Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
12.12.2017
16:18:36
Соотечественники из Эстонии приготовили смелые вопросы к пресс-конференции Владимира Путина далее »
16:13:37
Перевод русских школ Латвии на латышский язык обсудят в российской Госдуме далее »
16:00:35
Воронежская область потратит в 2018 году в 15 раз средств больше на переселение соотечественников из-за рубежа далее »
10:59:44
Граждане Южной Осетии смогут лечиться в России бесплатно далее »
11.12.2017
22:42:48
Вопрос приобретения гражданства Абхазии гражданами России не обсуждается далее »
19:56:38
В Болгарии жива память о русских солдатах-освободителях далее »
15:22:49
Кирилл Фролов презентует книгу о РПЦ как последней крепости исторической России в Институте стран СНГ 26 декабря далее »
11:48:58
РЖД пустила поезда в обход Украины далее »
10:49:46
Венецианская комиссия раскритиковала дискриминационный закон Украины "Об образовании" далее »
10:42:52
МИД назвал важной задачей сохранение наследия русского мира за рубежом далее »

Американская «сделка века». Время покажет. Выпуск от 08.12.2017 далее »

Грузинский «варяг» в новой украинской Сечи. 60 минут. Эфир от 07.12.2017 далее »

ПРАВ!ДА? Возвращение соотечественников: полный провал? далее »

Специальный репортаж Английская паранойя далее »

Андрей Грозин: Саммит ОДКБ решал организационные вопросы далее »

Куда ведет украинский путь? Право голоса далее »

Какой будет судьба Донбасса? далее »

Рубрика / Безопасность

Карабах под прицелом русских пушек


24.11.2014 19:29:22

Александр Александрович Маркаров

Директор филиала Института стран СНГ в Ереване
перейти на страницу автора

В период, последовавший после завершения горячей фазы нагорно-карабахского конфликта, армянские и азербайджанская стороны находятся в т.н. состоянии “ни войны, ни мира.” Однако, если сделать ударение именно на последней части сложившегося статуса-кво, и вынести за скобки весь переговорный процесс, неудивительно, что стороны уделяют особое внимание обеспечению и повышению боеспособности собственных вооруженных сил и постоянно наращивают боевой потенциал.

При этом каждая из сторон пристально отслеживает источники, характер и направленность поступающего нового вооружения у противоборствующей стороны и параллельно наращивает собственный арсенал, исходя, как из собственных возможностей, так и потенциального характера боевых действий. Основным источником новых вооружений, как для РА (Республика Армения), так и для АР (Азербайджанская республика) является РФ.

Это объясняется не только негласным эмбарго на поставки вооружения в зону конфликта со стороны США и стран ЕС и лучшим знанием российских моделей и типов вооружений (даже в случае их модернизированных и более современных версий), но и характером взаимоотношений сторон с РФ, да и готовностью РФ выступать в качестве источника поставок.

Существенным фактором для Армении дополнительно выступает и доступность российского рынка в плане ценовой политики. По данным Стокгольмского международного института по исследованию мира (SIPRI), в период 1993-2014 гг. Армения закупала вооружения из шести стан – в т.ч. из Белоруссии, Китая, России и Украины, однако основным импортером – порядка 95% - являлась именно РФ. (См. Холтом, П., “Поставки оружия Армении и Азербайджану в 2007-2011 гг.”, в “Ежегодник СИПРИ 2012: вооружения, разоружение и международная безопасность”, Пер. с англ. – Институт мировой экономики и международных отношений РАН. – М.: ИМЕМО РАН, 2013, с. 317).

Россия является основным импортером вооружений и для АР – порядка 55%, однако наряду с последней, вооружения закупалось и на Украине (34%), в Беларуси, Израиле и Турции.

Естественно, что периодически каждая из сторон выражает свое негативное отношение при поступлении очередной порции информации о новых контрактах на поставки вооружения в соседнюю страну, считая, что подобным образом поставщик вооружений не просто не способствует разрешению конфликта, но и потенциально провоцирует либо подталкивает стороны к последующему применению поставляемого вооружения.

В целом, неудивительно, что армянское экспертно-аналитическое сообщество достаточно негативно оценивает факт поставок вооружения АР со стороны РФ. Однако, официальные круги в РА достаточно долгое время не озвучивали свое отношение к данной проблеме, хотя она, вероятно и находилась в повестке армяно-российских переговоров на различных уровнях.

Лишь летом 2014 г. в интервью аргентинской газете Clarin Президент РА С. Саргсян указал на обеспокоенность фактом продажи вооружений со стороны РФ, являющегося стратегическим союзником Армении. («Для нас это очень болезненная тема, и наш народ очень обеспокоен тем фактом, что наш стратегический союзник продает оружие Азербайджану», - сказал президент Армении. (http://rus.azatutyun.am/content/article/25452528.html).

Хотя и было указано, что последнее является отношением граждан, однако сам факт того, что данный вопрос был затронут главой государства, кажется отражением обеспокоенности и со стороны властей РА.

У российской стороны есть ряд своих аргументов, оправдывающих поставки вооружения Азербайджану. С одной стороны – эти аргументы, обосновывающие продажу вооружений сугубо экономическими факторами, бизнесом; в дополнение утверждается, что благодаря данному источнику поставок, возможно в целом контролировать степень милитаризации и применения оружия и прогнозировать сценарии развития в случае вооруженного конфликта в регионе. Однако все эти аргументы не всегда могут быть услышаны и приняты.

В последние дни, в связи с событиями вокруг сбитого азербайджанской стороной вертолета МИ–24 Армии обороны НКР, вновь развернулась полемика по вопросу о поставках вооружения АР со стороны РФ, поскольку предполагается, что вертолет был сбит именно российским оружием – ЗРУ типа “Стрела” (по другой версии ПЗРК “Игла”), что придало дополнительную остроту болезненному вопросу поставок оружия АР со стороны РФ.

Не секрет, что реакция на сбитый вертолет в Армении была достаточно резкой, чего нельзя сказать о международной, которая ограничилась скорее дежурными фразами o необходимости соблюдения режима прекращения огня и продолжении усилий по мирному урегулированию конфликта. Об ограниченной функциональности миссии ОБСЕ свидетельствовало и заявление личного представителя действующего председателя ОБСЕ Анджея Каспршика от 18 ноября о том, что Баку не дал гарантий миссии ОБСЕ для мониторинга в зоне падения вертолета, из-за чего он не был осуществлен. Отсутствие осуждения со стороны мирового сообщества по отношению к постоянному нарушению режима прекращения огня со стороны АР и конкретно по отношению к инциденту со сбитым вертолетом, воспринимается в Армении не просто как преступное попустительство, но и как потакание азербайджанской эйфории вседозволенности.

Ситуация получила свое развитие 22 ноября 2014 г.. По словам министра обороны РА С. Оганян “отсутствие благоразумия и отказ Азербайджана вопреки международным нормам давать доступ к месту крушения вертолета МИ-24 ВВС НКР заставили армянскую сторону прибегнуть к спецоперации.” (http://www.panorama.am/ru/politics/2014/11/22/seyran-ohanyan/)

В результате спецоперации Армии обороны НКР с места падения вертолета были вывезены тела погибших пилотов и части вертолета. При этом армянская
сторона не понесла потерь, в отличие от азербайджанской, потерявшей как минимум два человека убитыми. Косвенно об успехе операции свидетельствует и снятие с занимаемой должности командира азербайджанской бригады на данном участке, о чем заявил пресс-секретарь МО РА А.Оганесян (http://armenpress.am/arm/news/785021/adrbejani-korustnery-shat-en-zu-brigadi-hramanatary-pashtonank.html).

Маловероятно, чтобы провокация Азербайджана могла бы дать повод для начала более широкомасштабных боевых действий, хотя и было очевидно, что действия АР не останутся безнаказанными и не могут не вызвать ответных мер со стороны НКР и РА. Муссируемая версия о том, что Азербайджан мог осуществить свою провокацию в контексте развития событий на глобальной арене, когда основное внимание привлечено не сколько к Закавказью, сколько к событиям на Украине и в сложившейся ситуации внимание и ресурсы РФ в первую очередь направлены отнюдь не на разрешение нагорно-карабахского конфликта, а сконцентрированы на проблемах на ее западных границах, не вполне валидна, хотя с учетом поляризации позиций, ситуация могла развиваться в рамках общей, контекстуальной логики в качестве очередного витка напряженности во взаимоотношениях Москвы с Западом.

С другой стороны, в рамках функционирования Минской группы сопредседателей ОБСЕ достаточно долгое время существовал определенный внешне видимый консенсус между странами-сопредседателями относительно формата и путей разрешения конфликта. При этом периодически проводимые встречи президентов РА и АР при посредничестве президентов РФ либо Франции рассматривались и в качестве попытки перехватить инициативу в переговорном процессе и выступить в качестве посредника, независимо от остальных игроков. Однако ни одной из данных инициатив не суждено было привести ко сколько бы значимым результатам с учетом позиции РА и АР и отсутствия предложений, способных вывести стороны из состояния конфликта.

Исходя из той посылки, что российская сторона, стремится обеспечить собственные интересы в регионе, и, по крайней мере, формально, не желает отдавать предпочтение ни одной из сторон конфликта, кажется логичным, что поставки вооружений будут продолжаться и в будущем, и по-прежнему будет сохраняться и общественное недовольство данными действиями.

Соответственно вопрос скорее заключается не в возможности ограничения поставок вооружений, а в наличии серьезных гарантий неразвязывания боевых действий. При этом возможно наличие различных сценариев.

С одной стороны, несомненно, это военное и политическое сдерживание противника и понимание того, что широкомасштабные боевые действия приведут не просто к существенному ущербу АР, но, скорее, к окончательному решению конфликта и приданию закрепленного статуса НКР.

С другой стороны, при осуществлении худшего из сценариев, нельзя исключать возврата к горячей фазе конфликта. При этом оценки потенциальных результатов боевых действий должны учитывать не просто количественные, тактико-технические характеристики находящихся на вооружении арсеналов, но и весь комплекс потенциалов, сопряженных с боевыми действиями.

Не секрет, что агрессивная антиармянская, по сути, ксенофобская риторика, постоянно звучащая из уст официального Баку направлена на поднятие боевого духа азербайджанской стороны, потерпевшей поражение в ходе предшествующих боевых действий, однако вместе с этим необходимо учитывать реальный уровень боеспособности и владения техникой ВС АР.

Интенсификация конфликта в июле-августе 2014 г. на армянско-азербайджанской границе показала высокий уровень подготовки и боевой дух солдат ВС РА, которые были в состоянии противостоять и нанести существенный урон превосходящим по численности силам противника. При этом, с азербайджанской стороны в диверсии принимали участие элитные, обученные группы. Конечно, на основе локального инцидента либо их серии, быть может, и ,неверно, было бы уместно выставлять более общую оценку, но, в целом, они отражают общее состояние дел и потенциала сторон.

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Эрдоган пригрозил Армении дальнейшей изоляцией

Почему Баку стал оскорблять Лаврова и хамить России

Почему Баку стал оскорблять Лаврова и хамить России 

Лавров рассказал о прогрессе в карабахском урегулировании

К. Затулин: Для урегулирования Карабахского вопроса нет оснований, поскольку Арцах остался вне процесса переговоров

Константин Затулин, прокомментировал региональный визит главы МИД РФ Сергея Лаврова и версии, муссируемые вокруг его повестки. 

Баку призывает ОБСЕ к практическим шагам по решению проблемы Карабаха

Нагорный Карабах: переговорный формат остается прежним

Баку и Ереван двигаются по замкнутому кругу 

Что день грядущий готовит Нагорному Карабаху

Готовится очередная встреча Алиев — Саргсян



Президент Армении: конфликт в Карабахе не может быть решен военными средствами

Баку и Ереван договорились активизировать переговоры по Карабаху

В правительстве Нагорного Карабаха произошли кадровые изменения

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.