Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Судьба Большого Договора России и Украины

Судьба Большого Договора России и Украины  далее »
24.09.2018
17:36:51
В парламенте Молдавии назвали узурпацией власти отстранение Додона далее »
16:20:52
Старообрядцы из Южной Америки рассматривают возможности переезда в Бурятию далее »
15:07:21
Депутат Затулин счел решение КС Молдавии по Додону попыткой госпереворота далее »
14:52:17
Константин Затулин рассказал о последствиях разрыва Договора о дружбе и сотрудничестве для Украины далее »
21.09.2018
17:22:08
Украинская прокуратура хочет лишить русский язык статуса регионального в Донбассе. далее »
17:11:50
Затулин о запрете русского языка во Львове: Ненависть к РФ выливается к ненависть ко всему русскому далее »
16:27:40
Украина направила ноту о непродлении договора о дружбе с РФ далее »
12:58:51
Константин Затулин поздравил с Днем рождения Владислава Суркова далее »
20.09.2018
12:05:23
НАТО призывает активизировать урегулирование карабахского конфликта далее »
12:04:16
Украина пригрозила Венгрии из-за тайной выдачи паспортов в Закарпатье далее »

Константин Затулин в большом интервью на Ukraina.ru далее »

Расторжение договора о дружбе с Россией - как П.Порошенко пытается заработать предвыборные баллы? далее »

На какое будущее нацелил Украину Порошенко? Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым от 23.09.2018 далее »

Политический, дипломатический, духовный и языковой раскол: куда дрейфует Украина? далее »

Дружбе конец. Чем грозит разрыв большого договора? далее »

Россия и Турция: восприятие друг друга и пути преодоления стереотипов далее »

Мигранян оценила перспективы выхода Беларуси на рынок Центральной Азии далее »

Рубрика / Общество

Русская цивилизация и геополитические процессы


26.11.2014 11:25:31

Анатолий Сергеевич Филатов



перейти на страницу автора

Существует точка зрения, что в современных условиях Русский Мир, а вместе с ним и Российская Федерация, как его политическое выражение, может обеспечивать свое влияние на мировые процессы благодаря политики поддержки русскоязычных и распространению русского языка. Для этой цели правительством Российской Федерации поддерживается Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ) и даже создан целый Фонд «Русский мир». Каждая из этих организаций имеет солидное финансирование из федерального бюджета. И если Фонд «Русский Мир» направляет средства на поддержку русской культуры и в этом контексте – русского языка, то МАПРЯЛ зачастую поддерживает проекты, которые по форме являются русскоязычными, но по содержанию совершенно не русскокультурными.

Прежде всего, хотел бы отметить, что, не имея ничего принципиально против термина «русскоязычный», я все-таки склонен использовать, применительно к носителям ценностей Русского Мира, другой термин – «русскокультурный». Во-первых, язык, при всей его значимости, это все-таки часть и производное культуры. Во-вторых, можно пользоваться языком, но не владеть культурой или, более того, быть враждебным культуре своего же языка. Это мы можем наблюдать сплошь и рядом. В-третьих, отдельные русскоязычные сообщества (в виде организаций, групп и т.п. социальных фрагментов) могут быть, действительно, враждебны Русскому Миру, русской культуры (органичной частью которой является русская история) и российской цивилизации. В-четвертых, исходя из отмеченного, «Русскоязычного мира» фактически не может существовать.

Вообще сведение проблемы Русского Мира к русскоязычию во многом является следствием так называемого операционистского метода анализа и оценки ситуации. Этот метод активно используется в американской социальной науке (социология, политология, культурология), а его методологической базой является американская философия прагматизма (Ч. Пирс, Дж. Дьюи, У. Джемс). Одной из специфических черт этой философии является определение истины, которое метафорически выразил У. Джемс: «Истина – это кредитный билет, который имеет силу только в определенных условиях». Еще более определенно высказался Дж. Дьюи: истина – это то, что служит нашему классу / нашим интересам. Другими словами, истина это полезность, работоспособность идеи. Но, подчеркну, с позиций тех, кто эти идеи формирует и формулирует.

Операционизм темы, в данном случае, заключается в том, что используются удобные (для акторов процесса) конструкции, когда не надо (или даже нельзя) вникать в содержание. – Делать ставку на язык общения, упуская мировоззренческие позиции, весь культурный комплекс. Допустим, «русскоязычный мир» строится на примере организации Франкофонии, куда входят, наряду с реально франкоговорящими странами, Албания, Румыния, Македония, Болгария, Молдавия. На правах ассоциативного члена Армения, а Украина, Латвия, Литва и Эстония являются наблюдателями. Применительно к Русскому Миру такая «русскоязычная модель» приводит к элементарному межкультурному общению. Что само по себе и неплохо, но уводит нас от главного – собирания осколков поликультурного, полиэтнического и поликонфессионального Русского Мира в рамках общего социокультурного и цивилизационного пространства с перспективой восстановления и дальнейшего развития цивилизационной супернации, русской или российской, если угодно.

Не хотел бы быть понятым таким образом, что я умаляю значение русского языка. Я просто хочу сказать, что его функционирование и распространение мы можем обеспечить через утверждение русской культуры и восстановление, а, может быть и воссоздание Русского Мира.

Что касается восстановления территориальной целостности разорванной на части страны, воссоздания разрушаемого российского социокультурного пространства, то в этом случае речь должна идти о втором уровне базирования России в современном геополитическом пространстве – территории бывшего Советского Союза. Первый уровень базирования – это собственно территория нынешней Российской Федерации. Только должным образом организованное обустройство Русского Мира на двух своих базовых уровнях может обеспечить выполнение потребной современному человечеству геополитической миссии России – имперскому ограничению империалистических посягательств на мировое господство, исходящих, главным образом, от США[*]. Эти два уровня должны обеспечить переход на третий, функциональный, геополитический уровень позиционирования России в мировом устройстве XXI века.

Формирование третьего функционального уровня геополитического расположения России связано с определением сферы жизненных (или национальных) интересов, что является характерным для любого ведущего геополитического игрока. Известно, что функциональный уровень геополитического позиционирования занимает важнейшее место в современной внешней политике Соединенных Штатов Америки. В качестве сфер национальных интересов правительство США объявило многие регионы Ближнего Востока, Латинской Америки, Южной Азии, Европы и др.

Первый базовый уровень расположения Русского Мира является его природным свойством, второй базовый уровень – есть его исторический атрибут, третий функциональный уровень – определяется геостратегическими требованиями.

Обозначив третий, функциональный, уровень геополитического базирования России как сферу жизненных интересов, хотел бы уточнить, что в данном случае речь идет не столько о национальных интересах, в их политическом выражении, сколько о цивилизационных интересах – геополитических интересах российской цивилизации. Естественно, что реальным проводником в современной ситуации геополитических интересов Русского Мира могут выступать государственные институты Российской Федерации. В этом контексте, говоря о геополитической стратегии России в современном мире, мы можем говорить о государственных интересах Российской Федерации, которые распространяются на территории, прилегающие к границам бывшего Советского Союза, т.е. к окраинам российского социокультурного пространства.

Географически государственные интересы Российской Федерации, аналогичные в настоящий момент цивилизационным интересам Русского Мира, на западе распространяются на территории, занимаемые такими государствами как Финляндия, Польша, Германия (восточная ее часть или Пруссия), Словакия и Чехия, Венгрия, Румыния. На юге – Болгария, Греция, Турция, Сирия, Ливан, Израиль и Палестина, Ирак, Иран (северная часть), Афганистан (северная часть), Монголия. На востоке – Япония, штат Аляска Соединенных Штатов Америки, Канада. Все эти территории так или иначе связаны с историей Русского Мира и имеют, различной степени, связи с российскими социокультурными традициями.

Нынешние территории некоторых из этих государств в определенные исторические интервалы включались в состав российского государства (полностью или частично). Это Финляндия, Польша, Румыния, Турция, США. Ряд государств входили в международные организации, контролируемые Советским Союзом/Россией или были зависимы от России в иных формах – Польша, Восточная Германия, Чехия и Словакия, Венгрия, Румыния, Болгария, Иран, Афганистан, Монголия. Однако геополитическая стратегия России и позиционирование ею своих цивилизационных интересов в примыкающих географических пространствах обосновывается не только и даже не столько историческим прошлым, сколько жизненной необходимостью обеспечить условия своего социокультурного развития, сохранить и реализовать очаги будущего человеческой культуры, расположенные в пределах ее цивилизационного пространства.

Наиболее важным участком цивилизационных интересов России является юго-западное геостратегическое направление. Это обосновывается тем, что на западе сейчас работает проект под названием «Европейский Союз», имеющий высокий технологический (в смысле, цивилизационный) уровень, хотя и с весьма проблематичным культурным (т.е. содержательным) потенциалом. Прибалтика ещё не готова к возвращению в российское социокультурное пространство, Польша пока окончательно не разочаровалась в Евро-атлантическом доме, устройство которого контролируется США. Да и к тому же, Польша, всегда переполненная непомерными амбициями, стремится позиционировать себя в качестве регионального лидера, представляясь порученцем Соединенных Штатов в Европе. Еще не пришло время, когда поляки наконец-то полностью почувствуют разницу между «прелестями» евро-атлантической цивилизации и своими возможностями ими пользоваться.

При этом, необходимо отметить, что когда мы говорим «Польша» или «Прибалтика» в контексте геополитического дискурса, мы должны иметь в виду политические элиты государственных образований и их ориентации, а не общество страны или общественные умонастроения. Поэтому речь идет не о поляках или литовцах, латышах и эстонцах, а о современных государствах, возникших на территориях их проживания.

К тому же, Европейский Союз, в силу отмеченной цивилизованности, может строить с Россией нормальные взаимовыгодные добрососедские отношения. Особенно, если в нем будет возрастать политическое влияние германского и французского факторов, которые при их естественной реализации будут объективно оппозиционировать американскому кураторству, зачастую осуществляемую посредством Великобритании. Такое развитие событий, которое по существу является желательным не только для России, Германии и Франции, но и для Италии, Испании и даже Великобритании, государства, расположенные на западной территории цивилизационных интересов Русского Мира (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия), обретут свой природный статус транзитного пространства. Пространства контактов, сотрудничества и соперничества российской и европейской цивилизаций. То, что сейчас там доминируют даже не европейские, а американские геополитические интересы и подавлены российские, является совершенно ненормальным. И как всякое ненормальное явление оно должно быть исправлено и излечено.

Что касается восточного и южного направлений цивилизационных интересов России, то они имеют свои четкие и на сегодняшний день естественные пределы в виде США, Канады, Японии, Китая, Индии и Ирана. В отношении США-Канады и Японии позиция России должна осуществляться достижением паритета геополитических интересов в режиме непосредственного контакта, в силу отсутствия естественных транзитных территорий. Единственным спорным участком здесь может стать только территория Аляски, на которой присутствие России будет обозначаться социально-экономически. В отличие от США и Японии, Китай и Индия являются стратегическими партнерами геополитики России. Социогенетические и социокультурные установки индийской и китайской цивилизаций ориентируют данные государства на эндо-политику, направленную не на мир внешней культуры, а на мир эндогенной культуры. Если для евро-атлантической и российской цивилизаций свойственно определять и строить свое общество в мире, то для индийской и китайской – внешний мир строится и определяется в своем обществе. Поэтому для России во взаимоотношениях с Индией и Китаем особых геополитических проблем, по определению, возникать не должно. Важно только учитывать специфические культурно-цивилизационные ценности и принципы того и другого государства.

С учетом таких особенностей Россия может без особых проблем вернуться в Монголию, которая не только относится к зоне цивилизационных российских интересов, но и имеет прямое отношение ко второму базовому уровню геополитического расположения России, с его историческими признаками. Истоки формирования Великой Монгольской Империи Чингисхана лежали как на территории современной Северной Монголии, так и российской Бурятии.

Особое место в этом направлении также занимает Афганистан, т.к. это территория, социальная конфликтогенность которой может быть нейтрализована только совместными усилиями основных геополитических игроков – России, Европейского Союза и США. Наиболее оптимальным способом разрешения афганской проблемы видится разделение ответственности между Россией (Северный Афганистан) и Евро-атлантическим сообществом (Южный Афганистан). Понятно, что для достижения этого Россия, прежде всего, должна вернуться в полном объеме на свои исторические территории в Казахстане и Средней Азии.

При этом основным и главным направлением реализации цивилизационных интересов России является юго-восточное, которое включает в себя Турцию, Ирак, Сирию, Ливан, Иорданию, Палестину и Израиль. Наиболее проблемным участком этого направления, безусловно, является Турция. И не только потому, что она непосредственно граничит с Россией, даже – не столько потому.

Во-первых, Турция удерживает до сегодняшнего дня культурно-исторически значимые для Русского Мира территории. Это область Константинополя (Царьграда), которая в определенной степени имеет сакральный смысл для России, для Православия. Являясь формальным, если не декларативным центром Православного Христианства Константинопольская духовная ойкумена, лишенная административно-территориальных признаков и политико-управленческих средств, не в состоянии решать конкретные интеграционные задачи в рамках православной конфессии. К месту будет сказано, что возможность исторического примирения западного и восточного Христианства возрастет на несколько порядков, если Вселенское Православие организационно консолидируется. В таком случае консолидированное Православие и централизованное Католичество намного оперативнее смогут осуществлять сотрудничество и вырабатывать общие институциональные стандарты. Сейчас, когда внутри Православия отсутствует организационное единство и, более того, множатся попытки раскола действующих Церквей никакой вопрос христианского объединения не может быть эффективно решен. Что касается раскола Православия, то он как раз наиболее агрессивно инициируется в юго-западной части Русского Мира – на Украине. Вначале автономизация украинских епархий Русской Православной Церкви, затем попытки создания поместной украинской церкви идут вопреки не только консолидации Православия, но и сотрудничеству восточного и западного Христианства. В этом случае происходят вообще антирелигиозные события, когда во главу угла формирования украинской поместной церкви кладутся совершенно не духовно-религиозные идеи, а этно-политические установки украинства. В результате, получается совсем не христианская, а этническая церковь. Это все усугубляется еще и тем, что украинские этномаргиналы, активно задействованные в церковном расколе Русской Православной церкви, на самом деле даже не хизуються[*] своей нацией, а шизуются национальной принадлежностью. Потому восстановление и воссоздание религиозно-церковного центра Православия в Константинопольской (Царьградской) области в состоянии воспрепятствовать политическим по сути тенденциям конфессионального разобщения.

Из этого вовсе не следует, что образование Константинопольской Православной области неизбежно должно повлечь нарушение территориальной целостности современной Турции. Такая область может быть образована по аналогу с Папской областью – Ватиканом – в Италии. Важно только, чтобы эта Православная область имела полную административно-территориальную самостоятельность и, конечно же, не контролировалась турецким государством.

Во-вторых, что касается Турции. Это государство аннексирует значительную часть территории одного из важнейших компонентов российского культурно-цивилизационного пространства – Армении. Достаточно сказать, что один из важнейших символов Армении – гора Арарат – находится за турецкой границей. Безусловно, что Россия, заботясь о восстановлении своего территориального единства должна поставить вопрос перед международным сообществом о цивилизованном воссоединении северной и южной Армении. В процессе достижения этой цели Россия могла бы более активно работать с курдским национальном движением и поддерживать справедливые требования курдов по созданию своего государства, которое станет надежным российским союзником в этом важном геополитическом регионе. Курдскому государству вряд ли необходимо претендовать на территории в Иране и Сирии, а вот исторические очаги на севере Ирака (который по причине американского вторжения уже потерял все признаки самодостаточного государства) и на востоке полуострова Малая Азия имеют все признаки лечь в основу курдского государства. Одним из механизмов образования такого государства может стать режим протекционизма над Курдистаном со стороны Турции и России, что позволит нейтрализовать наиболее острые конфликтные ситуации. Протекторат в данной ситуации не означает кондоминиум, а призван, прежде всего, распределить геополитические интересы России и интересы Турции как регионального лидера.

Механизм восстановления полноценной России мне видится таковым: ревизия государственно-правовых решений, принятых в период 1917-1922 гг. и в 1991 г. И в том, и в другом случае грубейшие нарушения правовых норм государственного строительства, права народа на выбор формы государственного устройства. – В 1917 г. в России прошли всенародные выборы Учредительного Собрания, которое должно было решить в каком виде страна может существовать в дальнейшем. Вместо этого решения, большевики, разогнав и уничтожив Учредительное Собрание, создали лоскутное государственное образование по этническому признаку из нескольких союзных и автономных республик. В 1991 г., при грубейшем нарушении Хельсинских соглашений 1975 г., эти лоскутные образования разорвали страну, поправ мнение абсолютного большинства граждан, не желавших политико-экономического разделения. С учетом исторических реалий, самым оптимальным механизмом восстановления страны может быть избрание Учредительного Собрания гражданами республик бывшего Советского Союза и определения им способа дальнейшего существования страны – политического, экономического, культурного. Хотя, может быть и другой путь – тот, что выбрала Германия в 1990 г., когда решение о воссоединении было принято на уровне законодательных органов.

Однако, не менее важным, чем принять механизм реализации, является определение средств, с помощью которых этот механизм может быть приведен в действие. Основными средствами восстановительных и воссоединительных социально-политических процессов в масштабах Русского Мира, в российском социо-культурном пространстве могут быть – прежде всего, люди, само общество или Мір, как это было принято обозначать в русском письме до реформы 1918 г. Следующим важным средством является капитал, ресурсы, связанные с производством материальной жизни и специалисты, обеспечивающие это производства и становящиеся, таким образом, сами и капиталом и ресурсами. Наконец, необходимым средством, обеспечивающим реализацию механизма восстановления политически разорванного сейчас Русского Мира, выступают профессиональные управленцы, кадровые чиновники, работающие на различных уровнях и в различных формах системы государственного управления.

Инициировать и возглавить процесс, в крайнем случае, на начальной стадии, может каждый из русских людей, тех, кто желает воссоединения. Даже на уровне слова, оно, все-таки, было в начале всего!

Капитал, российский в том числе, это не только абстрактное понятие, выражающее процесс производства, накопления и распределения материальных благ, но и люди. А вот в своем личностном выражении российский капитал становится все более социально окультуренным, более образованным и духовно просвещенным. А следствием этого является понимание своей исторической миссии, связанной с тем социокультурным пространством, в котором он сформировался и находится. И при всей интернационализации и транснациональности российский капитал все больше будет понимать, что его базовые ценности (не только экономические, но и социокультурные) находятся в Российском Доме, а не в каком-либо другом – Европейском или Китайском. К слову сказать, такое понимание начинает охватывать не только капитал Российской Федерации, но и Украины, Белоруссии, Казахстана и т.п. В этом плане с капиталом надо работать – и ученым, и журналистам, и общественным деятелям, и государственным служащим...

Российское чиновничество по своим морально-нравственным и другим качествам ничем, принципиально, не отличается от других социальных категорий, таких, допустим, как предприниматели, рабочие, преподаватели или милиционеры. Чиновники – важное звено государственного аппарата. А государство вряд ли получится отменить в среднесрочной и даже долгосрочной перспективе. К тому же, государственные чиновники будут реагировать на социальные импульсы, идущие от общества. И общество должно учитывать и использовать такие качества российского чиновничества, как усердие, организованность, непритязательность, трудолюбие. Хочу попутно заметить, что российское чиновничество является наследником и носителем тех качеств, которые были выработаны чиновниками Российской Империи и Советского Союза, на плечах которых лежало управление огромнейшей по размерам страны, сложнейшим государственным механизмом. Я думаю, что с таким опытом российское чиновничество если не превосходит, то ни в чем не уступает чиновничеству Великобритании, Китая или США.

По сути дела, речь идет о совершенно предметном процессе, который выводит Русский Мир из поля словопрений и мифологем, из сферы доминирования политических симулякров. Что касается симулякров, то, давайте сравним: не напоминает ли симулякр идея объединения той же Германии, выдвигаемая еще в 50-е годы прошлого века, или не казались ли симулякром модели распада СССР, выстраиваемые в начале 80-х годов. А кто мог принять за реальность распад Российской Империи в 1913 г. или 1914 г. Так что в нашем случае идея Русского Мира никак не подходит под определение симулякра. Хочу сказать, что азербайджанцы, узбеки, таджики, киргизы, украинцы, в большинстве отправляющиеся на работу в Российскую Федерацию, а не в Иран (там проживает ок. 20 млн. из 28 млн. всех азербайджанцев в мире), Турцию или Польшу, уже сейчас реализуют идею Русского Мира и убирают все возможные на этой почве симулякры.

Практический совет в этом процессе – собирание Русского Мира – достаточно прост: каждодневная кропотливая работа по всем направлениям. Только из малых дел строятся большие, а из деталей возводятся великие конструкции!


* Империя – понятие, этимологически исходящее от слов «власть» и «государство», выражающее вид (форму) организации управления социумом на обширном географическом пространстве, при котором разнообразные регионы государства пользуются покровительством имперского центра. Имперский способ социального управления обеспечивает ограничение своеволия провинций и региональных вождей, угнетающих малые социальные сообщества.

Империализм – этимологически связан с господством и обозначает подавление любого своеобразия, навязывание различным регионам стандартов, выработанных в империалистических центрах. Империалистическая политика означает стремление к гегемонизму и подчинению своим интересам всех окружающих социальных общностей и институтов.

* с украинского – кичатся, хвастаются, бравируют; в определенном смысле может означать – гордятся

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.