Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Донбасс: замороженный конфликт

Донбасс: замороженный конфликт  далее »
23.09.2016
14:01:00
Захарченко подписал решение о первом разведении сил в ДНР далее »
13:20:49
Бывший премьер-министр Грузии получил почти семь лет тюрьмы далее »
12:31:20
ЦИК обнародовал результаты выборов в Госдуму далее »
11:36:00
Савченко в Вашингтоне призвала правительство Украины уйти в отставку далее »
11:29:16
Главы МИД стран ОДКБ обсудили работу с ООН в области миротворчества далее »
11:26:09
Президент Кыргызстана продолжит лечение в Москве далее »
22.09.2016
18:45:29
Postimees узнала о нацистском прошлом отца кандидата в президенты Эстонии далее »
18:40:17
Луценко заявил, что личности снайперов с Дома профсоюзов установлены далее »
15:37:53
Палата представителей США одобрила поставки Киеву летального оружия далее »
15:26:01
Экс-посол в ООН: Абсурдное дело против Ренто Усатого должно получить международную оценку далее »

Новая Дума. Время покажет. Выпуск от 23.09.2016 далее »

А чем платить будем? Время покажет. Выпуск от 21.09.2016 далее »

Нельзя объединять МВД и Службу безопасности далее »

Евсеев: СНГ нужен каждой из стран далее »

"Украина: Рада и зрада" фрагмент программы "Право голоса" от 14.09.2016 далее »

"Перезагрузка по-японски" фрагмент программы "Право голоса" от 13.09.2016 далее »

Лукашенко сыграл в оппозицию? далее »

Рубрика / Общество

Александр Селевко: «В России необходим единый федеральный орган по делам религий»


24.02.2015 17:03:05

Стенограмма выступления заведующего отделом по делам религий и национально-культурных обществ Министерства культуры Республики Крым Александра Селевко на круглом столе «Крымские татары и Россия: пути интеграции» в Крымском отделении Института стран СНГ (Симферополь, 27 января 2015 г.).

Я представляю структуру, которую с января 2011 года оптимизировали и поэтому сейчас мы остались на развалинах того, что раньше называлось «Государственным органом по делам религий».

В Российской Федерации единый государственный орган по этому направлению был ликвидирован в 1990-1991 году. Но Россия – и, я считаю, это было довольно мудрое решение – сохранила структуры на местах. Украина в декабре 2010 года ликвидировала Госкомитет по делам религий и национальностей. Но украинское правительство пошло намного дальше, и, к сожалению, правительство Джарты в Крыму – еще дальше. То есть была ликвидирована структура в лице Рескома по делам религий, в 2 раза сокращены штаты. Практически, можно сказать, что этот орган был похоронен.

И сейчас, допустим, если взять последний период, хотя это не вчерашняя, а гораздо глубже идет дискуссия в российском социуме: нужен ли России единый федеральный орган по делам религий? Мнения высказываются разные. Но если взять официальные документы, то доклад уполномоченного по правам человека Российской Федерации за 2013 год, опубликованный, по-моему, в феврале 2014 года, 7-й раздел показывает, что религиозная проблематика занимает достаточно большое место в работе уполномоченного по правам человека. И последним абзацем он поддерживает предложение Совета Федерации о том, что все-таки для России такой орган был бы полезен.

В Крыму сейчас идет создание, можно так сказать, некой новой модели. И, к сожалению, у меня, например, четкого понимания, кто что будет делать, за что отвечать и в каком объеме проводить государственную политику, нет. И сейчас я задам, может быть, вопрос, который вам покажется где-то диким, где-то, может быть, не имеющим права на существование, но тем не менее. Вот существует такой термин «государственно-конфессиональные отношения». Всегда ли на местах интересы государства ставятся во главу угла?

Я скажу так, что можно, если поискать, то найти пример, когда сельское поселение в своих интересах, минуя интересы, допустим, субъекта Республики Крым, принимает какие-то решения. Вот эта неразбериха с государственной структурой, которая происходит в субъекте, наверняка она не отвечает интересам государства, я имею в виду в целом Российскую Федерацию. Сейчас мы выполняем поручение руководства, работаем над проектом закона Республики Крым «О свободе совести». И невзирая на то, что пункт 2 статьи 2 Федерального закона №125 «О свободе совести» определяет, что субъекты не имеют права принимать какие-то нормативы, законы и положения, которые бы сужали свободу совести, например, нас не услышали и все равно настаивают, чтобы такой закон разрабатывался. Хотя практика показывает – опять же я вернусь к термину «государственно- конфессиональные отношения» – я считаю, что это не совсем правильно, когда субъекты определяют государственно-конфессиональные отношения. Это должен быть федеральный уровень, федеральный закон. И пусть не большой по численности, но федеральный орган, который бы обеспечивал интересы государства, я имею в виду Российской Федерации, на всей ее территории.

И теперь, по ситуации. Я, с вашего позволения, немножко углублюсь в историю. До 1988 года религиозная ситуация в Крыму была, в принципе, стабильной, количество религиозных организаций не менялось. И на тот момент было 38 зарегистрированных религиозных организаций, а всего – 47 с незарегистрированными группами.

На момент возвращения Крыма в Россию Крым занимал 2-е место по количеству религиозных организаций и лидировал по данной проблематике. С учетом незарегистрированных религиозных организаций 2 083, плюс в Севастополе отдельно – 132, а если говорить о зарегистрированных организациях, то это 1 409. Мы находимся по количеству организаций где-то на уровне Республики Татарстан. Правда, у них немножко баланс другой: у них преобладают мусульманские религиозные организации, а на 2-м месте – православные. У нас обратная тенденция: преобладают православные религиозные организации, а на 2-м месте находится ислам. Что касается ислама, если говорить о вот этом периоде возвращения в Российскую Федерацию, то Крым на своей территории имел 86% ислама Украины по статистике религиозных организаций.

И, наверное, еще одна цифра отдаленного прошлого может представлять интерес для понимания ситуации в Крыму. Если взять обретение Украиной независимости и выход из состава Союза, то в наследство в результате этого процесса Украина, имея 5% территории и 18% населения, получила на своей территории 60% религиозной сети Союза Советских Социалистических Республик.

Я это говорю к тому, что уровень религиозности населения Украины, судя по этим цифрам, был намного выше, чем в других регионах Российской Федерации.

Ну и, характеризуя ислам, хотелось бы еще отметить некоторые нюансы. Глубоко в историю я влезать, как говорится, не буду. Если появятся вопросы, я постараюсь ответить. Но принципиальным для Крыма явилось решение – это было последнее решение Государственного комитета Украины по делам религий перед его ликвидацией в декабре 2010 года – о регистрации в Крыму второго духовного управления «Духовный центр мусульман Крыма».

И где-то в августе уже этого года данный духовный центр преобразован в Центральное духовное управление «Таврический муфтият». Что это за структура? Обвиняют Реском по делам религий, что это детище именно крымских властей. Так вот, к сожалению, эта информация и сейчас распространяется достаточно активно, хотя эта позиция была Мустафы Джемилева, вот эти обвинения. И было несколько писем – я еще тогда здесь не работал, но я твердо уверен – в которых крымская власть категорически возражала и предпринимала максимум попыток не регистрировать эту структуру.

Особенность какая? Духовный центр мусульман Крыма тесно поддерживал отношения – и сейчас поддерживает, но уже немножко скромнее – с Духовным управлением мусульман Украины, которое возглавляет Ахмед Тамим. По всем интернет-ресурсам проходит информация о том, что Ахмед Тамим – проводник идей хабашизма на Украине и, естественно, здесь в Крыму.

Одно время в средствах массовой информации использовался такой термин, как «смотрящий». Так вот в Крыму смотрящим от Духовного управления мусульман Украины был шейх Ашек Зафер, гражданин Туниса. И до последнего времени он практически активно участвовал в работе Таврического муфтията.

Создание двух духовных управлений, на наш взгляд, таит достаточно серьезную угрозу, которая выражается именно в том, чтобы разбить именно крымско-татарское сообщество по религиозному признаку.

Если опять же обратиться к Интернету, то Президент Чечни Кадыров, ставя задачи перед органами власти, он ставит на одну ступеньку движение ваххабитов и хабашитов. Причем в Чечню хабашиты активно начали проникать именно из Украины…

Теперь, что касается того, что делать или какие еще проблемы чисто жизненные нам приходится решать? Самое основное для того, чтобы работа была успешной, я высказываю свою точку зрения, причем высказывал на разных уровнях: и в Госсовете, и в представительстве Президента – мы должны четко сформировать структуру и понимать, какие подразделения какими вопросами занимаются, кто за что отвечает.

И опять же для Крыма этот орган, штатная численность которого была восемь человек – семь реально работали, и одна вакансия была – сейчас отдел в Министерстве культуры. Было управление, сейчас снизили статус до отдела. Было шесть человек, сейчас забрали одну единицу – пять человек. И добавили национально-культурное общество и вопросы духовного, патриотического воспитания и межрегиональные связи. Если этот орган нужен, значит, его надо создавать и возрождать так, как он был. Если он не нужен – мы будем осваивать, допустим, фестивали, музеи, выставки – остается вопрос: а кто будет заниматься теми функциями, которые выполняла наша структура?

Второе, когда мы говорим о перспективах или поступательном развитии ислама в Крыму, на мой взгляд, очень существенное значение имеет духовное образование, поскольку какие идеи закладываются подрастающему поколению, какие доктрины и позиции, впоследствии они прорастают и оказывают влияние практически на все процессы, которые происходят.

В Крыму действовало официально зарегистрированных пять медресе, из которых, может быть, только Азовское действовало реально более или менее основательно, а остальные были, практически сказать, – это взлет-посадка, подготовительные курсы, где давались основы ислама. И семь – это вообще филиалы, которые непонятно с каким юридическим статусом существовали, и чем они занимались. И правовая сторона их деятельности под большим вопросом, потому что государственную регистрацию они не прошли, в уставах не прописаны. И, собственно говоря, это были такие непонятные структуры.

И, подводя к центральной мысли, вот эти, если так посчитать, 12 учебных заведений, ну нет ни одного полноценного медресе, которое можно было бы назвать именно медресе. Почему? Потому что, насколько я знаю, срок обучения в медресе где-то порядка 8 лет, а не те 1,5 года, которые позволяют преподнести только какие-то азы.

Теперь, следующая проблема, которая имеет достаточное звучание – это бывшие культовые здания. За время нахождения Крыма в Украине эти вопросы, будем так говорить, где-то решались, где-то уходили под сукно в дальний ящик. Решениями правительства Крыма за эти годы было передано где-то порядка 85 культовых зданий – это в основном православные храмы, мечети, где-то – синагоги, где-то – более там культовые здания иных конфессий. С учетом решения местных органов власти эта цифра возрастает где-то до 150. Но в 2006 году этот процесс приостановился, и практически вот до возвращения Крыма в Российскую Федерацию замер в замороженном состоянии.

Что вызывает, будем так говорить, возмущение или недовольство, или претензии к власти? По официальным цифрам, которые мы давали в Киев, не передано 23 культовых здания. Хотя, на самом деле, их гораздо больше, потому что не все здания известны, не все здания подтверждены какими-то документами. И, к сожалению, в российском законодательстве эта позиция отсутствует.

Многие в Украине пробивали эту тему и давали предложение уже по совершенствованию российского законодательства и запрет на приватизацию бывших культовых зданий. В Украине в 1986 году Фонд имущества Украины издал приказ, запрещающий приватизацию культовых зданий, но тем не менее ряд культовых зданий буквально через месяц-два после этого приказа ушли в частные руки.

И вот конфликт, который до сих пор остается неразрешимым – я буквально как пример приведу 2003 год, частное предприятие «Глобус», город Феодосия, выставило на продажу здание магазина. В это время адвентисты седьмого дня искали помещение в центральной части города и достаточно удобно расположенное и пригодное для переоборудования под молитвенный дом. 20 000 долларов ценных 2003 года было выплачено. К этой сделке был Фонд имущества Феодосии тесно подвязан, проверял документы и давал благословение. Как только адвентисты окончательно завершили оформление документов, буквально через 1,5 месяца появляется заявление в исполкоме Феодосийского горсовета, что это здание – бывшая мечеть, и местная мусульманская община «Кефе» настаивает на возвращении.

И вот до сих пор, сколько поручений не давалось феодосийцам, это проблема тупиковая. С одной стороны, собственность оформлена на общину адвентистов седьмого дня, а исторически это мусульманская мечеть, здание, которое подтверждается документами. И если бы, допустим, это было без ведома Фонда имущества, можно было бы как-то обыгрывать.

Но поскольку все документы юридически оформлены, как сейчас выйти из положения? Просто возместить, допустим, 20 000 долларов с учетом инфляционных процессов? Подождите, а на каком основании бюджет будет неиспользуемое здание, которое по суду переходит в собственность, допустим, Фонда имущества, опять же, а на каком основании передавать?

И вот поступили очередные заявления. И позиция Феодосийского горсовета достаточно интересная. Они предлагают взять это здание в состав имущества Республики Крым, дескать, мы когда-то что-то сделали, ребята, а вы теперь разруливайте ситуацию. Наша позиция такая, что поскольку Феодосия создала прецедент, значит, надо искать на месте пути решения выхода из этой ситуации. Как вариант какой-то промежуточный, это может быть переговорный процесс с представителями двух общин, выделение земельного участка, который бы, допустим, был приемлем. Ну и какое-то содействие или через спонсоров, или еще через кого-то, адвентистам в постройке нового здания. Тогда они готовы отказаться от своих прав и забыть про те деньги, которые выплачены.

Но ситуация нестандартная и выход из этой ситуации тоже должен быть нестандартный. Но тем не менее вот эта ситуация переходит в то, что сейчас с полным правом можно назвать межконфессиональным конфликтом. Причем этот конфликт пока идет в такой вялотекущей фазе, но он в любой момент может выйти на совершенно другой уровень. И при какой-то, допустим, ситуации обострения в целом политики могут сыграть на этом конфликте и простимулировать его в открытой форме.

Ну и еще несколько проблем, которые сдерживают эти процессы, или, допустим, вызывают неудовлетворение властями. ДУМК до сих пор не определился, невзирая на то что сюда приезжала масса делегаций из духовных центров, и представители ДУМК приезжали, побывали практически во всех духовных центрах. Так и не выработал какую-то позицию в какой центр войти или определиться со своим, будем так говорить, правовым положением.

Как минус я хочу обратить внимание, что руководство Госкомнаца взяло на себя все контакты с духовным управлением, приемом делегации и выездом, контакты с главой Республики Крым. Мы узнаем об этих встречах, об этих контактах, собственно говоря, из новостных ресурсов Интернета.

И вот здесь подтверждение тезиса о едином органе, все-таки вопросы религии – они достаточно сложные. И упрощаю до безобразия эту мысль – должен быть один хозяин. Не могут несколько органов совершать какие-то… да тут любое телодвижение может иметь далеко идущие последствия.

Что еще хотелось бы отметить? Отличие закона Украины от российского законодательства, и в частности Федерального закона 125, достаточно болезненно воспринимаемое в Крыму, – это приглашение иностранных граждан религиозными организациями. 125-й закон предоставляет право религиозной организации пригласить иностранных единоверцев из-за рубежа. Срок их пребывания 90 дней и все.

Значит, Украина – 24-я статья закона «О свободе совести» предоставляла право осуществления международных контактов. И здесь есть принципиальное отличие: приглашение общины, согласование органа, который зарегистрировал устав, наличие в законе «О правовом положении иностранцев» тезиса о том, что имеется виза с буквой «Р» («религиозный деятель») – в России такого нет. И, пригласив, допустим, как служителя культа человека можно было вести речь о продлении этой визы на тот срок, который необходим для выполнения своих функций, оформления вида на жительство. И, в чем был интерес государства, в этой статье было заложено положение, что данный миссионер или служитель культа может заниматься религиозной деятельностью только в той общине, которая оформила ему приглашение.

По российскому законодательству, я боюсь, что миссионер, въехав сюда даже на 3 месяца, будет ездить по городам и весям и совершенно бесконтрольно оказывать влияние на религиозные организации как этого культа или конфессии, так и на другие.

В России практически утрачен контроль (вот мы сейчас почувствовали). Я обратился в Федеральную миграционную службу: сколько у нас было иностранцев в Крыму за год? «А мы, – говорят, – уже этого учета не ведем». И мы не ведем. Но по тем данным, которые у меня остались в памяти с прошлого года, 67 человек были по приглашению Духовного управления мусульман приглашены в качестве преподавателей вот этих медресе, о которых я говорил. 22 человека – это был «Диянет», представительство Министерства по делам религии Турции в Крыму. 9 священников и 16 монахинь – это римско-католическая церковь, которые были вынуждены выехать из Крыма. Кстати, это вызвало очень негативную реакцию, вплоть до Министерства иностранных дел Российской Федерации. Вопрос сейчас идет уже на федеральном уровне.

И просто порассуждаем: если бы мы имели возможность решить этот вопрос каким-то образом, даже в виде исключения, тогда бы не поднимались другие вопросы. А к другим вопросам я сейчас отношу то, что Ватикан поставил проблему регистрации в Крыму епархии римско-католической церкви и эпархи греко-католической церкви в то время, когда в Российской Федерации всего четыре епархии римо-католиков и две епархии греко-католиков – всего шесть. И вот тут две новые епархии под эгидой Ватикана планируется создать в Крыму. И я задаю вопрос: а оно нам надо? Из-за этих девяти служителей культа, которым не смогли чисто из-за правовых коллизий оформить возможность, причем даже необязательно всех девятерых, а достаточно было одного, двух, трех.

Но, кстати, католики категорически отвергли предложение: а почему вы, допустим, служителя культа, имеющего гражданство Украины, не пригласите из Екатеринбургской или Саратовской епархии? Тут тоже очень хитрые взаимоотношения.

Следующая проблема, которая все равно рано или поздно будет предметом обсуждения. Последние цифры, хотя они и чисто такие условные, – в Крыму действовало порядка 800 человек сторонников ваххабизма и 1500 - 1800 сторонников Хизб ут-Тахрир. После возвращения Крыма в Россию часть последователей этих течений выехала на материк, часть осталась, причем сбрили бороды, демонстративно отказались от своего прошлого. Но имеется опыт религиозного подполья еще в период СССР, и я просто опасаюсь, как бы мы сейчас не стояли на пороге формирования именно религиозного подполья из числа радикальных мусульманских течений.

Если опять же обратиться к интернет-ресурсам, то руководитель информационного офиса «Хизб ут-Тахрира» Фазыл Амзаев заявил, что «хотя уже и выехал на материк, свою работу в Крыму не прекращает. И будет руководить крымскими сторонниками дистанционно», – это дословно его слова.

Следующий вопрос, который сейчас вызывает неудовольствие практически всех конфессий, в том числе и мусульманских общин, – это затянувшийся процесс перерегистрации уставов религиозных организаций. И вот здесь капкан заключается в том, что по 125 Федеральному закону эти функции осуществляет Минюст Российской Федерации и территориальный орган в Крыму.

Мы же как Министерство культуры абсолютно никаким образом не можем повлиять на этот процесс. Когда кинулись, что надо как-то разгребать эти обращения руководителей конфессий – мы даже поручения от имени главы Республики юридически не можем дать территориальному органу юстиции. Мы можем обратиться только с письмом, содержащим просьбу. Собственно говоря, такое письмо было направлено, были телефонные переговоры, но проблема остается.

Россия продлила процесс перерегистрации уставов. Вот этот переходной период должен был завершиться 1 января, продлили до 1 марта. Но из 1400 религиозных организаций – все мы взрослые люди и понимаем, что если не смогли за 6 месяцев, а зарегистрировали буквально там симферопольскую и крымскую епархию и федерацию иудаизма, буквально две структуры, то с остальными будет то же самое.

Не получив до 1 марта новый, переоформленный устав, уже перед новым годом были ситуации: все коммунальные платежи идут через банк, нет устава – банк прекращает обслуживание, блокирует. То есть организация вроде и есть… А в Украине можно было где-то наличными рассчитаться, где-то через Сберкассу перечислить те же коммунальные услуги. Значит, в храмах вполне закономерно будет отключен свет, вода и прочие услуги. Какую реакцию мы получим весной – не надо семи пядей иметь во лбу.

И, кстати, возможно, это будет усугубляться тем, что, судя опять же по интернет-ресурсам и походам в магазины и на рынки, я мягко скажу, возникает у некоторых слоев разочарование, что вроде как надежды были розовые и большие, а реалии – цены одного уровня, зарплаты другого уровня. Причем цены опережающе уходят вперед. И вот это все наслаивается где-то на весну – начало лета.

Следующий вопрос – подойду к регистрации. Закон Украины, кроме регистрации устава, предполагал прохождение процедуры государственного регистратора. Территориальный орган юстиции берет сведения о государственной регистрации Украины. Вот для этих общин – упрощенный порядок процедуры перерегистрации устава. Но собака зарыта в том, что в Украине процесс государственной регистрации окончательно завершили 57% религиозных общин Крыма, то есть 47% останутся вообще, будем так говорить, за бортом жизни. И для них вступает не те 800 рублей госпошлины, а вот тот 15-летний срок, который необходим для регистрации юридического лица.

И еще одна проблема, которая подвязана к этим – а как быть с теми 680 религиозными организациями? У них на правах пользования и собственности находятся 213 культовых зданий. Право юридического лица не светит, а здание в пользовании и собственности уже есть.

И самый последний вопрос, и я заканчиваю, – это сохранение, реставрация и ремонт культовых зданий, являющихся памятниками архитектуры. К сожалению, за те 23 года нахождения в Украине людям только давались обещания, высказывались благие пожелания. Целый ряд – это не только мусульманских, но и других конфессий – культовые здания действительно нуждаются и в реставрации, и в реконструкции. И зачастую необходимо проведение срочных работ, поскольку где-то пошли трещины, как в караимской кенассе в Евпатории, уникальный памятник.

Вот последняя просьба прозвучала – ханский дворец в Бахчисарае, который является визитной карточкой Крыма. Крыша соборной ханской мечети протекает. Что такое течь? Это гниют балки, гниют стены. Там особенность – белый камень, в условиях сырости заводится грибок, который потом, собственно говоря, только вырубать, я не знаю, на сколько сантиметров. И то особенность белого камня – если он длительное время сосет воду, то восстановить его практически невозможно. Спасибо за внимание. Где-то я, может, затянул. Если у вас есть вопросы – я готов пояснить.

И, кстати, еще один момент очень существенный я упустил, но вынужден вернуться к нему. Утверждают некоторые специалисты, эксперты, что есть мертворожденные общины, которые при перерегистрации не будут подавать документы. Они на каком-то этапе в 1995 году зарегистрировали (да, такие будут). Но в исламе это будут единицы, потому что, как правило, все общины будут стремиться, и их, кстати, будет еще больше. 346 мусульманских общин в составе Духовного управления, ДЦМК – 15 общин, 49 – автономных.

А мой прогноз, может, слишком смело звучит – у нас порядка 1050 населенных пунктов в Крыму. Там, где есть две-три семьи крымских татар, они все равно собираются для проведения намаза, все равно проводят суннет, джаназа (похороны), свадьбы, соблюдают мусульманские посты. Поэтому может быть, даже правомерно говорить, что практически в каждом населенном пункте может возникнуть община либо со статусом юридического лица, либо со статусом группы, которая не стремится в последующем получать «юридическое лицо».

Кроме вот тех течений, которые я назвал – это последователи Хизб ут-Тахрир и ваххабиты, к сожалению, совершенно белое пятно «Сулейманджи», «Нурджулар». Это тоже присутствует. «Джамаат Таблиг» с той или иной долей уверенности тоже есть. Поэтому и расширение, будем так говорить, палитры вот этих течений, и увеличение количества как зарегистрированных, так и незарегистрированных – это вполне реальная перспектива. 

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2016 Институт стран СНГ.