Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
19.10.2017
13:08:23
Президент Молдовы объявил о начале акций за президентскую форму правления далее »
12:59:50
Омбудсмен Латвии предлагает за десять лет решить вопрос гражданства для детей неграждан далее »
12:58:03
Киев отказался обсуждать вступление в силу закона о статусе Донбасса далее »
12:56:30
Замглавы МИД России встретился в Ашахабаде с президентом Туркмении далее »
12:41:11
Суд Киева решил взыскать штраф с имущества «Газпрома» далее »
18.10.2017
14:03:06
В ЕС решили платить Молдове за ужесточения контроля на границе с Приднестровьем далее »
13:05:41
Главы МИД России и Киргизии обсудили ситуацию в Центральной Азии далее »
11:37:11
Нидерланды получили от Грузии ракету «Бук» для расследования по MH17 далее »
11:15:43
В Ростовской области задержали участника организации "Правый сектор" далее »
11:13:30
В центре Киева, где разбит палаточный городок, усилили меры безопасности далее »

Прибалтика. Почему русские не идут? Процесс 18.10.2017 далее »

Красная машина. Право голоса от 18.10.2017 далее »

Мультимедийный круглый стол "США: новая стратегия в отношении Ирана" далее »

Украинство было утверждено путем насилия и геноцида - Кирилл Фролов далее »

Ответ России. Время покажет. Выпуск от 12.10.2017 далее »

Украина: борьба с прошлым. Время покажет. Выпуск от 10.10.2017 далее »

Большой Сочи. Саммит СНГ (комментирует Иван Скориков) далее »

Рубрика / Политика

Перетасовка кадров – дурная бесконечность для Казахстана


08.02.2013 08:58:02

Андрей Валентинович Грозин

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ


перейти на страницу автора

DAT

Назарбаев абсолютно убежден в том, что его управление страной принесло только счастье.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев неожиданно для многих произвел ряд кадровых перестановок, а также реорганизацию ряда министерств, своим указом создал новое министерство регионального развития. О том, чем вызваны подобные изменения, и к чему они в итоге могут привести, мы поговорили с известным российским политологом, заведующим отделом Средней Азии и Казахстана института стран СНГ Андреем Грозиным.

– Мне кажется, не стоит преувеличивать значение всего, что происходит и, очевидно, что еще будет происходить. Прошедшие с 16 по 19 января перестановки лично у меня оставляют ощущение какой-то недоделанности, недозавершенности, потому что все ждали более масштабных решений. Например, на уровне смены спикера сената, ждали более серьезной ротации кадров. По моим ощущениям, как минимум трех-четырех акимов нужно было снять. Пока, как мы знаем, поменялось руководство Мангистауской области.

– Еще сменился аким Кызылординской области, им стал Крымбек Кушербаев, проработавший до этого вице-премьером всего 4 месяца…

– Кушербаева отправили на историческую родину, что тоже достаточно странно. До этого он был акимом области, где случились известные события. Его непосредственных подчиненных либо уже посадили, причем как Сарбопеева очень надолго, либо посадят в обозримой перспективе. По ряду кандидатур следствие ведется и чем это завершится – не ясно. Человек, мягко говоря, не справился с руководством областью, его передвинули в кадровый резерв президента, потом спустя какое-то время отправили руководить уже другой областью. Логики в подобного рода перемещениях я не вижу. Здесь, наверное, действуют не соображения нормальной логики, а вещи, которые скрыты от внешних наблюдателей, особенно – отношение президента к Кушербаеву. Может быть, какая-то информация о том, что проблемы, которые у него были в области не столько его упущения, сколько «заслуга» других элитариев, которые еще недавно были совсем рядом с президентом.

На самом деле, мне кажется, то, что происходило на прошлой неделе с перестановками, было отложенными ранее переменами, потому что после смены главы администрации президента, после смены премьер-министра ожидались достаточно масштабные перестановки на уровне правительства, на уровне руководства областями, но этого не случилось. Кабинет министров Серику Ахметову достался по большей части прежним. Эти перестановки являются отсроченными во времени, но назревшими переменами. Другое объяснение – оно тоже имеет право на существование – это общая неудовлетворенность президентом тем, как идут дела в государственном аппарате и в стране. Президент, очевидно, получает информацию о том, что и после Жанаозеня, и после зачистки одного из ведущих элитных кланов – клана Аслана Мусина, после резкого сокращения его влияния, общая управляемость системой, которая в общем-то и без того, как признают серьезные казахстанские эксперты, оставляет желать лучшего, стала еще более вызывающей критику. Что-то пытается президент с этим сделать, поэтому пересаживает людей с места на место.

Но это стандартная для Казахстана практика, сколько уже таких пересадок было – даже не возьмусь назвать приблизительную цифру. Это пересаживание одних и тех же людей, перетасовка их – это уже как какая-то дурная бесконечность для Казахстана. Тот же Кул-Мухаммед – кем он только не был. Бедный человек вращается вокруг культуры, вокруг управления культурными процессами. В данном конкретном случае явно человек проиграл в статусе, проиграл во внутриэлитных раскладах. С другой стороны, его личный элитный вес всегда не отличался серьезностью. Убрали его из госсекретарей, опять отправили в министерство…

Конечно, больше всего можно посочувствовать господину Мынбаю – руководить министерством, а потом оказаться во главе музея – это примерно тоже самое, что руководить администрацией президента, а потом возглавить счетный комитет.

– А что вы думаете по поводу назначения Марата Тажина госсекретарем?

– Наверное, это правильное назначение. Секретарь совета безопасности из Марата Тажина был никакой. Это сугубо мое мнение и я могу его высказывать, как считаю нужным. Он интеллектуал, который непонятными путями затесался в террариум друзей ближайшего окружения президента страны. Там люди совсем другого интеллектуального, психологического, эмоционального плана. Он там всегда смотрелся достаточно чужеродно. С другой стороны – Тажин, который управляет генералами, лидерами-силовиками, – это была еще та картина, как рассказывают люди, близкие к наблюдению за этим процессом.

Человек, защищавший докторскую еще в советское время, и за границей – и такие товарищи, как Кожамжаров, например, Джаксыбеков – и он их пытается построить, это говорят, было незабываемое зрелище. Это примерно, как корифей науки и культуры пытающийся интеллигентно ругаться матом, это зрелище было не слабонервных…

Поэтому совет безопасности, как минимум, последнее десятилетие – и при Тажине и до него – был, прямо скажем, мало что решающим органом. И дело не в конкретно большой умности Тажина, а в том, что сама по себе продуманность этой системы и подотчетность людей ответственных за безопасность перед Совбезом, была вторична, если не третична и по отношению их подотчетности президенту, и соответствующим департаментам в администрации президента. То, что сейчас Тажина сделали госсекретарем, наверное, это правильное решение. Многое, конечно, будет зависеть от человека, который возглавит Совбез, я слышал разные фамилии, но не буду их называть. С одной стороны, чтобы не попасть пальцем в небо, с другой – не создать людям неприятности. Ясно, что президент рассчитывает, что со сменой секретаря совета безопасности изменится эффективность работы данной организации.

Наверное, надо не просто подбирать какую-то другую кандидатуру, скажем, вместо интеллектуала ставить силовика, или человека, который в силу своих морально-этических качеств сможет построить руководителей финпола, таможни, КНБ и МВД. Вряд ли такой человек сейчас найдется, за исключением, может быть, господина Абыкаева. Других таких людей, которые смогли бы построить генеральскую братию, я не знаю. Дело не в персоналиях, это общая болезнь всей административной системы РК. Очевидно, пытаясь эту болезнь каким-то образом преломить, президент тасует бюрократов. Точечные перестановки, пересадка из кресла в кресло, но здесь не работает принцип количественных изменений в качественные.

Для того чтобы система действительно заработала, необходима более масштабная ротация, привлечение новых кадров. Тот же Сагинтаев и его назначение. Вот это да! Вот это назначение, по крайней мере, из Москвы смотрится как некий прорыв. Злые языки говорят, что Бахытжана поставили, чтобы создать некий противовес Серику Ахметову. И поставили не просто так, а сделав его аж первым вице-премьером. Это явный взлет всех акций человека, потому что раньше, честно говоря, в поле зрения он попадал эпизодически. Но такой резкий карьерный взлет я пока объяснить не готов. На первый взгляд, это новая кровь, новое решение, насколько и чем продиктовано – трудно судить. Дело, скорее не в лишнем пригляде, за премьером особо и приглядывать не нужно, он фигура сугубо техническая, незамороченная на каких-то клановых вещах, он человек президента, но лишний глаз или может быть лишний дублер, на предмет каких-то событий, наверное, не помешает.

– Последние события, в числе которых послание президента народу, в котором определены задачи по развитию страны аж до 2050 года, кадровые перестановки породили волну слухов, что президент собрался уходить, и готовит для этого соответствующий плацдарм. Возможно ли это, подобные слухи будоражат республику уже не первый год?

– На самом деле ощущение такое есть. Но есть тут определенная логическая ловушка. Здесь в Москве и у вас особенно так много и так долго говорили о том, что вот-вот президент уйдет, что сейчас подобного рода оценки смотрятся достаточно тривиально, говорить о них становится дурным тоном. Дело не в том, что президент собрался уходить, что он сейчас быстренько поменяет некоторых своих людей. Как мне кажется, все не так просто. Я абсолютно убежден, что президент Республики Казахстан будет цепляться за свой пост так долго, как только будет в состоянии. Представить себе Нурсултана Абишевича в роли Бориса Николаевича под Новый Год, отдающего свой пост кому-то, я лично не могу. Нурсултан Абишевич не считает в отличие Бориса Николаевича, что его правление республикой принесло стране что-то кроме счастья, радости и прочих благ. То есть, извиняться ему, я абсолютно убежден, что он так думает, не в чем перед казахстанцами. Поэтому стилистика передачи власти будет совершенно иной в отличие от России. Никаких опусканий голов, никаких глаз в пол – не совсем справился, не совсем удалось реализовать то, что намечалось… Назарбаев абсолютно убежден в том, что его управление страной принесло только счастье и страна должна это оценить. Нурсултан Абишевич не мыслит себя без Казахстана и Казахстана без себя – тоже не мыслит. Поэтому передавать власть какому-то человеку…я думаю, он не готов морально. Насчет физически – масса спекуляций существует, как он там выглядит, поддерживал его под локоть Эрдоган в Турции или не поддерживал.

– Поэтому говорить о преемнике сейчас бессмысленно?

– Нет человека, которого Назарбаев готов сейчас назвать преемником, вытащить его перед лицом всех остальных людей из ближнего окружения, которые приложат все усилия, чтобы уничтожить этого преемника всеми доступными способами. И по этому поводу президент будет тянуть до самого последнего. Я скорее поверю Рахату Алиеву, который говорит, что Нурсултан Абишевич уйдет из Акорды только вперед ногами. Я скорее поверю ему, чем Ермухамету Ертысбаеву, который говорит, что скоро Казахстан станет президентско-парламентской республикой. Очень сильно в этом сомневаюсь. Коллективный преемник не исключен, конечно же. Здесь я согласен с политологом Досымом Сатпаевым. Такой вариант был бы неплох. Но проблема в том, как говорит Досым, время упущено. Времени, действительно, катастрофически мало. Вот это главная проблема Нурсултана Абишевича – времени на контролируемую и управляемую сдачу власти не остается. То, что мы наблюдали на прошлой неделе – это не подготовка плацдарма для ухода Назарбаева, это скорее кадровые попытки вдохнуть некую новую жизнь в административную систему – с одной стороны. С другой стороны ответ на дисбаланс элитной системы, возникший после отставки Аслана Мусина. Мусин и крушение его клана – это примерно такое же внутреннее, наверное, 10-балльное внутриэлитное землетрясение, как и падение Рахата Алиева в свое время. Круги от этого от этого по элитному полю Казахстана будут расходиться еще очень долго.

Возможна отставка акима Актюбинской области, которую все ждут и некоторые другие перестановки. Все это последствия того, что Аслан Мусин больно и крепко упал сверху. Сейчас идет переструктурирование внутриэлитного поля, продолжают подчищать людей, которые ему сильно обязаны, подвигать людей, которые ему обязаны, но не так уж сильно, как, например, Архимед Мухамбетов или братья Рыскалиевы, которых найти не могут, – менее аффилированных с бывшим главой администрации президента. Президенту просто необходимо пересадить на освобождающие места людей, преданность которых у него либо не вызывает никаких сомнений, либо людей из тех структур, которые одержали победу над Мусиным. Ни для кого же не секрет в Казахстане, кто выступал против Мусина – Абыкаев, Есимов, частично Тасмагамбетов, Кулибаев. Реставрация зятя, как мне видится, тоже идет опережающими темпами. Я думал, он еще год будет болтаться, как он болтался в прошлом году. Нет, молодец, реабилитировался.

– На недавней встрече с дипломатическим корпусом президент много говорил о достижениях Казахстана и критиковал западный мир, который, по его мнению, движется в бездуховность, его надо перестраивать. Как вы думаете, чем вызваны такие заявления?

– Президент хочет показать, что он по-прежнему в силе, его рука на пульсе все еще тверда. Обращает внимание высказывание президента, заранее сформулированное о том, что политическая интеграция и всякая утрата даже доли суверенитета для Казахстана неприемлемо – это месседж Москве. По иному это здесь не воспринимается. Это приняли к сведению и, я так понимаю, Нурсултана Абишевича ждет ответка в скором времени.

После уходящей натуры госпожи Клинтон это особенно актуально. Заявление сделанного, как она сказала, о недопустимости возрождения Советского Союза, советизации и так далее. То есть президенту надо было что-то сказать на этот счет – он сказал. Кроме того, это можно расценивать как заявку на особый путь, но этот особый путь, он всегда существовал – мы такие духовные, мы такие коллективистские, а на западе негров линчуют. Он на самом деле так думает и убежден, что Казахстан семимильным шагами идет к каким-то сияющим вершинам. Да, есть отдельные недостатки в виде плохой работы чиновников на местах, для этого делятся министерства. Чиновников из одних структур будут пересаживать в другие. Кстати, реализовать модель Госплана в Казахстане – тоже министерство экономики и бюджетного планирования – это и есть попытка реанимации Госплана. Здесь я согласен с наблюдателями от оппозиции, что в одну реку нельзя войти дважды. Достижения Госплана объяснялись тем, что экономика была в одном кулаке – у государства. Сейчас другая ситуация. Поэтому то же министерство экономики и бюджетного планирования – каких бы людей в него не ставили – здесь уже невозможно время повернуть вспять.

– Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития Евразийского союза особенно в свете последних событий?

– Исходя из данных, поступающих из Комиссии Евразийского союза, рубежным годом для принятия каких-то серьезных решений, запуска зоны свободной торговли и полноценного функционирования режима стирания экономических границ между нашими государствами является 2015 год. Вначале говорили о 2014-м, до этого о 2013-м. На мой взгляд, ситуация схожа с большой нефтью Кашагана, которая тоже все время переносится по времени. Изначально были заданы нереально короткие сроки. Не были учтены риски, не была учтена масса нюансов, касающихся национальных интересов. По большому счету, элита любой страны заинтересована в том, чтобы сохранить в своих руках максимально большое количество рычагов управления собственной экономикой. Никто не желает передавать каким-то наднациональным структурам конкретные возможности получения финансовых дивидендов. Это сталкивание личных потребностей или групповых, клановых с потребностями общемировыми, геополитическими. И вот это противодействие личного и общественного – очень актуально для постсоветского пространства. Наши элиты государственную часть не то что путают со своей частной, они давно считают, что государственная часть является их шерстью, а государственные интересы тождественны их личным интересам, их семьи, клана, группы. Несочетаемость, частое противоречие частных, корпоративных, клановых интересов и интересов глобальной экономической интеграции – было, есть и будет.

Поэтому сейчас Казахстан старается притормозить свое участие в Евразийском союзе не потому, что вдруг Назарбаев убоялся, что российский бизнес съест казахстанский. По большому счету, эти бизнесы давно интегрированы, бизнес давно консолидировался по многим вопросам, а вот государство, элиты, люди, которые претендуют на контроль ряда секторов экономики, эти люди договариваются с трудом. За каждым из элитариев стоит толпа, сомнище других клиентов, которые тоже имеют свои интересы по тем или иным вопросам.

Я думаю, что все наши трудности, которые сейчас появляются по реализации Евразийского союза, – не стоит их драматизировать, как это делают некоторые патриотически настроенные российские эксперты. И в Кремле это понимают. Там никаких иллюзий по отношению к казахстанским элитариям о никогда не питал, к ним всегда относились здраво. И с одной стороны старались не раздражать по пустякам, а с другой – не давать потачки, не позволять разыграться аппетитам больше возможного.

Беседовала Лариса Черненко

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Миротворец Мирзиеев

Миротворец Мирзиеев 

Чем дольше будут конкурировать Бишкек и Астана, тем сложнее балансировать Москве

Чем дольше будут конкурировать Бишкек и Астана, тем сложнее балансировать Москве 

Грозин: Ташкент не делает ставку на конкретных персоналий в Бишкеке

Ташкент в отношениях с Бишкеком занял прагматичную позицию и стремится развивать двустороннее сотрудничество, связывая себя со страной, а не с отдельными представителями политической элиты, считает заведующий отделом Центральной Азии Института стран СНГ Андрей Грозин 

Атамбаев разругался с Назарбаевым

России придется мирить своих союзников в Центральной Азии 

«Экстремисты могут воспользоваться проседанием политических систем»

У центральноазиатских государств нет понимания нависшей экстремисткой угрозы» … 

Киргизия ратифицировала закон о границе с Узбекистаном

Владимир Жарихин: водные ресурсы - главная проблема взаимоотношений между странами ЦА

Основной проблемой во взаимоотношениях между странами Центральной Азии является вопрос водных ресурсов, считает заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин 

Притяжение Ташкента: зачем Мирзиёев ездит по странам ЦА

Притяжение Ташкента: зачем Мирзиёев ездит по странам ЦА

Назарбаев: у Казахстана сегодня есть все условия для эффективного сотрудничества с Узбекистаном и Туркменистаном

Реформы в Узбекистане: куда приведет внутренняя политика Мирзиёева

Реформы в Узбекистане: куда приведет внутренняя политика Мирзиёева 

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.