Материк

Информационно-аналитический портал постсоветского пространства

Поиск
Авторизация
  • Логин
  • Пароль
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Улучшим закон о гражданстве!

Улучшим закон о гражданстве!  далее »
20.11.2017
13:34:52
О гармонизации этноконфессиональных отношений в Федеральном агентстве по делам национальностей России далее »
17.11.2017
15:20:54
Атамбаев прибыл в РФ с последним визитом в качестве президента Кыргызстана далее »
15:03:56
Лукашенко ратифицировал договор о Таможенном кодексе ЕАЭС далее »
14:58:40
МИД: РФ будет стремиться к введению безвизового режима с Грузией далее »
12:31:57
Чиновники будут поддерживать межконфессиональный диалог далее »
16.11.2017
15:50:00
Президент Киргизии расторг соглашение с Казахстаном о помощи в рамках ЕАЭС далее »
15:34:36
К 2040 году Кыргызстан должен стать парламентской страной далее »
13:16:25
СБУ подтвердила готовность к обмену пленными в Донбассе далее »
13:00:20
Парламентарии Молдавии одобрили изменение государственного языка с молдавского на румынский далее »
11:48:36
Глава ЛНР подтвердил готовность к обмену пленными далее »

Сегодня Утром выпуск 160 далее »

Вместе нам не сойтись? Право голоса далее »

Госдума одобрила продление срока возврата кредита Абхазией на шесть лет далее »

После разгрома. Террористы бегут на север далее »

США: голос России. Время покажет. Выпуск от 09.11.2017 далее »

Россия и США: время договариваться? Время покажет. Выпуск от 08.11.2017 далее »

Украина разрывает отношения? Время покажет. Выпуск от 08.11.2017 далее »

Рубрика / Безопасность

Кризисные события в мусульманском мире как вызов экспертному сообществу


01.12.2011 17:22:56

Ильдар Фаатович Сафаргалеев

Заведующий отделом исламских исследований Института стран СНГ.
перейти на страницу автора

Тезисы выступления  на научно-практическом семинаре "Актуальные проблемы организации и проведения фундаментальных и прикладных исследований в области политических наук" в Нижегородском государственном университете им. Н.И.Лобачевского (16 ноября 2011 года)


Никто в России ни в остальном мире среди ученых востоковедов, занимавшихся десятилетиями Ближним и Средним Востоком, не смогли предсказать бурные события, произошедшие недавно и не менее драматично идущие в настоящий момент в этом стратегически важном для судеб всего человечества регионе. Для всех без исключения это было полной неожиданностью. Безусловно указанные кризисные события в мусульманском мире являются вызовом экспертному сообществу и, на мой взгляд, говорят о необходимости пересмотра подходов при проведении как фундаментальных, так и практических исследований.

Это подтверждают до сих пор идущие споры о том, что же послужило основной причиной "арабской весны". При этом высказываются самые различные точки зрения. Одни, одержимые конспиралогическими теориями, видят в этих событиях исключительно «руку» Вашингтона либо Тегерана, использующих «успешно» оправдавшие себя технологии «цветных революций», другие списывают все на «нереализованность» огромной массы образованной молодежи в арабских странах, которая в условиях глобализации была больше не в состоянии выносить авторитарность и коррумпированность правящих режимов. Некоторые винят во всем фейсбук с твиттером, которые позволили сорганизоваться людям в огромные протестные массы и эффективно и успешно противостоять репрессивному аппарату диктаторов.

Все эти причины, а также со многими другими вкупе, безусловно имели место в той или иной степени быть. Но они ли являлись основными глубинными посылами т. н. «арабского бунта»?

На мой взгляд, для того чтобы ответить на этот вопрос нужно прежде всего попытаться абстрагироваться от привычного образа мыслей европейца и, грубо говоря, «влезть в шкуру» рядового «среднестатистического» араба. А затем попытаться оценить, что он собой представляет в плане своего мировоззрения, а не с точки зрения «материальной» составляющей (как известно во многих странах, где сейчас неспокойно уровень жизни достаточно высок)? И в этом случае, какую бы «неспокойную» арабскую страну мы не взяли, на первое место выдвигается т. н. «исламский фактор».

Арабы мировоззренчески самоидентифицирют себя, прежде всего, как мусульмане. При этом, следует отметить, что они в отличие от многих других (не буду приводить примеры, чтобы ненароком не «принизить» какую-либо нацию), являются сильно приверженными устоям мусульманской религии. И это выражается не только и не столько в следовании ими столпам и обрядам своей религии, а прежде всего в мировосприятии. В силу сильной «исламской традиции» в арабских государствах большинство их населения от рядового гражданина до представителей элиты прекрасно осведомлены в религиозных вопросах и имеют четкое представление о том, что с точки зрения ислама приемлемо, а что является грубым нарушением его основ. И если подойти к событиям на Востоке с этого, на мой взгляд, основополагающего посыла, то многое в них перестает удивлять.

Взять к примеру такое арабское государство как Тунис, с которого все и началось. Да, были и экономические и социальные предпосылки для «взрыва» недовольства населения: безработица среди образованной молодежи, коррумпированность правящего клана президента Бен Али и т. д. В то же время, экспертами мало уделяется внимания тому обстоятельству, что туниские власти в своей безудержной политике секуляризации в угоду Западу покусились на базовые исламские ценности. Так, подвергались преследованию, в том числе уголовному, граждане этой страны, регулярно исполняющие обязательные предписания мусульманской религии. Это не могло не вызвать внутреннего протеста, пусть и не афишируемого, во всем тунисском обществе. И именно этот протест, по моему мнению, привел к массовой поддержке выступлений под лозунгами отставки президента Бена Али. В соответствии с установлениями Корана и Сунны, правоверные обязаны быть терпеливыми к власти правителя-мусульманина и с достоинством и смирением переносить все тяготы и невзгоды, уповая на волю Создателя. Но если президент мусульманской страны своим волевым решением запрещает следование основополагающим исламским канонам, то он в соответствии с исламским вероучением автоматически становится «неверным» и граждане не только могут, но и обязаны его свергнуть. И это осознание в умах большинства населения Туниса, а также других государств, таких как последовавший за ним Египет, присутствовало на протяжении десятилетий и в один удобный момент выплеснулось наружу.

Не все так просто и при рассмотрении причин, приведших к волнениям в Ливии. Если рассматривать действия лидера ливийской революции Муамара Каддафи с точки зрения соответствия религиозному закону мусульман Шариата, то также возникает немало обоснованных вопросов. Всем известна так называемая «Зеленая книга» этого политика, претендующая на роль путеводителя человечества по «третьему» пути цивилизационного развития. Но для любого «нормального» самого простого мусульманина, даже не обязательно религиозного ученого, абсолютно ясно, что основным «исламским путеводителем» может быть только Священный Коран и ничего больше. А что говорить об «обоснованных» запретах Муамором Каддафи полигамии в стране, где фактически все осведомлены о ее дозволенности с точки зрения Шариата, о чем нет сомнения в положениях всех мусульманских богословских школ. Примеры такого рода несоответствий исламским нормам действий этого харизматического правителя можно продолжать и дальше. Вкупе они на протяжении десятилетий его правления формировали в сознании части населения Ливии посыл о «нелегитимности» его «народной» деспотической власти и создавали предпосылки для возникновения протестных акций.

А теперь хотелось бы что называется «по горячим следам» перейти к постсоветскому пространству где, на мой взгляд, между развитием ситуации в некоторых странах Центральной Азии и событиями на арабском Востоке можно провести прямые параллели. В частности, аналогичные ближне- и средневосточным подспудные внутренние предпосылки для возникновения протестной напряженности и «революций» имеются во всех государствах ЦАР. В частности, в наличии, помимо всех прочих, постоянно озвучиваемых всеми экспертами, в ряде центрально-азиатских стран такая же высокая как и в «Арабстане» религиозность населения и явные перегибы в политике властей по отношению к верующим. По моему мнению, совсем недавно с принятием небезизвестного Закона о религии, в перспективе, в такую же "группу риска" попал и Казахстан.

Пока, как это не пародоксально, в этом плане более благополучна Киргизия, несмотря на постоянные всплески нестабильности. В то же время, невысокая религиозность основной массы киргизов не является долговременной панацеей от возникновения «бунта». На мой взгляд, исламский фактор в Киргизии неявно, но на подсознательном уровне основного этноса также может сыграть немаловажную роль и выразиться как и в предыдущем случае, связанном со свержением власти президента К.Бакиева, в сильном неприятии несправедливости со стороны коррумпированных и к тому же абсолютно «безбожных» властей (в частности, не для кого в Киргизии не секрет, и об этом публично заявила сама Роза Отумбаева, что она по вероисповеданию агоностик (т.е. атеист).

Вышеобозначенные моменты наводят на мысль о том, почему политологическая наука оказалась бессильной не только предсказать бурные события в мире, но и не может прийти к консенсусу относительно их основной причины. На мой взгляд это связано с ее оторванностью от практики, которая происходит в результате того, что экспертные оценки и прогнозы даются людьми большей частью европейцами-немусульманами, людьми светскими, которые несмотря на их неангажированность все же далеки и не способны оценить суммарный вектор настроений мусульманских этносов, населяющих не только Большой Ближний Восток, но и другие исламские "анклавы", в т.ч. и постсоветские.

Для того чтобы избежать искаженного представления и быть способным правильно оценить и предсказать ход событий в исламском мире, на мой взгляд необходимо шире привлекать в экспертное сообщество не просто этнических мусульман, которые могут быть также как и европейцы очень далеки от реальных трендов в сознании большинства населения того или иного исламского региона, а именно практикующих мусульман, в том числе т.н. алимов, ученых, а также мусульманских формальных и особенно неформальных лидеров.

В настоящее время не только в постсоветских государствах, но и во всем мире сложилась ситуация, когда этот пласт специалистов, знающих ислам не понаслышке а изнутри, напрочь вычеркнут из экспертного сообщества под предлогом его якобы "ангажированности", а соответственно и необъективности в подходах и оценках.

Данный, по моему мнению, ошибочный подход требует корректировки и этот посыл следует планомерно и целеноправленно доводить до широких слоев общественностии и в особенности до власть придержащих.

Духовные управления мусульман постсоветских государств, в том числе и российские, которые обладают солидным интеллектуальным потенциалом (среди мусульманского духовентства немало "остепененных" представителей), на мой взгляд могли бы активнее взаимодействовать и использовать политологические центры, к числу которых я могу нескромно присовокупить и Институт стран СНГ, в качестве площадок для доведения своих объективных оценок в отношении событий в мировой мусульманской умме.

Исходя из изложенного, полагаю, что назрела необходимость создания Ассоциации мусульманских экспертов (по аналогии с уже активно действующей Ассоциацией православных экспертов), которая могла бы стать тем самым "рупором", с целью большей объективности дополняющим экспертные оценки "светских" политологов по многим животрепещущим проблемам современности.

Благодарю за внимание.

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Вы сможете оставить сообщение, если авторизуетесь.

Другие материалы по теме

В Ташкенте страны Центральной Азии обсудят вопросы водного партнерства

В Ташкенте пройдет конференция в честь 25-летия со дня основания Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии. 

Средняя Азия: трудный выбор новой российской политики

России предстоит выработать новую политику в отношении стран региона. 

Миротворец Мирзиеев

Миротворец Мирзиеев 

Чем дольше будут конкурировать Бишкек и Астана, тем сложнее балансировать Москве

Чем дольше будут конкурировать Бишкек и Астана, тем сложнее балансировать Москве 

Грозин: Ташкент не делает ставку на конкретных персоналий в Бишкеке

Ташкент в отношениях с Бишкеком занял прагматичную позицию и стремится развивать двустороннее сотрудничество, связывая себя со страной, а не с отдельными представителями политической элиты, считает заведующий отделом Центральной Азии Института стран СНГ Андрей Грозин 

Атамбаев разругался с Назарбаевым

России придется мирить своих союзников в Центральной Азии 

«Экстремисты могут воспользоваться проседанием политических систем»

У центральноазиатских государств нет понимания нависшей экстремисткой угрозы» … 

Киргизия ратифицировала закон о границе с Узбекистаном

Владимир Жарихин: водные ресурсы - главная проблема взаимоотношений между странами ЦА

Основной проблемой во взаимоотношениях между странами Центральной Азии является вопрос водных ресурсов, считает заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин 

Притяжение Ташкента: зачем Мирзиёев ездит по странам ЦА

Притяжение Ташкента: зачем Мирзиёев ездит по странам ЦА

Материалы партнеров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Copyright ©1996-2017 Институт стран СНГ.