Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829
Обсуждаем "Русские" поправки в Конституцию

Обсуждаем "Русские" поправки в Конституцию  далее »
20.02.2020
18:25:17
Полиция на Украине задержала протестующих против эвакуации граждан страны из КНР далее »
17:34:21
Белоруссия повысила тариф на транзит российской нефти далее »
17:14:27
Политологи обсудили русофобию далее »
19.02.2020
13:21:00
Песков прокомментировал отставку Суркова далее »
12:40:50
Русские в России и соотечественники за рубежом: о праве быть в Конституции и законах – анонс пресс-конференции Константина Затулина далее »
18.02.2020
17:03:34
Зарубежные соотечественники поддержали предложения Константина Затулина в новый текст Конституции далее »
13:31:34
Киев обвинил Россию в атаке на свои позиции в Донбассе далее »
12:41:11
Действие внутренних паспортов граждан Украины сохранится в России после 1 марта далее »
12:38:41
Глава МИД Украины не исключил возможность вооруженного конфликта между РФ и Белоруссией далее »
12:06:21
Голландский журналист опубликовал документы разведки о крушении MH17 далее »

Эксперты о шестой годовщине Майдана далее »

Карантин на Diamond Princess снят. 60 минут. Эфир от 19.02.2020 далее »

Россия и США должны вывести друг друга из статуса противника далее »

От частных вопросов до общественно значимых далее »

В районе крушения MH17 отсутствовали комплексы "Бук" далее »

Обстрелы в Донбассе. Вечер с Владимиром Соловьевым от 18.02.2020 далее »

ЛНР и украинские силовики обвинили друг друга в обстрелах. Своя правда. Эфир от 18.02.2020 далее »

Рубрика / Безопасность

Афганский фактор во внешнеполитической деятельности стран Евразийского экономического союза


07.05.2015 15:14:30

27 апреля в Казахстане в г. Байконур прошла традиционная ежегодная научно-практическая конференция "Проблемы интеграции пространства СНГ на современном этапе", организованная Институтом стран СНГ, Роскосмосом, Российским Фондом мира и администрацией города Байконур.

«Материк» публикует доклад исполнительного директора АНО ´Центр политических технологий «Политконтакт» Андрея Медведева о значении афганского фактора в процессах на постсоветском пространстве.

Успешное развитие Евразийского союза во многом зависит и от сближения внешнеполитических позиций входящих в него государств, которым необходимо выработать согласованный подход к наиболее важным проблемам, в том числе к афганскому вопросу.

Афганский фактор всегда имел важное значение, он продолжает оказывать значительное влияние на процессы, идущие на постсоветском пространстве. В этой связи представляется необходимым, чтобы государства ЕАЭС, в особенности Россия и Казахстан, - для которых политика на афганском направлении имеет особую важность, - действовали согласовано как в отношениях с Кабулом, так и с другими внешнеполитическими игроками. Если этого достичь не удастся, то афганская проблема может стать серьезным препятствием для выработки общего внешнеполитического курса стран Евразийского союза, а, значит, и для всей евразийской интеграции в целом.

Важность Афганистана для внешнеполитического курса стран Евразийского экономического союза определяется, в числе иного, следующими причинами:

- Во-первых, Афганистан – наш общий сосед, а потому от обстановки в этой стране непосредственно зависит ситуация в странах ЕАЭС, которые должны вместе противостоять угрозам, которые существенно усиливает афганский кризис, - усилению фундаменталистских и экстремистских организаций, распространению терроризма и росту наркотрафика. На территории Афганистана продолжают действовать лагеря подготовки боевиков, в том числе из числа выходцев из государств-членов ОДКБ. Участники радикальных группировок, которые сегодня проходят там подготовку, через какое-то время появятся на территориях стран своего происхождения и, вполне вероятно, с оружием в руках попытаются решать политические задачи. В состав транснациональных преступных синдикатов, связанных с производством и транспортировкой наркотиков, входят организованные преступные группы, которые в ряде государств региона прочно срослись с властью.

- Во-вторых, Афганистан продолжает оставаться страной, в которой сконцентрировались геополитические, экономические, идеологические, социальные и религиозные противоречия, свойственные современному миру. Глубокие конфликты, раскалывающие афганское общество, не только порождают угрозы международной безопасности, в том числе, для России и Казахстана, но и усиливают разногласия, как на региональном, так и на глобальном уровне.

- В-третьих, Афганистан стал площадкой для конкуренции и взаимодействия значительного числа геополитических игроков, - как региональных, так и глобальных держав. Поэтому активная деятельность на афганском направлении создает условия для решения внешнеэкономических и внешнеполитических задач, формально никак не связанных с афганской проблематикой.

- В-четвертых, страна, располагающая чрезвычайно разнообразными природными ресурсами, которая в силу своих исторических и культурных традиций будет неизменно стремиться к проведение независимой политики и освобождению от внешнего диктата. Это позволяет государствам, стремящимся к сотрудничеству с Афганистаном, рассчитывать на развитие дружественных отношений, благодаря которым можно будет использовать ресурсы и геополитическое положение Афганистана в коллективных интеграционных интересах.

Очевидно, что цели, заявленные почти 14 лет назад американской администрацией перед началом военной операции в Афганистане, так и не были достигнуты. Американская «война с международным терроризмом» в действительности привела к беспрецедентному росту терроризма на Евразийском континенте и взрывному росту производства наркотиков. Нынешняя ситуация в Афганистане свидетельствует о том, что подлинная цель операции «Несокрушимая свобода» заключалась в создании условий для долговременного военного присутствия США в непосредственной близости от границ Китая, Ирана, Индии, Пакистана и стран СНГ. В итоге - на территории Афганистана создан военно-стратегический плацдарм, который, по сути, никакого отношения к антитеррористической борьбе не имеет. Развернута сеть иностранных военных баз, которые призваны решать не публично декларируемые, а действительные задачи внешней политики США в Афганистане: установление контроля над транспортировкой энергетических ресурсов с Ближнего Востока, Каспийского региона.

Буквально на днях, в ходе своего выступления на проведенной по инициативе Минобороны РФ 16-17 апреля 2015 г. IV Московской конференции по международной безопасности министр обороны Исламской Республики Иран бригадный генерал Хосейн Дехган заявил: «Сегодня я должен с огромным сожалением объявить, что государства, поддерживающие ИГИЛ и прочие такфиристские группировки, программы которых в Сирии и Ираке не достигли желаемых результатов, вместо реформирования своего прежнего поведения занимаются специальным образовательным, реорганизационным и логистическим планированием, чтобы с течением времени перенаправить эти силы в Афганистан, на Кавказ, в Центральную Азию, Индию, Западный Китай и даже в Европу. Отдельные примеры их военной деятельности мы наблюдаем в Центральной Азии и на Северном Кавказе. Эта опасность, с учетом продолжения существующих вызовов, может привести к новому возгоранию военного пожара и кровопролитию в Центральной Азии, на Южном и Северном Кавказе, увеличению присутствия держав-оппортунистов и усилению обеспокоенности».

К словам иранского министра обороны можно добавить, что существуют подтверждения тому, что через оставшиеся на территории Афганистана частные военные компании идет финансирование групп дестабилизации в странах Средней Азии и Казахстане.

Также понятно, что США стремятся оказывать давление и на Россию, манипулируя с этой целью конфликтным потенциалом Центрально-Азиатского региона (включая такие существующие противоречия между государствами, как проблемы водно-энергетических ресурсов, не урегулированность вопроса границ, проблемы транспортных коммуникаций), создавая и поддерживая «управляемый хаос» в районах Афганистана, граничащих со странами Средней Азии.

США и их союзники с момента вторжения войск в Афганистан занимались в основном вопросами милитаризации. Иностранные державы практически не обращали внимания на развитие экономики и повышение благосостояния населения, на проблемы, связанные с созданием рабочих мест и повышением занятости, не предпринимали никаких усилий для восстановления экономической инфраструктуры республики.

США и их союзники продолжают преследовать в Афганистане свои узкокорыстные цели вместо того, чтобы придерживаться принципов международной безопасности, обеспечивать соблюдение норм международного права, содействовать экономическому развитию региона. Следствием подобной политики западных держав становится обострение социальной ситуации в Афганистане и Пакистане, возникновение вооруженных конфликтов, спровоцированных в том числе военным вмешательством извне, межэтнические столкновения, ведущие к гибели гражданских лиц и возникновению непреодолимых противоречий в отношениях между этносами, проживающими на территории Афганистана. Между тем, внутри экспертного сообщества стран Евразийского экономического союза до сих пор не наблюдается единства мнений о содержании дальнейшего курса в отношении Афганистана, а, главное целей, на достижения которые этот курс должен быть направлен. Однако можно однозначно констатировать, что в российском обществе и через 20 лет после вывода советских войск из Афганистана сохраняется «афганский синдром». В этой связи и в обществе в целом, и в российской политической элите есть четкое понимание недопустимости какого-либо участия российского военного контингента в разрешении афганского кризиса. На основе советского опыта в российском общественном сознании сформировалась твердая уверенность в том, что военная победа в Афганистане невозможна.

Сегодня Россия смотрит на Афганистан чисто с практических позиций, в основном через призму угроз собственной безопасности и безопасности своих соседей из числа республик бывшей советской Средней Азии. Периодически в России звучат призывы принять участие в индустриализации Афганистана - взять на себя восстановление и модернизацию 142 предприятий, построенных Советским Союзом. Однако сегодня это рассматривается исключительно как бизнес-проект для российских компаний. В Афганистан, в том состоянии, в котором он находится сегодня, России весьма опрометчиво вкладывать собственные средства, но она готова работать на средства, выделяемые международным сообществом на восстановление Афганистана.

Россия сегодня старается не вмешиваться в афганские политические процессы, несмотря на то, что сегодня афганский вопрос представляет собой один из важнейших элементов комплекса российско-американских отношений России, находящихся сегодня в известном состоянии. Однако Россия не пытается создавать внутриполитические трудности для афганских политических сил, ориентированных на США. В российской экспертной среде сложилось ясное понимание того, что решение религиозных, национальных, региональных противоречий внутри афганского общества является внутренним делом самих афганцев, не требующего внешнего вмешательства, так как кроме вреда оно ничего не принесет. В то же время Россия заинтересована в восстановлении Афганистаном статуса нейтрального государства.

Представляется, что достижение этой цели отвечает также интересам Казахстана, поскольку нейтральный статус Афганистана является, с одной стороны, гарантией того, что эта страна перестанет оставаться под влиянием какого-либо внешнеполитического игрока угрозой для других государств региона, с другой – может стать необходимым условием экономического сотрудничества Афганистана со всеми дружественными государствами, в том числе и с теми, которые не имеют ни возможности, ни желания конкурировать с глобальными игроками.

Часть афганской элиты (в том числе и многие ее представители, вынужденные сегодня проживать за рубежом) рассматривают восстановление нейтралитета Афганистана как единственный способ выйти из многолетнего афганского кризиса. В качестве предложения иногда говорится о необходимости под эгидой ООН провести международную конференцию в целях восстановления нейтрального статуса Афганистана. Восстановление Афганистаном статуса нейтрального государства позволило бы Афганистану не только ослабить внешнеполитическое давление, но и стать основой для формирования качественно новой системы безопасности в Центрально-Азиатском регионе.

При этом восстановление нейтрального статуса Афганистана может иметь, как внутренние, так и внешние предпосылки. Что касается внутренних предпосылок, то, росту популярности идеи нейтралитета внутри Афганистана будет способствовать, сама ментальность афганцев, частью которой является отсутствие агрессивности и стремления к внешней экспансии с одновременным неприятием военного иностранного присутствия на своей территории.

В современной истории Афганистана был, к сожалению очень короткий, но тем не менее очень важный период, а именно 50-ые – 60-ые годы XX столетия, когда нейтралитет страны способствовал ее экономическому развитию и росту внешнеполитической значимости. При этом для Афганистана особый интерес может представлять опыт Финляндии, которая, став в 1948 году де-факто нейтральным государством, смогла через заключение симметричных договоров с представителями противоборствующих лагерей (прежде всего СССР и США) в достаточно короткие сроки стать одним из процветающих государств. И опыт Финляндии не является единичным. Все это можно и нужно изучить и взять оттуда все лучшее, что применимо к Афганистану.

Восстановление нейтрального статуса Афганистана отвечает интересам всех его соседей, включая ведущие региональные державы.

Поскольку восстановление нейтрального статуса Афганистана может произойти исключительно под эгидой ООН, то при достижении этой цели потребуется решить и вопрос иностранного военного присутствия, которое должно осуществляться исключительно в рамках мандата ООН и никак иначе.

Таким образом, совместная позиция государств Евразийского экономического союза в афганском вопросе может основываться, прежде всего, на требовании обеспечить нейтральный статус Афганистана.

Следующим шагом может стать разработка совместной программы экономического сотрудничества с Афганистаном. Совместные действия в решении проблем Афганистана позволят странам ЕАЭС укрепить взаимодействие с другими государствами региона и приступить к реализации совместных проектов с Китаем, Индией, Пакистаном и Ираном. Однако идея регионального сотрудничества может быть реализованной только в том случае, если все соседи Афганистана будут воздерживаться от геополитического соперничества в регионе.

Деятельность, направленная на утверждение мира и стабильности в Афганистане, идет на пользу не только правительству и народу Афганистана, но всему региону, а, соответственно, способствует установлению долгосрочной стабильности во всем мире. Более того, в Китае, Индии, Пакистане, Иране, так же, как в Казахстане и в России, существует понимание того, что мир в Афганистане может быть восстановлен только общими усилиями, а дальнейшая эскалация нестабильности на афганской территории окажет негативное влияние, прежде всего на перечисленные страны, а не на США и их союзников.

Угрозы, исходящие из Афганистана для Средней Азии, неоднократно перечислены, и относиться к ним нужно серьезно. Но не меньшую угрозу для безопасности стран Евразийского экономического союза, представляет положение в самих бывших среднеазиатских республиках СССР. Социально-экономическая ситуация в них ухудшается. Постоянно увеличивающийся поток трудовой миграции из этих стран является лишь одним из наглядных тому подтверждений. При этом само количество трудовых мигрантов, находящихся за границей и миграционная политика в принимающих их государствах уже становятся дополнительными рисками для правящих режимов в государствах Средней Азии. Становится необходимым учитывать фактор возможности массового возвращения трудовых мигрантов на родину.

При этом, несмотря на жесткий стиль контроля над внутренней ситуацией в данных странах ее взрывоопасность, и без того крайне высокая, постоянно увеличивается. Во всех странах, включая внешне спокойный Туркменистан, внутренняя стабильности значительно снижается. При этом модель внешнеполитической многовекторности дает явные сбои, неэффективность и бесперспективность такой модели все лучше осознается в самих среднеазиатских государствах.

Как оказалось, многовекторность мало провозгласить, необходимо еще и иметь ресурсы для того, чтобы ее себе позволить. Многовекторность могут себе позволить самодостаточные государства, которые имеют ресурсы для ведения активной внешней политики на разных направлениях, поскольку многовекторность предполагает синхронную активность в направлении широкого спектра регионов и международных организаций. К сожалению, правящими элитами многовекторность зачастую воспринимается явно в упрощенном виде и, по сути, сводится к частой смене декларируемых внешнеполитических приоритетов.

Не добавляет оптимизма и характер взаимоотношений региональных лидеров между собой. Наглядным тому примером являются наблюдаемые нами баталии вокруг водно-энергетического потенциала региона. Вокруг комплекса, который по большому счету должен был явиться стержнем региональной интеграции, основой для выработки идеологии добрососедства, тем богатством «для всех и каждого», которое является даром свыше, превратился в объект информационных войн, которые вполне могут перерасти в открытый межгосударственный конфликт.

Таким образом, для стран ЕАЭС угрозы безопасности со стороны Афганистана дополняются опасностью дестабилизации государств Средней Азии. Поэтому странам ЕАЭС при согласовании своей афганской политики следует наметить также совместные действия, направленные на поддержание социально-экономической стабильности в государствах Средней Азии и на снижение уровня напряженности в регионе.

Следует учитывать, что мы живем в эпоху соперничества нескольких глобальных проектов, претендующих на право определять будущее цивилизаций. Поэтому важно, чтобы страны ЕАЭС, во-первых, выстраивали свою политику в отношении Афганистана и республик Средней Азии, учитывая эти глобальные проекты (при этом важно исходить из подлинных целей их участников), а, во-вторых, выработали согласованную позицию относительно таких проектов, чтобы взаимоотношения с ними не превратились в помеху для евразийской интеграции.

Евразийская интеграция – это действительно ответ на исторический вызов, а ее становление и развитие по своему значению носит даже не региональный, а глобальный характер, и ее стратегические перспективы будут определяться сложным переплетением и взаимодействием многих внутренних и внешних факторов политического, военно-политического, экономического и социального характера.

В этой связи огромную значимость представляет согласование афганской политики стран ЕАЭС, естественным развитием которой станет, с одной стороны, совместная деятельность в среднеазиатских республиках, с другой, - выработка общей позиции по отношению к глобальным проектам.

Естественно, что процесс согласования должен осуществляться исключительно на основе добровольного компромисса и сопряжения национальных интересов, поиска «точек сборки» совместной внешнеполитической деятельности. Представляется, что Казахстан и Россия (так же, как и другие участники ЕАЭС) заинтересованы в приобретении Афганистаном нейтрального статуса; в реализации совместных экономических проектов, позволяющих использовать ресурсы и выгодное географическое положение Афганистана; в укреплении стабильности в Афганистане и государствах Средней Азии (а также во всем регионе в целом).

С совместных действий на этих трех направлениях, как представляется, может начаться необходимый этап внешнеполитического сближения государств ЕАЭС.

Андрей Медведев

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Игры на узбекском поле

Центральная Азия, постепенно скатывающаяся на периферию внимания американцев, получила шанс отыграть свои позиции. Так прокомментировал российский политолог Андрей Грозин новость о том, что США выстраивают новый логистический коридор для транзита своих грузов в Афганистан. При реализации этого проекта в полном масштабе Узбекистан, по его мнению, может стать опорным транспортным хабом Соединенных Штатов в регионе.

Зачем Китаю Центральная Азия?

Мир переживают очередную геополитическую встряску с пока неясными итогами, считает российский политолог Андрей Грозин. Конфликт между Россией и Западом нарастает, далеки от безоблачных отношения Китая с США, плюс центробежные явления внутри Европы. При этом у многих стран есть свои интересы в Центральной Азии. 

Владимир Жарихин: меня удивляет конфликт "на мокром месте" в Центральной Азии

Замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин рассказал о том, почему руководители стран Центральной Азии начали экономическое и политическое сближение и что от этого ждать России 

Центральноазиатский союз 2.0: перспективы по-прежнему туманные

Вопросы безопасности в 2018 году продолжат оставаться ключевыми для стран Средней Азии 

Эмомали Рахмон обещает не создавать проблем соседям

Таджикистан и Узбекистан договорились о границе и визах 

Таджикистан и Узбекистан готовы отказаться от виз

Местные СМИ сообщили о скором потеплении в отношениях 

Узбекистан готов к сложной игре с высокими ставками

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, кандидат исторических наук Андрей Грозин прокомментировал состоявшийся визит узбекской делегации в Душанбе 

Страны Центральной Азии ищут возможность сближения

Казахстан созывает президентов региона на встречу 

Европарламент: Россия вытесняет США из Центральной Азии

Почему в регионе падает американское военно-политическое влияние? 

Негласное влияние России и Китая в Центральной Азии стало главной причиной упреков Европы в адрес США

Российское присутствие и военно-политическое влияние России в Центральной Азии в последние годы увеличилось, плюс оно дополняется экономическим влиянием и доминированием Китая. Западу в этой схеме просто нет места, отмечает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. 

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.