Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
15.12.2017
18:07:32
В Риге прошел митинг в защиту русских школ далее »
18:05:44
Ряду живущих в Финляндии россиян интересен "Дальневосточный гектар" далее »
17:02:54
Власти Литвы ужесточат доступ в приграничную зону из России и Белоруссии далее »
14.12.2017
18:13:24
В ДНР ратифицировали договор о взаимопомощи между Южной Осетией далее »
18:11:22
В Оперативной группе российских войск в Приднестровье отметили день святого апостола Андрея Первозванного далее »
18:08:24
На российской границе появятся таможенники из Белоруссии и Казахстана далее »
18:02:27
Путин: дальневосточные гектары могут начать давать соотечественникам за рубежом далее »
13.12.2017
18:16:54
Население Камчатки растет за счет беженцев с Украины далее »
17:24:10
Порошенко назначил главного адвоката Бандеры далее »
15:31:40
В Приамурье планируют давать землю старообрядцам площадью до 20 гектаров далее »

Обсуждение пресс-конференции президента России. Время покажет. Выпуск от 14.12.2017 далее »

Вечер с Владимиром Соловьёвым. Эфир от 12 декабря 2017 далее »

Трамп взрывает Ближний Восток. Право голоса далее »

Особая статья 3anaд больше не друг Украине?! далее »

Американская «сделка века». Время покажет. Выпуск от 08.12.2017 далее »

Грузинский «варяг» в новой украинской Сечи. 60 минут. Эфир от 07.12.2017 далее »

ПРАВ!ДА? Возвращение соотечественников: полный провал? далее »

Рубрика / Политика

Виктор Тур: «Пора системно заняться исследованиями истории ислама в Крыму»


10.07.2015 17:28:29

Стенограмма

выступления доцента Крымского отделения Российского университета правосудия, кандидата исторических наук Виктора Тура на научно-практическом семинаре«Традиционный ислам в Крыму: история и перспективы»

(19 мая 2015 года, г. Симферополь)

До сегодняшнего дня, по большому счету, на территории Крыма никто системно не занимался исследованиями истории ислама. Есть ряд статей и одна коллективная монография «Ислам в Крыму. Очерки истории функционирования мусульманских институтов» 2009 г. Надо отдать должное, что авторы собрали и проанализировали опубликованные источники и ввели в научный оборот ряд новых архивных документов. Не смотря на это, следует сказать, что глубинных и системных исследований истории ислама на полуострове не проводится. Это скорее инициатива отдельных ученых.

Во-первых, абсолютный ноль в археологии. Если мы говорим об истории развития тех или иных религиозных общин в древности, в том числе и мусульманских, археология, это единственная историческая наука, которая может дать наиболее конкретный и точный ответ об их развитии в прошлом через сотни лет. Письменные источники очень ценные, но они не всегда доступны, потому что многие (до присоединения Крыма к России), вероятно, находятся в той же Турции и число специалистов со знанием средневекового языка ограничено. Не всегда есть возможность доступа. Да и появляется здесь ислам задолго до завоевания Крыма Османской империей. Поэтому письменные источники, это все-таки ограниченная информация во времени. И именно археология дает базовую информацию о датировке событий. Причем мусульманских памятников археологии у нас, уверен, более чем достаточно, но ими никто не занимался. Исключение составляют предреставрационные исследования мечети в Старом Крыму и позднего памятника в Бахчисарае.

Если у нас христианские храмы попадают в сферу интересов археологов в рамках городской застройки древних византийских городов, то чисто мусульманские, позднесредневековые объекты никого не привлекали. Естественно и отсутствует финансирование таких исследований. Например, еще И.А.Барановым были открыты фундаменты старой мечети в Судакской крепости, предположительно XV в. Но до нее так очередь и не дошла. Как один из примеров развалины мечети в Красноселовке, в которой, как помнится, был найден самый старый на полуострове список Корана. Мы выезжали туда экспертной комиссией с присутствующим здесь Селевко. Возник спорный вопрос – кому принадлежат эти руины? Предположительно, там ранее был христианский храм, потом на его фундаменте построена мечеть. Но прежде чем решать, какой общине принадлежит памятник надо провести его исследование. И главное – кто будет финансировать археологические работы, за чей счет будет проведена реставрация или консервация. В результате, узнав о суммах, необходимых для этих работ обе стороны от памятника отказались, удовлетворившись выделенными сельсоветом участками для строительства культовых зданий. Кроме того, прилегающая территория была уже выделена дачникам. Если исламская община заинтересована в том, чтобы сохранялись ее исторические памятники, логично проводить работу по их сохранению. Пусть даже здание и не будет использовано как мечеть, но это памятник исламской культуры, пусть он будет туристическим объектом. Например, в Судаке есть здание музея, которое было в средневековье в разное время и христианским храмом и мечетью. Как его поделить? Но это отреставрированное здание-музей, говорящий о разных религиях и культурах которые сосуществовали и существуют в Крыму. Пора изучение культовых памятников вводить в организованное русло. Но можно ждать дальше, когда они разрушатся окончательно на радость дачникам, о которых я упоминал. В заброшенном состоянии находятся и другие археологические объекты исламской культуры, включая древние места погребений. Поэтому, либо мусульманские общины будут заинтересованы в том, чтобы изучать их историю на территории Крыма, либо у нас, при интенсивном строительстве, исчезнет всякая информация окончательно о том, что они здесь были и когда они здесь появились. Еще раз повторюсь, если памятники других древних религиозных общин, христианских, иудейских, караимских и более древних святилищ исследуются, то археология культуры ислама практически отсутствует.

Во-вторых, коснемся письменных источников, о которых я уже говорил. У нас, по большому счету, в полном объеме не разобран архив. Как правило, исследователи ссылаются на один фонд, с документами Духовного правления мусульман Крыма. Но существует огромное количество документов, которые находятся совсем в других фондах, папках губернского правления, землеустройства и др. Это различная переписка местных властей с имперским правительством, жалобы, статистические отчеты. Есть интересные документы и о правилах строительства христианских и мусульманских культовых зданий того времени в России, где учитывается количество проживающих верующих, дающее право на строительство таких зданий, расстояние на котором они должны находиться друг от друга, типовые проекты и другие условия. Мало кто знает о таких документах из современных чиновников решающих данные вопросы, которые еще в XIX веке подлежали урегулированию, чтобы не вызвать недовольство населения. Возможно сегодня стоит регламентировать правила строительства культовых зданий, чтобы удовлетворить интересы всего многоконфессионального населения. Как пример, вернусь к той же Красноселовке, где речь шла о строительстве или восстановлении старой мечети. Как выяснилось в процессе комиссии, в селе проживает всего одна мусульманская семья. Но насколько оправдано строить мечеть практически в христианском по составу поселке. Конечно – это право, но речь идет и о целесообразности. Из той же аналогии – установка поклонных крестов на территории Крыма к 1000-летию крещения Руси. Не везде они оказались к месту, особенно возле поселений мусульман, что вызвало тогда протесты. Поэтому возможно стоит изучать российский дореволюционный опыт урегулирования межконфессиональных отношений, находить ему применение при разработке современных законодательных и иных нормативных актов, градостроительных планов.

Кроме того, есть целый ряд специфических документов, которые вообще не нашли качественного освещения в современных публикациях. Это документы полиции, жандармерии и иных правоохранительных органов. Примером является многотомное дело по убийству настоятеля Кизилташского монастыря еще в конце XIX в. Казалось бы, дело давнее, но оно и сегодня остается яблоком раздора, т.к. недалеко друг от друга стоит два памятника невинно убиенному настоятелю православного монастыря и невинно казненным татарам-мусульманам. И там и там до недавнего времени собираются приверженцы разных общин. Один и тот же вопрос не раз освещался в прессе и естественно по-разному. Одни пишут о жестокости и нетерпимости мусульман по отношению к священнослужителю, другие – о несправедливой казни обвиненных и притеснениях российскими властями. Но что интересно, когда я просматривал эти тома, то не нашел в архивной документации подписей авторов статей. Они существуют только в первых томах на уровне предварительного следствия. Похоже, никто не удосужился изучить судебные материалы до конца. Вероятно, есть резон изучить и опубликовать это дело, дать пояснения, опираясь на законодательство того времени, чтобы снять вопрос и повод взаимных обвинений. И поставить, наконец, в деле точку. Казалось бы дело прошлое, история. Но и сегодня, при желании, это повод к обострению межконфессиональных отношений, что и имело место несколько лет назад.

Есть еще одна группа интересных документов – это публикация А.Кричинского «Очерки русской политики на окраинах. К истории религиозных притеснений крымских татар», которую достаточно часто упоминают в интернет-публикациях. Мне ее удалось разыскать в Петербурге в Национальной библиотеке, в единственном экземпляре и крайне ветхом состоянии. К сожалению, пришлось переписать большую часть книги, потому как копирование такого ветхого, напечатанного на тонкой газетной бумаге издания - не разрешили.

Это первая часть, вторая – касалась вопросов культуры. Казалось бы по названию все ясно, отсюда вероятно и ссылки. Но когда я ее открыл, то выяснилось, что содержание очень далеко от названия. А.Кричинский это известный исследователь, юрист, историк. По происхождению польский татарин из дворянской генеральской семьи. Его труды были посвящены истории татар в нашем Отечестве и за рубежом. В период революций А.Кричинский вынужден был бежать из Польши в Петербург, а потом в Крым, где он возглавлял секретариат Первого Крымского правительства. Потом, в силу революционных преобразований вновь бежал в Азербайджан где опять возглавил секретариат правительства демократической республики. Именно там, в 1919 году он опубликовал упомянутый труд, который фактически является сборником архивных документов XIX в., жандармских и полицейских материалов начала XX в. Последние, вероятно, оказались у него в руках во время его работы в правительстве Крыма. Мне пока не удалось выяснить, сохранились ли эти полицейские документы в нашем архиве, но нет сомнения, что он работал с подлинниками. Указаны их номера, да и стиль изложения вполне характерный для времени и учреждения. Не исключено, что они пропали в процессе революций и гражданской войны. Чем интересна эта публикация? Там буквально страниц 10–15 - общий обзор по взаимоотношениям российского правительства с местным населением крымских татар и мусульманской общиной в XIX - начале XX вв, т.е. информация, которую мы уже знаем на сегодняшний момент по другим источникам: миграции, отселение с прибрежных районов во время войны и др. А дальше, процентов 90 всего издания составляют архивные документы жандармские, полицейские и более ранних правоохранительных органов, касающиеся деятельности мусульманских общин. Фактически большинство этих документов, вопреки названию, не говорит о каких-то притеснениях. Это просто докладные чиновников правоохранительных органов о взаимоотношениях внутри мусульманской общины. Первый небольшой блок, это конец XVIII и XIX века. Прежде всего, различные докладные, заявления и другие документы, свидетельствующие о проникновении на территорию Крыма различных проповедников из-за границы, которые привозили на территорию Крыма брошюры и листы, которые распространяли среди хатибов и в целом, в мусульманской среде. Которые, как отмечается, искажают смысл традиционного ислама у нас в Крыму, несут учения, не характерные для крымского ислама, крымских мусульман, и возбуждают настроения против государства Российского.

Основная часть документов - период с 1905 по 1914 год. Это в основном полицейские, жандармские докладные, которые рассказывают о борьбе внутри исламской общины между старыми священнослужителями, которые придерживаются пророссийской ориентации, поддерживают имперские власти и представителями нового течения пантюркизма. Речь идет о так называемых новых татарах, или новых турках, которые после обучения в Турции прибыли сюда и через религиозные организации, используя трибуну, приступили к агитации в среде крымско-татарской молодежи, прежде всего, и населения в целом, ориентированные на враждебное отношение к Российскому государству, пропагандирующие идею создания единого тюркского государства, признание Турции центром мусульманского мира.

Соответственно, все эти документы полицейские. Причем это не только докладные чиновников. Среди них, например, есть письма муллы мечети поселка Ай-Василь, Ялтинского уезда, Сеид-Ибрагима-эфенди Халилова. Как представитель духовенства, который возглавил сопротивление старых священнослужителей новому молодому течению, он сообщает в губернское правление и описывает преступления и правонарушения, совершаемые в отношении тех священнослужителей и мусульман, которые не подчинились представителям младотатар. Это упоминаемые убийства, избиения и террор, который применяется в отношении тех, кто оставался верным России. Как сообщается, эти методы были направлены на то, чтобы вынудить население переизбрать местных мулл мечетей и заменить их на представителей пантюркистского течения. Вначале, как свидетельствуют документы, основное внимание уделялось мусульманским школам разного уровня с целью повлиять на мусульманскую молодежь, а на втором этапе - захват управления и осуществление службы в мечетях. Одновременно, среди этих материалов, упоминается о проповедниках, которые проникают на территорию Крыма из Египта и Турции с идеями исламистского толка и создания великого халифата. То есть учения, с которыми мы столкнулись уже в современной истории. И что самое интересное во всех этих документах, о каких-либо притеснениях нигде речь не идет. Скорее наоборот. В жалобах отмечается, что российские чиновники не принимают никаких мер. Как следует из документов, даже в тех случаях, когда совершались преступления, виновных отпускали через два-три дня, никакой профилактики не проводилось. Ни полиция, ни жандармерия, ни губернское правительство не вмешивалась в борьбу внутри мусульманской общины. Более того, как указано в жалобах, вся информация из писем и жалоб, становилась известна активистам младотатарского движения, которые потом учиняли расправы над теми, кто это писал или соглашался дать свидетельские показания.

Я привел как пример данную публикацию, открывающую малоизвестную страничку борьбы внутри мусульманской общины в начале XX века, в условиях проникновения пантюркистских идей на территорию Крыма. Данные документы интересны тем, что они составлены официальными лицами, священнослужителями, полицейскими, и просто информаторами, которые достаточно детально описывали происходящие события.

Интересные исследования по вакуфным имуществам были недавно проведены Д.Конкиным. Сейчас он работает в научном центре КФУ им. В.Вернадского. Эта тема тоже имеет важное значение сегодня. Присутствующие помнят конфликт из-за владения землей на границе с Успенским монастырем. В XVIII в. это вакуфная земля при ханской мечети, но после того как она была заброшена, эти земли были неоднократно перепроданы, оказались в частных руках и были подарены последними владельцем, православным греком - монастырю. В итоге противостояние приобрело религиозную окраску на современном этапе, как, впрочем, и ряд других конфликтов.

Я упомянул об отдельных архивных документах и привел примеры отдельных современных конфликтных ситуаций, чтобы подчеркнуть главное. Для Крыма необходимо глубокое изучение конфессиональной истории и в частности, истории появления и развития мусульманской общины. Это не только пополнит наши исторические знания, позволит раскрыть стороны многогранной культуры населения полуострова, но и снимет многие современные проблемы, возникающие на почве незнания и непонимания, исключит возможность межэтнических и межконфессиональных конфликтов, научит жить в мире и согласии многочисленные народы, населяющие Крым.

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.