Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Церковный раскол на Украине

Церковный раскол на Украине  далее »
16.11.2018
18:32:19
Константин Затулин принял участие в работе секретариата МАП в Египте далее »
18:28:32
Председатель ОВЦС посетил Посольство России в Каире далее »
12:45:05
Украина и США снова проголосовали против резолюции ООН о нацизме далее »
12:03:31
Азовское море могут закрыть для украинских судов далее »
11:50:40
Экс-глава СБУ не верит в победу Украины в случае войны с Россией далее »
15.11.2018
13:10:49
Минск настаивает на снятии Москвой всех ограничений в двустороннем сотрудничестве далее »
13:09:20
Путин заявил, что нынешние власти Украины не способны решить проблему Донбасса далее »
11:43:27
МИД Германии потребовал от Киева закрыть сайт «Миротворец» далее »
14.11.2018
12:19:18
Украинская православная церковь разорвала связи с Константинополем далее »
11:36:22
Спецслужбы рассказали о таджиках, давших “онлайн-клятву верности ИГИЛ” далее »

Шишкин: Хватит верить бредням, будто «Запад образумит Украину» далее »

Факельное шествие национализма. Новый день 15.11.2018 далее »

Провокация Порошенко. Новый день 14.11.2018 далее »

Украина: неправильное направление? Право голоса 14.11.2018 далее »

Открытый эфир от 14.11.2018 далее »

Встреча Путина и Трампа в Париже: мнения экспертов далее »

Депутат Госдумы провел в Сочи прием граждан далее »

Рубрика / Общество

Профдвижение в Белоруссии и фантом «Солидарности»


18.06.2012 12:10:41

Уже довольно длительное время различные оппозиционные и около оппозиционные политологи и эксперты постоянно рассуждают о всевозможных сценариях развития событий в Белоруссии, которые, по их мнению, должны обернуться отстранением от власти ныне действующего президента. О каких только сюжетах не шла речь. Назывались югославский и иракский варианты, грезилось также об «арабской весне в Беларуси». Но все это не более чем политическая маниловщина, хотя бы потому, что нет в Белоруссии ни условий, ни движущих сил для подобного хода событий. Военно-политический союз Белоруссии с Россией вообще исключает какое-либо силовое вмешательство внешних сил в белорусские дела.

В связи с этим вполне правомерен вопрос: а имеются ли в Республике Беларусь какие-то внутренние силы, способные изменить или хотя бы качнуть ситуацию в области, стандартно именуемой «демократичность выборов, права человека, свобода слова». Обычно эта сфера считается уделом политических партий и движений, и с формальной точки зрения в Республике Беларусь все порядке, т.к. официально зарегистрировано полтора десятка политических партий. Но на деле эти структуры (даже самые активные из них, а это в основном оппозиция) малозаметны и не влиятельны.

В связи с этим закономерный интерес вызывает профсоюзное движение, которое, как показывает мировой опыт, в принципе способно не только активно отстаивать социально-экономические права наемных работников, но и при определенных обстоятельствах свергать политические режимы и даже содействовать смене общественно-политических формаций.

В этой связи противников Александра Лукашенко особенно вдохновляет пример польского объединения профсоюзов «Солидарность» под началом Леха Валенсы, которое на деле было массовым антиправительственным политическим движением, объединявшим самые различные антикоммунистические силы.

Как известно, тогдашним польским властям не удалось нейтрализовать «Солидарность», и в условиях наступившего кризиса социалистической системы был начат переговорный процесс под названием «Круглый стол», приведший в итоге к изменению общественно-политического строя в Польше и избранию в декабре 1989 года вождя «Солидарности» Валенсы главой польского государства. Ну а затем последовали развал «социалистического лагеря» и распад СССР.

Поэтому неудивительно, что в начале 1990-х годов и в Белоруссии нашлись идейные последователи «Солидарности», полагавшие, что «независимое», а на самом деле политизированное профсоюзное движение сможет в конечном итоге стать орудием окончательного отрыва республики от России.

При этом не учитывалось, что в Польше массовое рабочее движение переплеталось с протестами интеллектуальной элиты, и обе эти силы одновременно выступали против монополии на власть ПОРП. Три волны польских забастовок и выступлений рабочих (1956, 1970 и 1980 гг.) не были инициированы какой-либо политической организацией, носили спонтанный характер и не были направлены против правительства, а исключительно против политики ЦК ПОРП. Лишь провал попыток социально-экономических реформ в социалистической Польше на фоне экономического кризиса и, главное, раскол внутри руководства самой правящей партии в конце 1980-х гг., а также активная антикоммунистическая деятельность католического духовенства способствовали политизации профсоюзного движения и победе оппозиции в апреле 1989 года.

В начале 1990-х гг. в условиях кризиса, а затем распада советской системы, экономика Белоруссии находилась в крайне тяжелом состоянии. Это привело к резкому росту протестных настроений в обществе и созданию на ряде крупных предприятий республики стачечных комитетов, пользовавшихся на фоне фактического паралича официальных профсоюзов довольно высокой поддержкой со стороны трудовых коллективов.

Однако вопрос был в том, что во главе стачкомов, как правило, стояли не столько рабочие вожаки, ратовавшие за права трудящихся, сколько политизированные деятели из кругов, близких к пресловутому Белорусскому народному фронту (БНФ). По этой причине между руководством возникших «независимых» профсоюзов, БНФ и подобными ему партиями существовала тесная смычка, фактически обусловливающая их функционирование в рамках одного прозападного политического сегмента.

К 1993 году в Белоруссии действовал целый ряд «свободных» профсоюзов: Белорусский независимый профсоюз (БНП), объединяющий независимые профсоюзные организации горняков и химиков, Свободный профсоюз Белорусский (СПБ), объединявший работников самых разных профессий, Свободный профсоюз металлистов (СПМ) и Демократический профсоюз транспортников (ДПТ). В 1993 году они образовали профцентр под наименованием Белорусский конгресс демократических профсоюзов (БКДП), в который в настоящее время входят БНП, СПБ, СПМ и Белорусский профсоюз работников радиоэлектронной промышленности (РЭП), объединяющие в своих рядах от 7 до 10 тысяч членов.

Для профсоюзов это немного, но здесь надо учитывать постоянное противодействие со стороны властей. В настоящее время существуют серьезные препятствия росту «независимого» профсоюзного движения. Например, это трудности в получении юридического адреса для первичных профсоюзных организаций на предприятиях.

До 1999 года для создания организационных структур ничего подобного не требовалось. Понятие юридического адреса для первичных профорганизаций просто отсутствовало в соответствующем законодательстве. И если коллективный договор, заключенный с администрацией предприятия, предусматривал наличие на нем «независимой» профсоюзной ячейки, то этого было достаточно для ее легальной деятельности.

В то время в Республике Беларусь существовал заявительный принцип регистрации первичных профсоюзных организаций, что, конечно, способствовало росту оппозиционного властям профсоюзного движения. Это не могло не беспокоить республиканское руководство, и в 1999 году президентом РБ был издан декрет №2, который определял порядок государственной регистрации (постановки на учет) профсоюзных организаций различного уровня. Теперь профсоюзные ячейки чтобы получить право легальной деятельности на предприятиях должны были предоставить в регистрирующий орган документ о наличии у них юридического адреса. Понятно, что руководители предприятий в большинстве случаев подобные документы не предоставляли.

Поэтому, начиная с 2000 года, рост числа «независимых» профсоюзных ячеек на предприятиях прекратился. Но при этом в тех организациях «независимых» профсоюзов, которые сумели преодолеть препоны президентского декрета, продолжался количественный рост.

Предел этому процессу положил декрет президента №29 от 26 июля 1999 года, который ввел в Республике Беларусь контрактную систему найма на работу. Контракт, по сути, является срочным трудовым договором (в РБ заключается, как правило, на 1 год), ставящий работника в крайне уязвимое положение от нанимателя, т.к. по истечении срока контракта работник может быть уволен без каких-либо объяснений. Все это позволило администрации предприятий во многих случаях увязывать продление контракта с членством в «независимом» профсоюзе.

В настоящее время наиболее крупным субъектом БКДП является Белорусский независимый профсоюз, который имеет свои профсоюзные организации в ПО «Беларуськалий» (г. Солигорск), на Мозырском НПЗ, на ОАО «Гродно Азот» и ОАО «Полимир» (г. Новополоцк). Кроме того, ячейки «независимых» профсоюзов действуют на предприятиях Минской, Могилевской и Витебской областей. Всего БКДП имеет свыше 30 профсоюзных организаций на предприятиях республики.

В целом БКДП находится в условиях постоянного давления со стороны власти и администрации предприятий, стремящихся сузить сферу его влияния. Так, в августе 2003 года был ликвидирован Белорусский профсоюз авиационных диспетчеров (БПАД). Это произошло после того, как БПАД в начале упомянутого года присоединился БКДП. Поводом для закрытия профсоюза авиадиспетчеров стало обращение председателя Государственного комитета по авиации РБ Федора Иванова к министерству юстиции РБ с предложением ликвидировать БПАД, т.к. «существование независимого профсоюза ставит под угрозу выполнение гражданской авиацией специфических задач и противоречит требованиям президента страны А.Г. Лукашенко о работе с профсоюзами». Это требование было поддержано генеральной прокуратурой РБ и Верховным судом РБ.

Деятельность БКДП, несмотря на ограниченность численности, вызывает постоянную озабоченность у белорусских властей, тем более, что в отличие от официальной Федерации профсоюзов Белоруссии (ФПБ) этот профцентр добивается отмены контрактной системы. По-видимому, БКДП в итоге ждала бы участь профсоюза авиадиспетчеров, если бы не членство в Международной конфедерации профсоюзов (МКП), в которую входят 300 профцентров из 155 стран. МКП в своих ежегодных обзорах нарушений прав профсоюзов постоянно указывает на «жесткую правовую среду», в которой осуществляет свою деятельность БКДП.

Нынешняя непростая социально-экономическая обстановка в Белоруссии, постоянный рост цен и жилищно-коммунальных платежей, падение реальной зарплаты и соответственно уровня жизни неизбежно ведет к росту недовольства и протестных настроений в обществе. Все это создает объективные условия для подъема оппозиционного профсоюзного движения. На это, собственно, и рассчитывают лидеры БКДП, хотя в условиях жестко авторитарной власти виды на будущее у «независимого» профсоюзного движения далеко не безоблачные.

И все же БКДП является вполне состоявшейся и авторитетной профсоюзной структурой, которая при определенных обстоятельствах может быстро трансформироваться в общегражданский организующий центр, как это случилось с польской «Солидарностью».

Несмотря на политизированное, с антироссийским (скорее, с антисоветским) налетом прошлое БКДП, этот профсоюзный центр имеет потенциал перспективного сотрудничества с российскими профсоюзами, может, при определенных обстоятельствах стать компонентом единого профсоюзного движения Союзного государства и ЕЭП – Евразийского экономического союза. БКДП сегодня поддерживает партнерские отношения с Федерацией независимых профсоюзов России (ФНПР), Всероссийской конфедерацией труда (ВКТ) и Конфедерацией труда России (КТР). Поэтому идея общесоюзного профцентра и профцентра ЕЭП-ЕАЭП может оказаться перспективной.

Что касается проправительственной Федерации профсоюзов Белоруссии (ФПБ), то внешне она выглядит очень внушительно и по сравнению с БКДП предстает настоящим гигантом. ФПБ объединяет 28 отраслевых профсоюзов, 6 областных объединений профсоюзов, 1 городское объединение профсоюзов. Всего же в ФПБ формально состоит более 4-х миллионов человек. При этом ФПБ имеет мощную материальную базу, которая формируется, в том числе, и за счет централизованного (через бухгалтерии предприятий) безналичного (как в СССР) сбора членских взносов.

Вопрос, однако, в том, что ФПБ в лице ее руководства занимает т.н. «прогосударственную», а по сути – абсолютно соглашательскую позицию и фактически не отстаивает социальные права трудящихся перед лицом наступающей бюрократии и срастающегося с ней национального капитала. Подобная позиция способствует падению авторитета ФПБ, что создает почву для массового выхода из профсоюзов, входящих в Федерацию. К примеру, в декабре 2011 года на одном из крупнейших в Европе предприятий по добыче и переработке плотных горных пород «Гранит» (Брестская обл.) произошел жесткий конфликт, когда сразу более 600 работников заявили о выходе из профсоюзной организации ФПБ, причем 200 из них заявили о переходе в Белорусский независимый профсоюз. Естественно, что администрация предприятия и власти не остались безучастными к такому ходу событий, на членов новой профячейки постоянно оказывается давление, а ее руководитель Олег Стахаевич и два профсоюзных активиста были уволены с работы.

И можно не сомневаться, что конфликт на «Граните» – это начало полураспада ФПБ, ведь Белоруссия вступила в полосу нарастающей несовместимости интересов госчиновников и работодателей (выступающих одним фронтом), с одной стороны, и наемных работников с другой. И в этих условиях ставки БКДП, несмотря на все препоны, будут только возрастать, а вот Федерация профсоюзов Белоруссии может оказаться в очень затруднительном положении.

Нынешнее руководство ФПБ тесно связано с президентской администрацией. Достаточно заметить, что перед избранием на пост председателя Федерации профсоюзов Белоруссии Леонид Козик был заместителем главы администрации президента Республики Беларусь. Поэтому полагать, что чиновник столь высокого ранга вдруг превратится в профсоюзного вожака, неустанно защищающего интересы людей труда, даже если они идут вразрез с политикой правительства, было бы верхом наивности. Козик, правда, вынужден маневрировать, пытаться что-то сглаживать, но он никогда не вступит в конфликт с республиканскими властями и крупными промышленниками на стороне трудящихся. В этом как раз и заключается внутреннее противоречие Федерации профсоюзов Беларуси. И ФПБ при нынешней команде функционеров под руководством Козика преодолеть его не в состоянии. Поэтому будущее этого профсоюзного колосса на глиняных ногах рисуется далеко не в радужных красках.

Возвращаясь же к вопросу о возможности повторения пути польской «Солидарности» в Белоруссии, можно с уверенностью сказать, что на данный момент заметного социального движения в этом направлении нет. «Независимые» профсоюзы еще слабы и малочисленны, а наемный работник пока слишком пассивен.

Но это положение может измениться, поскольку падение авторитета власти в республике и отсутствие её стремления идти путем глубоких экономических реформ и уступок требованиям трудящихся ведет к сужению социальной базы, ослаблению поддержки правящей группировки со стороны общества. Трудящиеся со временем могут осознать, что изменить в лучшую сторону социально-экономическую систему, условия своей жизни нельзя без реформы системы политической. Политический же режим Белоруссии, по крайней мере пока, абсолютно анахроничен, заниматься самообновлением несмотря на ряд серьезных ошибок и неудач не спешит и общественный контроль, в том числе и в лице профсоюзов, категорически отрицает. Поэтому в будущем легализация «независимого» профсоюзного движения пойдет помимо «горки» и, переплетясь с аналогичными процессами во всем оппозиционном спектре, может привести к встраиванию профструктур в систему управления государством в качестве конкурирующей (а может быть и доминирующей) силы.

Отдел Белоруссии Института стран СНГ


Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2018 Институт стран СНГ.