Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
19.10.2017
13:08:23
Президент Молдовы объявил о начале акций за президентскую форму правления далее »
12:59:50
Омбудсмен Латвии предлагает за десять лет решить вопрос гражданства для детей неграждан далее »
12:58:03
Киев отказался обсуждать вступление в силу закона о статусе Донбасса далее »
12:56:30
Замглавы МИД России встретился в Ашахабаде с президентом Туркмении далее »
12:41:11
Суд Киева решил взыскать штраф с имущества «Газпрома» далее »
18.10.2017
14:03:06
В ЕС решили платить Молдове за ужесточения контроля на границе с Приднестровьем далее »
13:05:41
Главы МИД России и Киргизии обсудили ситуацию в Центральной Азии далее »
11:37:11
Нидерланды получили от Грузии ракету «Бук» для расследования по MH17 далее »
11:15:43
В Ростовской области задержали участника организации "Правый сектор" далее »
11:13:30
В центре Киева, где разбит палаточный городок, усилили меры безопасности далее »

Прибалтика. Почему русские не идут? Процесс 18.10.2017 далее »

Красная машина. Право голоса от 18.10.2017 далее »

Мультимедийный круглый стол "США: новая стратегия в отношении Ирана" далее »

Украинство было утверждено путем насилия и геноцида - Кирилл Фролов далее »

Ответ России. Время покажет. Выпуск от 12.10.2017 далее »

Украина: борьба с прошлым. Время покажет. Выпуск от 10.10.2017 далее »

Большой Сочи. Саммит СНГ (комментирует Иван Скориков) далее »

Детали

Андрей Грозин: «В Казахстане назревает смена власти»


18.01.2013 13:47:35

Андрей Валентинович Грозин

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ


перейти на страницу автора

Информационно-аналитический портал «Республика»

Глобальная кадровая ротация сразу после наступления нового года в Казахстане уже традиция. Прошлый год Назарбаев тоже начал с кадровых перестановок. Чиновники, словно пешки на шахматной доске - то в фаворе, то в опале. Но в какую игру играет елбасы? Ответ на этот вопрос мы искали вместе с заведующим отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андреем Грозиным.

- Андрей Валентинович, уже второй раз подряд казахстанские власти начинают новый год с большой кадровой ротации. Это традиция?

- Не думаю. Давайте вспомним, о чем писали как провластные так и независимые СМИ в последние полгода? О том, что в ближайшее время в кадровой политике Казахстана что-то резко изменится. А началось это с того времени, когда Мусина выкинули из администрации. Но я, честно говоря, удивлен, почему это произошло в середине января. Вот неделю назад провести кадровые перестановки, когда СМИ, политики, эксперты были в отпусках, это было бы традиционнее для Назарбаева.

- Стоит ли рокировку расценивать как радикальную чистку Назарбаевым собственной армии?

- Нет оснований думать, что это кадровая революция. Скорее, это некие поправки к плохо работающей системе. Мне кажется, что Нурсултан Абишевич просто исправляет те косяки, которые были в правительстве раньше. Например, необходимость разделения министерств, которые отвечают за экономику и за инвестиции, назрела еще осенью прошлого года.

- Какое назначение или отставка Вас больше всего удивила и почему?

- Меня мало что удивило. Слухи о том, что судьба Тажина или Кул-Мухаммеда вот-вот решится, ходили давно. Меня больше зацепил другой факт. Раньше странами, в которых сбываются предсказания московских экспертов о тех или иных кадровых перестановках, были Кыргызстан, Азербайджан, Украина. Казахстан всегда был в стороне. Нынче все изменилось.

- А как Вы думаете, почему?

- Такое ощущение, что поле для маневров у Акорды сузилось настолько, что отступать некуда. Либо скамейка запасных стала такой короткой, что на нее и сесть некому, либо назревают какие-то серьезные кадровые изменения, о которых последние пять лет все говорят, но сейчас они действительно стали неотложными. То есть президент собирается уходить, и под этот уход, очевидно, последние кадровые изменения тем или иным образом и подстраиваются.

- Смелое заявление. Но как Вы себе это представляете?

- Президенту необходимы люди, которые будут не только писать красивые отчеты, как это было последние 2—3 года, но и отчитываться за то, под чем они подписываются своей карьерой, собственностью, свободой, в конце концов. Сейчас в Казахстане какая главная проблема?

- Ой, их немало...

- Давайте отвечу со своей точки зрения. Главная проблема — отсутствие системы ответственности, то есть кто за что отвечает. Вы меня хоть раскаленным железом пытайте, я не смогу ответить, кто за что отвечает в Казахстане. Кто отвечает за идеологию, кто — за прорывные проекты, а кто — за нанотехнологии? В Казахстане найти ответственных еще труднее, чем в России. Это наша общая беда — никто не несет ответственности за провалы. Но в Казахстане это отсутствие четкого понимания, кто за что отвечает, еще хлестче, чем в России.

- Часть менталитета...

- Да, пожалуй. Вы, наверное, слышали самую популярную казахстанскую пословицу: «Казах без понтов — беспонтовый казах». Это парадигма существования элиты Казахстана. Или помните фразу из нестареющего фильма «Особенности национальной охоты»: «Андрей, а обязательно было поить медведя водкой?» Тот разводит руками: «Национальные традиции...» Национальные особенности, ментальный социалитет. Смеяться мы можем сколько угодно и озираться на наше бывшее советское прошлое, досоветское, феодальное и так далее. Но на самом деле эти вещи, я имею в виду большую привязанность к региональной общности, к своему клану, к своей семье, они никуда не денутся.

- Но такая ситуация не только в Казахстане...

- Да, но в России, например, она выражена слабее, чем в Центральной Азии. А это постоянно действующий фактор выстраивания и внешнеэкономических связей, и политических. И даже коррупция, которую пинают на каждом углу, является по большому счету историческим наследием. Эта система отношений тянет нас в прошлое, но от которой так просто не избавиться. На ее уничтожение уйдет много лет, что в России, что в Казахстане, что во всей Центральной Азии.

- Насколько, по-вашему, лидеры этих государств понимают необходимость борьбы, как было принято говорить в советское время, с пережитками прошлого?

- Увы, пережитки прошлого, к сожалению, висят у нас на горбу. Я не совсем согласен с позицией вашего средства массовой информации. Казахстан, на мой взгляд, является самым продвинутым с точки зрения демократических институтов среди государств на постсоветском пространстве, даже в сравнении с самым демократичным государством региона, каким является Кыргызстан. Потому что там больше всего экономической свободы. Казахстан экономически самая свободная страна региона. Да, в Кыргызстане легче организовать фирму, там меньше налоговый гнет, но с точки зрения возможности реализации своих экономических проектов Казахстан все-таки более продвинутое государство. И уж тем более если сравнивать с узбеками, туркменами или таджиками...

- Так с этим никто и не спорит. Но в Казахстане не только в экономическом плане преуспели, но и в репрессиях, и в притеснении свободы слова...

- В итоге Казахстан одной ногой стоит в нормальной европейской системе отношений власти и собственности, а другой — в странном постсоветском пространстве, которое выстраивает отношения по каким-то непонятным и с логической точки зрения необъяснимым законам. Эта раздвоенность и разрывает казахстанскую элиту.

- Считаете, все дело в элите?..

- Если бы вы имели более плотный доступ к господам, предположим, Масимову или Тасмагамбетову, то вы бы от них запросто могли услышать, что свобода лучше, чем несвобода. Цитируя господина Медведева, большинство элиты действительно понимает, что, работая по правилам, принятым на Лондонской фондовой бирже, можно получить гораздо больше экономического эффекта и эффекта для реализации личных интересов, чем работая в той системе, в которой они работают. Другое дело, что они не могут вырваться из нее, они находятся внутри этой системы.

- Каким Вам видится все-таки расклад сил на политическом олимпе Казахстана после этой массовой кадровой встряски?

- До сих пор, мне кажется, не расставлены акценты: кто, что, как... То есть раньше, до падения Мусина, самой расхожей идеей в российском экспертном сообществе по поводу оценки ситуации в Казахстане была тема тандема Масимов — Мусин. После падения Мусина стали подстегивать Абыкаева, стали пытаться выстроить новый тандем, который окружает президента. Но Абыкаев в эту систему, как мне кажется, включается не очень четко. То есть назвать его человеком, который стал вдруг политическим полюсом, притягивающим к себе ведущих элитариев из разных финансово-промышленных групп, наверное, было бы преувеличением. Да, это влиятельная, сильная фигура, но не настолько целеустремленная в своем политическом движении, как, допустим, тот же Мусин осенью — зимой 2010-го.

- Но это не единственный вектор в казахстанской политике...

- Так и есть. Мне кажется, другим вектором стала реинкарнация Тимура Кулибаева. Человек, который так долго в силу множества субъективных и объективных причин болтался непонятно где после Жанаозена, сейчас вроде опять стал фигурой. Он не первый в первом ряду, но есть мнение, что вернул себе доверие тестя.

- Реабилитировался...

- Да. Он, видимо, смог уверить тестя в том, что он по-прежнему зять. Вообще, активизация близкой, кровной родни президента — это тренд как минимум последних трех-четырех месяцев. Начиная с Кайрата Сатыбалды и заканчивая Даригой Нурсултановной. То есть все они как-то воспрянули, если сравнивать с ситуацией 2010—2011 годов, когда родня особенно не отсвечивала. Она решала свои финансовые вопросы, продвигала своих людей на те или иные посты, но громко о себе не заявляла. А в конце прошлого года родня опять почему-то выдвинулась на первый план.

- Почему?

- Думаю, время пришло. Президент плох, видимо. В Москве эксперты, которые не стесняются в словах и никакими финансовыми или другими интересами не связаны с Казахстаном, дают одну и ту же оценку: в стране назревает смена власти. Я об этом и год назад слышал, но сейчас об этом стали говорить вообще все. Согласитесь, тенденция...

Подготовила Татьяна Гарькавая

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

Миротворец Мирзиеев

Миротворец Мирзиеев 

Чем дольше будут конкурировать Бишкек и Астана, тем сложнее балансировать Москве

Чем дольше будут конкурировать Бишкек и Астана, тем сложнее балансировать Москве 

Грозин: Ташкент не делает ставку на конкретных персоналий в Бишкеке

Ташкент в отношениях с Бишкеком занял прагматичную позицию и стремится развивать двустороннее сотрудничество, связывая себя со страной, а не с отдельными представителями политической элиты, считает заведующий отделом Центральной Азии Института стран СНГ Андрей Грозин 

Атамбаев разругался с Назарбаевым

России придется мирить своих союзников в Центральной Азии 

«Экстремисты могут воспользоваться проседанием политических систем»

У центральноазиатских государств нет понимания нависшей экстремисткой угрозы» … 

Киргизия ратифицировала закон о границе с Узбекистаном

Владимир Жарихин: водные ресурсы - главная проблема взаимоотношений между странами ЦА

Основной проблемой во взаимоотношениях между странами Центральной Азии является вопрос водных ресурсов, считает заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин 

Притяжение Ташкента: зачем Мирзиёев ездит по странам ЦА

Притяжение Ташкента: зачем Мирзиёев ездит по странам ЦА

Назарбаев: у Казахстана сегодня есть все условия для эффективного сотрудничества с Узбекистаном и Туркменистаном

Реформы в Узбекистане: куда приведет внутренняя политика Мирзиёева

Реформы в Узбекистане: куда приведет внутренняя политика Мирзиёева 

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.