Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
12.12.2017
16:18:36
Соотечественники из Эстонии приготовили смелые вопросы к пресс-конференции Владимира Путина далее »
16:13:37
Перевод русских школ Латвии на латышский язык обсудят в российской Госдуме далее »
16:00:35
Воронежская область потратит в 2018 году в 15 раз средств больше на переселение соотечественников из-за рубежа далее »
10:59:44
Граждане Южной Осетии смогут лечиться в России бесплатно далее »
11.12.2017
22:42:48
Вопрос приобретения гражданства Абхазии гражданами России не обсуждается далее »
19:56:38
В Болгарии жива память о русских солдатах-освободителях далее »
15:22:49
Кирилл Фролов презентует книгу о РПЦ как последней крепости исторической России в Институте стран СНГ 26 декабря далее »
11:48:58
РЖД пустила поезда в обход Украины далее »
10:49:46
Венецианская комиссия раскритиковала дискриминационный закон Украины "Об образовании" далее »
10:42:52
МИД назвал важной задачей сохранение наследия русского мира за рубежом далее »

Американская «сделка века». Время покажет. Выпуск от 08.12.2017 далее »

Грузинский «варяг» в новой украинской Сечи. 60 минут. Эфир от 07.12.2017 далее »

ПРАВ!ДА? Возвращение соотечественников: полный провал? далее »

Специальный репортаж Английская паранойя далее »

Андрей Грозин: Саммит ОДКБ решал организационные вопросы далее »

Куда ведет украинский путь? Право голоса далее »

Какой будет судьба Донбасса? далее »

Детали

Президентские выборы в Таджикистане ещё не объявлены, но их результат известен


03.07.2013 13:45:33

Андрей Валентинович Грозин

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ


перейти на страницу автора

ИА REX

В ноябре текущего года в Таджикистане должны пройти очередные президентские выборы, и уже сейчас раздается острая критика в адрес Эмомали Рахмона, руководящего страной уже почти 22 года. Действующий президент пока не заявлял о том, будет ли он баллотироваться на очередной семилетний срок правления, хотя в стране нет сомнений на этот счёт. Для Рахмона это будут последние выборы (он был избран 6 ноября 2006 года), если, конечно, под его властные запросы вновь не будет изменена Конституция страны, что для стран Центральной Азии вполне обычное явление.

На сегодняшний день неизвестна дата президентских выборов, так как её определяют парламентарии на совместном заседании палат «не позднее, чем за два месяца до истечения срока полномочий президента Республики Таджикистан». Очевидно, день выборов определят в начале сентября, когда депутаты вернутся из отпусков. Точная дата предстоящего голосования ещё не названа, известно лишь то, что оно состоится во второй половине осени.

Пока в Таджикистане объявился лишь один политик, который публично озвучил свое решение участвовать в президентских выборах осенью. Это известный оппозиционер и давний оппонент Рахмона, лидер Социал-демократической партии Таджикистана Рахматилло Зойиров. Он объявил о своем решении в социальной сети «Одноклассники», где проводил онлайн-конференцию. По словам Зойирова, он не только будет участвовать в выборах как кандидат эсдеков, но и как единая кандидатура от демократических сил страны. Кто его уполномочил на это, правда, сказано не было.

Другие политические партии пока не называют своих кандидатов. Хотя мало кто сомневается, что от партии власти — Народно-демократической партии Таджикистана (НДПТ) — пойдет её председатель и, по совместительству, действующий президент Таджикистана Рахмон, который пока официально не дал своего согласия. Впрочем, и сама НДПТ сравнительно скудно высказывается относительно будущего - представители партии власти попросту избегают прямых упоминаний грядущих осенних выборов.

Известно, что в президентских выборах также будут участвовать Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и Партия экономических реформ (ПЭРТ). Коммунисты республики не намерены вступать в коалицию с другими политпартиями и не будут поддерживать единого кандидата в президенты от оппозиционных партий. А у Демпартии Таджикистана после мучительного объединения, выборов нового лидера Саиджафара Исмонова и признания партии Минюстом РТ пока много оргпроблем. Но и она заявляет о намерении выдвинуть своего кандидата.

С формальной точки зрения, кандидатом может быть любой гражданин страны «не моложе 35 лет, владеющий государственным языком и постоянно проживающий на территории республики не менее последних 10 лет». Поэтому для многих таджикистанцев, прежде всего оппозиционеров, которые хотели бы поучаствовать в выборах, путь закрыт, так как они не проживают постоянно в республике.

Народ не обращает почти никакого внимания на сам факт или возможные результаты выборов. Довольно распространено мнение о том, что итоги голосования уже предопределены (невзирая на ещё неназванные даты или имена кандидатов).

А пока в республике продолжается длящаяся уже около года кампания, направленная против критиков властей Таджикистана, для устранения любых препятствий, способных помешать нынешнему президенту переизбраться. Но, думаю, что это беспокойство за своё долгосрочное выживание у Рахмона и его окружения более связано со страхом, что внешние игроки, такие, например, как Россия, разочарованы лидером РТ и начинают, якобы, подумывать о какой-то замене.

Впрочем, насколько я знаю, и со стороны Запада в Душанбе не исключают неких «сюрпризов» под будущие выборы. В частности фигура экс-министра промышленности РТ Зайда Саидова, арестованного 19 мая, спустя месяц после объявления о создании партии "Новый Таджикистан", смотрится именно как «прозападная» гораздо значительнее, чем как «пророссийская». И этому есть много подтверждений, известных и в Душанбе и в Бишкеке и в Алма-Ате.

Через шесть дней после ареста Саидова оппозиционные политики, правозащитники и медиа-активисты создали группу "Коалиция за демократию и гражданское общество", которая, в свою очередь, создала комитет в поддержку Саидова. В состав «Коалиции» вошли представители политических партий (включая Социал-демократическую партию – СДПТ и Партию исламского возрождения – ПИВТ), инициативные группы по созданию партий «Новый Таджикистан» и «Вахдат», журналисты и общественные активисты. Участникам «Коалиции» сразу же стали угрожать, таскать на «беседы» в ГКНБ и т.д.

Представители других оппозиционных партий уже не первый месяц твердят о том, что власть упорно вытесняет их на обочину политического процесса. И больше всего достается «исламистам» - именно они имеют и растущее влияние в обществе, и свой альтернативный «семейно-рахмоновскому» проект переустройства экономики и общественной жизни Таджикистана.

Председатель ПИВТ, Мухиддин Кабири, ещё в октябре 2012 года отметил в ходе лекции, прочитанной в американском университете Джорджа Вашингтона, что давление на членов его партии неуклонно растёт. Он также повторил эту мысль на апрельской встрече с послом США в РТ, Сюзан Элиот, а в доказательство рассказал о факте недавнего нападения на зампредседателя ПИВТ Махмадали Хаита. Вполне возможно, что именно в связи с продолжающимся много месяцев давлением Кабири пока также не выдвигается в качестве кандидата на пост президента.

Арест Саидова последовал за официальными мерами против Умарали Кувватова, который был вынужден уехать в Россию после того, как его бизнес был захвачен родней президента. В прошлом году Кувватов создал "Группу 24", которая публично заявляла о коррупции в правительстве. В декабре 2012 г. по требованию таджикских властей его задержали в г. Дубай по обвинению в противозаконном бизнесе.

В отличие от Саидова, Кувватов говорил о своей заинтересованности в участии в президентских выборах в этом году. Его поддержала группа оппонентов правительства за рубежом, и он искал поддержку среди многих таджикских избирателей, работающих в России. Кувватов неоднократно заявлял, что работал с людьми, близкими к окружению президента, и угрожал опубликовать компрометирующую информацию.

Правительство РТ также пыталось добиться экстрадиции некогда влиятельного Абдумалика Абдуллоджанова, который в 1992-1993 годах был премьером. Попытка провалилась, поскольку Украина, куда он прибыл из США, решила отпустить его.

Власти боялись не того, что Абдуллоджанов вернется в Таджикистан, а того, что он может оказать поддержку такому кандидату, как Кувватов или Саидов.

И самое главное, они боятся, что внешние силы, а именно Москва и/или Запад, начали подыскивать кандидата на замену «неэффективному Рахмону».

Ни Абдуллоджанов, ни Кувватов, ни Саидов сегодня сами по себе не являются крупными политическим лидерами и не располагают большой поддержкой внутри страны. В то же время, существует мнение, что за их спиной стоят серьёзные внешние игроки, располагающие как финансовыми, так и организационными возможностями.

Проблема в том, что все 16 лет, прошедших после заключения мира между властью и Объединённой таджикской оппозицией (ОТО), страна погружается в безнадежное положение – экономика стагнирует, социальная сфера находится в жалком положении, а граждане сотнями тысяч бегут из страны и согласны на самую грязную и низкооплачиваемую работу. «Его превосходительство Президент» и его «элита» хронически не способны вытащить страну из болота.

При этом весь самый привлекательный бизнес сконцентрирован в руках «клана кланов» - «Большой семьи» (алюминий, золото, хлопок и пр.). Помимо близких родственников у Эмомали Шариповича полно самой разнообразной родни со стороны мужей дочерей, «родни жены», «родни родни», «друзей родни» и т.д. Весь этот «табор» активно осваивает небогатую таджикскую экономику – региональным элитам и высшим чиновникам достается, по большому счету, уже всё остальное.

Непрекращающаяся экономическая борьба кланов за «оставшееся после семьи» разделила реальную и публичную политику - механизм принятия решений давно перешел на уровень, не подконтрольный конституционно-правовым институтам. Контроль за горно-металлургическим комплексом, энергетикой, банковским сектором, экспортом хлопка, золота, торговлей товарами народного потребления (не говоря уже о движении через РТ и за её пределы главного продукта афганского агросектора) со стороны представительной ветви власти, а тем более гражданского сектора отсутствует полностью.

На эффективности государственного механизма сказался и массовый отток как «нетитульного», так и более-менее образованного «титульного» населения, который прямо поспособствовал «архаизации» социальной системы и экономики Таджикистана. Созданная «таджикской элитой» пирамида власти, использующая "совковые", неэффективные методы управления страной, является неустойчивой и неэффективной.

Существующий таджикский межклановый мир хрупок. Местные кланы находятся под жёстким прессом «Семьи», но практически все они ждут только момента для того, чтобы «свалить» и сполна расквитаться со всей этой «семейной формой правления».

Очевидным фактом является то, что Россия (наряду с Китаем) остаётся в обозримой перспективе основным экономическим партнёром республики. Параллельно с этим наблюдается существенный рост западных инвестиций в систему НПО, объёмов грантов на правительственные «программы демократизации», «связи с экспертным сообществом», «развитие СМИ» и т. д. В итоге, «пророссийских» высших бюрократов в таджикской власти сейчас вытеснили «прозападные», «прокитайские» и иные. И Москва имеет то, что имеет: при очевидной безальтернативности, выгоде для таджикской экономики и общества развития контактов с РФ, руководство республики занимает всё более антироссийские позиции.

Поэтому, вне зависимости от ратификации/нератификации договоров о будущем 201-й базы или вопросов о будущем Рогуна, нынешняя таджикская власть уже не может так безоглядно, как ранее, рассматриваться Россией в качестве надёжного, стратегического союзника.

Официальная российская внешняя политика некритически подходила к понятию «стабильности» в Центральной Азии. Считалось, что «стабильность» является абсолютной ценностью, перевешивающей все иные возможные минусы для иных российских интересов. «Лишь бы не было войны» - это заклинание негласно определяло всю снисходительность, с которой Кремль смотрел на всё более «многовекторную» высшую власть Таджикистана. Ради стабильности Москва была готова пожертвовать (и, часто, жертвовала) своими экономическими, культурными, демографическими, а иногда, и военно-политическими позициями. Центральноазиатские лидеры все это хорошо понимали и умело эти умонастроения московской бюрократии, путающей Таджикистан с Туркменистаном, использовали для выбивания разнообразных преференций.

Время изменило ситуацию в таджикских элитах, и в Кремле с запозданием, но всё же поняли: власть Эмомали Рахмона вовсе не идентична сохранению стабильности в Таджикистане. Более того - таджикская власть не идентична таджикскому обществу и государственности. Гораздо критичнее стали относиться в российских властных коридорах к практической деятельности нынешнего руководства РТ.

Теперь уже можно обоснованно говорить о том, что в российской власти не осталось высокопоставленных чиновников традиционно поддерживавших Эмомали Шариповича и его окружение в их нелёгком деле служения Таджикистану и его гражданам. Именно отсюда «растут ноги» множества фобий таджикского руководства, которому всюду мерещатся заговоры и происки «внешних сил». 

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Страны Центральной Азии ищут возможность сближения

Казахстан созывает президентов региона на встречу 

Европарламент: Россия вытесняет США из Центральной Азии

Почему в регионе падает американское военно-политическое влияние? 

Негласное влияние России и Китая в Центральной Азии стало главной причиной упреков Европы в адрес США

Российское присутствие и военно-политическое влияние России в Центральной Азии в последние годы увеличилось, плюс оно дополняется экономическим влиянием и доминированием Китая. Западу в этой схеме просто нет места, отмечает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. 

В отношениях с Астаной киргизы допустили много серьезных ошибок

Новый президент республики Сооронбай Жээнбеков будет вынужден налаживать испорченные отношения с Казахстаном и сохранять хорошие отношения с Россией … 

Друзья Путина переругались, не поделив границу и деньги

Контроль потоков контрабанды может быть главной причиной конфликта между Бишкеком и Астаной 

Киргизия жалуется в ООН, не ощущая опасности для себя

Руководство Киргизии, не сумев добиться от России понимания в своем конфликте с Казахстаном, решило вынести историю противостояния с соседней страной на международный уровень.  

В Ташкенте страны Центральной Азии обсудят вопросы водного партнерства

В Ташкенте пройдет конференция в честь 25-летия со дня основания Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии. 

Средняя Азия: трудный выбор новой российской политики

России предстоит выработать новую политику в отношении стран региона. 

Миротворец Мирзиеев

Миротворец Мирзиеев 

Чем дольше будут конкурировать Бишкек и Астана, тем сложнее балансировать Москве

Чем дольше будут конкурировать Бишкек и Астана, тем сложнее балансировать Москве 

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.