Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
23.10.2017
17:40:00
Представители 12 стран мира съехались в Сочи обсудить самые острые вопросы православия далее »
12:49:09
Порошенко пообещал сделать все для ввода миротворцев ООН в Донбасс далее »
12:47:32
Кыргызстан начал процесс денонсации соглашения с Казахстаном далее »
12:29:51
Украина назвала условия покупки газа у России далее »
12:13:41
Конституционный суд дал разрешение отправить Додона в отставку через два месяца далее »
11:50:46
Об исламском образовании на конференции в Уфе далее »
20.10.2017
15:03:08
Дмитрий Медведев 24 октября прибудет в Ереван далее »
14:52:41
Песков: Наблюдатели на границе не избавят жителей Донбасса от угрозы далее »
14:50:45
В Латвии защитники русских школ предложили вариант закона об образовании далее »
14:33:54
Россия не допустит в Донбассе повторения событий в Сребренице, заявил Путин далее »

Что происходит на поссоветском пространстве? Что делать. далее »

Условия Майдана. Время покажет. далее »

Эксперты объяснили причины третьего Майдана на Украине далее »

Вопрос Константина Затулина Владимиру Путину на Валдайском форуме далее »

Все против Порошенко. Время покажет. Выпуск от 19.10.2017 далее »

Прибалтика. Почему русские не идут? Процесс 18.10.2017 далее »

Красная машина. Право голоса от 18.10.2017 далее »

Рубрика / Общество

Юные журналисты Казахстана пишут о России


17.05.2012 14:48:32

В Казахстане состоялся конкурс среди студентов факультетов журналистики и филологических факультетов вузов Казахстана. О его итогах читайте в материале Н.В.Вдовиной

«Слово о России…»

Н.В.Вдовина, Алма-Ата, Казахстан

«Народ выражает себя всего полнее и вернее в языке своем. Народ и язык, один без другого, представлен быть не может…». Эти слова выдающегося филолога И.И.Срезневского могут послужить эпиграфом конкурса, который был предложен для студентов факультетов журналистики и филологических факультетов вузов Казахстана .Конкурс назывался «Слово о России…» . В Казахстане русский язык является реальным языком межнационального общения. Он является родным для соотечественников, проживающих в республике, на нем продолжают учиться школьники и студенты. Какой образ современной России складывается у молодых людей, как они владеют словом, стилем. Через несколько лет, окончив вузы, нынешние студенты-журналисты будут работать в средствах массовой информации, русскоязычной прессе Казахстана. Организаторы конкурса «Слово о России…» Представительство Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество) в Казахстане, Казахстанская ассоциация учителей русских школ ждали от участников рассказы о стране Россия, о народе, о культуре. Помогает ли русский язык и русская культура в современной жизни, учебе, творчестве? Главной задачей конкурса – повышение интереса к истории и культуре России, к русскому языку, к творчеству на русском языке. Конкурс проводился при содействии Посольства Российской Федерации в Казахстане, Генерального консульства РФ в Алматы. Научно- методическое обеспечение конкурса осуществляли: Казахский национальный педагогический университет им.Абая (кафедра русского языка и литературы), Казахский национальный университет им.Аль Фараби (факультет журналистики), Казахстанская ассоциация учителей русских школ.

20 марта 2012 г. в Зале приёмов Генерального консульства Российской Федерации в Алма-Ате состоялась церемония награждения победителей конкурса «Слово о России…». В конкурсе приняли участие 62 творческие работы, но лишь 12 из них были допущены до финала. В работах молодых журналистов нашли отражение: официальные взаимоотношения двух стран; культурные отношения и мироощущение современной жизни, литературное творчество русских писателей. Как отметила в своём выступлении председатель жюри профессор Каз.НПУ им.Абая С.А. Никитина, все работы, допущенные к финальной части конкурса, отличает высокий уровень владения русским языком, творческий подход к предложенной теме. Молодые люди, руководствуясь своими мировоззренческими взглядами, выразили тёплые чувства к России, её культуре, народу.

Первое место жюри присудило студентке 4 курса факультета журналистики университета «Туран» Юлии Романовой, второе место - студентка 2 курса факультета журналистики Казахского национального университета имени аль-Фараби Анастасия Скрипникова, 3 место - работа студентки 2 курса факультета журналистики Казахского национального университета имени аль-Фараби Камила Турумова. Все победители были награждены специальными призами Россотрудничества.

Публикуем сочинения победительницы и призеров конкурса.

Романова Юлия

Университет Туран,

4 курс, факультета «журналистика»

Российские уроки

«Уважаемые дамы и господа! Рады приветствовать вас на борту нашего авиалайнера. Мы следуем по маршруту Алматы – Новосибирск. Приятного полета!...»

Поудобней устраиваясь в кресле, я закрываю глаза и задумываюсь о чем-то своем. Россия… Как же давно я не была в этой стране. Вроде бы имея русские корни, и часто отдыхая там в период летних каникул, в последний раз я посещала русские просторы много лет назад, еще будучи школьницей. Сегодня я студентка, можно сказать, почти выпускница: еще полгода усердной учебы, диплом и здравствуй, большая жизнь! И куда меня несет посреди учебного года в этом большом самолете… Да, буквально через пару часов я снова окажусь в одном из городов огромной страны, имя которой Россия. Ноябрьский мороз ухватит за щеки, косой снежок заглянет за воротник и напомнит о необходимости теплого шарфа, а я с удивлением оглянусь вокруг в поисках того, что так манит меня, коренную алматинку, в соседнюю с Казахстаном страну.

«Внимание! Через 30 минут наш самолет приземлится в международном аэропорту Толмачево. Температура за бортом -15 градусов. Спасибо что пользуетесь услугами нашей авиакомпании…»

Меня никогда не тянуло именно в столицу. Москва – что в ней такого? Суетящийся город, ежегодно зажигающий сердца сотен людей, которые бросают все и уезжают за новой, лучшей жизнью. Кому-то удается подстроится под ритм мегаполиса и зажить вполне счастливо, а кто-то стыдливо прячет глаза и существует в тени больших огней… Нет, такой сценарий не для меня. Родная Алмата не менее амбициозна и горда, и так же манит окунуться в ее пусть неофициальную, но, таки южно-столичную деятельность. Здесь я родилась и выросла, здесь планирую строить карьеру и семью. Тем не менее, сейчас у меня в кармане билет до Новосибирска, а думы о смысле моего путешествия не дают спать оставшееся время полета. С улыбкой вспоминаю, как окружающие удивленно вопрошали: «Куда? В Сибирь? Поздней осенью? Тебе что, заняться нечем?». На подобные вопросы я загадочно отвечала, что отправляюсь за счастьем, и делаю это, между прочим, вот уже второй год подряд. «Сумасшедшая!» - бубнилилюбопытствующие и оставляли меня в покое, так и не узнав, какое же счастье дарит мне путешествие в Россию. Не буду открывать все карты разом. Просто расскажу, чему научила меня российская жизнь, как повлияла на мысли и желания, и из чего складывается непередаваемая радость ощущений, испытать которые можно здесь, в России…

Первый российский урок в сознательном возрасте я получила два с половиной года назад, когда встретила и полюбила своего молодого человека. Познакомившись летом в Казахстане, уже осенью я провожала его на учебу в другую страну. Серый поезд, устало покачиваясь, увозил мое счастье вдаль. Но я не расстраивалась, зная точный адрес направления: Россия, город Томск. В тот период летние и зимние каникулы стали для меня самыми лучшими временами, ведь именно тогда близкий сердцу человек приезжал домой. Так что первоначально, Россия просто научила меня ждать: трепетно, настойчиво и уверенно. Ждать встречи, ждать счастья, ждать и верить, несмотря на расстояния и обстоятельства. Для меня и сейчас нет ничего более волнительного, чем выискивать родное лицо в толпе прибывших, мысленно благодаря российские авиа или железные дороги за «радость с доставкой на дом».

Вместе с тем, Россия неимоверно продолжала будоражить мое любопытство. За годы учебы своего избранника в Томске, я услышала десятки увлекательных рассказов о студенческой жизни в Сибири. Яркая, насыщенная, успешная – совершенно отличающаяся от жизни студентов в Казахстане. И вроде бы идея едина, но российское исполнение было гораздо интересней, качественней. Студенческий центр российского образования не давал мне покоя днем и ночью, и несмотря на частые приезды любимого в Алматы, я мечтала попасть туда, где учится он. Сравнить, оценить учебу и жизнь студентов Казахстана и России, уловить разницу, понять причины отличий и подвести собственные итоги. Задумано – сделано! В ноябре 2010-го, когда жители Алматы вовсю наслаждались солнышком в легких ветровках, я направлялась в незнакомый заснеженный город, кутая в вязаных варежках мечты о новых студенческих открытиях.

Томск действительно стал для меня большим потрясением в самом хорошем смысле этого слова. Маленький город перевернул с ног на голову все мои представления о студенческом бытие, и потому каждый день своего пребывания я впитывала учебный сибирский менталитет до последней капли. Меня искренне поражали размеры и величие университетов, разнообразие кафедр, специальностей, методов преподавания, ведь сама я обучаюсь в компактном университете, которому нет и 20 лет, где, в общем-то, не плохо, но в сравнении с томскими могучими вузами, мой частный университет заметно проигрывает. Я искренне удивлялась, общаясь с учениками высших учебных заведений Томска, когда они рассказывали, как покидали родительские дома и приезжали со всех уголков СНГ только для того, чтобы в полной мере прожить тот отрезок жизни, когда учеба неумолимо сложна и от того еще более интересна, когда студенческий билет предъявляется с гордостью каждому любопытствующему, когда каждый твой день насыщен разнообразными событиями с вечера и до утра… В общем, российские студенты в корне отличались от казахстанских собратьев своей неподдельной любовью и интересом к учебе, студенческой жизни, уважением и преданностью родному университету. Я, мои однокурсники, друзья и знакомые с других университетов города были настроены совершенно противоположно, и это огорчало. В нашей монотонной студенческой жизни не было виноватых, но отсутствие задора и искры в процессе обучения и смежных с ним событий не могло не расстраивать. В тот год Россия научила меня сравнивать: выявлять плюсы и минусы, понимать разницу, и что-то с этим делать. Я улетала в Алматы, унося в сердце клубок смешанных чувств. Морозный город с его учебными правилами и насыщенной студенческой жизнью так запал мне в душу, что возвращаться в родной университет хотелось все меньше, а проучиться хотя бы год в атмосфере яркого молодежного движения настойчиво требовали мысли в моей голове.

Эйфория от увиденного и прочувствованного кружила меня до самой весны. Я долго пыталась понять, чего хочу и что изменилось в моей жизни после посещения России. Это «что-то» ежедневно преследовало меня, и я осознавала: мне не хватает сочности и красок в моей студенческой жизни. Мне хочется жить так, как живут в замечательном Томске: с трепетом сдавать экзамены живому человеку, а не компьютерной программе, ночами готовиться к зачетам, участвовать в масштабных мероприятиях университета, не ограничиваясь стенами актового зала… Отгонять преследовавшие меня терзания было бесполезно, и я твердо решила: следующий учебный год провести в Сибири по академическому обмену! На тот момент я готова была свернуть горы и понимала, что Россия научила меня решительности и настойчиво следовать за мечтой. Не вдаваясь в подробности по сбору документов, переговорам по межгороду и таинственному ожиданию, сообщу: мне не удалось перевестись в российский вуз. Мелочные обстоятельства перечеркнули мою возможность стать российской студенткой, но расстраивалась я совсем не долго. Раз все получилось именно так, я решила создать ту атмосферу прекрасной жизни томского студента, к которой так рвалась, в стенах своего университета. Но как добиться того, что создавалось столетиями за 1 год, оставшийся мне до получения диплома? Видимо, Россия научила меня верить в лучшее, совершать невозможное и, впитав в себя дух российского студенчества, коренная жительница Казахстана в моем лице начала действовать: рассказывая окружающим об интересных и захватывающих учебных процессах в России, я делилась частицей той любви и воодушевления, которые подарил мне Томск. Я стремилась привнести все плюсы, идеи и достижения из соседней Сибири в нашу Южную столицу. И знаете, кажется, у меня получилось сделать огромный шаг вперед на пути к изменению нашей студенческой жизни к лучшему. Вместе с активистами и позитивно настроенными ребятами мы сформировали команду мирового движения студентов в свободном предпринимательстве SIFE, и пригласили поработать с нами подобную группу из уже знакомого всем Томска. Взаимодействие двух стран помогло нам не только занять призовое место на казахстанских соревнованиях, но и почувствовать каждому из нас, что студенчество – это не сидение на галерке от пары до пары, а нечто большее: самый настоящий мир, полный увлекательный открытий и идей. Я помню светящиеся от радости глаза моих университетских друзей, и понимаю: Россия научила нас дружить и работать над собой.

С тех пор прошел год. Я заканчиваю небольшой, но все-таки любимый университет в Алматы. Впереди меня ожидает магистратура, поступать в которую я точно планирую в России. Невозможно оставить ее в прошлом как воспоминание о путешествиях в студенческие годы. Все-таки эта страна подарила мне много приятных моментов в жизни, научила думать, верить в свои силы. Благодаря России, в частности моему любимому уютному Томску, я имею представление о том, каким может быть идеальное студенчество, а уж с помощью этих знаний, мои университетские годы стали намного занятней и краше. Если бы я не сравнила жизнь учащихся по обе стороны границы, то так бы и осталась при мнении, что учеба в университете – это скучно и пресно. Замечательно, что все сложилось именно таким образом!

Впереди у меня много планов, связанных с Россией. Заинтригованная задумчивым Новосибирском, динамичным Томском, очаровательным Кемерово, и другими городами, которые мне довелось посетить, я задалась целью совершить путешествие по всей территории Российской Федерации. Прогуляться по просторам Алтая, любоваться архитектурными красотами Санкт-Петербурга, обязательно заглянуть в маленькие города и шумные мегаполисы России – все это еще ожидает меня впереди.

Ну а пока я отстегиваю ремень безопасности, заматываю шею ярким шарфом, нетерпеливо спускаюсь по трапу самолета, и жадно вдыхаю окрыляющий воздух любимой Сибири. Как же здесь хорошо… Новосибирск! Томск! Встречайте вашу чудную поклонницу, променявшую теплую южную осень на любимый сибирский снежок и бесконечное счастье, наполняемое меня здесь, в России…

«Дамы и господа, добро пожаловать в Россию! Желаем вам интересного путешествия и всего самого наилучшего…»

Анастасия Скрипникова, 2 курс факультета журналистики
Казахского национального университета имени аль-Фараб

Самая соль

… Наверно, если передо мной поставят тысячу разных людей и попросят найти среди них человека русского, я безошибочно на него укажу. Даже с завязанными глазами. И дело вовсе не во мне, просто русские и те, кто жил в России, хотят они того или нет, выделяются из толпы… Правда, замечать это я стала только после того, как со мной приключилась одна история…

Дело было в Алматы. Как-то раз я зашла к соседке. За солью. Просто ближайшая торговая лавка была закрыта, плестись в магазин ужас как не хотелось: идти далеко, а на плите уже закипает борщ.

- Тебе чего?! – рявкнула Асия из-за приоткрытой двери.

- С-с-соли…, - растерялась я…

Асия, обрусевшая казашка, переехала к нам из Москвы не так давно.

- Соли? – оторопела она. - Ах, соли! – гнев сменило безразличие. - Ну, заходи! – заскрипела дверь на старых несмазанных петлях. - Соль на столешнице, бери, сколько хочешь, - удаляясь вглубь комнаты, бросила Асия. Хозяйка явно была не рада гостям.

Коря себя за лень и давая обещание никогда больше ничего у нее не просить, я прошмыгнула на кухню. Схватила горстку соли и почти бегом, чувствуя себя преступницей, направилась обратно. - Вот, спасибо! Ты меня выручила. А то борщ посолить совсем нечем. Спасибо! – еще раз громко сказала я в пустоту, и уже было взялась за дверную ручку.

- Борщ? – веснушчатая мордашка выглянула из проема. - Так ты борщ варишь? – с явным любопытством уточнила Асия, обнимая косяк. – Я сейчас тебя научу, - оживилась она. Девушка ринулась ко мне, схватила за руку и потащила за собой. Я почти не сопротивлялась. От неожиданности.

Не успела я и глазом моргнуть, как на столе «заплясали» плошки. Волшебным образом «выплыли» из своих укрытий разделочные доски. Шкафчики открывались и закрывались с молниеносной скоростью. На столе «выросла» горка овощей. – Итак, начинаем наш мастер-класс! – объявила Асия. - Борщ – это целая философия, - она подняла вверх указательный палец. Соседка уже успела всунуть мне в руки нож, и я, сидя за столом как первоклассница, в автоматическом режиме работы, чистила картошку.

- Вот, ты, Настя, - указательный палец Асии уткнулся в меня, - русская, а русский борщ готовить не умеешь!

Я была пригвождена к позорному столбу, не успев даже возразить, что у борща нет национальности…

О «русских» борщах Асия, наверно, знала больше меня. Она прожила в России восемнадцать лет. С самого своего рождения. Была насквозь пропитана Москвой, даже пахла ею. Я же на своей исторической Родине никогда не была. Да и на тот момент говорила, разбавляя русский язык казахскими словами…

- Настоящий борщ должен быть наваристым! Бордовым! – продолжала Асия наставлять свою нерадивую ученицу. – Борщ без свеклы – это не борщ!

- А щи! – попыталась вставить я, но в меня тут же вонзился взгляд с упреком.

- Капусту в борщ надо класть обязательно квашеную, - Асия кружилась в вальсе со сковородкой в самом хорошем расположении духа. – Свежая не годится! Она слишком жесткая… Мясо уже взялось накипью. – Картошку надо нарезать кубиками, - вдохновенно размахивала Асия поварешкой. – А подавать борщ нужно с густой сметаной, такой, чтобы ложка стояла. Вы здесь все неправильно готовите!

Я, будущий журналист, человек, который по долгу службы, не должен лезть за словом в карман, не нашлась, что ответить…

- Ну, вот, - расплылась в довольной улыбке моя соседка, водрузив на стол расписную кастрюлю. – Вот! Чувствуешь?! – спросила она, втягивая носом ароматный парок.

«Русский борщ», действительно, удался на славу! Я даже облизнулась. Как-то по-кошачьи… Вкусно! – После такого я просто обязана пригласить тебя на бешбармак, - разморенная и довольная сказала я, развалившись на стуле.

- А можно спросить, - напряглась я, случайно вспомнив, что сытый человек реже врет, - если ты так скучаешь по всему русскому, почему же ты из России уехала?

Асия хмыкнула. - Потому что там я четко усвоила одно правило - не стой на месте и не жди, пока счастье найдет тебя. Сам ищи его… На поиски я и приехала, – развела руками моя собеседница.

- Вот, дура! – вскрикнула я и бросилась вон из комнаты, опрокинув по пути пару стульев. Ну, я ведь не виновата, что именно в тот самый момент вспомнила, что у меня на плите выкипает мой «авторский» борщ. За то, что дистанцию между нашими квартирами я преодолела с рекордной скоростью, получила приз - кастрюльку с обгоревшим дном…

Жизнь столкнула меня с Асией снова уже через неделю. В нашем университете все готовились к международному молодежному фестивалю «Студенческая весна»… Повсюду царило невероятное оживление. Я шла по коридору, который больше напоминал улей. Первокурсники развешивали на стенах свои художества, надували шары и тут же с хохотом протыкали их канцелярской булавкой. Мимо пронеслись парни с микрофонами. Завхоз пронесла вешалки с казенными костюмами. Все торопились. Через несколько минут начинался гала-концерт… Стоя за сценой и кусая ногти, я отодвинула занавес и выглянула в щелку. В зале ни одного пустого места.

- Настя! – кто-то окрикнул меня. – Привет-привет, - машинально отмахнулась я и только потом обернулась. За спиной у меня стояла Асия. Я посмотрела ей в глаза. Медленно опустила свои. Снова подняла. Она проделала то же самое. Осмотрев друг друга с ног до головы, мы прыснули со смеха. Ничего себе! Хороши же мы! На темненькой от природы Асие был парик. Тугая русая коса спускалась до пояса. В глазах – голубые линзы. На голове кокошник, расшитый бисером. Приталенный сарафан. На шее - нитка крупных бус. Тонкий стан обхвачен красным поясом. На ногах – сапожки на низком каблучке. В руках - мини-диск, на обложке которого написано: «Русские народные плясовые». Я ей ни в чем не уступала! Светлые волосы надежно спрятаны под черным париком. Две неестественно-блестящие косы прикреплены к роскошномусаукеле, на макушке которого - совиные перья. Из-под многослойной юбки выглядывают только носки танцевальных туфель. Ясных голубых глаз нет и в помине, вместо них – черные, как смоль. Да-да и цвет глаз играет большую роль, когда на тебя направлено столько софитов…

- Что? Тоже танцуешь? – спросила Асия с улыбкой.

- Да…, я…, тут…, - не успела я закончить фразу, как к Асие подошли еще пять девушек в таких же, как она, нарядах. Она слилась с ними, и я ее потеряла.

- Ну, удачи тебе! – помахала мне напоследок тонкая рука в пышном с красным шитьем рукаве…

- Странно, что ты скучаешь, - сказала я, отставив в сторону кофейную чашку, в которую было налито какао. Вечером того же дня мы сидели у Асии в гостиной. – Странно, что ты скучаешь, - повторила я, - ведь жизнь в России и в Казахстане очень похожа. Вот, расскажи, как ты проводила там самый обычный будний день.

Асия задумалась: «Ну, я встаю рано, в шесть часов утра. Включаю телевизор, смотрю «Доброе утро» по Первому каналу. Наскоро делаю бутерброды с маслом, пью чай. Выскакиваю на улицу. Добираюсь на маршрутке до станции метро. У лоточницы покупаю очередной роман Дарьи Донцовой, чтобы было, чем себя занять в вагоне… Возвращаясь с пар, я заглядываю в блинную. Знакомый уличный пекарь всегда угощает меня самым румяным, поджаристым блином, щедро поливая его малиновым джемом. Потом я забегаю на рынок, и на щеках проступает румянец, когда старый таджик кричит мне вслед: «Эй, дэвушка-красависа, купи пэрсик!» С полными пакетами, я еле как выуживаю из сумки мобильный телефон, чтобы вызвать такси. Всю дорогу до самого пункта прибытия, пока мы стоим в пробке на Садовом кольце, таксист рассказывает мне анекдоты про то, как у Путина не заводится «ЛАДА КАЛИНА». Я расплачиваюсь с водителем. Иду к лифту, хоть и живу низко, на четырнадцатом этаже. В кабинке какой-то идиот опять выжег несколько кнопок! Потом, уже дома, я долго любуюсь на Сергея Безрукова, точнее на его портрет, который висит в моей комнате. Он гениальный актер, он сыграл и Иисуса Христа, и Ивана-дурака, и Пушкина, и Есенина, и сбежавшего зэка, и участкового… Звонок. Это сокурсники. Мы с ними идем во Дворец молодежи болеть за нашу команду КВН МГИМО «Парапапарам». Домой я возвращаюсь поздно. Перекусываю перед компьютером. Каждый вечер заглядываю на банковский сайт, нахожу там строку «Ваши текущие накопления» и считаю, сколько еще тысяч долларов мне нужно заработать, чтобы купить собственную квартиру… Вот и все. В одиннадцать я спать ложусь».

- Слушай! – изумилась я. – Да мы же живем один в один! Вот я тебе сейчас опишу мой самый обычный день, и ты сама все поймешь.

- Я встаю рано, в девять часов утра. Включаю телевизор, смотрю «Доброе утро» по Первому каналу Евразия. Наскоро пеку бауырсаки, с наслаждением потягиваю чай. Выхожу на улицу. Добираюсь на автобусе до станции метро. С глубокой тоской смотрю на легендарный долгострой, и пересаживаюсь на другой автобус. В книжном магазине у остановки покупаю очередной роман Дарьи Донцовой, чтобы было, что почитать перед сном… Возвращаясь с пар, заглядываю в будку к знакомому шаурманщику. Он всегда угощает меня самой пухлой шаурмой, щедро поливая ее куриным соком. Потом я забегаю на рынок, и на щеках проступает румянец, когда старый таджик кричит мне вслед: «Эй, дэвушка! Зачэм такой короткий юбка надэл?! Нэхорошо!» С полными пакетами я еле как дохожу до обочины, чтобы поймать такси. Всю дорогу до самого моего дома, пока мы стоим в пробке на Северном кольце, шофер травит анекдоты про Путина и Медведева и красноречиво молчит о нашем Президенте... Я достаю кошелек, чтобы расплатиться, а водитель отмахивается, мол, все равно по пути! Не спеша поднимаюсь по лестнице, так как живу на последнем, третьем, этаже. Потом в своей комнате я долго любуюсь на фотографию Сергея Безрукова. Он гениальный актер. Он скоро приезжает к нам на гастроли, и у меня с ним интервью. Звонок. Это сокурсники. Мы с ними договаривались, что они придут, и мы вместе будем смотреть по спутниковой трансляции игру в московском Дворце молодежи и болеть за нашу команду КВН «Казахи». Уходят они поздно. Я готовлю что-нибудь простенькое на протяжении двух-трех часов, и вся семья собирается за дастарханом. После ужина включаю компьютер и ругаюсь с посетителями своего блога на сервере казах. ru. Как ежевечерний ритуал вскрываю свинку-копилку и считаю, сколько еще тысяч лет мне нужно работать, чтобы купить собственную квартиру… Вот и все. В одиннадцать я ложусь спать.

Мы переглянулись и покатились со смеху…

Собственно, с тех самых пор и началась дружба между двумя одинаково-разными девчонками: обрусевшей казашкой и русской степнячкой…

Только спустя год, проводив Асию в аэропорт, я приблизилась к разгадке тайны «русской души»: то, что делаешь, ты должен делать до конца - если ты любишь, люби всем сердцем; если дружишь, будь готов отдать жизнь за друга; если дышишь, дыши полной грудью; если веришь, верь, даже если все вокруг потеряли веру...

Я всего лишь акын – пою, извините, пишу, что вижу. И вижу я, что жители России и Казахстана – государств-соседей, все еще могут «зайти друг к другу за солью». И это здорово!

Камила Турумова,

Казахский Национальный университет им. Аль-Фараби, 2 курс

Прогулки во сне

Чего ловить в Петербурге — не очень понятно. Это не скажешь словами. Это либо чувствуешь всей кожей, либо никогда не объяснишь, о чём речь.

Илья СтогOFF.Рейволюция. Роман в стиле техно

Когда я слышу слово «Россия», первым образом, возникающим в моём воображении, является Санкт-Петербург.

…Немного душно, от этого слегка тяжело дышать. Погода совершенно обычная для жителей этого города: и не пасмурно, и не солнечно. Но всё окружающее не кажется мне серым. Мне здесь нравится. Я в Питере. Я счастлива оказаться в этом месте в данную единицу времени. Замерла на тротуаре, любуясь городским пейзажем. Стою на Невском проспекте. Я будто сторонний наблюдатель за жизнью снующих мимо людей и автомобилей. В голове крутится мысль о том, многое ли изменилось со времён гоголевской повести? Шум города, как звук его вдохов и выдохов, проникает в мой мозг, идёт дальше, вглубь, пронизывая меня насквозь. Я дышу Питером, я давно мечтала здесь оказаться. В городе, возникшем изниоткуда.

Вдыхая питерский влажный воздух, я становлюсь его частью, сливаюсь с ним. Очнулась от мыслей. Продолжаю идти. Я прохожу мимо привлекательных витрин магазинов, контор и лавок, задорно подмигивая своему отражению в стекле. Мысленно представляю, как за много лет до меня по этим мощеным улицам ходили великие, прогуливались Пушкин, Толстой, Ломоносов, Ландау… И теперь по следам этих гениальных людей об асфальт трётся подошва моих любимых поношенных ботинок. Улыбаюсь мыслям. Наслаждаюсь архитектурой. Лепнины ,линии, изгибы. Всё дышит утончённостью и стариной. Для мне всё вокруг преисполнено тайной и волшебством. Каждый угол, каждый прохожий, каждая плитка под ногами. Не замечаю времени. Сегодня я турист. Исаакиевский собор, Инженерный замок и другие достопримечательности я увижу позже, быть может, завтра. Сейчас я направляюсь в Музей Нонконформистского Искусства, что расположен на Лиговском проспекте. Пересекаю речку Фонтанку. Свежо. Улыбаюсь, смотря в глаза прохожим, которые, в свою очередь, либо улыбаются в ответ, либо смотрят с недоумением. Мне всё равно, что в эту минуту они думают обо мне. В мире сейчас есть только двое: Я и Питер. Городские улицы я привыкла бороздить погружённая в музыку, доносящуюся из наушников. Сейчас у меня и мысли такой не возникло! Здесь и сейчас я слушаю музыку города, его сердцебиение, его ритм. И нет для меня в мире в эту минуту ничего приятней, чем звуки моего Питера.

Ладонью обнимаю карту города. Она помогает мне разгадывать головоломки, помогает не утонуть в путанице уличных лабиринтов, помогает открывать их тайны, направляет меня в моём путешествии сквозь Питер.

Меня не покидает чувство объятий. Город обнимает меня. Следуя молчаливым указаниям карты, иду далее по Невскому проспекту, смотрю вокруг, пытаюсь запомнить детали, бормочу себе под нос что-то несуразное, какие-то ассоциации, вспоминаю песню группы Сплин:

Мы будем петь и смеяться, как дети,
Мы похоронены на Невском проспекте.

Жутко. Из истории вспоминаю, как строился знаменитый город, и думаю, а ведь действительно, кто-то, возможно, и похоронен на Проспекте. Точнее, под ним. Мрачные мысли заставляют поёжиться. Ну и пусть! Это ничего не меняет в моей питерской сказке. Рассмеялась минутному помешательству. Вспоминаю другие названия Города. Ленинград, Петроград и привычное «Санкт-Петербург». Град Петров, сколько же у тебя имён! Ты многолик. Названий много, но «Питер» для меня почти родное. Идти ещё долго.

Продолжаю вспоминать факты. Город-Герой…Блокада. И неужели всё это происходило здесь? Ещё живы участники событий, здесь живут и их потомки. Такое не забывается. Кажется, что даже стены домов, уличные фонари, окна помнят это, являясь молчаливыми свидетелями большого горя. Навстречу идут незнакомые люди, просто прохожие, бегут дети, многие улыбаются. Они смеются. Они умеют жить. Всё в городе пропитано потрясениями и громкими событиями. Но люди улыбаются. Питер повидал многое, но ничто его не сломило, он так же нежно обнимает каждого, кто идёт мне навстречу, проходит мимо, обходит сзади. Петербуржцы это чувствуют…

Мне кажется, что город объединяет нас всех. Между нами есть непонятная и невидимая связь. Снова смеюсь над своим бредом, чтобы не уходить в глубину грустных мыслей, чтобы отвлечься.

Спешу дальше. Хочу успеть сегодня, до закрытия.

Питер-город морей. С этой мыслью начинаю напевать:

Холодно, вода даёт
Мысли задом наперёд…

Это моя любимая песня. Действительно, сейчас у меня мысли задом наперёд. Хорошо, что не спотыкаюсь от такой каши в голове.

Сколько раз я читала о Петербурге, сколько видела фотографий, слышала песен и стихов. Меня всегда непреодолимо тянуло сюда. Я не знаю почему. Просто такое чувство, что я должна быть здесь, а если не быть, то побывать.

Всё же не верю своим глазам, своим ногам, отбивающим ритм походки по камню. Не могу поверить, что я здесь.

Набираю побольше воздуха в лёгкие. Чувствую городской запах. Он особенный, солёный, запах ветра, камней, сырости, свершений, пороха, выхлопов машин, мук поэтов, блистательных триумфов, дворцов и замшелых лестниц, запах мечтаний, душных серых будней и увлекательных авантюр. Это запах моего Питера. Нигде я ещё не чувствовала такого запаха, этого долгоиграющего аромата. В мире миллион других городов, более величественных в своей красоте, более широких по своим масштабам. Но я мечтала оказаться именно здесь, а значит, нет для меня ничего пленительней и более манящего, чем Санкт- Петербург. Пока только ему удалось заставить меня прийти, преодолевая расстояния и годы. Люблю.

Вот и улица Марата осталась позади. Я уже недалеко от цели. Ускоряю ход. Я в нетерпении.

Отмечаю про себя, что в городе преобладают пастельные тона. Мягкие. Вышло солнце. Тени красиво заиграли на фасадах зданий. Любуюсь, замечая мелкие детали. Городской пейзаж сейчас олицетворяет чаяния и надежды, которые непременно сбудутся. Блики солнца, игра теней, полутеней и света на зданиях на фоне чистого неба, листьях деревьев всегда ассоциировались у меня именно с мечтами, которые должны сбыться.

Фантазирую на тему «Дождь в Питере». Представляю, как капли воды шуршат по мостовой, барабанят по железным крышам, вижу радугу в посеревшем небе. В уме роятся строчки и отрывки из разных произведений. Питер- город вдохновения. Разводные мосты, набережные, белые ночи, уличные фонари в ночи, причалы, лодки и пароходы, старинные постройки не могут действовать на людей по-иному!

И вот я уже дошла до Пушкинской, сворачиваю. И снова как в песне : «Девушка по Пушкинской на Лиговский в обход…». Снова вспоминаю, что я в России, что я в славном Петербурге. От осознания всего этого мурашки бегут по коже. Что ж, прекрасно! Иду по Пушкинской, чтобы выйти на Лиговский проспект. Теряюсь в мыслях, не могу собраться. Хорошо, что сегодня не взяла фотоаппарата с собой. Запомню. Не упущу деталей.

И вот я уже дошла до Лиговского переулка, сейчас пройду через него и выйду на проспект. Осматриваюсь вокруг. Прикасаюсь рукой к каменным стенам домов, украдкой заглядываю в окна.

И вот я на шумном проспекте. Осталось совсем чуть-чуть…Музей расположен немного в другой стороне, по направлению к Площади Восстания. Сверяюсь с картой, продолжаю идти по маршруту. Издалека вижу фигуру в цветастой растаманской шапочке. Кроме шапочки и силуэта не вижу пока ничего. Приближается. Оказывается, помимо шапочки у силуэта тёмно-русые волосы, бледное лицо…Ещё десяток шагов…И серые глаза. Юноша улыбается. Не могу сдержать ответную улыбку. Неожиданно предсказуемое «Привет» возвращает к ощущению реальности. Тембр его голоса приятен для слуха. Губы снова шевелятся, собираясь выпустить улыбчивые слова наружу, я не слышу их. Вместо реплики в моих ушах раздаётся пронзительный звон…Что такое? Вздрагиваю…

Звон раздаётся из динамика моего мобильного. Будильник заведён на 7.00. С трудом открываю один глаз, рука ползёт в окрестностях подушки в попытке нащупать источник противного звона. Нашла наконец-таки. С нажатием кнопки наступает утренняя тишина. Слышно пение птиц за окном. Пора вставать. Разочарованно мыча, утыкаюсь лицом в подушку. Был сон.

Вот так, кто-то сейчас в Питере, а я здесь, в Алматы.


Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.