Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
75 лет Победы в Великой Отечественной войне

75 лет Победы в Великой Отечественной войне  далее »
29.05.2020
14:31:39
Состоялся рабочий разговор Президента ПМР с российским послом далее »
13:31:10
Константин Затулин поздравляет с Днем пограничника далее »
13:24:43
В Институте стран СНГ обсудили Бухарестский мирный договор 1812 года в контексте современной геополитической борьбы далее »
12:52:20
В Белоруссии хотят ввести биометрические паспорта далее »
28.05.2020
14:46:01
В России подсчитали, сколько мигрантов за год хотели незаконно попасть в страну далее »
11:27:43
Спикер Рады призвал изменить закон об исключительности украинского языка далее »
11:26:56
Экс-посол США призвал Украину не давать воду в Крым далее »
11:26:04
Глава МИД Украины пообещал ликвидировать ДНР и ЛНР далее »
11:24:36
Суд в Киеве признал символику дивизии СС "Галичина" нацистской далее »
27.05.2020
15:06:42
Мишустин и премьер Белоруссии выступили за углубление интеграции далее »

Зеленский получил индульгенцию на "хорватский сценарий" в Донбассе далее »

Депутат Затулин поздравил сочинцев с Днем города далее »

Константин Затулин призвал разработать комплекс мер по поддержке бизнеса в курортных зонах далее »

Москва в скором времени начнет выходить из самоизоляции. 60 минут от 27.05.2020 далее »

Александр Маркаров: Пашинян понял, что НАТО ему не поможет далее »

Портрет Бродского. Время покажет. Выпуск от 26.05.2020 далее »

Традиции быть: эксперты о начале подготовки к параду Победы далее »

Рубрика / Экономика

Членство России в ТС и ВТО: противоречия и перспективы


18.04.2012 13:04:11

Аза Ашотовна Мигранян

Заведующая отделом экономики Института стран СНГ, доктор экономических наук, профессор.
перейти на страницу автора

Развитие интеграционных процессов в евразийском пространстве в последнее время происходит ускоренными темпами. Мене двух лет длится процесс взаимопроникновения и интеграции хозяйствующих субъектов на рынке товаров в рамках Таможенного союза, и уже подписаны соглашения по введению Единого экономического пространства в рамках тройки, и свободной экономической зоны для стран СНГ. На этом фоне вступление России в ВТО и ее предполагаемое членство в нем с июня текущего года вызывает некоторые опасения по поводу перспектив развития евразийской интеграции.

Опасений много. Среди них – главным принято считать тот факт, что Казахстан и Беларусь, не являясь членами ВТО, автоматически не должны подпадать не только под преференциальный режим нулевых ставок единой таможенной территории, но даже не смогут пользоваться РНБ. Другими негативными факторами считаются снижение таможенно-тарифного барьера на товарных рынках ТС, изменение технических регламентов и стандартов сертификации и т.п. Серьезным препятствием на пути развития ТС станут условия урегулирования споров, арбитражных разбирательств, что в основе своей противоречит недолгой практике функционирования ТС. На самом деле большинство этих предположений имеют под собой основания, но эффект их негативного влияния не однозначен, зависит от конкретных условий и требует тщательной оценки. Попробуем рассмотреть лишь основные векторы взаимовлияния условий членства России в ВТО и ТС - ведущей интеграционной тройки.

Прежде всего, следует отметить тот факт, что членство в ВТО любой страны отнюдь не отменяет либо запрещает региональную экономическую интеграцию, что отражено во всех документах и соглашениях Уругвайского раунда переговоров GATT. Подтверждением этому факту служат функционирование огромного количества региональных интеграционных группировок, как в области таможенной интеграции, так и в более высоких уровнях экономической интеграции (начиная от СЭЗ и заканчивая валютными союзами). Поэтому утверждение о взаимоисключениях и необходимости альтернативного выбора для России либо ТС, либо ВТО на деле не существует. Более того, странами Таможенного союза еще в мае прошлого года подписан договор о функционировании ТС в рамках многосторонней торговой системы, который был сформирован на условиях обеспечения полноценного функционирования ТС в случае присоединения одного или нескольких его членов к Всемирной торговой организации.[1]

Однако при изменении первоначальных условий соглашений между тремя странами ТС (особенно при условии изменения ставок таможенных пошлин, в случае вступления РФ в ВТО – понижение ставок) предполагаются взаимные компенсации, размер которых должны быть оговорен в новых соглашениях, либо договоренностях в рабочем порядке между странами. Очевидно, что претензии по снижению таможенных пошлин в первую очередь возникнут у Беларуси, т.к., например, снижение ставок на автотранспорт, особенно грузовой, который является значимой экспортной позицией этой страны, может привести к существенным потерям республики как в объемах экспорта, так и по сумме таможенных доходов. При этом однозначного утверждения возможности возникновения подобных компенсаций нет, ибо условия снижения таможенных ставок при вступлении РФ в ВТО предполагают длительный переходный период, достаточный для решения проблем повышения конкурентоспособности автопрома как в России, так и в Беларуси.

Проблему противоречий по условиям вступления России в ВТО с условиями функционирования ТС необходимо рассматривать в несколько ином ключе: это, прежде всего, адаптация межправительственных соглашений в рамках ТС к обязательствам, взятым Россией при подписании соглашений по вступлению в ВТО. Процесс не легкий, но вполне осуществимый с учетом следующих факторов:

· Ведения Казахстаном переговоров о вступлении в ВТО (в этой связи адаптации под принятые РФ обязательства можно считать некой предварительной подготовкой, требующей больше усилий, но эффективной в среднесрочной перспективе);

· Снижение ставок таможенного тарифа по обязательствам РФ перед ВТО незначительно затрагивает экономические интересы стран-членов ТС, т.к. при образовании ТС самый высокий уровень таможенных пошлин был в России, что будет означать возврат к более низким ставкам (вопрос лишь будет заключаться в объемах и времени компенсации доходов от таможенных сборов и платежей за счет изменения объемов торговых операций);

· Присоединение к обязательствам нетарифного регулирования и секторальным обязательствам не требует коренного изменения соглашений внутри ТС, и могут быть рассмотрены в виде исключений в территориальном разрезе;

· Россия в результате переговоров по ряду позиций получила достаточно долгий переходный период 2015-2018 гг., что дает возможность членам интеграционной группы подготовиться к требуемым изменениям.

Итак, рассмотрим основные противоречия между обязательствами России перед ВТО и ТС.

Условия доступа на рынок товаров. Россия взяла обязательства по 30 соглашениям по доступу на рынок услуг и 57 по рынку товаров. Средне взвешенная ставка таможенного тарифа должна быть снижена с 10% до 7,8%, т.е. размер снижения в целом должен составит не более 2,02 %, что можно отнести к успеху российской стороны (ибо средняя ставка снижения для стран с неразвитой рыночной экономикой составляет от 5-8 %).

Сравнительная шкала таможенного тарифа по основным группам ТН ВЭД выглядит следующим образом.

Товарные группы по ТН ВЭД

Средние ставки таможенного тарифа ТС по группам товаров

Средние ставки таможенного тарифа РФ в соответствии с соглашениями о вступлении в ВТО по группам товаров

Разница, подлежащая устранению

Вся номенклатура товаров

10,29 %

7,15 %

3,14 %

Сельхозпродукция

15,2 %

11,3 %

3,9 %

Молочные продукты

19,8 %

14,9 %

4,9 %

Зерно

15,1 %

10,0 %

5,1 %

Масла, жиры

9,0

7,1 %

1,9 %

Промышленные товары

9,5 %

7,3 %

2,2 %

Товары химической промышленности

6,5 %

5,2 %

1,3 %

Автомобили

15,5 %

12,0 %

3,5 %

Электрическое машинное оборудование

8,4%

6,2 %

2,2 %

Древесина и бумага

13,4 %

8,0 %

5,4 %

Сахар

243 $ за тонну

223 $ за тонну

20 $ за тонну

Информационные технологии

5,4 %

0 %

5,4 %

В таблице приведены основные группы товаров, по которым предполагаются наибольшее снижение таможенного тарифа. Т.е. примерное сокращение поступлений от таможенных пошлин по ТС в разрезе укрупненной группы, например, сельхозпродукции может составить 10,58 млн долл. США (по уровню товарооборота 2011 года). В целом эта сумма не может считаться критичной, при условии сохранения структуры рынка сельхозпродукции по признаку страны происхождения товаров. В случае же увеличения доли отечественной продукции, либо продукции стран ТС потери от снижения ставки таможенной пошлины вполне могут быть компенсированы объемом выпуска и внутреннего товарооборота. Решение такой задачи требует как минимум - сохранения конкурентных позиций собственной продукции, как максимум - увеличение конкурентоспособности сельхозпродукции, что является краеугольным камнем получения выгод от глобальной интеграции в рамках ВТО не только для России, но и для любой страны стремящейся стать ее членом.

По истечении всех переходных периодов снижения импортных пошлин до финального уровня около половины всех ставок останется на уровне не ниже нынешнего действующего Единого таможенного тарифа Таможенного союза. Около 30% ставок будут снижены не более чем на 5 процентных пунктов.

В целом снижение средневзвешенной ставки от текущего уровня до конечного уровня, согласованного в переговорах по присоединению России к ВТО, составит порядка 3 процентных пункта. Аналогичное снижение наблюдается в части промышленных товаров. В части сельскохозяйственных товаров и продовольствия снижение составит порядка 4,4 процентных пункта.

Есть еще один существенный момент, который не учитывается в СМИ при оценке негативных эффектов от вступления России в ВТО. В течение первого года после вступления России в ВТО ни одна внешнеторговая пошлина не будет снижена. Это позволит всем странам тройки ТС согласовать свое внутреннее законодательство, выработать механизмы компенсации потерь от снижения таможенных пошлин, подготовить внутренний рынок и, наконец, предпринять шаги по стимулированию собственных производителей к укреплению собственных конкурентных позиций как минимум на внутреннем рынке ТС.

По разным группам товаров предусмотрены переходные периоды от 1 года до 7 лет; в течение 7 лет пошлины на промышленные товары снизятся в среднем с 11,1 % до 8,2 %. Таможенные пошлины на потребительские товары, массово производящиеся в России, практически не снизятся (за исключением автомобилей и обуви).

С учетом переговорного процесса Казахстана с ВТО, полученный годовой временной лаг даст возможность избежать кризиса в функционировании ТС на период вхождения РФ в ВТО. Этот временной лаг позволит отрегулировать направления и объемы товаропотоков, выработать систему внутреннего налогообложения в странах ТС с учетом интеграции в рамках ЕЭП, что может позволить частично компенсировать потери по доходам от фискальных сборов по внешней торговле. Более того, достаточный переходный период позволит скорректировать механизмы и законодательную базу создаваемого единого Евразийского экономического пространства уже в соответствии с нормами мирового рынка. С точки зрения средне и долгосрочных перспектив углубления региональной интеграции в рамках требований ВТО позволит перейти к опережающему развитию нормативной базы, что может способствовать ускоренному развитию конкурентных позиций стран тройки. Однако в краткосрочной перспективе не минуемы экономические потери, обусловленные сокращением доли собственной продукции на территории ТС, вытеснением импортной продукцией более развитых стран. В этой связи переходный период необходимо использовать для выработки системы мер по стимулированию развития конкурентоспособности отечественной продукции в странах ТС.

В то же время, будут отменены пошлины на компьютеры и элементную базу, снижены пошлины на бытовую электронику и электротехнику, лекарства, технологическое и научное оборудование. Это условие соглашения России с ВТО дает возможность членам ТС снизить объемы контрабандного проникновения оргтехники со стороны третьих стран, увеличить их доступность для потребителя, тем самым подстегнуть конкурентную борьбу на рынке электротехники, компьютерных технологий, что также будет способствовать стимулированию инновационной активности на внутреннем рынке собственных производителей, и провайдеров компьютерных технологий.

Согласно условиям соглашения РФ с ВТО государство сможет оказывать сельскому хозяйству помощь на сумму не более 9 млрд. долл. в год (сейчас объём помощи составляет 3,5 млрд. долл. в год, при этом есть оговорка, в соответствии с которой размер субсидий подлежит обсуждению на многосторонних переговорах). Данный пункт дает существенные преференции странам ТС, т.к. Россия и Казахстан является крупными экспортерами зерновых культур, для Беларуси данное условие соглашения означает возможность дальнейшего наращивания экспорта своей сельхозпродукции на территории ТС.

Также сохраняется возможность дополнительных согласований и варьирования при необходимости более значительных вливаний в рамках соглашений по финансовому сектору, если они обусловлены потребностями модернизации и внедрения новых технологий.

Условия работы финансового сектора предполагают развития конкуренции за счет снижения порога инвестиционного участия иностранных финансовых игроков с 12 % до 50 % в доле финансово-кредитного учреждения. Данный пункт соглашения может стать источником роста иностранных инвестиций в Россию, но без улучшения инвестиционного климата, ожидать существенного роста инвестиционных вливаний не приходится. Что же касается влияния данного пункта соглашения с ВТО на страны ТС, то оно минимально из-за большего сращивания финансового сектора Казахстана с иностранным капиталом, нежели в РФ, поэтому в данном вопросе для стран ТС в большей степени можно ожидать положительного эффекта, но лишь при условии либерализации предпринимательской среды и улучшения инвестиционного климата в РФ и РБ.

Обязательства по услугам предусматривают соглашения по 116 секторам услуг (из 155 секторов, предусмотренных классификацией ВТО). Однако, в подавляющим большинстве случаев обязательства не предусматривают каких-либо изменений в действующей системе регулирования. Основным исключением из этого правила является сектор страхования, в котором общая квота иностранного участия должна быть повышена с 25% до 50%. Через 9 лет после присоединения к ВТО формально разрешается работа в России «прямых» филиалов иностранных страховых компаний – однако, ограничения, предусмотренные российскими обязательствами, позволяют сформировать для филиалов условия доступа и деятельности на российском рынке, идентичные условиям учреждения и деятельности юридических лиц, что в значительной степени лишает эти филиалы конкурентных преимуществ по сравнению с российскими компаниями.

В ряде секторов обязательства предусматривают возможность введения более жестких мер по сравнению с существующим режимом. Так, например, Россия сможет при необходимости ввести государственную монополию на оптовую торговлю алкоголем.

Таким образом, сектор услуг стран ТС данные соглашения практически не затрагивают, учитывая тот факт, что нормативная база ТС формировалась относительно недавно и согласовывалась с предварительными условиями переговорного процесса с ВТО.

Сектор лицензирования импорта остается без изменений (за исключением перехода к автоматическому лицензированию импорта алкоголя).

По вопросам субсидирования промышленных предприятий Россия подписала традиционное соглашение, запрещающее «красные субсидии», вопросы «желтых субсидий» (например, при субсидировании закупок техники, которая должна быть только отечественной или использования отечественных компонентов в производстве) в России имеет точечный характер, для стран ТС они требуют корреляции. Важным моментом является тот, факт, что системные меры поддержки, осуществляемые, в том числе, в рамках Федеральных целевых программ правилам ВТО не противоречат и Россия сможет их осуществлять без ограничения объема субсидирования. Это же правило распространяется на национальные программы поддержки промышленности, дорожные карты развития и модернизации экономики Казахстана, что крайне важно для республики.

Предоставленный России беспрецедентный переходный период по вопросам промышленной сборки, дает возможность российской стороне завершить основные инвестиционные проекты до 2018 года. Это же соглашение дает основание Казахстану вести подобные проекты, но самое важное создают для него прецедент выторговывания для себя подобных условий при вступлении в ВТО, Беларусь же может получить свою долю инвестиций исходя из действующих российско-казахстанских программ и двусторонних программ по совместным инновационным проектам.

В области защиты прав интеллектуальной собственности принятие норм и правил ВТО позволят усовершенствовать законодательство стран ТС в этой области.

Условия соглашений по вопросам ценообразования (цена должна компенсировать затраты и обеспечивать доходы по экспорту этих ресурсов) сохраняют льготные возможности в вопросах ценообразования на энергоносители для Казахстана и России, т.к. именно экспорт углеводородов обеспечивает финансовую устойчивость указанным странам. Сохраняется свобода ценообразования природного газа, но подписаны обязательства по приведению цен на электроэнергию по внутренним поставкам в России до уровня мировых цен. Казахстан данные обязательства не затрагивают, т.к. цены на электроэнергию там достаточно высоки, а вот для Беларуси этот процесс будет достаточно болезненным.

Обязательства России в области стандартизации направлены на обеспечение соответствия системы санитарного, ветеринарного и фитосанитарного регулирования, а также соответствия технического регулирования правилам ВТО. Что может способствовать росту конкурентоспособности продукции производимой национальными производителями стран ТС. При этом Россия сохранит право применять более жесткие требования по сравнению с указанными международными стандартами, если того требует уровень защиты, установленный в Российской Федерации.

Таким образом, главное опасение, что резкое снижение таможенных пошлин, изменение условий ведения внешней торговли, таможенных процедур приведет к тотальному захвату внутреннего рынка ТС продукцией стран-участниц ВТО, не оправдано. Так как размер пошлины не является определяющим в этом процессе. Для решения этой проблемы необходимы меры не по бесконечной защите национального производителя, за счет создания для него тепличных условий отсутствия лобовой конкуренции с продукцией развитых стран в виде высоких торговых барьеров, а меры по стимулированию развития конкурентоспособности национальной продукции. К сожалению, опасения в этом смысле оправданы, и здесь трудно не согласиться с мнениями многих авторитетных экспертов, о том, что вступление в ВТО России в некоторой степени поставит под угрозу темпы развития ТС, но говорить о полном исключении возможностей использования эффектов региональной интеграции в рамках ТС не оправдано даже с учетом тех потерь, которые предвидят некоторые аналитики. Так по данным журнала Эксперт «максимальная теоретически возможная выгода отечественных предприятий от присоединения России к ВТО равна 23 млрд. долларов в год», при этом Россия «отдаст часть своего рынка, эквивалентную примерно 90 млрд. долларов в год». Убытки почти в 70 млрд. долларов – это цена низкой конкурентоспособности отечественной продукции. Она существенна, однако именно ее величина ставит Россию перед дилеммой выбора стратегии экономического развития. Альтернатив не много. Первая, которой придерживаются противники вступления в ВТО, это сохранение высоких входных таможенных барьеров на внутренний рынок, ограждение национальных производителей от прямой конкуренции и постепенное эволюционное развития собственных производителей, что может помочь при определенной государственной поддержке сформировать более высокий конкурентный уровень в перспективе. Данный вариант опасен тем, что именно тепличные условия повергают крупных производителей в «спячку», замораживания технологий, и как следствие снижения качества и ценовой конкурентоспособности своей продукции, пользуясь ненасыщенностью внутреннего рынка, низким уровнем конкуренции на нем, возможностями роста цен за счет поддержки государством стабильного платежеспособного спроса потребителей. Вполне комфортно, но подобная экстенсификация деятельности приводит к безнадежному отставанию от конкурентных технологий, и практически, перекрывает доступ к мировым рынкам. Имена эта стратегия до сих пор «успешно» применяется в России. Она допустима при большом запасе финансовой прочности государства. В случае с Россией финансовые запасы и ресурсы постоянного субсидирования промышленности обеспечиваются ценами на энергоносители. Однако данный источник нельзя отнести к неиссякаемым, да и мировые цены на энергоносители имеют свойство колебаться, причем, не всегда, в сторону увеличения. Следовательно, данную стратегию можно отнести к высокозатратным, высокорискованным и низкоэффективным технологиями организации национальной экономики, она может считаться оправданной в случае ограниченности собственной сырьевой базой, финансовых ресурсов, либо в период перехода от одной экономической формации к другой. Что касается России – то переходный период длинной в двадцать лет очевидно достаточен, настало время решать вопрос конкурентоспособности национальной экономики.

Вторая стратегия – очевидна, это переход к технологии интенсификации собственной экономики, особенно промышленности, в части производства высокотехнологической продукции посредством инноваций, модернизации и масштабной реконструкции всей системы национальной экономики. Рецепт общеизвестный и давно набил оскомину. Последние пять лет только эти опции, и тиражируются на всех уровнях управления. Однако существенных сдвигов не наблюдаются, и вряд ли возникнут, так как рыночная экономика не может стимулировать экономический рост в условиях отсутствия конкуренции, которая априори невозможна при высоких торговых барьерах, жестком администрировании и бюрократизированности экономической системы. Доказательством может служить тот факт, что сразу после начала функционирования ТС начался массовый отток российских предприятий и фирм в Казахстан, где более либеральное налоговое законодательство и менее жесткая система администрирования.

Следовательно, России, а вместе с ней и всем членам ТС, необходимо решить принципиальный вопрос выбора стратегии экономического развития: либо либерализация, либо консервация своих национальных экономических систем. При этом хотелось бы отметить для оголтелых противников и сторонников различных стратегий развития, что и либерализации, и консервация, имеют разную степень, глубину и формы. В этой связи, возможно именно членство в РФ в ВТО может стать тем катализатором экономической модернизации, которая в сочетании со сдерживающими инструментами ТС позволит создать мультистратегию взвешенной либерализации, стимулирующую развитие конкурентоспособности экономической системы России и стран ТС.

Вопрос о целесообразности членства России в ВТО и негативных последствий этого шага для ТС становится запоздалым, приоритетом сегодня должен быть вопрос выработки такой стратегии экономического развития и нормативного обеспечения, которая бы позволила странам ТС максимально адаптироваться к новым условиям, извлекая выгоду из достаточно комфортных условий вхождения России в ВТО и минимизируя потери в процессе формирования и развития конкурентоспособности отечественных производителей.



[1] Со дня присоединения любой из Сторон к ВТО положения Соглашения становятся частью правовой системы ТС. Первая присоединившаяся Сторона должна информировать остальные Стороны и координировать с ними действия по принятию обязательств, являющихся условиями ее присоединения. При последующем присоединении к ВТО другой Стороны ее обязательства также становятся частью правовой системы ТС. Действия по принятию обязательств должны быть согласованы с остальными членами ТС.
С момента присоединения Стороны к ВТО ставки Единого таможенного тарифа ТС не могут превышать ставки импортного тарифа, предусмотренные Перечнем уступок и обязательств по доступу на рынок товаров. Исключения из этого правила предусмотрены Соглашением.
Каждая вновь присоединившаяся к ВТО Сторона должна стремиться к формированию такого объема обязательств, который максимально бы соответствовал обязательствам страны ТС, первой вступившей в ВТО. Принципиальные отклонения от таких обязательств Стороны должны обсуждать и согласовывать.

Страна ТС, которая не является членом ВТО, имеет право отступить от норм Соглашения. Однако сделать это можно только в части, в которой правовая система ТС и решения его органов требуют корректировки, и (или) если соответствующие правоотношения автономно регулируются в рамках правовой системы этой страны. Об отступлениях должна быть уведомлена Комиссия ТС, которая обязана публиковать соответствующие извещения. После присоединения такой Стороны к ВТО любое указанное отступление будет разрешено, только если оно прямо предусмотрено условиями присоединения такой Стороны к ВТО.
Кроме того, Договор предусматривает, что стороны должны будут принять меры по приведению правовой системы ТС в соответствие с Соглашением. До этого момента положения Соглашения (включая обязательства Сторон, взятые при присоединении к ВТО) будут иметь приоритет над международными договорами ТС и решениями его органов.
Права и обязательства Сторон, вытекающие из Соглашения, не могут быть отменены ни по решению органов ТС (включая суд ЕврАзЭС), ни международным договором, заключенным Сторонами. Если правовые нормы ТС более либеральны по сравнению с Соглашением и не противоречат ему, то Стороны могут применять такие нормы. Заключая в рамках ТС международные договора, принимая и применяя акты ТС, Стороны должны обеспечить их соответствие Соглашению.

Источники: Законопроект N 594831-5 "О ратификации Договора о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы";
Договор о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы от 19.05.2011.

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2020 Институт стран СНГ.