Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
75 лет Победы в Великой Отечественной войне

75 лет Победы в Великой Отечественной войне  далее »
05.06.2020
17:38:05
Влияние внешних факторов на внутреннюю политику Украины обсудили в Институте стран СНГ далее »
14:58:44
В Белоруссии объявили о начале согласования условий пребывания военных объектов РФ далее »
14:56:14
Додон надеется, что удастся возобновить переговоры по российскому кредиту далее »
13:20:11
Миссия ВОЗ в ближайшее время посетит Туркменистан далее »
13:10:29
Белоруссия направила письмо "Газпрому" с предложениями по поставкам газа далее »
12:49:09
Молдавия блокирует миротворческие механизмы в Приднестровье далее »
04.06.2020
18:03:54
В России появится новый правовой режим для долгого проживания мигрантов далее »
18:02:57
Киев отказался от консультативного совета по Донбассу далее »
13:55:49
Анонсирована встреча высокого уровня в рамках Союзного государства далее »
12:55:07
Народную милицию ЛНР перевели в состояние постоянной боевой готовности далее »

Политолог Иван Скориков: при любом исходе выборов Белоруссия вынуждена считаться с РФ далее »

Индульгенция Майдана — основа режима на Украине далее »

Таджикистан - надежный союзник России по ОДКБ? далее »

Кирилл Фролов: Верующие УПЦ фактически привели к власти Зеленского далее »

Институт стран СНГ организовал Международную конференцию «Память о Второй Мировой войне и современная геополитика» далее »

Зеленский получил индульгенцию на "хорватский сценарий" в Донбассе далее »

Депутат Затулин поздравил сочинцев с Днем города далее »

Рубрика / Политика

Михаил Ремизов: России сложно рассчитывать на то, что аргументы относительно политзаключенных в Украине, на Западе будут услышаны, но это не значит, что мы эти аргументы не должны выкладывать


16.03.2016 12:38:58

Политолог и публицист, президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов в интервью «Материку» рассказал о политических последствиях «дела Савченко» для России.

- Если говорить о деле Савченко, с точки зрения международного права, правомерны ли действия Российской Федерации?

- Обвинение касается гибели российских граждан. И доказано оно или нет, будет решать суд. Очень сложно собрать реальную доказательную базу. Но Россия, безусловно, имеет право судить людей, которые соучастные, или которые подозреваются в соучастии в убийстве ее граждан. Вообще, с точки зрения международного права, большая часть военных конфликтов, которая последние десятилетия велась, оказывались в серой зоне. То есть войны больше не объявляются. А война это определенный правовой режим. Соответственно все боевые действия, которые идут помимо вот этого правового режима войны, они номинально судятся по законам мирового времени. Хотя, по сути, это часто оказывается сомнительно с точки зрения справедливости и здравого смысла. Поэтому проблема в том, что отсутствует правовой статус войны на Донбассе. И это не единственный случай. Это скорее правило, чем исключение. А когда такой правовой статус отсутствует, вообще непонятны правовые основания для квалификации тех или иных преступлений.

- А если говорить не только о правовых моментах, а с точки зрения политической целесообразности. Какие интересы преследуют, занимающие различные позиции, в деле вокруг Савченко? И как вы считаете, за два года вялотекущего обсуждения этого вопроса, почему именно сейчас так резко активизировалась и украинская сторона, и наши следственные органы?

- Информационная и политическая активизация связана с тем, что на финишную прямую выходит сам процесс. Здесь нет ничего удивительного. Что касается принципиального решения, то гибель журналистов, конечно, было серьезным вызовом, на который политически Москве тоже было важно как-то ответь. Савченко может рассматриваться, как один из таких ответов. Вообще наши правоохранители примеривали на себя эдакую мантию америко-английскую экстерриториальной юрисдикции. Они говорили о возможностях каких-то судебных дел, каких-то процессов относительно преступлений совершенных в ходе войны на Донбассе. Но пока единственный процесс, который мы видим, связан с обвинением в убийстве именно российских граждан. То есть эта экстерриториальность это готовность брать на себя, в случае наличия политического или какого-то еще интереса, право судить людей, которые совершили преступления где-то в другой точке земного шара, как это делает США. Нам пока до этого очень далеко. Поэтому российская юрисдикция экстерриториальность пока не осуществляет, и претензию пока не реализует. И дело Савченко в данном случае не является примером такого подхода, потому что речь идет о российских гражданах.

- А может ли этот процесс продолжиться? Ведь известно, что ещё 52 человека имеют подобные Савченко обвинения. Дойдет ли очередь до реальных решений по этим делам?

- Очень много говорится о Савченко. И очень мало говорится о русских, пророссийских активистах, которые на Украине являются политическими заключенным, и в отношении которых уже приняты приговоры, которые можно на полном основании считать бессудными. Или в отношении которых сейчас ведутся дела. Скажем, осенью был арестован на территории Украины бывший депутат горсовета Севастополя, Владимир Галичий. Ему грозит 12-15 лет тюрьмы, он обвиняется в государственной измене, на том основании, что просто был депутатом горсовета, который проголосовал за проведение референдума 16 марта. Мы эту фамилию в Российских СМИ не слышим. То есть мы сами не привлекаем внимание к политическим заключенным, к жертвам вот этого политического правового прессинга на Украине. Поэтому с политической точки зрения, мне кажется, Россия ведет партию очень слабо и не убедительно. Я пока не вижу признаков того, что включение российского правосудия в качестве инстанции, возьмет на себя право расставить какие-то точки над «и» в конфликте на Донбассе. Дело Савченко, мне кажется, останется таким исключением и здесь. Россия, Москва чувствует себя немножко неуверенно и сложно. Не только из-за международного давления, но и из-за того, что Киев в ответ стал наигрывать карты, возбуждать дела против российских граждан, с тем, чтобы было кого обменивать, в случае обвинительного приговора Савченко.

- Вы затронули тему политико-информационного сопровождения, который у нас, как вы говорите слабо идет. Давайте поговорим о том, что делает Киев сейчас. Известно, что на международных площадках и в Европе поднимается вопрос о защите Савченко. Насколько успешна, может быть такая активизация Киева, учитывая, что партнеры Киева на Западе разделяют его точку зрения?

- Дело Савченко для Киева является в информационно политической плоскости абсолютно успешным. Поэтому они будут продолжать давить на эту больную мозоль. И нам, конечно, сложно рассчитывать, что наши аргументы относительно политзаключенных и в Украине, и на Западе будут с той же охотой подхватываться. Но это не значит, что мы эти аргументы не должны выкладывать, это не значит, что эти имена мы не должны каждый раз называть, что мы не должны их популяризировать в СМИ или на политических площадках. Мы этого не делаем, или делаем недостаточно активно. Мы даже в своем внутреннем политическом пространстве эту тему игнорируем. Почему? Потому что мы не можем эти вопросы сразу взять и решить. Да? То есть мы вынуждены смириться с этой несправедливостью по ту сторону границ. Но вот Киев тоже, он не может решить вопрос с Савченко. Тем не менее, привлекает к этому максимальное внимание. Поэтому невозможность моментального решения здесь и сейчас, это не повод к тому, чтобы игнорировать тему, замалчивать ее. По крайней мере, эта история с бывшими Севастопольскими депутатами, которых судят за то, что они, по сути, просто были депутатами горсовета, которые поддержали решение проведения референдума в Севастополе - это дело чести, как мне кажется, для Российской Федерации таким людям помогать. И нужно сделать все возможное, чтобы помощь была оказана.

- Кстати, Порошенко официально предложил обменять Савченко. На ваш взгляд, стоит ли России согласиться на это предложение? Есть ли механизмы? Скажем, может ли Президент оформить амнистию даже после приговора?

- Очень важно содержание приказа. Очень важно насколько убедительным будет признано обвинение в соучастии убийства российских граждан. Если оно будет признано убедительно, то политических аргументов, для того чтобы обменивать Савченко, мне кажется, у Кремля не будет. Позиция будет выглядеть очень слабо. Если же обвинение будет отвергнуто, то соответственно предмета и для мер не возникнет, она может быть освобождена. Такая здесь возникает дилемма. То есть если она действительно виновна в том, в чем ее обвиняют, то обмен не будет легитимным и общественно признанным ходом. Если же она не виновна, то соответственно пропадает предмет для обмена. Остается такой средний вариант, если она будет признана виновной, например не по самой тяжкой статье обвинения, тогда будет и пространство для обмена. Если же основное обвинение удовлетворяется, признается судом, то состава для обмена в этом случае не возникает, потому что это очень тяжелое обвинение, за которое человек должен будет нести наказание.

- А можно ли, гипотетически, рассматривать дело Савченко в контексте пробуксовки Минских соглашений? То есть в попытке в очередной раз все свалить на Россию, что вот пока не будет решено дело Савченко, тогда Минск не будет продолжен?

- Безусловно. Нагнетание такой истерии политической вокруг дела Савченко это хороший повод снять с повестки дня невыполнение своей части минских соглашений, и снять с себя ответственность за выполнение политической части минских соглашений. По крайней мере, ответственность моральную и ответственность политическую. И обязательно Киев будет использовать этот аргумент и в дальнейшем.

- Общественной реакцией на предстоящий суд стали беспорядки в Киеве, в отношении нашего представительства. Соединенные Штаты, Евросоюз опять посмотрели на это все сквозь пальцы, чем обусловлена их позиция, и как стоит нам реагировать, защищая наше посольство?

- Что касается ответов, нужно наигрывать козыри со своей стороны. Уделять максимальное внимание к политическим заключенным. Примеров такого политического террора на Украине можно найти более чем достаточно.

- В информационном освещении этого дела, большую роль играет еще и российская внесистемная оппозиция, которая в качестве иконы, выбрала персону Надежда Савченко. Чем объясняется этот выбор, учитывая то, что Савченко служила в батальоне Айдар, который даже уже в Киеве признается бандитским формированием, и его руководитель Мельничук уже обвиняется по статье украинского УК?

- Для части нашей общественность, все, кто против Кремля, по определению являются друзьями. А если еще и были окружены каким-то героическим ореолом, ореолом страдающих мучеников, то они являются друзьями вдвойне. Поэтому в данном случае синдром такой антинациональной позиции, которая готова поддержать любого, кто достаточно громко бросит вызов Путину, Кремлю, Москве и Российской Федерации в целом.

Беседовал Иван Скориков

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Комментарии

23.01.2018 05:52:13 Комментарий от Санёк Алексеев(igererria1972)
Часто тревожит проблема с домашними ворами? Тогда вам точно нужно посмотреть эту компанию  http://lcsolutions.com.ua/systems/ohrannaya-signalizatsiya.html

 

03.03.2018 11:31:23 Комментарий от Павел Липатов(apkencarow1984)
Решил попробовать приобрести треккинговые носки. Вот нашла хороший магазинчик где их можно купить  http://trekking.in.ua/

 

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы по теме дня "Приговор Савченко: страсти по убийце"

США и Евросоюз отказываются от «списка Савченко»

Порошенко в последний раз испытывает терпение Запада

Украина ввела санкции против фигурантов «списка Савченко — Сенцова»

Киев заявил о готовности идти на любые компромиссы по обмену Савченко

Выходец из Таджикистана Бут в обмен на украинку Савченко

По сообщениям российских СМИ, Москва составила список своих граждан, в обмен на выдачу которых готова освободить бывшую украинскую военнослужащую Надежду Савченко. Возможен ли обмен такого рода, эксперты института стран СНГ поделились своим мнением.

На Украине найден мертвым адвокат одного из задержанных под Луганском россиян

США заявили о готовности помочь обмену Савченко на россиян

Сажать нельзя обменивать

Савченко может быть возвращена на Украину после президентских выборов

Надежду Савченко приговорили к 22 годам тюрьмы

Савченко заняла очередь для Порошенко?

Заместитель директора Института стран СНГ Игорь Шишкин считает, что «дело Савченко» имеет как правовую, так и политическую стороны.

Тамара Гузенкова: В случае с Савченко, обмен совершенно не корректен и не паритетен

Политолог, доктор исторических наук Тамара Гузенкова в интервью «Материку» комментирует «Дело Савченко».

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.