Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
12.12.2017
16:18:36
Соотечественники из Эстонии приготовили смелые вопросы к пресс-конференции Владимира Путина далее »
16:13:37
Перевод русских школ Латвии на латышский язык обсудят в российской Госдуме далее »
16:00:35
Воронежская область потратит в 2018 году в 15 раз средств больше на переселение соотечественников из-за рубежа далее »
10:59:44
Граждане Южной Осетии смогут лечиться в России бесплатно далее »
11.12.2017
22:42:48
Вопрос приобретения гражданства Абхазии гражданами России не обсуждается далее »
19:56:38
В Болгарии жива память о русских солдатах-освободителях далее »
15:22:49
Кирилл Фролов презентует книгу о РПЦ как последней крепости исторической России в Институте стран СНГ 26 декабря далее »
11:48:58
РЖД пустила поезда в обход Украины далее »
10:49:46
Венецианская комиссия раскритиковала дискриминационный закон Украины "Об образовании" далее »
10:42:52
МИД назвал важной задачей сохранение наследия русского мира за рубежом далее »

Американская «сделка века». Время покажет. Выпуск от 08.12.2017 далее »

Грузинский «варяг» в новой украинской Сечи. 60 минут. Эфир от 07.12.2017 далее »

ПРАВ!ДА? Возвращение соотечественников: полный провал? далее »

Специальный репортаж Английская паранойя далее »

Андрей Грозин: Саммит ОДКБ решал организационные вопросы далее »

Куда ведет украинский путь? Право голоса далее »

Какой будет судьба Донбасса? далее »

Рубрика / Экономика

Андрей Грозин: Новый мировой порядок уже не за горами


09.02.2015 14:40:23

Андрей Валентинович Грозин

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ


перейти на страницу автора

Республика Информационно-аналитический бюллетень (Казахстан) 

О нелинейности мировой экономики и ее зависимости от цен на нефть, тактике гражданской войны в Украине и причинах срыва переговоров в нормандском формате в Астане рассказал в новом интервью заведующий отделом Средней Азии и Казахстана российского Института стран СНГ Андрей Грозин.

Жить нам при дешевой нефти года два

- Андрей Валентинович, год начался из рук вон плохо — цены на нефть скачут то вверх, то вниз, российский рубль вслед за ними, на Донбассе началось очередное обострение и гибнут люди... Что нас ждет впереди?

- Давайте начнем с нефти.Мне кажется, что нынешняя цена будет сохраняться достаточно долго. Хотя у арабов, если вы знаете, другие оценки. Я прочитал их прогноз, согласно которому цена в течение года пробьет потолок в $100, а потом в $200 за баррель. Но факты все-таки указывают на то, что 60 «баксов», о которых мы говорили с вами в конце прошлого года, плюс-минус 10 долларов — это цена, которая, как мне кажется, продержится не менее чем два года, а может быть и дольше.

Впрочем, цены на сырьевых ранках, и это признает большинство серьезных экспертов, сейчас трудно прогнозируемые.

- Трудно жить в условиях неопределенности...

- Кстати, я прочитал сегодня, что «Казахмыс» официально объявил о переходе в режим жесткой экономии. Это еще одно доказательство того, что сырьевые рынки сильно лихорадит. Цены на золото ведь тоже скачут то вверх, то вниз. Понятно, что это создает большие проблемы всем.

- А виноват-то в них кто?

- У нас в России популярна теория о том, что все это придумали американцы, чтобы создать нам проблемы. Но я не был бы столь однозначен. Потому что по американским сланцевым проектам низкая цена на нефть точно так же бьет, как по арктическим или восточносибирским нефтяным проектам России или по проектам Венесуэлы.

Основные потери, прямые денежные, конечно, несут страны — экспортеры сырья. Но и страны-потребители не сильно выигрывают. Эксперты неоднократно писали, что с падением цен на энергоносители, с установлением волатильности на сырьевых рынках, когда никто не знает, сколько нефть будет стоить через полгода, страны-потребители тоже испытывают очень сильные макроэкономические шоки.

- И в чем эти шоки выражаются?

- В прогнозах, например, которые сейчас дают МВФ или Всемирный банк по проблемам, которые ожидают экономику Европейского союза. Это только кажется, что основной потребитель евразийских сырьевых ресурсов должен при таких низких ценах больше вкачивать в свою промышленность дешевых энергоносителей и расти на них. Но не все так линейно. Понятно, что те проблемы, которые появляются в экономике Германии, как у локомотива экономики единого Евросоюза, это отражение разнонаправленных тенденций.

Кроме того, для той же Европы относительно низкие цены на нефть тоже создают прямые проблемы в их энергетических секторах. Например, с «зеленой экономикой» теперь возникает масса вопросов. И не понятно, что будут говорить в Казахстане по этому поводу.

- Но какое отношение к низким ценам на нефть имеет энергия ветра?

- Сейчас «зеленая экономика», мягко говоря, становится не очень рентабельной. Совсем недавно датчане, которые являются лидерами по использованию энергии ветра в странах Евросоюза, а может быть, и во всем мире, подсчитали, что киловатт-час этой энергии в нынешних условиях ценовых скачков и нестабильности общего энергетического рынка этой страны и Евросоюза поднялся до 2,2 евро за единицу.

Сравните с тем, что дает другой сегмент энергетики — гидроэнергетика или теплоэлектростанции, и увидите, что «зеленая энергетика» оказывается под большим вопросом в связи с сегодняшним состоянием рынка мировых энергоносителей. То есть сегодня гораздо дешевле и проще купить танкер с нефтью из Мексиканского залива, чем тратить гигантские суммы на «зеленые проекты», которые создавались или, точнее, задумывались как альтернатива дорогим энергоресурсам.

Поэтому, повторюсь, я не считаю, что низкая цена на нефть — это заговор против русских, венесуэльцев, персов, казахов, азербайджанцев, туркменов, экономики которых заточены под экспорт энергоресурсов. И я не уверен, что это саудовский заговор против сланца. Это было бы, по-моему, слишком авантюристичной политикой со стороны саудитов, учитывая, сколько есть самых разнообразных методов воздействия у американцев на Саудовскую Аравию.

Я вообще не думаю, что это отражение чьей-то целенаправленной воли, что это какой-то план, неважно, чей — китайский, американский или саудовский.

- То есть Вы по-прежнему считаете, что ситуация на рынке нефти — закономерность?

- Да, налицо то, о чем мы раньше с вами говорили, — лопается еще один пузырь мировой экономики, пузырь, который надували вокруг дорогих энергоносителей в течение 90-х и всех нулевых годов. Так же, как это происходило с пузырями на мировых финансовых рынках, как это происходило с локальными пузырями на рынках строительства в Казахстане, в России или еще где-то. Вот такое положение вещей, мне кажется, сейчас мы с вами наблюдаем.

О тактике гражданской войны в Украине

- Не так давно многие эксперты говорили о том, что на Донбассе будет затишье до весны, однако уже в январе произошло новое обострение, снова гибнут люди, а переговоры зашли в тупик...

- Мне кажется, попытки наступления ополчения или вооруженных сил Украины или Донецка, Москвы или Вашингтона нет. Обе стороны, Киев раньше, Донецк, Луганск — 2 февраля, объявили о том, что они начинают проводить мобилизацию. Но когда идет мобилизация, активные боевые действия не ведутся — это азбука любой серьезной войны. Потому что необходимо время, чтобы людей призвать в военкоматы, постричь, одеть их одинаково. Затем отправить пройти какой-то курс боевой подготовки в различные учебные центры, присягу принять, обучить хотя бы азам обращения с оружием. Это месяц — два при самой хорошей постановке работы тыла.

- Но наступление под Дебальцево ополченцев было, как и обстрелы украинскими войсками городов непризнанных республик, в которых погибли люди.

- Ополченцы, когда начинали наступление на украинские войска под Дебальцево, хотели просто отодвинуть позиции их артиллерии как можно дальше от своей территории. Понятно, что обстреливать городские кварталы получается не специально у украинских артиллерийских расчетов. Просто уровень их подготовки, судя по множеству видеороликов, которые можно найти в Сети, оставляет желать много лучшего.

И, кстати, перелеты случаются с обеих сторон, и попадают по мирному населению гораздо чаще, чем по окопам, блиндажам и блокпостам. Увы, это стандартная ситуация — на гражданской войне страдает в первую очередь гражданское население.

Так вот, если до падения донецкого аэропорта обстрелы позиций ополченцев и города могли вестись даже из достаточно небольших, но мощных артиллерийских систем, то сейчас видно, что используется гораздо более мощное орудие. Это уже не «Грады», это уже «Ураганы», потому что залпы «Градов» уже не долетают с новых артиллерийских позиций вооруженных сил Украины, куда отодвинули линию соприкосновения между ними и ополченцами. Это тактика.

- Кто и на что рассчитывал в таком случае?

- На самом деле ополченцы рассчитывали и рассчитывают до сих пор измотать основные вооруженные силы Украины на северном фасе фронтов для того, чтобы не дать им возможность накопить боевые ресурсы для весеннего контрнаступления. То есть военное руководство так называемой Новороссии решило нанести упреждающий удар, чтобы, с одной стороны, отодвинуть от себя украинские артиллерийские позиции и всю линию фронта, а с другой — решить тактический вопрос, то есть измотать противника и выбить у него уже накопленные ресурсы. Но возможно, имелась и какая-то сверхзадача в этом наступлении.

- Например?

- Дебальцевский выступ надо было срезать не только для того, чтобы уничтожить украинские военные бригады, которые туда непонятно по какой причине нагнали в большом количестве, но и для того, чтобы создать лучшую конфигурацию границ этой будущей Новороссии. Поэтому и Александр Захарченко (глава ДНР), и Игорь Плотницкий (глава ЛНР) говорят сегодня о том, что согласны вести переговоры, но не собираются отходить на прежние позиции. То есть будут говорить с точки зрения тех территориальных приобретений, которые непризнанные республики завоевали за последнюю неделю.

Я полагаю, что наступление под Дебальцево нужно было для того, чтобы отодвинуть возможность боевого воздействия на непризнанные республики, придать этим двум псевдогосударственным образованиям псевдоэкономическую и структурную устойчивость. То есть они завоевывают для себя лучшие позиции на будущих переговорах. А то, что эти переговоры состоятся, — факт, потому что обе стороны сильно измотали себя в этих позиционных боях.

Не казахи, а финны

- Переговоры в Астане должны состояться?

- Дабез разницы, где эти переговоры состоятся и кто будет выступать в качестве посредника — Назарбаев или какой-нибудь швед или финн. Обе стороны — украинская и ополченцы — в течение ближайших недели-двух измотают себя окончательно и будут вынуждены сесть за стол переговоров. А какая столица больше подойдет для этого — это технический вопрос.

- Но изначально же обговаривали, что переговоры в нормандском формате на высшем уровне пройдут в Астане.

- Понятно, что Астана с точки зрения своих имиджевые соображений, всемирной исторической роли Нурсултана Абишевича и прочих залепух, наверное, заинтересована, чтобы они у нее проходили. Но то, что сорвались предыдущие переговоры в Астане, и то, что немцы в лице руководства холодно отреагировали на возможность Казахстана выступить в качестве миротворца, это показательная вещь.

- Кстати, а почему, на Ваш взгляд, сорвались переговоры в Астане?

- Мы с вами уже говорили о том, что Казахстан рассматривается в странах Евросоюза как слишком близкий партнер России, а нужен кто-то нейтральный. А кто тут нейтральный? Может быть, финны. То есть страна должна быть внеблоковой и хотя бы формально не входящей в какие-то объединения, в которых участвуют основные переговорщики по этому кризису.

А Казахстан является военно-политическим союзником и ближайшим экономическим партнером России. Конечно, рассчитывать на то, что в случае конфликта России с НАТО Казахстан начнет помогать ей, было бы излишне смело, но формально-то он является союзником, входит в ОДКБ и так далее.

- А кто еще мог бы предоставить площадку для переговоров?

- Оптимальным партнером был бы Китай. Но китайцы не идиоты, и им это совершенно не нужно. Они, кстати, очень интересуются ситуацией в Украине. Причем не просто в связи со столкновениями интересов России и Запада и даже не с точки зрения геополитики. Волнует именно состояние конфликта внутри Украины.

Многие из тех людей, с кем мне удалось поговорить (Андрей Валентинович буквально на днях вернулся из Китая - авт.), из совершенно разных научно-исследовательских структур, в один голос поддерживают мнение о том, что в Украине идет гражданская война, осложняемая тем, что в ней с разных сторон активно участвуют крупные мировые центры силы, поддерживающие, скажем так, своих. Москва — ополченцев, американцы — Киев, а европейцев американцы заставляют поддерживать Киев.

То есть в Китае ситуация видится почти в таких же красках, в каких она видится и подается среднестатистическому российскому потребителю информации. Это показательная вещь, на мой взгляд.

Никто не готов умирать

- Андрей Валентинович, как Вы оцениваете мнение некоторых экспертов, например экс-помощника президента России Андрея Илларионова, о том, что новая мировая война не за горами, а президент США Барак Обама не понимает сути происходящего в Украине?

- Это понятная позиция: давить надо сильнее на Россию, активнее помогать оружием Киеву и воевать с проклятой Москвой до последнего украинца. Не скажу, что я разделяю или поддерживаю эту позицию, но понимаю.

А заявление о возможности новой мировой войны- это издержки нашего насквозь медийного социума. Для того чтобы заинтересовать читателя, иногда приходится жертвовать объективностью и рассказывать о том, что же делать, когда начнется третья мировая война.

- Опять медийщики виноваты...

- Нет, это наша особенность. Люди боятся страшных сказок. Один их самых популярных жанров литературы в России называется «постапокалипсис» — то есть фантастика, где описываются события, следующие за неким глобальным катаклизмом. Такая психологическая особенность — человек смотрит на жизнь, которая его окружает, на цены в магазине, ужасается тому, что видит вокруг себя, но когда читает или смотрит фильм о том, как зомби едят всех вокруг, ему становится легче.

- То есть Вы не верите в возможность третьей мировой войны?

- Я не думаю, что конфликт в Украине может закончиться третьей мировой войной.

- Почему?

- Мы же не дипломаты, поэтому можем говорить откровенно. Так вот, то, что происходит в Украине, с точки зрения человека — трагедия. Разрушенные дома, города, убитые люди, растерзанные бомбами дети — это, безусловно, очень большая трагедия. Но с точки зрения конфликта в мировом значении — его масштаб невелик. Пять-семь тысяч погибших за год войны — не та цифра, которая может говорить о данном конфликте как о серьезной, большой войне. Это несравнимо с тем, что происходит на территории так называемого Исламского государства или в Ливии. Там число погибших людей на порядок выше.

- Но в Украине столкнулись интересы стран, обладающих ядерным оружием...

- Теоретически третья мировая может случиться, конечно, но ее начало будет зависеть от людей, которые принимают решения. Человечество может столкнуться с ситуацией, когда какой-нибудь бомбардировщик залетит не туда и уронит случайно что-нибудь не то на эту территорию. Это может спровоцировать конфликт.

Но если абстрагироваться от таких случайностей, которые нельзя исключать на сто процентов, и сравнить украинский кризис с накалом страстей, который наблюдался во время кризиса вокруг восточного Берлина или позднее вокруг Карибского кризиса, то увидим, что слабоват накал в Украине.

- А как же угрозы США помочь с оружием Украине и заявления НАТО о расширении своих границ и помощи Киеву?

- НАТО действительно говорит о том, что поможет Украине, как и о том, что Украина не член альянса, значит, воевать за нее никто не будет. Это ясный симптом того, что Запад не хочет конфликта. Россия, естественно, тоже не хочет. Я склонен верить нашим лидерам в этом.

Потому что в случае лобового столкновения с силами Запада рассчитывать России придется только на себя. Все наши не до конца приобретенные и утвердившиеся союзники на Востоке или где-то еще постараются отсидеться. России придется воевать одной с силами Запада, которые превосходят ее.

Это не означает, конечно, что война заранее проиграна, потому что в 41-м соотношение сил было гораздо хуже, чем сейчас, однако все кончилось так, как кончилось. Но ясно, что для тех политиков, бизнесменов, которые сейчас руководят Россией, этот конфликт закончится в личном плане очень плохо. И они это понимают, и никто не хочет войны. Ведь одно дело отстаивать национальные интересы с использованием агрессивной риторики, методик гибридной войны и совсем другое — прямая война. Она никому не нужна ни на Западе, ни на Востоке.

Америка уже не та

- Сегодня многие эксперты говорят о том, что мировой порядок сильно шатается и даже разваливается. Вы с этим мнением согласны?

- Действительно, и Пекин, и Москва, и Дели, и Анкара, и Тегеран, и многие другие рассчитывают на то, что слом мирового порядка, который сложился после Ялты и особенно укрепился после распада Советского Союза, вскоре произойдет, но, что называется, естественным путем.

- Откуда такие выводы?

- Активизация и российской, и китайской внешней политики вокруг альтернативных экономических и политических мировых центров за последние десятилетия демонстрирует именно такой подход к проблематике. Все рассчитывают, что Запад, находящийся на нисходящей траектории своего политического и экономического влияния, постепенно утратит возможность доминировать без необходимости ведения с ним горячих боевых действий.

Все эти БРИКСы, инвестиционные фонды, коммуникационные проекты без участия Запада рассчитаны как раз на строительство мира, в котором Запад превратится лишь в один из крупных центров силы. То есть перестанет быть абсолютным доминантом, как это наблюдалось в последнее время.

Собственно, Запад и сейчас не абсолютный доминант, хотя г-н Дуванов с этим утверждением категорически не согласится. Но факт в том, что США сегодня не могут сделать с Россией то, что могли бы еще 10 лет назад в случае ее неповиновения. Нынче им приходится бегать по миру, сколачивать коалиции против нее, и при этом даже своих военных союзников, таких как Турция, построить не могут. Плюс в Европе есть постоянная разноголосица, на которую в Кремле рассчитывают, точнее на то, что эта разноголосица похоронит в конечном счете западную коалицию против России.

То есть Америка сейчас слабее, чем она была не только при Буше-старшем, но даже чем при Буше-младшем и даже при Клинтоне.

- Как же так случилось? Барак Обама виноват?

- Если посмотреть на динамику и проекцию военной силы и экономических возможностей, мы видим, что за последние двадцать лет США растратили тот потенциал единственной сверхдержавы, который у Америки появился после 1991 года. И дело не в Обаме, как утверждают республиканцы, потому что личный фактор, повторюсь, это не главное. Дело в том, что после Афганистана, после иракского болота, после всех этих многочисленных конфликтов последнего десятилетия видно, что вести одновременно два крупных локальных внешних конфликта нынешняя Америка не может.

И Барак Обама, как мне кажется, достаточно четко понимает пределы, которые существуют сейчас у пока еще единственной сверхдержавы — Соединенных Штатов, и что с каждым годом этой сверхдержавности становится все меньше.

Вопрос сегодня в том, сорвется ли этот эволюционный процесс смены мирового гегемона в настоящую третью мировую и однодневную ядерную войну, которая сотрет половину человечества с лица Земли или нет? Если этого не случится, если Западу хватит разума создать какие-то новые условия игры, которые будут устраивать всех остальных, то, возможно, мы сумеем преодолеть этот опасный исторический промежуток без каких-то больших потрясений.

О новом мировом порядке

- Но каким Вам видится будущий новый мировой порядок?

- Появятся новые финансовая система, экономические и политические центры, сложатся и утвердятся новые правила игры. И вполне возможно, что эти новые правила игры могут оказаться более справедливыми и приемлемыми для человечества, чем те, которые есть сейчас.

- А какие Вы видите пути появления нового мирового порядка?

- Сейчас человечество находится на определенной развилке, когда ситуация может качнуться в негативную сторону — бунты, войны, в общем в хаос, из которого уже потом что-то как-то сформируется, а может пойти эволюционным путем, сформировав из нынешнего полухаотического состояния, которое мы наблюдаем в мировой политике, в мировой экономике, новый мировой порядок.

- Однако до сих пор смена мировой политической конфигурации обычно проходила с кровью и войнами.

- Да, но человечество взрослеет. Я вообще полагаю, что социальной катастрофы не случится, если экономика потребления будет способна удовлетворять основные потребительские запросы населения, обеспечивать сносный уровень жизни, потому что тогда будет меньше людей, склонных все взорвать и уничтожить.

По моему личному ощущению, которое сложилось в том числе и после общения с европейцами, китайцами, азиатами, — никто не хочет воевать. Ни у кого нет никакого желания ввязываться в большой военный конфликт. И за это надо сказать спасибо нашим бледнолицым друзьям из вашингтонского обкома, которые наглядно показали, к чему может привести безответственное использование военной силы, которая представляется доминирующей.

- Это Вы сейчас о нескольких войнах, в которых участвовали США? И чему они научили мир?

- Тому, что, повторюсь, безответственное использование военной силы кончается плохо для экономики и социальной сферы. Все убедились в том, что как бы ты ни был силен, решать проблемы внешнеполитические, расширения своего влияния, геополитики или геостратегии, используя свой военный потенциал, очень сложно в современном мире, и сложно со всех точек зрения, а не только финансовой.

Никто не хочет воевать, общество в городах — травоядное. В той же Европе вы не найдете людей, которые согласились бы поехать в ту же Украину воевать. На днях прочел, как какой-то эстонский журналист стенал по поводу того, что в Украине решается судьба Восточной Европы, а в Эстонии не нашлось даже 30 добровольцев, которые согласились бы отправиться гнить в окопах украинской гражданской войны.

Никому не хочется воевать в той же России и Украине. Да, есть ополченцы, пассионарии и с той, и с другой стороны, «Правый сектор» и прочее, но в общей массе миллионного населения в Украине, Донецкой и Луганской областях не находится больших масс людей, которых можно заставить идти на войну.

Сейчас на фронте находятся с одной стороны где-то тысяч 50, с другой тысяч 20. Для почти пятимиллиардного человечества — это капля в море. Но всегда есть риск, что даже небольшой конфликт может окончиться очень печально — большими потерями, жертвами, уничтожением экономик. У меня надежда только на то, что большинство людей научено трагическим опытом 20 века, и не станет жертвовать своими интересами и жизнями.

                                                                                                                                                                   Беседовала Евгения Мажитова

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Саакашвили пригласил следователей к себе в палатку у стен рады

Эксперт о задержании Саакашвили и третьем Майдане: "Это анекдот"

Почему одни считают бывшего президента Грузии инструментом Вашингтона, а другие – актером в «спектакле» Порошенко? 

СБУ задержало Михаила Саакашвили в Киеве

«Порошенко геть!» Республиканской партии США нужен свой президент Украины?

Экс-президент Грузии может выступить тараном для смены политического режима в Незалежной 

Страны Центральной Азии ищут возможность сближения

Казахстан созывает президентов региона на встречу 

Европарламент: Россия вытесняет США из Центральной Азии

Почему в регионе падает американское военно-политическое влияние? 

Негласное влияние России и Китая в Центральной Азии стало главной причиной упреков Европы в адрес США

Российское присутствие и военно-политическое влияние России в Центральной Азии в последние годы увеличилось, плюс оно дополняется экономическим влиянием и доминированием Китая. Западу в этой схеме просто нет места, отмечает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. 

В отношениях с Астаной киргизы допустили много серьезных ошибок

Новый президент республики Сооронбай Жээнбеков будет вынужден налаживать испорченные отношения с Казахстаном и сохранять хорошие отношения с Россией … 

Друзья Путина переругались, не поделив границу и деньги

Контроль потоков контрабанды может быть главной причиной конфликта между Бишкеком и Астаной 

Киргизия жалуется в ООН, не ощущая опасности для себя

Руководство Киргизии, не сумев добиться от России понимания в своем конфликте с Казахстаном, решило вынести историю противостояния с соседней страной на международный уровень.  

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.