могут подавлять силы противоракетной обороны. И они будут использованы при необходимости для уничтожения той противоракетной обороны, которая ставится именно против Российской Федерации.

- Насколько конвенция Монтре может создать проблемы Соединенным Штатам для развертывания на ротационной основе натовского контингента в Черном Море? Насколько Турция готова и дальше безукоризненно следовать выполнению конвенции Монтре?

- Конвенция Монтре лишь ограничивает присутствие американского флота в Черном море по тоннажу и времени пребывания. Уже были нарушения по времени пребывания, и Турция к этому отнеслась спокойно. Поэтому с этой точки зрения можно говорить о возможности дальнейшего нарушения, как по времени пребывания кораблей государств, которые не имеют выхода к Черному морю, так и по тоннажу. Однако для Турции важно не допустить чрезмерного усиления в Черном море других государств, и в том числе США. Турция по-прежнему хотела бы, чтобы Черное море было больше турецкое, чем американское. Поэтому Турция будет следить за выполнением конвенции Монтре, но она может закрывать глаза на те нарушения, которые, возможно, будут усиливаться. В целом, конвенция Монтре – это фактор лишь ограничивающий американский военный потенциал, который может быть развернут в Чёрном море.

Я полагаю, что для Турции важно, чтобы конвенция Монтре продолжала действовать. Потому что, если она прекратит действие, например, она закроет проливы для прохода российских боевых кораблей для обеспечения группировки войск вблизи Сирии и на сирийской территории, Россия однозначно будет вынуждена пойти на аналогичные меры. Например, на перекрытие поставок природного газа. Я думаю, ответ вот такого рода возможен. Поэтому Турция не пойдет на закрытие проливов. Это гарантирует, что та группировка военно-морского черноморского флота, которую Россия имеет, будет свободно действовать не только на территории замкнутого Черного моря, но и в Средиземном море. И примером того, что это США беспокоит, является выход американского авианосца «Трумэн», который через Суэцкий канал вышел в Средиземное море больше с целью оказания давления, чем реального противодействия радикалам на территории Сирии или Ирака.

- Правомерно ли вообще говорить о «турецком вызове» в акватории Черного моря? И насколько силен военный потенциал турецкого флота?

- Если сопоставить весь потенциал турецкого флота, то он больше, чем потенциал черноморского флота. Однако в основном флот размещен не в зоне Черного моря, и поэтому здесь сравнение может быть не совсем корректным. Опять же, можно говорить о тех типах кораблей, которые имеет Турция. И Россия смогла вовремя провести определенную замену кораблей. В частности, совершенно недавно Россия практически не имела дизельных подводных лодок на Черном море. Сейчас такие лодки уже есть. Их количество будет увеличено до шести, что, в принципе, направлено как раз в основном против Турции.

Помимо этого, Россия наращивает количество надводных кораблей. Сейчас это, в основном, корабли класса «фрегат», то есть, как раньше говорили, это большой сторожевой корабль. Однако я очень надеюсь, что мы сможем строить для себя не только корабли класса «фрегат», но и эсминцы. Это будет важный рубеж, потому что мы строили, например, эсминцы для Индии и пора бы уже строить эсминцы для себя. Это другой класс кораблей. Сейчас же получается парадоксальная ситуация, когда у нас есть ракетный крейсер, который, в основном, прикрывается кораблями класса «фрегат». Это не совсем правильно. Если мы посмотрим на тот ордер, в котором обычно ходит американский авианосец, то это, как правило, один крейсер и несколько эсминцев с управляемым ракетным оружием и только их уже сопровождают фрегаты. Тем не менее, фрегаты имеют достаточно большую дальность плавания. Это, по сути, корабли уже дальней морской зоны. Я полагаю, что с учетом того, что Россия наращивает своё присутствие в Черном море, Турция может пойти на дислокацию некоторой части флота в Черное Море. Это, в принципе, возможно для сдерживания Российской Федерации. Однако я не стал бы это рассматривать как часть ответа США, потому что Турция имеет свои интересы, которые с американскими далеко не совпадают. И я вижу, что у них есть определенные трения. Насколько эти трения будут серьезны и как они будут развиваться дальше, с учетом смены власти в Белом Доме, нам ещё предстоит увидеть. С одной стороны, есть база военно-воздушных сил Инджирлик, где размещено американское тактическое ядерное оружие. С другой стороны, с этой базы вывозят американские семьи, что можно расценивать как элемент американского давления, тем не менее ядерное оружие там сохраняется. То есть, США хотели бы, чтобы Турция и дальше контролировала проливы, чтобы Турция имела значительную группировку войск, которая потенциально может действовать в рамках НАТО. Но американцы осознают, что она далеко не всегда действует в интересах НАТО, а иногда действует даже против НАТО. Есть даже некоторые примеры гипотетических столкновений между подразделениями США и Турции на территории Ирака. Я не знаю, насколько это бы имело место, тем не менее, была некая информация о том, что были по ошибке сбиты два американских вертолета на территории Ирака. Во всяком случае, это говорит что и в американо-турецких отношениях далеко не все безоблачно.

– Недавно Бундестаг принял решение по армянскому вопросу, больному для Турции, Евросоюзом был полностью отклонен безвизовый режим для турков. Не вызовет ли это разногласия, не снизит ли это военно-политическую активность Турции в Черном море?

- Военную активность в Черном море осуществляет не Европейский союз. В потенциале Европейский союз имеет военные структуры, однако, если говорить о практических реализациях, как правило, это полицейские структуры, которые являются вспомогательными. Европейский союз самостоятельных силовых операций не проводит, и поэтому с этой точки зрения рассчитывать, что ухудшение отношений между Европейским союзом и Турцией приведет к ослаблению противостояний в Черном море, я бы не стал. Тем более, что это политика Соединенных Штатов Америки, а США, по сути, управляет НАТО. С другой стороны, надо понимать, что, если отношения будут ухудшаться, если Реджеп Эрдоган пойдет на создание неких волн новых беженцев, в этом случае проблемы будут, но они, скорее всего, будут не в Черном море. Потому что беженцев перевозят не через Черное море, а, в основном, через Средиземное или проливы. Поэтому я полагаю, что там возможно какое-то усиления активности. Возможно, что страны Европейского союза будут предпринимать некие действия по сдерживанию этого потока. Но непосредственно к Черному морю это имеет меньшее отношение, хотя имеются факты транспортировки беженцев, например, в Болгарию и Румынию. Такие факты есть, но это все-таки не основной поток. Основной поток идет через Грецию, а Греция – это Средиземное море. Поэтому я полагаю, что некие проблемы у Турции с ЕС возможны и скорее всего, будут усиливаться, но на безопасность черноморского региона это вряд ли окажет непосредственное влияние.

- Остался ли в прошлом конфликт интересов Болгарии, Румынии и Турции в Черном Море?

- В настоящее время противоречия между странами черноморского региона и Турцией сохраняются. В частности, Румыния очень хочет быть региональным лидером. Понятно, что и Турция очень хочет быть региональным лидером. Возникает некий конфликт регионального лидерства. Во-вторых, Румыния является фактически инструментом американского влияния в Черном море, а Турция старается проводить относительно независимую внешнюю политику. Поэтому налицо некоторое противостояние, несовпадение интересов между Румынией и Турцией. С другой стороны, отношения между Болгарией и Турцией удивительно хорошие. Что нехарактерно было с исторической точки зрения, но оно больше, по-видимому, отвечает, может быть, интересам США, которые заинтересованы в этом. И даже нарастание исламских настроений и мусульманского населения в Румынии не вызывает такого противостояния, которое можно было ожидать. Поэтому, насколько я вижу, отношения между Болгарией и Турцией достаточно хорошие, особенно в военной сфере. Здесь между ними не наблюдается серьезного противостояния. Среди других государств нужно заметить укрепление сотрудничества между Турцией и Украиной.

- Турция-Украина, Турция-Грузия: если говорить об этих осях в Черном море, возможно ли вообще их создание?

- Наверное, возможно было бы Турция-Украина, но здесь упирается в то, что Украина не имеет флота. Конечно, можно много говорить о флагмане украинского флота корабле «Гетман Сагайдачный», но это корабль класса всего лишь фрегат. То есть, это фактически большой сторожевой корабль, который не может нести никакого серьезного военного потенциала. Поэтому, не имея военного флота, трудного говорить о каком-то очень серьезном сотрудничестве на черноморском флоте. Помимо этого, ведь Украина не имеет и значительной обороны с моря. Если уж говорить серьезно – серьезных береговых ракетных комплексов. Она имеет крайне ограниченные возможности в авиации. То есть, Украина может оказывать больше политическую поддержку действиям Турции, но она не имеет фактически военного потенциала, который может усилить турецкий потенциал.

- А Грузия?

- Если говорить о Грузии, то здесь есть проблема территориального плана. Потому что как минимум Турция претендует на город Батуми, который в свое время был фактически отдан в качестве контрибуции Российской Империи. Но есть претензии и к другим территория Грузии. Поэтому Грузия, развивая сотрудничество с Турцией, не забывает о наличии территориальных проблем, и поэтому такое сотрудничество носит сложный характер. Несколько раз ранее заявлялось о создании совместной бригады. Это бригада Азербайджана, Турции и Грузии, однако бригада полноценно до сих пор не развернута. В качестве гипотетической цели обозначала охрана трубопроводов. Для Грузии более важно сотрудничать с США, чем с Турцией. Грузия рассматривает США как некий противовес турецкому влиянию, потому что, если мы посмотрим на экономическое влияние, например в Аджарии, оно очень существенно. Грузию беспокоит наличие в Аджарии радикалов-исламистов, как и наличие таких радикалов, например, в Панкисском ущелье. И влияние Турции здесь может играть крайне негативную роль для вот такого рода деятельности. Поэтому я не верю в возможность долгосрочного сотрудничества Грузии и Турции, но они могут скооперироваться по некоторым тактическим задачам. Это возможно. Но в целом, есть препятствия и ограничения для развития такого военно-технического сотрудничества.

- Что стоит за заявлением турецкого президента Реджепа Эрдогана о «русском озере»?

- Заявление Реджепа Эрдогана о возможности превращения Черного моря в русское озеро является больше заявлением, направленным турецкой аудитории, которая должна понять и поддержать усилия Реджепа Эрдогана по противостоянию с Российской Федерацией и необходимости наращивания военного потенциала. Однако совершенно понятно, что Черное море не может стать «русским озером». Но что же беспокоит Турцию, что беспокоит США? Это очень удобное геостратегическое положение Крыма. Фактически Крым находится в середине Черного моря, и, размещая там группировку войск, Россия во многом контролирует все Черное море. Да, действительно можно размещать боевые корабли на каких-то базах, но Крым дает для России очень серьезный выигрыш географического положения. Поэтому имея там достаточное количество авиации, различного рода ракетных комплексов и других вооруженных сил, Россия во многом контролирует Черное море, как бы это ни пытались сдерживать в Румынии, Болгарии или Турции. Как они могут этому противостоять? Конечно, можно было попробовать Крым вернуть, но я думаю, что такой вариант невозможен. Тогда можно попробовать нарастить свой военный потенциал, можно проводить провокации, однако я полагаю, и это не будет иметь эффекта. Гораздо более разумно было бы найти с Россией некий компромисс, и тогда можно было бы говорить о формировании общей системы безопасности в Черном море. Однако для этого нужно хотя бы начать учитывать российские интересы и перестать её провоцировать кораблями и самолетами.

Беседовал Иван Скориков

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Константин Сивков: Возвращение Крыма и Севастополя для безопасности России имеет ключевое значение

Капитан первого ранга, доктор военных наук, специалист в военной политологии, первый вице-президент Академии Геополитических Проблем Константин Сивков рассказал о балансе сил и основных угрозах в акватории Черного моря.

День Черноморского флота отметили в Севастополе

Младший брат "Большой бескозырки" Кубок Черноморского флота

17 мая на кортах теннисного центра «Севастополь» стартовал теннисный турнир «Наш Севастополь – 2014», посвященный воссоединению нашего города и Крыма с Россией. Его организаторами стали федерация тенниса Севастополя (президент федерации Владимир Боряев), Внешэкономбанк.

В ЧВВМУ прошел «Кубок Черноморского флота» по теннису

Турнир «Кубок Черноморского флота» стал традиционным и проводится ежегодно в период празднования дня образования Черноморского флота, начиная с 2008 года.

Власти Севастополя предъявляют претензии к Черноморскому флоту РФ

Украинская администрация Севастополя предъявляет претензии к командованию Черноморского флота РФ по поводу состояния объектов, которые арендуются Россией. Первый заместитель председателя севастопольской госадминистрации Федор Рубанов пожаловался журналистам, что пока не может обсудить этот вопрос с командующим ЧФ РФ Александром Витко.

Черноморскому флоту – 230!

13 мая исполнилось 230 лет со дня создания легендарного Черноморского флота, не раз защищавшего морские рубежи державы от неприятеля и сейчас продолжающего нести свою боевую вахту.

«У России есть ресурсы, чтобы в случае чего защитить сочинские Олимпийские игры»

Россия проводит масштабные военные маневры на Черном море. Как отмечают некоторые аналитики, это свидетельствует о сближении Москвы и Киева по вопросам сотрудничества в сфере обороны. Дело в том, что столь масштабные учения должны проводиться по согласованию с Киевом, и украинская сторона дала свое согласие.

На Черноморском флоте завершаются учения

Боевые корабли и суда обеспечения Черноморского флота РФ, которые принимали участие в учении в рамках внезапной проверки боевой готовности и боеспособности войск (сил) на юге страны, вернулись в бухту.

Вопрос перевооружения ЧФ РФ находится на начальной стадии обсуждения - МИД Украины

Вопрос перевооружения Черноморского флота Российской Федерации находится на начальной стадии обсуждения и говорить о каких-либо договоренностях еще рано, заявляют в Министерстве иностранных дел Украины.

Визит министра обороны РФ В Севастополь

Мониторинг СМИ Крыма и Севастополя.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.